Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 19 ноября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 19.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Д

Прот. Григорій Дьяченко († 1903 г.)

Дьяченко Григорій Михайловичъ, протоіерей, духовный писатель, магистръ богословія. Сынъ діакона вит. губ. (род. въ 1850 г.), по окончаніи курса въ моск. дух. академіи (1877 г.), пройдя нѣсколько разныхъ должностей, принялъ свящ. санъ въ 1885 г., за сочиненіе «О приготовленіи рода человѣческаго къ принятію христіанства» получилъ степень магистра, въ 1899 г. возведенъ въ санъ протоіерея и назначенъ настоятелемъ церкви св. мученика Трифона въ Москвѣ. Протоіерей Д. въ русской богословской литературѣ извѣстенъ весьма многими трудами, преимущественно назидательнаго и проповѣдническаго характера. Кромѣ вышеупомянутой магистерской диссертаціи, перу его принадлежатъ многочисленныя статьи, помѣщенныя въ разныхъ періодическихъ изданіяхъ, и отдѣльные труды, какъ «Доброе слово», книга для классн. чтенія, выдерж. до 8 изд.; «Слова, поученія, бесѣды и рѣчи пастыря церкви на разные случаи», 550 поуч. (1898 г.): «Полный церковно-славянскій словарь», со внес. въ него важнѣйш. др.-русск. словъ и выраженій, всего до 30.000 словъ (1899); «Полный годичный кругъ краткихъ поученій, составленныхъ на каждый день года», 2 т., изд. 3-е 1901 г. и мн. др. далѣе>>

Поученія

Прот. Григорій Дьяченко († 1903 г.)
Полный годичный кругъ краткихъ поученій, составленныхъ на каждый день года.

Мѣсяцъ декабрь.
Восемнадцатый день.

Св. муч. Севастіанъ и дружина его.

(О бытіи загробной жизни).

I. Св. Севастіанъ, память коего совершается нынѣ, былъ начальникомъ дворцовой стражи при императорахъ Діоклитіанѣ и Максиміанѣ. Цари любили его за храбрость на войнѣ и мудрость въ совѣтѣ, и всегда держали при себѣ, оказывая ему полное довѣріе. Но они не знали, что Севастіанъ христіанинъ. Не изъ страха преслѣдоваиій Севастіанъ скрывалъ вѣру свою: не пришло еще ему время открыто исповѣдать Господа нашего І. Христа; а до тѣхъ поръ онъ не пропускалъ случая помогать своимъ единовѣрцамъ и съ твердостію ожидалъ того времени, когда самого его Господь призоветъ на священный подвигъ.

Время это наступило. Два брата Маркеллинъ и Маркъ, за исповѣданіе христіанской вѣры, были въ Римѣ приведены къ эпарху (правителю города), который потребовалъ, чтобы они отреклись отъ Христа. Ужаснѣйшія истязанія не поколебали твердости двухъ братьевъ; ихъ осудили на смерть. Уже они склонили головы подъ сѣкиру палача, готовые радостно умереть за имя Христово, какъ вдругъ эпархъ, смягчившись просьбами родственниковъ ихъ, согласился отложить на мѣсяцъ казнь. Мученики были отданы подъ присмотръ одному язычнику, по имени Никострату, который долженъ былъ черезъ мѣсяцъ опять представить ихъ къ эпарху, если въ продолженіе этого времени они не отрекутся отъ вѣры своей.

Началась для братьевъ новая борьба, труднѣе первой. Родственники ихъ, язычники, всячески старались уговорить ихъ отъ святого подвига. Чего не могли сдѣлать ни страхъ смерти, ни ужаснѣйшія мученія, то сдѣлали моленія престарѣлыхъ родителей, рыданія женъ и дѣтей, увѣщанія сродниковъ и друзей. Сердца твердыхъ мучениковъ поколебались: духъ потерялъ прежнюю бодрость; они плакали вмѣстѣ съ семействомъ и почти были готовы купить отступничествомъ отъ Христа право на жизнь и ея блага.

