Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - среда, 28 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 22.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Д

Прот. Григорій Дьяченко († 1903 г.)

Дьяченко Григорій Михайловичъ, протоіерей, духовный писатель, магистръ богословія. Сынъ діакона вит. губ. (род. въ 1850 г.), по окончаніи курса въ моск. дух. академіи (1877 г.), пройдя нѣсколько разныхъ должностей, принялъ свящ. санъ въ 1885 г., за сочиненіе «О приготовленіи рода человѣческаго къ принятію христіанства» получилъ степень магистра, въ 1899 г. возведенъ въ санъ протоіерея и назначенъ настоятелемъ церкви св. мученика Трифона въ Москвѣ. Протоіерей Д. въ русской богословской литературѣ извѣстенъ весьма многими трудами, преимущественно назидательнаго и проповѣдническаго характера. Кромѣ вышеупомянутой магистерской диссертаціи, перу его принадлежатъ многочисленныя статьи, помѣщенныя въ разныхъ періодическихъ изданіяхъ, и отдѣльные труды, какъ «Доброе слово», книга для классн. чтенія, выдерж. до 8 изд.; «Слова, поученія, бесѣды и рѣчи пастыря церкви на разные случаи», 550 поуч. (1898 г.): «Полный церковно-славянскій словарь», со внес. въ него важнѣйш. др.-русск. словъ и выраженій, всего до 30.000 словъ (1899); «Полный годичный кругъ краткихъ поученій, составленныхъ на каждый день года», 2 т., изд. 3-е 1901 г. и мн. др. далѣе>>

Поученія

Прот. Григорій Дьяченко († 1903 г.)
Полный годичный кругъ краткихъ поученій, составленныхъ на каждый день года.

Мѣсяцъ ноябрь.
Девятнадцатый день.

Поуч. 2-ое. Преподобные Варлаамъ и Іоасафъ.

(Христіанская вѣра — неоцѣненное сокровище).

