Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 16 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Д

Прот. Григорій Дьяченко († 1903 г.)

Дьяченко Григорій Михайловичъ, протоіерей, духовный писатель, магистръ богословія. Сынъ діакона вит. губ. (род. въ 1850 г.), по окончаніи курса въ моск. дух. академіи (1877 г.), пройдя нѣсколько разныхъ должностей, принялъ свящ. санъ въ 1885 г., за сочиненіе «О приготовленіи рода человѣческаго къ принятію христіанства» получилъ степень магистра, въ 1899 г. возведенъ въ санъ протоіерея и назначенъ настоятелемъ церкви св. мученика Трифона въ Москвѣ. Протоіерей Д. въ русской богословской литературѣ извѣстенъ весьма многими трудами, преимущественно назидательнаго и проповѣдническаго характера. Кромѣ вышеупомянутой магистерской диссертаціи, перу его принадлежатъ многочисленныя статьи, помѣщенныя въ разныхъ періодическихъ изданіяхъ, и отдѣльные труды, какъ «Доброе слово», книга для классн. чтенія, выдерж. до 8 изд.; «Слова, поученія, бесѣды и рѣчи пастыря церкви на разные случаи», 550 поуч. (1898 г.): «Полный церковно-славянскій словарь», со внес. въ него важнѣйш. др.-русск. словъ и выраженій, всего до 30.000 словъ (1899); «Полный годичный кругъ краткихъ поученій, составленныхъ на каждый день года», 2 т., изд. 3-е 1901 г. и мн. др. далѣе>>

Поученія

Прот. Григорій Дьяченко († 1903 г.)
Полный годичный кругъ краткихъ поученій, составленныхъ на каждый день года.

Мѣсяцъ декабрь.
Одиннадцатый день.

Преп. Даніилъ Столпникъ.

(Путь къ истинному величію и славѣ состоитъ не въ высокомъ званіи и чинахъ, не въ учености, не въ богатствѣ, а въ одной христіанск. добродѣтели).

I. Преподоб. Даніилъ, память коего совершается нынѣ, родившійся въ 409 году въ селеніи Мараѳѣ, близъ города Самосаты, въ Месопотаміи, былъ испрошенъ у Бога пламенною молитвою своей матери, потерпѣвшей много огорченій и «укоризнъ отъ мужа, и поношеній и оскорбленій отъ родственниковъ» за то, что она не имѣла дѣтей, — былъ дарованъ ей, какъ чудное свидѣтельство отзыва Божіяго на молитву, сопровождаемую вѣрою, — былъ ей какъ-бы воздаяніемъ не просто «сторицею», но Божественною, безпредѣльною «сторицею» за ея терпѣніе и безропотность въ страданіи, за ея твердую вѣру въ милосердіе Божіе, не истощившуюся и не поколебавшуюся среди долгаго и тяжелаго испытанія...

И въ дитя свое, вмѣстѣ съ питаніемъ отъ своей груди, какъ-бы перелила мать Даніила свою любовь и вѣру въ Бога, которыя съ дѣтства возвысили его среди сверстниковъ и возросли въ немъ до величія произвольнаго подвига, которымъ прославился онъ среди современниковъ и оставилъ поражающее воспоминаніе о себѣ на всѣ времена.

Извѣщенная еще прежде рожденія своего сына видѣніемъ во снѣ свѣтильниковъ, распространявшихъ необычайное сіяніе, о будущей славѣ его, мать Даніила въ душѣ своей носила желаніе посвятить его на служеніе Богу, и это желаніе также таинственнымъ путемъ передалось ему и повлекло его съ дѣтства на иноческій путь: 12-ти лѣтъ онъ произвольно оставилъ міръ и пріютился въ одной изъ обителей своей родины. Здѣсь почувствовалъ онъ себя какъ въ настоящемъ родномъ домѣ, гдѣ съ самаго начала предался съ такимъ усердіемъ и любовію исполненію всѣхъ иноческихъ послушаній, какъ будто эти именно труды и были самою свойственною пищею для его природы, самымъ вожделѣннымъ удовлетвореніемъ...

Черезъ нѣсколько лѣтъ строгой жизни въ обители Даніилъ совершилъ путешествіе въ Антіохію, куда взялъ его съ собою игуменъ. На пути они посѣтили препод. Симеона столпника, который благословилъ Даніила и пророчески сказалъ ему: «мужайся, чадо, да укрѣпится сердце твое. Многіе труды предстоитъ тебѣ перенести ради Христа, но Онъ будетъ тебѣ во всемъ Помощникомъ»...

