Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 19 ноября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 16.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Д

Прот. Григорій Дьяченко († 1903 г.)

Дьяченко Григорій Михайловичъ, протоіерей, духовный писатель, магистръ богословія. Сынъ діакона вит. губ. (род. въ 1850 г.), по окончаніи курса въ моск. дух. академіи (1877 г.), пройдя нѣсколько разныхъ должностей, принялъ свящ. санъ въ 1885 г., за сочиненіе «О приготовленіи рода человѣческаго къ принятію христіанства» получилъ степень магистра, въ 1899 г. возведенъ въ санъ протоіерея и назначенъ настоятелемъ церкви св. мученика Трифона въ Москвѣ. Протоіерей Д. въ русской богословской литературѣ извѣстенъ весьма многими трудами, преимущественно назидательнаго и проповѣдническаго характера. Кромѣ вышеупомянутой магистерской диссертаціи, перу его принадлежатъ многочисленныя статьи, помѣщенныя въ разныхъ періодическихъ изданіяхъ, и отдѣльные труды, какъ «Доброе слово», книга для классн. чтенія, выдерж. до 8 изд.; «Слова, поученія, бесѣды и рѣчи пастыря церкви на разные случаи», 550 поуч. (1898 г.): «Полный церковно-славянскій словарь», со внес. въ него важнѣйш. др.-русск. словъ и выраженій, всего до 30.000 словъ (1899); «Полный годичный кругъ краткихъ поученій, составленныхъ на каждый день года», 2 т., изд. 3-е 1901 г. и мн. др. далѣе>>

Поученія

Прот. Григорій Дьяченко († 1903 г.)
Полный годичный кругъ краткихъ поученій, составленныхъ на каждый день года.

Мѣсяцъ ноябрь.
Двадцать пятый день.

Поуч. 2-ое. Священномученикъ Климентъ, епископъ римскій.

(Не случай, но промыслъ Божій управляетъ жизнью человѣческой).