Севастіанъ находился въ домѣ Никострата съ многочисленными сродниками и друзьями Маркеллина и Марка. Замѣтивъ, что мученики готовы уступить мольбамъ и слезамъ своихъ близкихъ, онъ всталъ и, обратясь къ нимъ, воскликнулъ: «о, крѣпкіе воины Христовы! Неужели вы, такъ великодушно претерпѣвшіе мученія, сложите съ себя теперь, ради ласкъ и слезъ, заслуженный вѣнецъ? Будьте достойными воинами Христа! Вооружитесь вѣрою, поднимите славное знамя ваше и не выдайте его ради дѣтскихъ рыданій! Тѣ самые, которые теперь плачутъ, возрадовались бы за васъ, если бы знали то, что знаете вы. Они думаютъ, что нѣтъ жизни, кромѣ той, которой вы лишаетесь за Христа. Если бы они знали, что за этою жизнью есть жизнь вѣчная, то сами бы пожелали раздѣлить вашъ подвигъ и презрѣли бы временную жизнь.

И стоитъ ли наша временная жизнь, чтобы такъ дорожитъ ею? Не обманываетъ ли она насъ ежечасно, не полна ли она горя, суеты и лжи? Не научаетъ ли она насъ всему дурному? Когда братъ убиваетъ брата, разбойникъ грабитъ путника, гордый обижаетъ смиреннаго, виноватый преслѣдуетъ невиннаго, — что всему причиной, какъ не любовь къ жизни этой и благамъ ея? И эта-то жизнь прельщаетъ васъ! — продолжалъ Севастіанъ, обратясь къ друзьямъ и сродникамъ Маркеллина и Марка; — ради ея вы хотите отвратить возлюбленныхъ вашихъ отъ пути къ жизни вѣчной! Жизнь временная научаетъ васъ, родители, безумными рыданіями отвлекать сыновей вашихъ отъ службы Царю небесному! Она научаетъ васъ, о жены, ласками и слезами разслаблять твердыя души мучениковъ. Вы имъ желаете не жизни, а смерти: рабства, а не свободы. Если бы они и склонились на мольбы ваши, то, поживъ немного времени, не принуждены ли будутъ съ вами разстаться? Но разстанутся тогда, чтобы воспріять уже вѣчныя муки въ гееннѣ огненной, гдѣ вѣчный плачъ и страданія безконечныя. Дайте же имъ избѣгнуть вѣчной муки и пусть примѣръ ихъ научитъ и васъ. Пусть приготовятъ они и вамъ обители въ райскихъ селеніяхъ, гдѣ сіяетъ вѣчный день, гдѣ свѣтъ незаходимый и радость безконечная, гдѣ нѣтъ ни слезъ, ни вздоховъ, ни печали, гдѣ ангелы вѣчно славословятъ Царя небеснаго! — О родители! О друзья! О честныя жены святыхъ мужей! Не желайте лишить ихъ этой вѣчной радостной жизни! Не призывайте ихъ отъ радости къ рыданію, отъ свѣта къ тьмѣ! А вы, святые мужи, не давайте прельщать себя хитрому врагу, который, дѣйствуетъ на васъ чрезъ домашнихъ вашихъ. Помните слова: враги человѣку домашніе его (Матѳ. X. 36), ибо тѣ не друзьа ваши, которые желаютъ васъ отлучить отъ Бога. Не выпускайте изъ рукъ награды вашей, ибо вы стоите уже у дверей небеснаго чертога; уже сплетается для васъ вѣнецъ; уже Христосъ васъ ожидаетъ! Вспомните слово: иже любитъ отца или матерь, или сына, илп дщерь паче Меня, нѣсть Мене достоинъ (Матѳ. X. 37). Не будьте такъ неразумны, чтобы начатое духомъ кончить плотію! О, да сподобитъ и меня Господь Богъ положить жизнь мою за имя Его!»

Когда Севастіанъ кончилъ эту рѣчь, необычайный свѣтъ осѣнилъ его и лице его озарилось небеснымъ сіяніемъ. Нѣкоторые изъ присутствовавшихъ увидѣли надъ нимъ семь ангеловъ, облачавшихъ его въ блестящее одѣяніе, и послышался голосъ, говорившій: «ты всегда со Мною будешь!» Изумленіе и благоговѣйный трепетъ наполнили всѣ сердца. Тутъ находилась между прочими жена Никострата, Зоя, которая за шесть лѣтъ предъ тѣмъ лишилась языка. Она уразумѣла слова Севастіана и, увидѣвъ вокругъ него небесное сіяніе, упала къ его ногамъ. Онъ, поднявъ глаза къ небу, воскликнулъ: «если я воистину рабъ Христовъ и истинно все то, что я сказалъ вамъ и чему увѣровала жена сія, то да повелитъ Господь разрѣшиться узамъ, связывающимъ языкъ ея». Сказавъ это, онъ крестнымъ знаменіемъ осѣнилъ уста Зои и она вдругъ воскликнула: «блаженъ ты, благословенно слово устъ твоихъ и блаженны увѣровавшіе тобою во Христа Спасителя, Бога живаго, ибо я видѣла, что ангелъ Божій держалъ предъ тобою открытую книгу во все время, какъ ты говорилъ. Какъ заря появленіемъ своимъ отгоняетъ ночную темноту, такъ свѣтъ словъ твоихъ разсѣялъ въ душѣ моей мракъ заблужденія, и уста мои отверзлись на славословіе Господу».

Всѣ свидѣтели этого чуда увѣровали во Христа. Маркеллинъ и Маркъ, исполнившись новой силы и ревности къ Богу, готовились мужественно стоять за имя Его. «Презримъ тѣло, воскликнули они, — да спасемъ душу! Убоимся ли временной смерти, когда предъ нами жизнь вѣчная? Пусть боятся тѣ, которые не знаютъ о будущей жизни!» Подобныя чувства одушевляли и прочихъ; всѣ отрекались отъ прежнихъ заблужденій, каялись въ грѣхахъ и, пламенно возлюбивъ Бога, готовились положить за Него жизнь свою.

Севастіанъ, Маркеллинъ и Маркъ научили вновь увѣровавшихъ закону Господню. Подъ покровительствомъ Никострата, они ходили по темницамъ и туда приносили свѣтъ и утѣшеніе христіанской вѣры. Въ этомъ святомъ дѣлѣ помогалъ имъ св. Поликарпъ пресвитеръ. «Блаженны вы, говорилъ онъ новымъ христіанамъ, — ибо увѣровали словамъ Христа, сказавшаго: пріидите ко Мнѣ вси труждающіися и обремененніи, и Азъ упокою вы; возьмите иго Мое на себе и научитеся отъ Мене, яко кротокъ есмь и смиренъ сердцемъ (Матѳ. XI. 28—29). Господь благословлялъ дѣла вѣрныхъ Его служителей и число вѣрующихъ множилось ежедневно; многіе принимали святое крещеніе и чудесно исцѣлялись отъ недуговъ своихъ, что еще болѣе возбуждало въ нихъ чувства любви и благодарности къ Богу. Наконецъ всѣ они мученически пострадали за Христа, отъ Котораго никакія страданія ихъ теперь не отлучили.

II. Что остается намъ, возлюбл. братіе, добавить къ той живой проповѣди о бытіи загробной жизни, которую вы сейчасъ слышали, произнесенную словами св. муч. Севастіана, хотя много вѣковъ тому назадъ умершаго мученически за Христа, но духомъ пребывающаго съ нами? Кого не убѣдитъ эта проповѣдь въ томъ, что за этой временной жизнію, исполненной скорбей и всякихъ лишеній, существуетъ другая, вѣчная и блаженная для праведныхъ и невыразимо мучительная для невѣрующнхъ и нераскаянныхъ, — проповѣдь, истинность которой засвидѣтельствовали и бывшія чудеса, того могутъ ли убѣдить другія доказательства, изложенныя нашимъ слабымъ словомъ?