Возвратясь въ монастырь послѣ знакомства съ необыкновеннымъ подвижникомъ, Даніилъ сталъ думать о подражаніи ему, но до времени отложилъ исполненіе возникшаго въ душѣ его намѣренія. Между тѣмъ умеръ настоятель той обители, въ которой онъ находился, и братія просили Даніила принять начальство надъ ними; но онъ уклонился отъ этого и даже оставилъ совсѣмъ обитель, рѣшившись теперь, по бывшему ему особенному видѣнію, вступить на подвигъ столпничества. Близъ Константинополя онъ устроилъ столпъ и восшелъ на него для молитвеннаго стоянія; въ продолженіе 33-хъ лѣтъ переносилъ онъ неизмѣнно это произвольное, необычайно тяжелое испытаніе. Не разъ во время бурь столпъ колебался и грозилъ паденіемъ, но терпѣнія подвижника ничто не могло поколебать: онъ продолжалъ стоять неподвижно...

Но, исполняя съ такою твердостію принятый имъ насебя обѣтъ, Даніилъ, однако же, немедленно и безъ колебанія оставилъ однажды свой столпъ, когда патріархъ константинопольскій (Акакій) послалъ просить его притти въ столицу на помощь церкви, смущаемой еретиками, покровительствуемыми царемъ Василискомъ. Этимъ выразилъ онъ, что важнѣе величайшаго подвига почиталъ онъ духовную помощь ближнимъ... Не могъ самъ итти Даніилъ, потому что отъ долгаго стоянія ноги у него отекли и покрылись ранами, и потому его принесли въ городъ на носилкахъ. Обличивъ еретиковъ, предсказавъ Василиску лишеніе неправедно захваченнаго имъ престола, онъ возвратился на свой столпъ, на которомъ и выдержалъ свое пребываніе до конца.

Прославленный отъ Бога даромъ чудотвореній, богоугодный Даніилъ привлекалъ къ своему столпу множество народа отовсюду: «къ нему приходили ближніе и дальніе, греки, римляне, варвары, простолюдины и цари Левъ и Зенонъ; приходили къ нему, какъ къ ангелу Божію, и, удаляясь отъ него, призывали его въ молитвахъ на помощь. Императоръ Левъ такъ любилъ и уважалъ великаго столпника, украшавшаго собою его царствованіе, что много разъ прибѣгалъ къ нему, прося его молитвъ, благословенія и утѣшенія. Патріархъ Геннадій самъ поднялся на столпъ его и рукоположилъ во пресвитера. Достигнувъ 80-ти лѣтъ, подвижникъ, заповѣдавъ своимъ ученикамъ смиреніе, послушаніе, страннопріимство, постъ, бдѣніе, нищету и больше всего — любовь, скончался смертію праведника въ 489 г. Чудотворныя мощи его были положены при столпѣ, на которомъ подвизался онъ, и при которомъ впослѣдствіи устроена была усердіемъ царя церковь во имя св. Симеона столпника». (См. Ч. М. дек. 11 день).

II. Мы видѣли, что препод. Даніилъ достигъ великой и истинной славы не только у Бога, прославившаго его даромъ чудотвореній, но и людей, оказывавшихъ ему великое уваженіе и любовь. Чѣмъ же онъ пріобрѣлъ такую славу? Благочестивою и добродѣтельною жизнію; для Бога нѣтъ ничего дороже и выше добродѣтели. Ею и мы можемъ пріобрѣсть себѣ честь и славу не только отъ людей, но и отъ Самого Бога.

Судъ Божій далеко не одинаковъ съ сужденіемъ людскимъ; у Бога и первіи будутъ послѣдніи, и послѣдніи первіи. Люди полагаютъ величіе и славу или въ высокомъ званіи, или въ обширномъ образованіи ума, или въ обильномъ богатствѣ и другихъ мірскихъ достоинствахъ. Но всѣ эти качества и доблести безъ добродѣтели никогда и никому не доставятъ истиннаго величія и славы.

Всѣ личныя достоинства и преимущества тогда только бываютъ достойны уваженія, когда носящія ихъ лица украшаются внутренними сердечными доблестями, добросовѣстнымъ исполненіемъ своихъ обязанностей и добрыми дѣлами.

а) Но какая честь носить высокое званіе если нѣтъ величія въ душѣ и правоты въ дѣйствіяхъ? Къ чему послужитъ блескъ чиновъ и отличій, если онъ затмевается безчинными поступками и постыдными дѣлами? Доставитъ ли честь и славу почетное мѣсто, если оно безчестится недобросовѣстностію лица, которое занимаетъ его? Нѣтъ, не званіе и чины возвышаютъ человѣка, а человѣкъ облагораживаетъ собою званіе и чины. Случается, что и не добрымъ людямъ, но высокопоставленнымъ оказываютъ уваженіе; но что это за уваженіе? Оно дѣлается или изъ приличія, или страха ради; а въ душѣ питаютъ къ нимъ не только холодность, но нерѣдко и презрѣніе; заочно высказываютъ сущую, часто очень нелестную для нихъ правду.