I. Нынѣ св. церковь творитъ память священномученника Климента, епископа римскаго. Святой Климентъ жилъ въ первомъ вѣкѣ христіанства. Отецъ его — Фавстъ и мать — Матѳидія были язычники и кромѣ Климента имѣли еще старшихъ сыновей Фавстина и Фавстиніана. Сначала это семейство жило въ полномъ мирѣ и счастіи; но затѣмъ злоба одного человѣка все разстроила. Родной братъ Фавста поселился въ его домѣ и сталъ домогаться любви Матѳидіи. Послѣдняя не хотѣла открыть своему мужу безнравственности его брата, чтобы не быть причиной раздора между ними, но рѣшилась удалиться изъ Рима. Она сослалась на будто бы видѣнный ею сонъ, который повелѣвалъ ей уѣхать; Фавстъ, видя неотступное желаніе ея, согласился на отъѣздъ, но съ тѣмъ, чтобы Матѳидія взяла съ собою старшихъ сыновей и ѣхала въ Аѳины, гдѣ сыновья могли бы получить образованіе въ тамошнихъ училищахъ. Богато нагруженный всѣмъ нужнымъ для путешествія корабль увезъ Матѳидію, Фавстина и Фавстиніана. Но послѣ нѣсколькихъ дней плаванія въ морѣ поднялась буря; корабль долго носился по волнамъ и наконецъ разбился о скалу. Матѳидію унесло далеко на обломкахъ корабля и наконецъ она была выброшена на островъ. Тамъ нашли ее жители, подали ей помощь и утѣшали ее, какъ могли; Матѳидія же не радовалась собственному спасенію и горевала о потерянныхъ ею дѣтяхъ. Одна вдова, мужъ которой погибъ во время кораблекрушенія, предложила Матѳидіи жить въ ея домѣ, чтобы вмѣстѣ горевать, работать и кормиться. Матѳидія согласилась на это предложеніе, и обѣ женщины поселились вмѣстѣ. Такъ прожила Матѳидія на островѣ 24 года, скорбя о погибели своихъ дѣтей и оплакивая ихъ. Между тѣмъ Фавстинъ и Фавстиніанъ были живы; они спаслись, какъ и Матѳидія, на обломкахъ корабля. Морскіе разбойники взяли ихъ на свой корабль и продали въ рабство одной женщинѣ по имени Юстѣ. У Юсты не было дѣтей и она была очень рада пріютить мальчиковъ; когда они достаточно подросли, Юста отдала ихъ въ училище. Прійдя въ совершенный возрастъ, Фавстинъ и Фавстиніанъ приняли крещеніе и послѣдовали за апостоломъ Петромъ, проповѣдывавшимъ евангеліе въ той странѣ. Отецъ ихъ оставался въ Римѣ и не зналъ объ участи жены и дѣтей. По прошествіи года со времени отплытія ихъ посылалъ въ Аѳины своихъ рабовъ, чтобы узнать, какъ живутъ уѣхавшіе, но рабы не возвратились. На третій годъ Фавстъ снова послалъ въ Аѳины; посланные возвратились съ извѣстіемъ, что ни о Матѳидіи ни о дѣтяхъ ея ничего не извѣстно въ Аѳинахъ. Фавстъ посылалъ въ другіе города, но также не получалъ никакихъ извѣстій. Наконецъ, обойдя лично всѣ пристани и тщетно распрашивая корабельщиковъ, Фавстъ рѣшился самъ ѣхать въ поиски за своимъ семействомъ, поручивъ Климента надежнымъ воспитателямъ. Онъ побывалъ всюду, гдѣ по его предположенію могли быть Матѳидія и сыновья, но всѣ поиски были напрасны. — Климентъ между тѣмъ воспитывался въ Римѣ и достигъ совершеннаго возраста. Часто приходило ему на умъ, гдѣ отецъ его, гдѣ мать, гдѣ братья; нерѣдко онъ оплакивалъ ихъ, какъ умершихъ. Забавы, развлеченія перестали занимать его; онъ сдѣлался серьезнымъ и сосредоточеннымъ. Въ такихъ обстоятельствахъ познакомился онъ съ однимъ христіаниномъ и узналъ отъ него главныя истины христіанскаго ученія. Тогда Климентъ рѣшился посѣтить мѣста земной жизни Іисуса Христа и отплылъ въ Іудею, оставивъ въ Римѣ домъ и все имѣніе. Поднявшаяся во время плаванія буря принесла корабль къ Александріи, гдѣ въ то время проповѣдывалъ апостолъ Варнава. Климентъ слушалъ нѣкоторое время его ученіе, затѣмъ отправился въ Кесарію, и тамъ принялъ крещеніе отъ апостола Петра, въ числѣ учениковъ котораго увидѣлъ своихъ братьевъ, но не узналъ ихъ, какъ и они его, ибо братья разстались еще въ мдаденчествѣ. Апостолъ Петръ направлялся въ Сирію; за нимъ послѣдовалъ и Климентъ, а Фавстинъ и Фавстиніанъ были посланы туда напередъ. Дорогою апостолъ разспрашивалъ новаго своего ученика о его прежней жизни; Климентъ разсказалъ ему все бывшее съ нимъ и съ его родными, и этотъ разсказъ глубоко тронулъ апостола Петра. На пути корабль, въ которомъ плыли они, присталъ къ тому острову, гдѣ жила мать Климента, Матѳидія. Апостолъ Петръ сошелъ съ корабля; недалеко отъ берега, въ близъ лежащемъ селеніи, онъ увидѣлъ женщину, просившую милостыни, вступилъ съ нею въ бесѣду и изъ разсказа ея узналъ печальную исторію ея жизни; онъ спросилъ имя ея: это была Матѳидія. «Я знаю младшаго сына твоего Климента», сказалъ ей апостолъ; «онъ находится теперь со мною», и повелъ къ кораблю. Климентъ встрѣтивъ мать свою, не узналъ ее: такъ измѣнилась она за время ихъ разлуки. Матѳидія же, вглядѣвшись пристальнѣе въ Климента, вскорѣ узнала въ немъ своего сына, ибо Климентъ имѣлъ большое сходство съ отцомъ своимъ Фавстомъ. Велика была радость матери и сына, такъ неожиданно встрѣтившихся послѣ многихъ лѣтъ разлуки. Матѳидія вошла въ корабль и продолжала путь вмѣстѣ съ апостоломъ Петромъ и Климентомъ. Она спрашивала сына объ отцѣ и узнала, что уже двадцать лѣтъ объ немъ нѣтъ вѣсти. Въ Лаодикіи путники встрѣтили Фавстина и Фавстиніана; послѣдніе спросили Климента, кто сопровождаетъ его. Климентъ отвѣчалъ, что это его мать, найденная имъ на чужой сторонѣ, и затѣмъ разсказалъ по порядку всю судьбу матери, сколько времени онъ не видался съ нею и какъ она вышла изъ Рима съ двумя сыновьями своими. Тогда Фавстинъ и Фавстиніанъ узнали въ немъ родного брата, а въ Матѳидіи — мать свою. Благодаря Бога за спасеніе дѣтей, Матѳидія пожелала стать, какъ и они, христіанкой, и приняла крещеніе отъ апостола Петра. Вскорѣ пришлось и Фавсту увидѣться съ своимъ семействомъ. Въ своихъ странствованіяхъ Фавстъ, уже потерявшій надежду найти жену и дѣтей, дошелъ до Лаодикіи и здѣсь встрѣтилъ апостола Петра. Доведенный до отчаянія Фавстъ потерялъ вѣру въ языческихъ боговъ, которымъ усердно молился все время о возвращеніи ему жены и дѣтей. «Сколько проливалъ я слезъ, молясь богамъ», сказалъ онъ апостолу Петру, разсказавъ исторію своей жизни, «сколько жертвъ принесъ имъ; сколько молитвъ! Но некому внимать моимъ мольбамъ; боги не услышали меня — ибо нѣтъ ихъ». — «Ты потому не услышанъ», возразилъ апостолъ, «что молился богамъ ложнымъ, а не единому истинному Богу, Которому слѣдуетъ поклоняться и молиться. Увѣруй въ Него — и тогда увидишь жену и дѣтей своихъ здравыми и невредимыми». Петръ, узнавшій изъ разсказа Фавста, что онъ — мужъ Матѳидіи, повелъ его туда, гдѣ была она съ дѣтьми. Не смотря на долгую разлуку супруги вскорѣ узнали другъ друга, и отецъ узналъ дѣтей. Всѣ прежнія несчастія были забыты. Фавстъ увѣровалъ въ истиннаго Бога и принялъ крещеніе отъ апостола Петра. Фавстъ и Матѳидія провели остальное время жизни въ Римѣ, жили благочестиво и скончались въ преклонныхъ лѣтахъ. По кончинѣ ихъ дѣти продолжали проповѣданіе слова Божія. Особенно ревностенъ въ дѣлѣ проповѣди былъ Климентъ, неотлучный спутникъ апостола Петра, дѣлившій съ своимъ великимъ учителемъ труды и лишенія. Передъ своею кончиною апостолъ Петръ рукоположилъ Климента въ епископа римскаго. Но уже наступали трудныя времена для христіанства. Язычники стали жаловаться гражданскимъ властямъ, что Климентъ искореняетъ почитаніе боговъ, порицаетъ язычество и не уважаетъ храмовъ боговъ. По повелѣнію императора Траяна Климентъ былъ сосланъ въ Херсонесъ, гдѣ его потопили въ морѣ.