Мы остановимся здѣсь только на одномъ возраженіи невѣрующей мысли.

а) Въ оправданіе своей недостаточной вѣры въ будущую жизнь иногда говорятъ: хоть бы кто-нибудь явился мнѣ съ того свѣта, тогда можно было бы вѣрить въ то, что тамъ живутъ люди. Жалкое оправданіе! Оно обличено І. Христомъ, сказавшимъ о подобныхъ людяхъ: если Моисея и пророковъ не слушаютъ, то если бы кто изъ мертвыхъ воскресъ, не повѣрятъ (Лук. 16, 31). Люди доходятъ иногда до такого безумія и до такого непомѣрнаго самолюбія, что ничему не вѣрятъ и хотятъ, чтобы Богъ для каждаго изъ насъ отдѣльно совершалъ чудеса. Между тѣмъ, случаевъ явленія людей умершихъ людямъ живымъ такъ много уже записано, что можно бы составить цѣлую большую книгу. Изъ множества этихъ случаевъ мы приведемъ вамъ, братіе, только одинъ, записанный епископомъ Гермогеномъ. Случай этоть особенно хорошъ тѣмъ, что онъ взятъ изъ жизни образованнаго общества, а не простыхъ и темныхъ людей... Дѣйствительный тайный совѣтникъ князь Владиміръ Сергѣевичъ Долгорукій, находясь въ званіи посланника при прусскомъ дворѣ, въ царствованіе Фридриха, заразился тамъ вольномысліемъ. Узнавъ объ этомъ родной братъ его, князь Петръ Сергѣевичъ, не разъ писалъ къ нему письма, въ которыхъ увѣрялъ его, что онъ въ заблужденіи, что безъ истинной вѣры нѣтъ на землѣ счастія, что вѣра существенно необходима для будущей жизни и т. п. Но все было напрасно. Читая безпрестанно Вольтера и другихъ вольнодумцевъ, князь Вдадиміръ Сергѣевичъ смѣялся надъ убѣжденіями набожнаго брата. Однажды онъ, возвратясь отъ короля и чувствуя сильную усталость, раздѣлся наскоро, бросился въ постель и скоро задремалъ. Вдругъ слышитъ онъ, кто-то отдергиваетъ его занавѣсъ, приближается къ нему, холодная рука прикасается къ его рукѣ, даже жметъ ее. Онъ смотритъ, видитъ брата и слышитъ отъ него: вѣрь. Обрадованный неожиданнымъ появленіемъ, князь хочетъ броситьсявъ объятія брата и друга, но вдругъ видѣніе исчезаетъ. Онъ спрашиваетъ слугъ, куда дѣвался братъ, и, услышавъ отъ нихъ, что никто къ нему не входилъ, старается увѣрить себя, что это — сонъ, мечта, но слово «вѣрь» не перестаетъ раздаваться въ ушахъ его и не даетъ ему покоя. Онъ записалъ число, часъ и минуту видѣнія, и вскорѣ получилъ извѣстіе, что въ этотъ самый день, часъ и минуту скончался братъ его, князь Петръ Сергѣевичъ. Съ тѣхъ поръ онъ сдѣлался набожнымъ и вѣрующимъ христіаниномъ и объ этомъ видѣніи часто говаривалъ другимъ. Подивимся Божіей благости, обращающей на путь истины невѣрующйхъ и сомнѣвающихся. (См. брошюру еп. Гермогена: «Утѣшеніе въ смерти близкихъ сердцу», стр. 95).

б) Къ этому добавимъ слѣдующія грозныя и сильныя слова св. Іоанна Златоустаго о бытіи загробной жизни.