б) Много было и есть людей ученыхъ, даровитыхъ отъ природы. Но далеко ли они ушли съ своею стихійною мудростію? Отчего многіе изъ нихъ не оставили по себѣ доброй памяти? Оттого что жили только однимъ умомъ, а не сердцемъ; оттого что кажущуюся мудрость свою и ученость показывали на однихъ словахъ, а не въ добрыхъ дѣлахъ; а высокоуміе и хитрословесіе безъ добрыхъ дѣлъ все равно, что цвѣтущее дерево безъ плода. Вся сущность христіанскаго благоразумія состоитъ не въ убѣдительныхъ словахъ человѣческой мудрости, но въ явленіи духа и силы (1 Кор. 2, 4). Отъ дѣлъ твоимъ покажи премудрость твою! И высокіе умы нерѣдко помрачали блескъ своихъ великихъ дарованій великими пороками. Что-жъ послѣ этого толку въ умѣ, хотя и свѣтломъ, но не освященномъ свѣтильникомъ вѣры и благочестія? Какая польза отъ современныхъ наукъ, если онѣ не научаютъ главной наукѣ — жить какъ должно, — по-христіански? Къ чему послужитъ умѣнье говорить красно и бойко, если мы не будемъ умѣть понимать, сколько возможно, премудрость Божію? Справедливо сказалъ ап. Павелъ, что одно тѣлесное обученіе мало полезно, а благочестіе на все полезно,и для жизни настоящей и будущей (І Тим. 4, 8).

в) Еще болѣе ошибаются тѣ люди, которые полагаютъ величіе и славу въ богатствѣ. Правда, что богатымъ оказываютъ почести и уваженіе, приносятъ даже дань раболѣпнаго униженія; но дѣло въ томъ, что вся эта мнимая честь воздается не имъ собственно, а богатству, которымъ они обладаютъ, — не лицу, а вещи неодушевленной. Лишись они богатства — и вся слава ихъ тот-часъ же исчезнетъ, какъ дымъ. Никто, конечно, не будетъ спорить, что чрезъ богатство можно все пріобрѣсть: и честь, и славу, и уваженіе, и любовь не только отъ людей, но и отъ Самого Бога, но тогда только можемъ пріобрѣсть все это, когда будемъ употреблять его на дѣла богоугодныя, на благотвореніе бѣднымъ и страждущимъ. Значитъ не въ богатствѣ честь, а въ употребленіи его на дѣла благія; не въ золотѣ слава, а въ добродѣтели золото. Слава и честь только однимъ дѣлающимъ благое, говоритъ слово Божіе (Рим. 2, 10). (См. проп. изд. ж. Странникъ за 1864 г.).

III. Послѣ этого намъ, христіане, остается убѣдиться въ томъ, что истинный и прямой путь къ величію и славѣ — въ одной добродѣтели. Богаты-ли мы или бѣдны, велики-ли или малы въ положеніи гражданскомъ, учены или нѣтъ, — для Бога все равно, были бы мы только честны и добродѣтельны; это для Него выше всѣхъ мірскихъ достоинствъ. Доказательствомъ можетъ служить препод. Даніилъ столпникъ и всѣ святые угодники Божіи, которыхъ за ихъ святую жизнь и при жизни почитали всѣ разумные и добрые люди и тѣмъ болѣе послѣ ихъ смертя почитаетъ и прославляетъ ихъ св. церковь. Проходятъ вѣка, тысячелѣтія, а слава ихъ не только не уменьшается, но еще болѣе возрастаетъ. Такъ самъ міръ признаетъ величіе добродѣтели, которой и мы при помощи Божіей будемъ стараться слѣдовать. (Сост. свящ. Г. Д—ко съ дополн. по указ. источн.).

Источникъ: Полный годичный кругъ краткихъ поученій, составленныхъ на каждый день года примѣнительно къ житіямъ святыхъ, праздникамъ и др. священ. событіямъ, воспоминаемымъ Церковію, и приспособленныхъ къ живому проповѣдническому слову (импровизаціи). Составилъ по лучшимъ проповѣдническимъ образцамъ Священникъ Григорій Дьяченко. Въ двухъ томахъ: Томъ второй. Второе полугодіе. (375 поученій). — Второе пересмотрѣнное и значительно дополненное изданіе. — М.: Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1897. — С. 698-700.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0