II. Слыша житіе священномученика Климента, возблагоговѣемъ, братіе, предъ непостижимымъ Промысломъ Божіимъ, вначалѣ разъединившимъ все семейство святого, для того, чтобы послѣ возсоединить его и просвѣтить свѣтомъ истинной вѣры.

По истинѣ, братія, благоговѣйное, съ вѣрою и упованіемъ соединенное, помышленіе о Богѣ, премудромъ и всеблагомъ Всепромыслителѣ, и о благотворности Его промышленія для насъ, есть сколько долгъ справедливости въ отношеніи къ Нему, столько же и наша собственная потребность для нашего блага и спокойствія.

а) По лѣности мыслить основательно и глубоко, по привычкѣ судить поверхностно, не рѣдко мы говоримъ, что тому или другому человѣку, въ томъ или другомъ случаѣ, посчастливилось или не посчастливилось. Это слова безъ мысли. Если бы я сказалъ вамъ, что притти нынѣ въ церковь вамъ посчастливилось: вы конечно, сказали бы, что это слово здѣсь не даетъ никакой мысли и неумѣстно; что вы пришли не потому, что посчастливилось, а потому, что употребили волю, силу и движеніе. Точно такъ же и во всякомъ случаѣ то же слово не даетъ никакой истинной мысли, и неумѣстно предъ разсужденіемъ основательнымъ. А между тѣмъ этотъ мысленный идолъ благопріятствующаго или неблагопріятствующаго счастія, многихъ обольщаетъ обманчивыми надеждами затрудняетъ напраснымъ страхомъ; заграждаетъ отъ нихъ Бога Промыслителя, и дѣлаетъ ихъ виновными въ забвеніи Его.

б) Съ другой стороны гордость и самонадѣяніе внушаютъ человѣку мысль: я это сдѣлалъ, или сдѣлаю съ моимъ дарованіемъ, съ моею силою, съ моимъ искусствомъ, съ моими средствами. Человѣкъ хочетъ быть достаточнымъ промыслителемъ самъ для себя. Это значитъ опираться на ломкій тростникъ, строить домъ на рыхломъ основаніи. Нѣтъ спора, что дарованія, искусство, сила, средства много значатъ для важныхъ дѣлъ: но сколько разъ видали, что блестящее дарованіе, какъ ночной блуждающій огонь, угасало въ болотѣ, что сила сокрушалась предъ немощію, что превосходное по-видимому искусство перехитряло или недохитряло, и не достигало успѣха! Фараонъ преслѣдовалъ израильтянъ съ войскомъ, съ конницею, съ военными колесницами, которыя были превосходнымъ орудіемъ военнаго искусства и силы въ древнія времена; израильтяне бѣжали, не находя возможности противоборствовать египтянамъ: и кто же остался побѣдителемъ? Израильтяне. Почему? Потому что Фараонъ думалъ быть промыслителемъ самъ себѣ; а израильтяне преданы были Всепромыслителю Богу.