I. Нынѣ воспоминаемъ преп. Варлаама и Іоасафа, царевича индійскаго. Начало христіанству въ Индіи было положено апостоломъ Ѳомой, который принялъ тамъ и мученическую кончину. Но вслѣдствіе недостатка въ учителяхъ, христіанство въ Индіи послѣ Ѳомы начало ослабѣвать, а затѣмъ усиліями царей и совсѣмъ искоренилось. Особенно ревностно преслѣдовалъ христіанское ученіе, пресвитеровъ и иноковъ царь Авениръ. Одни изъ христіанъ добровольно отдавали себя на мученіе, другіе бѣжали въ пустыни; были и отпадавшіе отъ вѣры. У царя родился сынъ Іоасафъ. Царь собралъ своихъ волхвовъ и спрашивалъ ихъ, какая судьба ждетъ его сына. Волхвы отвѣчали, что Іоасафъ будетъ могущественнѣйшимъ изъ всѣхъ царей; одинъ же изъ волхвовъ прибавилъ: «думаю, что онъ приметъ христіанскую вѣру, которую ты гонишь». Авениръ опечалился этимъ предсказаніемъ и, чтобы помѣшать его выполненію, хотѣлъ воспитать своего сына въ совершенномъ уединеніи, чтобы ни откуда не могла проникнуть къ нему мысль о христіанствѣ. Іоасафъ жилъ въ прекрасномъ дворцѣ, окруженный воспитателями и придворными; обязанность ихъ состояла въ томъ, чтобы никого изъ постороннихъ не допускать къ Іоасафу и чтобы все печальное было удалено отъ глазъ его: смерть, болѣзнь, старость, печаль. Умъ Іоасафа постоянно былъ занятъ разнообразными предметами, лишь бы эти предметы не печалили его. Царь очень любилъ сына и часто посѣщалъ его. Въ одно изъ такихъ посѣщеній Іоасафъ началъ жаловаться ему на свое уединеніе и усиленно просилъ отца, чтобы онъ позволилъ ему выходить изъ дворца. Авениръ наконецъ ему это позволилъ, давъ приказаніе прислужникамъ, чтобы они, сопровождая царевича, не допускали его видѣть или слышать ничего печальнаго. Пользуясь дозволеніемъ отца, Іоасафъ выходилъ изъ дворца очень часто. Однажы увидѣлъ онъ прокаженнаго и слѣпого и спросилъ, что это за болѣзни и со всѣми ли бываютъ болѣзни? Ему отвѣчали, что болѣзни постигаютъ по преимуществу того, кто излишне пользуется благами жизни. Видѣнное и слышанное очень опечалило царевича. Въ другой разъ онъ увидѣлъ старика, сгорбленнаго, сѣдого, беззубаго и говорившаго съ трудомъ. Сопровождавшіе Іоасафа объяснили ему, что этому старику много лѣтъ, что силы человѣка со временемъ ослабѣваютъ и что такая участь ожидаетъ всякаго. Эта встрѣча еще болѣе огорчила Іоасафа. «Какъ печальна наша жизнь»; сказалъ онъ, «кто можетъ быть счастливъ, если каждаго ожидаютъ болѣзни и смерть, наступленіе которой никому не извѣстно. Такъ и я умру. Неужели же съ этой жизнью все для насъ кончается, и нѣтъ по смерти иной жизни и иного міра?» Іоасафъ не говорилъ отцу о своихъ сомнѣніяхъ, но часто спрашивалъ воспитателей, не знаютъ ли они людей, которые могли бы разсказать ему обо всемъ этомъ и подкрѣпить его умъ. «Отецъ твой», сказалъ ему одинъ изъ воспитателей, «многихъ мудрыхъ людей, жившихъ въ пустынѣ, однихъ убилъ, другихъ прогналъ, и теперь мы не знаемъ въ нашемъ государствѣ никого изъ такихъ». Еще больше опечалился Іоасафъ, услышавъ такой отвѣтъ. Въ то время жилъ въ Сеноридской пустынѣ благочестивый инокъ, по имени Варлаамъ. Странствуя по индійскому царству, онъ слышалъ много о царевичѣ и объ образѣ жизни его. Варлаамъ обратился къ воспитателямъ, говоря имъ, что онъ купецъ, торгующій драгоцѣнными каменьями, и имѣетъ при себѣ прекрасный камень, который хотѣлъ бы показать царевичу. «Этотъ камень — неоцѣненный», говорилъ Варлаамъ, «онъ даетъ свѣтъ слѣпымъ, слухъ глухимъ, языкъ нѣмымъ, здоровье больнымъ, умудряетъ глупыхъ и всѣмъ даетъ счастіе. Я хотѣлъ бы показать царскому сыну это сокровище». Іоасафу воспитатели разсказали о купцѣ и Іоасафъ пожелалъ видѣть его камень. «Прежде чѣмъ показать тебѣ мое сокровище», сказалъ ему Варлаамъ, «я долженъ знать, какъ ты примешь его, и тогда только открою тебѣ тайныя свойства его, когда увижу тебя готовымъ къ этому. Я ради тебя принялъ великій трудъ и долгій путь, чтобы показать тебѣ, чего ты никогда не видалъ, и научить тебя тому, чего ты не слыхалъ никогда». Іоасафъ отвѣчалъ, что онъ очень хочетъ слышать новыя слова и отвѣты на нѣкоторые вопросы и просилъ Варлаама разсказать ему все, что знаетъ.

