Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 28 iюля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 21.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Д

Прот. Григорій Дьяченко († 1903 г.)

Дьяченко Григорій Михайловичъ, протоіерей, духовный писатель, магистръ богословія. Сынъ діакона вит. губ. (род. въ 1850 г.), по окончаніи курса въ моск. дух. академіи (1877 г.), пройдя нѣсколько разныхъ должностей, принялъ свящ. санъ въ 1885 г., за сочиненіе «О приготовленіи рода человѣческаго къ принятію христіанства» получилъ степень магистра, въ 1899 г. возведенъ въ санъ протоіерея и назначенъ настоятелемъ церкви св. мученика Трифона въ Москвѣ. Протоіерей Д. въ русской богословской литературѣ извѣстенъ весьма многими трудами, преимущественно назидательнаго и проповѣдническаго характера. Кромѣ вышеупомянутой магистерской диссертаціи, перу его принадлежатъ многочисленныя статьи, помѣщенныя въ разныхъ періодическихъ изданіяхъ, и отдѣльные труды, какъ «Доброе слово», книга для классн. чтенія, выдерж. до 8 изд.; «Слова, поученія, бесѣды и рѣчи пастыря церкви на разные случаи», 550 поуч. (1898 г.): «Полный церковно-славянскій словарь», со внес. въ него важнѣйш. др.-русск. словъ и выраженій, всего до 30.000 словъ (1899); «Полный годичный кругъ краткихъ поученій, составленныхъ на каждый день года», 2 т., изд. 3-е 1901 г. и мн. др. далѣе>>

Поученія

Прот. Григорій Дьяченко († 1903 г.)
Полный годичный кругъ краткихъ поученій, составленныхъ на каждый день года.

Мѣсяцъ сентябрь.
Одиннадцатый день.

Поуч. 2-ое. Препод. Ѳеодора.

(Къ распутному и нетрезвому христіанину).

II. Только тѣло его тужить будетъ въ немъ, и душа его будетъ плакать о немъ (Іов. 14, 12). Этими словами древней книги священной хочу я начать съ тобою бесѣду мою, возлюбленный мой братъ, впавшій въ грѣхъ распутства. Не смотрн на меня такъ непріязненно, такъ подозрительно. Зачѣмъ этотъ взглядъ недовольный? «Что увлекаетъ тебя сердце твое, и что подъемлются очи твои? « (Іов. 15, 12). Не врага, не судью, не грознаго обличителя ты видишь предъ собою; нѣтъ, предъ тобою стоитъ тотъ, кого любилъ ты когда-то слушать, къ кому ласкался ты когда-то со всею дѣтскою довѣрчивостью души твоей. Не говори въ сердцѣ своемъ: «знаю: начинается проповѣдь; будутъ предлагать совѣты и наставленія, предписывать разныя скучныя правила, устрашать угрозами»... Что мнѣ осталось совѣтовать тебѣ, чего бы ты ранѣе не слыхалъ? Что проповѣдывать, чего бы ты уже не зналъ? Что мнѣ угрожать?... Послушай, о, послушай меня: я буду говорить съ тобою такъ, какъ говорилъ бы ты самъ съ собою, если бы хотя на одну минуту захотѣлъ ты войти въ себя. Тѣло твое тужитъ о тебѣ, и душа твоя плачетъ по тебѣ. Что ты былъ прежде? Что ты есть теперь? И что станется съ тобою?

а) Тѣло твое тужитъ въ тебѣ, и душа твоя плачетъ о тебѣ: ты совсѣмъ не тотъ нынѣ, что былъ прежде. Другъ мой! Ты жилъ не такъ еще много, чтобы совершенно забыть свое счастливое прошедшее; ты жилъ не такъ уже и мало, чтобы, съ грустью воспоминая свое прошедшее, съ чувствомъ утраченнаго спокойствія не обратиться къ блаженнымъ днямъ невиннаго дѣтства твоего. Обратись же, умоляю тебя, и душа твоя молитъ тебя объ этомъ!... Вспомни: вѣдь тогда, въ эти дни блаженства твоего, тѣло твое не тужило въ тебѣ! Оно было свѣжо и здорово, какъ прекрасный цвѣтокъ отъ благороднаго сѣмени; его питала и украшала рука доброй матери твоей; его берегла и согрѣвала любовь и ласковая грудь отца твоего. Чело твое было чисто и ясно; на немъ не видно было ни единой чуждой черты; а теперь какъ непріятно поражаютъ эти черты на лицѣ твоемъ, выражая надменность духа твоего! Твои глаза были добры и мирны; самые волосы твои не были такъ жестки и упрямы, какъ нынѣ... Помнитъ ли это тѣло твое? Ахъ, помнитъ, конечно, помнитъ, что оно было легко и спокойно, какъ бываетъ спокойна, совѣсть у добраго человѣка! Оно тогда не тужило, потому что было въ согласіи съ тобою и съ твоею душою.