в) Есть еще воззрѣніе на событія въ мірѣ и между человѣками, которое изобрѣла мудрость, но не Богомудрая, а мудрствующая по стихіямъ міра. Она полагаетъ, что все въ мірѣ, отъ великаго до малаго, съ точностію опредѣлено законами вещей и дѣйствіемъ причинъ, и потому безполезно думать о какихъ-либо чрезвычайныхъ распоряженіяхъ Промысла, которыя только возмутили бы порядокъ и стройное движеніе міра и его частей. О мудрецы машинальные! Вы хотите полную жизни вселенную, съ ея свободными существами, превратить въ мертвую машину, которой бы всѣ части невольно движимы были одна другою, и къ которой бы великій Художникъ, ее устроившій, по запрещенію отъ вашего мудрованія, не смѣлъ прикоснуться для исправленія, или улучшенія какой-либо части, что можетъ быть особенно нужно, при возмущеніи порядка злоупотребленіемъ свободы нравственныхъ существъ! Вы свободно располагаете у себя въ домѣ вещами, которыхъ вы не только не могли сотворить изъ ничего, но и произвесть изъ готоваго вещества: и мечтаете возбранить Сотворившему изъ ничего и украсившему вселенную располагать всѣмъ, что въ ней есть, съ Его неограниченною свободою и премудростію! — Причины естественныя развѣ могутъ воспрепятствовать дѣйствованію причины причинъ сверхъ естественной? Напротивъ того, не имѣютъ ли онѣ нужды въ ея дѣйствіи, содѣйствіи, направленіи для своего продолженія, такъ же какъ и для своего начала? Порядокъ естественный въ самомъ опытѣ не являетъ ли иногда надъ собою очевидно порядка вышеестественнаго? Напримѣръ, дождь и градъ въ порядкѣ естественномъ: но въ естественномъ ли порядкѣ каменный градъ? И если уступимъ, что и сіе можетъ быть естественно: въ естественномъ ли порядкѣ каменный градъ, поразившій войско пяти языческихъ царей, съ которыми сражался Іисусъ Навинъ? Почему градъ сей упалъ въ это, а не въ другое время? Почему на войско языческое, а не на израильское? Естественныя причины и порядокъ не даютъ на это отвѣта. Отвѣтъ дать можетъ только слово Господне. Рече Господь ко Іисусу: не убойся ихъ; яко въ руцѣ твои предахъ я. И Господь верже на ня каменіе великое града съ небесе (Іис. X, 8, 11).

III. О какъ, преимущественно предъ всякимъ мудрованіемъ земнымъ, удостовѣрительно, успокоительно, благотворно небесное ученіе о Творцѣ міра всеназирающемъ и всепромышляющемъ!

Не двѣ ли птицы цѣнятся единымъ ассаріемъ, и ни едина отъ нихъ падетъ на земли безъ Отца вашего. Вамъ же и власи главніи вси изочтени суть. Не убойтеся убо (Матѳ. X, 29—31). Какая безопасность личная!

Се не воздремлетъ, ниже уснетъ храняй Израиля (Пс. СХХ, 4). Какая безопасность общественная!

Рече Господь: Азъ убію, и жити сотворю; поражу, и Азъ исцѣлю (Втор. XXXII, 39). Какой сильный страхъ для прогнѣвляющихъ Бога, и вмѣстѣ какое сильное предохраненіе отъ дерзости прогнѣвать Бога! И съ другой стороны, какая животворная надежда для бѣдствующихъ и находящихся въ опасности!

Богъ намъ прибѣжище и сила (Пс. ХLѴ, 2). Часто, часто да возводимъ очи наши къ Живущему на небесѣхъ, — очи сердца благоговѣющаго, вѣрующаго, любящаго, кающагося, молящагося, уповагощаго, благодарящаго. Се яко очи рабъ въ руку господій своихъ, яко очи рабыни въ руку госпожи своея: тако очи наши ко Господу Богу нашему, дондеже ущедритъ ны (Пс. СХХІІ, 2). И какъ ущедрялъ много, такъ вѣрно и ущедритъ, если охранимъ, или очистимъ себя отъ неправдъ и нечистотъ, отъ которыхъ Онъ отвращаетъ Свое пречистое око. Аминь. (Сост. съ дополн. историч. части по «Слов. и рѣч.» Филарета, митр.моск.,т. Ѵ, изд. 1885 г.).

Источникъ: Полный годичный кругъ краткихъ поученій, составленныхъ на каждый день года примѣнительно къ житіямъ святыхъ, праздникамъ и др. священ. событіямъ, воспоминаемымъ Церковію, и приспособленныхъ къ живому проповѣдническому слову (импровизаціи). Составилъ по лучшимъ проповѣдническимъ образцамъ Священникъ Григорій Дьяченко. Въ двухъ томахъ: Томъ второй. Второе полугодіе. (375 поученій). — Второе пересмотрѣнное и значительно дополненное изданіе. — М.: Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1897. — С. 602-605.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0