Тогда Варлаамъ началъ ему говорить о единомъ Богѣ, Создателѣ вселенной, потомъ разсказалъ ему о сотвореніи міра и человѣка, о грѣхопаденіи первыхъ людей, о пришествіи Іисуса Христа на землю для спасенія погибавшихъ людей, о страданіяхъ и воскресеніи Его. Рѣчь Варлаама сильно подѣйствовала на царевича; онъ понялъ, что драгоцѣнный камень, обѣщанный Варлаамомъ, есть истинная вѣра. Онъ началъ спрашивать о другихъ истинахъ христіанства, о томъ, какую жизнь слѣдуетъ вести христіанину, о пустынникахъ и инокахъ и Варлаамъ подробно описалъ ему жизнь святыхъ, отрекшихся отъ міра и посвятившихъ себя на служеніе Богу. Нѣсколько разъ бесѣдовалъ Іоасафъ съ Варлаамомъ и наконецъ рѣшился оставить міръ и итти въ пустыню. Варлаамъ крестилъ его и объяснилъ ему главныя истины христіанства, но отсовѣтовалъ итти въ пустыню. По удаленіи Варлаама жизнь царевича совершенно измѣнилась, ставъ болѣе строгой. Царь увидѣлъ перемѣну въ сынѣ и спросилъ слугъ о причинѣ ея; тѣ разсказали ему все. Царь разгнѣвался и принималъ всѣ мѣры, чтобы отклонить сына отъ христіанства, старался дѣйствовать на него то угрозой, то ласками: но царевичъ оставался твердъ и только мудрыми и кроткими словами доказывалъ отцу ложность языческихъ вѣрованій, такъ что наконецъ и Авениръ убѣдился въ истинѣ. Созвавъ вельможъ, онъ объявилъ имъ, что желаетъ принять ту вѣру, которую держитъ его сынъ. Тогда Іоасафъ объяснилъ ему истины вѣры и крестилъ его, самъ будучи воспріемникомъ. Вскорѣ Авениръ передалъ всю власть сыну и послѣдніе годы жизни провелъ въ уединеніи. Но и у Іоасафа душа лежала болѣе къ пустынной жизни, чѣмъ къ управленію государствомъ. Черезъ нѣсколько времени по смерти отца онъ удалился и долго странствовалъ въ пустыняхъ, отыскивая наставника своего Варлаама, нашелъ его и поселился въ одной пещерѣ съ нимъ. Варлаамъ скончался 100 лѣтъ отъ роду и былъ похороненъ Іоасафомъ въ пустынѣ. Іоасафъ скончался на 60 году отъ рожденія, въ иночествѣ же жилъ 35 лѣтъ.

II. Вы слышали, братіе мои, что преп. Варлаамъ въ бесѣдѣ съ царевичемъ Іоасафомъ назвалъ христіанскую вѣру драгоцѣннымъ камнемъ, имѣющимъ чудодѣйственную силу. На это желательно обратить ваше вниманіе; именно на то, что вѣра наша есть для насъ неоцѣненное сокровище, разумѣется не для плоти, но для духа, ибо въ вѣрѣ для души заключается все, что только для нея потребно. Душа наша, чтобы говорить для васъ понятнѣе, имѣетъ главныя потребности такія же, какъ и тѣло. Для тѣла нуженъ свѣтъ, чтобы видѣть необходимые для жизни предметы, тоже и для души; для тѣла нужна пища, чтобы продолжать бытіе, тоже и для души; для тѣла нужно утѣшеніе и упокоеніе, тоже и для души. И вѣра подаетъ душѣ и свѣтъ, и пищу, и покой съ наслажденіемъ. И свѣтъ вѣры сообщаетъ душѣ самое истинное познаніе о самыхъ нужнѣйшихъ и важнѣйшихъ для ней предметахъ; и пища вѣры даетъ душѣ и жизнь безсмертную и крѣпость довлѣющую на всѣ ея дѣйствія и борьбы; и успокоеніе вѣры приноситъ душѣ миръ, радость и блаженство, какъ среди бурь настоящей жизни, такъ и на всю вѣчность въ жизни будущей. Какое жъ человѣкъ можетъ придумать себѣ сокровище, высшее и драгоцѣннѣйшее вѣры!

а) Въ самомъ дѣлѣ, есть ли какое познаніе для человѣка нужнѣе и важнѣе, какъ познаніе о Богѣ и въ самомъ Его существѣ и въ отношеніи къ міру и къ человѣку, о самомъ человѣкѣ въ отношеніяхъ его существа, состава, жизни и участи, и въ отношеніяхъ его къ Богу, къ подобнымъ себѣ и къ прочимъ тварямъ? О мірѣ и прочихъ тваряхъ, что они въ себѣ, что предъ Богомъ, что для человѣка? И такое познаніе сообщаетъ человѣку вѣра, и собственно одна вѣра — ибо только Богъ можетъ сообщать человѣку такое познаніе, и сообщаетъ чрезъ вѣру, которая есть глаголъ Самаго Бога къ человѣку, ибо Богъ не можетъ говорить неправды, тогда какъ человѣческія мудрованія о тѣхъ же предметахъ не дальновидны, не полны, не тверды и только предположительны, такъ что свѣтъ вѣры есть свѣтъ самаго солнца, а свѣтъ ума человѣческаго, даже самаго совершеннаго, можетъ быть подобенъ развѣ только примрачному отсвѣту луны.