И душа твоя тогда не плакала о тебѣ. Чья душа лучше твоей могла радовать сердце твоихъ родителей, кровныхъ и друзей твоихъ? Сколько прекрасныхъ надеждъ подавали счастливыя способности твои! Какъ быстро и правильно развивалисъ они! Смотря на то, какъ равномѣрно и согласно раскрываются и дѣйствуютъ духовныя силы твои, я думалъ и говорилъ о тебѣ: «душа его стройна, какъ псалтирь Давидова». Помнитъ ли душа твоя тотъ священный восторгъ, съ которымъ ты внималъ наставленіямъ друзей твоихъ? Помнитъ ли то неизъяснимое наслажденіе, которое находилъ ты въ святой вѣрѣ отцевъ твоихъ? Помнишь ли ты тѣ блаженныя минуты, которыя посвящалъ на прилежное чтеніе умныхъ и благочестивыхъ книгъ? И куда все это дѣлось?...

Поистинѣ, мой другъ, пришелъ діаволъ, самъ діаволъ пришелъ и похитилъ тебя у насъ, унесъ тебя изъ рая твоей невинности и блаженства.

б) Что такое ты теперь? Не стану изображать той бездны, въ которую низринулся ты, какъ духъ отверженный; но ты не запретишь мнѣ сѣтовать о тебѣ вмѣстѣ съ твоимъ тѣломъ и душею. Тѣло твое тужитъ, и душа твоя плачетъ о тебѣ. Тѣло твое тужитъ: ты предалъ его тлѣнію похотей прелестныхъ; не смотря на мнимое здоровье твое, тонкое обоняніе благочестиваго человѣка уже слышитъ, уже чувствуетъ запахъ грѣховнаго гніенія отъ плоти твоей. Надменно, но вмѣстѣ и мрачно чело твое. Тоскливы очи твои, не смотря на буйный смѣхъ твой... Съ какимъ ужасомъ смотрю я теперь на эти, когда-то добрыя, кроткія очи, и вижу въ нихъ сѣрый цвѣтъ, мутное движеніе, тусклый пламень страстей!... Когда ты идешь, твои шаги подобны бѣгству отчаяннаго, который скорѣе спѣшитъ броситься въ пропасть. Когда говоришь, твой голосъ, прежде такой мягкій, льющійся, похожъ теперь на хриплый голосъ узника, едва слышный изъ-за стѣнъ темницы. Когда спишь ты, упоенный пьянствомъ буйныхъ страстей своихъ, твое дыханіе, невѣдомо для тебя самого, превращается въ болѣзненный стонъ страждущаго. Что все это значитъ, какъ не стоны тѣла твоего въ тебѣ? Да, это оно тужитъ, оно жалуется, хотя ты и не слышишь, не чувствуешь этихъ стоновъ, этихъ жалобъ его. А что мнѣ сказать о томъ плачѣ, которымъ душа твоя плачетъ о тебѣ? Отнята отъ сей возлюбленной дщери возлюбленнаго Сіона вся красота ея (Пл. Іер. 1, 6). Потемнѣлъ чернѣе сажи боголѣпный видъ ея такъ, что и не узнаешь ее (4, 8). Уморилъ ты жизнь ея въ ровѣ страстей твоихъ (3, 53). Разорилъ ты все, чѣмъ она украшалась (2, 2). Плачемъ плачется она въ нощи и слезы на ланитахъ ея (1, 10). О, зачѣмъ ты внесъ чужой огонь въ сіе святилище Божіе?! Зачѣмъ поставилъ мерзость запустѣнія на святомъ мѣстѣ? Зачѣмъ превратилъ храмъ Господень въ капище идольское, и наполнилъ его истуканами разврата и пьянства? Доселѣ — какую отраду нашелъ ты въ страшномъ мятежѣ неистовыхъ похотѣній своихъ, который добровольно воздвигъ ты въ душѣ и сердцѣ своемъ? О, не обманывай себя, не старайся утаить отъ себя тѣ мученія, которыми, среди буйныхъ твоихъ радостей, мучится духъ твой! Ты глубоко чувствуешь, и душа твоя вѣдаетъ, что твое мрачное настоящее такъ же не походитъ на твое блаженное прошедшее, какъ жизнь падшаго духа не походитъ на жизнь ангела Божія...