«Не такъ извѣстна настоящая жизнь, какъ та — будущая. Эту (настоящую) мы видимъ своими глазами, а ту созерцаемъ очами вѣры; эту видимъ уже у себя въ рукахъ, а ту еще сокровенною въ обѣтованіяхъ Божіихъ. Но обѣтованія Божіи гораздо могущественнѣе нашихъ рукъ... Когда Богъ обѣщаетъ, то никакая перемѣна не касается (Его) обѣтованій. Слѣдовательно, тѣ (будущія),блага въ высшей степени постоянны, потому что крѣпко хранятся въ рукѣ Божіей. Изъ руки Божіей никто не можетъ похитить, какъ говоритъ Христосъ: восхитити изъ руки Отца Моего никто же можетъ» (Іоан. Х. 29). (Св. Іоанна Златоуста «бесѣда о перемѣнѣ именъ 3-я», стр. 515—517; сн. «Христ. чт.» 1849 г.).

Еще тотъ же св. отецъ церкви говоритъ: «я буду тебя спрашивать, а ты отвѣчай мнѣ: правосуденъ ли Богъ, въ Котораго ты вѣруешь, и каждому ли воздастъ по заслугамъ, или — напротивъ — Онъ хочетъ, чтобы злые благоденствовали и веселились, а добрые страдали? Никакъ, отвѣчаешь, ибо и человѣкъ сего не потерпитъ. Гдѣ же будутъ наслаждаться благами добродѣтельно здѣсь пожившіе? Гдѣ и злые получатъ наказаніе, если не будетъ другой жизни, послѣ настоящей, — если не будетъ воздаянія?... Съ нашимъ мнѣніемъ согласны и еллины и варвары, стихотворцы и философы, и вообще весь родъ человѣческій, — хотя и не всѣ въ равной мѣрѣ; ибо всѣ допускаютъ нѣкотораго рода судилище во адѣ. Такъ это для всѣхъ ясно и несомнѣнно». (См. «Воскресное чт.» 1857 — 1858 г. № 43, стр. 418).

III. «Да будетъ же, братіе, скажемъ словами одного великаго подвижника, Антонія Великаго, у всѣхъ общее попеченіе о томъ, чтобы, начавъ, не ослабѣвать въ дѣлѣ, въ трудахъ не унывать, не говорить: давно мы подвизаемся. Лучше, какъ начинающіе только, будемъ съ каждымъ днемъ пріумножать свое усердіе, потому что цѣлая жизнь человѣческая весьма коротка въ сравненіи съ будущими вѣками, почему и все время жизни предъ жизнію вѣчною ничто. И хотя каждая вещъ въ мірѣ продается за должную цѣну, и человѣкъ обмѣниваетъ равное на равное; но обѣтованіе покупается за малую цѣну, — ибо написано: «дніе лѣтъ нашихъ въ нихже семьдесятъ лѣтъ, аще въ силахъ, осмьдесятъ лѣтъ, и множае ихъ трудъ и болѣзнь». (Псал. 89, 9): посему, если и всѣ семьдесять лѣтъ, даже и сто лѣтъ пребудемъ въ подвигѣ, то царствовать будемъ не равное ста годамъ время, но, вмѣсто ста лѣтъ,воцаримся на вѣки вѣковъ». (Свящ. Г. Дьяченко).

Источникъ: Полный годичный кругъ краткихъ поученій, составленныхъ на каждый день года примѣнительно къ житіямъ святыхъ, праздникамъ и др. священ. событіямъ, воспоминаемымъ Церковію, и приспособленныхъ къ живому проповѣдническому слову (импровизаціи). Составилъ по лучшимъ проповѣдническимъ образцамъ Священникъ Григорій Дьяченко. Въ двухъ томахъ: Томъ второй. Второе полугодіе. (375 поученій). — Второе пересмотрѣнное и значительно дополненное изданіе. — М.: Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1897. — С. 713-716.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0