б) Пищу для души плотскіе люди находятъ то въ земной мудрости и свѣтскомъ образованіи, то въ правилахъ житейскихъ, то въ наслажденіяхъ чувственныхъ. Нельзя сказать, чтобы эта пища не была питательна; но она питаетъ душу только въ естественной ея жизни и для мірской жизни. Какъ мало укрѣпляетъ и животворитъ такая пища душу, это можно видѣть при первой борьбѣ съ неблагопріятными обстоятельствами жизни: находитъ буря, и человѣкъ, такою пищею укрѣплявшійся, падаетъ духомъ до бездушія. Но такова ли пища, какую сообщаютъ вѣра душѣ, и которая состоитъ въ словѣ Божіемъ, во благодати Духа Святаго, въ таинствѣ св. причастія? Такая пища подается рукою Самого Бога, и Самъ Богъ Своею силою, въ этой пищѣ заключенною, оживотворяетъ и укрѣпляетъ вѣрующую душу: въ силѣ такой яди вѣрующіе чувствуютъ и говорятъ: аще и пойду посреди сѣни смертныя, не убоюся, яко Ты со мной, Господи. Сія-то пища укрѣпляла на необычайные подвиги за вѣру всѣхъ исповѣдниковъ вѣры, не только мужей, но и женъ, не только взрослыхъ, но и дѣтей, не только противъ угрозъ, но и противъ самыхъ смертей. Читайте жизнеописанія святыхъ мучениковъ и исповѣдниковъ.

в) Что, наконецъ, за наслажденіе, утѣшеніе и упокоеніе въ чувственныхъ удовольствіяхъ, какое находятъ въ нихъ плотскіе люди? Такія удовольствія только раздражаютъ, утомляютъ и одуряютъ самыя чувства тѣлесныя; но для души — это гнилая вода въ зараженныхъ источникахъ, или лучше — это все, какъ плотское, вовсе не сродно душѣ, по существу своему духовной. Ей свойственны, а потому и усладительны, только духовныя утѣшенія, подаваемыя ей вѣрою. Вѣра всѣ эти утѣшенія заключаетъ въ Самомъ Богѣ: что можетъ быть усладительнѣе такихъ утѣшеній? Но эти утѣшенія тѣмъ еще важнѣе, что они, начинаясь здѣсь, время отъ времени возрастаютъ, умножаются и усиливаются, если человѣкъ постоянно ими пользуется, и наконецъ разрѣшаются въ необъятное блаженство жизни будущей, какъ малый сперва ручей дѣлается потомъ обширною рѣкою, такъ что вѣрующій услаждается не только сладостію настоящаго ихъ вкушенія, но и надеждою будущаго полнѣйшаго ими наслажденія.

III. Такія сокровища заключаетъ въ себѣ и намъ подаетъ вѣра христіанская — сокровище божественнаго познанія, божественнаго укрѣпленія, и божественнаго утѣшенія. (Сост. съ допол. по «Сл. и рѣч.» Николая, еписк. тамбов., изд. 1872 г.).

Источникъ: Полный годичный кругъ краткихъ поученій, составленныхъ на каждый день года примѣнительно къ житіямъ святыхъ, праздникамъ и др. священ. событіямъ, воспоминаемымъ Церковію, и приспособленныхъ къ живому проповѣдническому слову (импровизаціи). Составилъ по лучшимъ проповѣдническимъ образцамъ Священникъ Григорій Дьяченко. Въ двухъ томахъ: Томъ второй. Второе полугодіе. (375 поученій). — Второе пересмотрѣнное и значительно дополненное изданіе. — М.: Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1897. — С. 565-567.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0