в) Каково будетъ твое будущее? Ты не хочешь теперь устремить взора своего въ мрачную даль грядущихъ дней: но, повѣрь мнѣ, тѣло твое тужить будетъ, и душа твоя будетъ плакать о тебѣ. Не стану угрожать тебѣ праведнымъ судомъ Божіимъ; тебя осудитъ и уже осуждаетъ собственная совѣсть твоя. Не буду говорить объ ужасахъ ада, который ожидаетъ всѣхъ нераскаянныхъ грѣшниковъ: онъ скоро откроется въ душѣ и тѣлѣ твоемъ. Но — «я тебѣ скажу, послушай меня, и то, что видѣлъ я, разскажу тебѣ, — что умные пересказывали и не скрыли, получивъ отъ отцевъ своихъ « (Іов. 15, 17. 18). Ты уже испыталъ гибельныя наслажденія нетрезвой и распутной жизни, ты предалъ имъ на посмѣяніе душу и тѣло свое: но ты еще не знаешь тѣхъ грозныхъ силъ, которыя таятся въ душѣ и тѣлѣ твоемъ, и которыми душа и тѣло твое будутъ, въ день оный темный и страшный, мстить тебѣ за свое посрамленіе; ты не вѣдаешь еще страшной тайны беззаконія, которая уже дѣется въ костяхъ тѣла твоего и въ помыслахъ души твоей. Тѣло твое, по-видимому, здорово и тучнѣетъ, но крѣпость его истощается; самый развратъ и пьянство утончитъ его, дабы ты, сквозь тонкость его, яснѣе видѣлъ и ощущалъ всѣ ужасы беззаконія внутри себя. Ужели ты не замѣчаешь, что грѣхи твои обращаются въ привычку, входятъ въ плоть и въ кровь твою, заражаютъ душу и тѣло твое такъ, что въ тебѣ какъ бы живетъ другое какое-то злое существо, которое настойчиво, неотвязно требуетъ себѣ обычной пищи — привычныхъ грѣховныхъ наслажденій? Ужели не чувствуешь, какъ это злое существо насильственно влечетъ тебя къ этимъ наслажденіямъ, хотя бы ты и не хотѣлъ ихъ? Но, повѣрь мнѣ, другъ мой: если ты во время не остановишься, не вступишь въ борьбу съ этимъ злымъ навыкомъ, то скоро наступитъ время, когда ты уже не сможешь съ нимъ справиться: и плакать будешь, а все будешь грѣшить!... Тайные пороки, которыми теперь наполняются кости твои, прирастутъ къ симъ самымъ костямъ, и съ ними лягутъ въ землю (Іов. 20,11). Никакая сила не въ состояніи будетъ разорвать страшную связь между порокомъ и костями твоими. Зло, которое теперь сладко въ устахъ твоихъ, какъ медъ, превратится въ желчь аспидовъ во чревѣ твоемъ, и твои нервы будутъ сосать въ себя ядъ аспидовъ (12 16). Ты увидишь, и ты ни на одну минуту не будешь въ состояніи не видѣть, какъ беззаконія твои ходятъ вслѣдъ за тобою, идутъ впереди тебя, издѣваются надъ тобою днемъ, устрашаютъ тебя ночью. Тогда, о, тогда, мой другъ, небеса откроютъ нечестіе твое, и земля востанетъ на тебя! (Іов. 20, 27).

Не питай, возлюбленный мой братъ, въ сердцѣ своемъ злого помысла, будто я говорю тебѣ только для того, чтобы устрашить тебя мнимыми грядущими бѣдствіями. Для чего мнѣ устрашать тебя тѣмъ, что бываетъ дѣйствительно, и что будетъ съ тобою неизбѣжно, если ты не останешь отъ путей нечестія твоего? Горе тебѣ, сынъ нетрезвый, сынъ распутный, легкомысленно старающійся превратить истину во лжу, горе тебѣ, если ты слышалъ слова мои теперь и не хочешь послушать ихъ! Они увеличатъ осужденіе твое и умножатъ муки твои, потому что ты зналъ ихъ и не хотѣлъ послушать. Я знаю, какъ глубоко палъ ты; не слова, а только бѣдствія, только муки души и тѣла твоего могутъ спасти тебя отъ конечной погибели!...

III. Господи! прежде даже не погибнемъ, спаси насъ, спаси всѣхъ, обуреваемыхъ нечистыми страстями! Удержи насъ отъ нетрезвой и нецѣломудренной жизни! Спаси насъ Твоею всесильною благодатію! Спаси насъ, хощемъ или не хощемъ мы своего спасенія! (Сост. свящ. Г. Д—ко съ допол. по «Воскр. чт.» за 1840 г.).

Источникъ: Полный годичный кругъ краткихъ поученій, составленныхъ на каждый день года примѣнительно къ житіямъ святыхъ, праздникамъ и др. священ. событіямъ, воспоминаемымъ Церковію, и приспособленныхъ къ живому проповѣдническому слову (импровизаціи). Составилъ по лучшимъ проповѣдническимъ образцамъ Священникъ Григорій Дьяченко. Въ двухъ томахъ: Томъ второй. Второе полугодіе. (375 поученій). — Второе пересмотрѣнное и значительно дополненное изданіе. — М.: Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1897. — С. 272-274.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0