Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - среда, 24 мая 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 16.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ДѢЯНІЯ СВЯЩЕННАГО СОБОРА ПРАВОСЛАВНОЙ РОССІЙСКОЙ ЦЕРКВИ 1917-1918 ГГ.

Священный Соборъ Россійской Православной Церкви 1917-1918 гг.
Дѣяніе 42, 16 ноября 1917 года.

На повѣсткѣ засѣданія:

1) Текущія дѣла.

2) Докладъ о правовомъ положеніи Церкви въ государствѣ.

Докладчики: проф. С. Н. Булгаковъ, П. А. Астровъ, проф. Ѳ. Мищенко.

Предсѣдательствующій. Открываю пренія по вопросу о правовомъ положеніи Православной Церкви въ Россіи. Предлагаю на обсужденіе внесенныя поправки къ ст. 3 доклада. Предварительно читаю самую эту статью: «Постановленія и узаконенія, издаваемыя для себя Православной Церковью въ установлевномъ ею самою порядкѣ, равно и акты церковнаго управленія и суда, со стороны государства признаются, со времени обнародованія ихъ церковной властью, имѣющими юридическую силу и значеніе, поскольку эти акты не нарушаютъ государственныхъ законовъ».

Предсѣдательствующій. А. В. Васильевъ внесъ поправку къ прочитанной мной 3-ей статьѣ и предлагаетъ исключить въ статьѣ конецъ ея со словъ: «поскольку эти акты»... П. А. Россіевъ также внесъ поправку, предлагая послѣ всего текста статьи прибавить: «при охранѣ этими законами первенства среди другихъ вѣроисповѣданій Православной Церкви, покоящейся на канонически-догматнческихъ основахъ». Наконецъ графъ Д. А. Олсуфьевь въ своей поправкѣ предлагаетъ добавить 3-ью статью въ концѣ словами: «установленныхъ для всѣхъ гражданъ Россійскаго государства, независимо отъ принадлежности ихъ къ тому или другому исповѣданію». Приступаю къ голосованію поправокъ.

Слово принадлежитъ докладчику, профессору Ѳ. И. Мищенко.

Ѳ. И. Мищенко. А. В. Васильевъ предлагаетъ исключить изъ ст. 3-ей доклада конецъ ея со словъ: «поскольку эти акты...». Я долженъ сказать, что эти слова поставлены для большей ясности мысли статьи. Конечно, они подразумѣваются въ статьѣ, но форма изложенія предложенія Отдѣла въ 3-ей отатьѣ разсчитана на усиленную, напряженную работу мысли. Само собой разумѣется, что церковныя постановленія, противныя гражданскимъ узаконеніямъ, не могутъ получить признанія со стороны государства. Вѣдь въ послѣднихъ словахъ статьи рѣчь идетъ не о Церкви только, но и о государствѣ, которому должна быть ясна наша позиція въ обсуждаемомъ вопросѣ. Не отрицаю, что изложеніе конца статьи страдаетъ плеоназмомъ, но несомнѣнно и то, что при чтеніи статьи безъ указаннаго конца ея можетъ возникнуть естественное недоразумѣніе, почему, для ясности, и прибавленъ этотъ конецъ статьи. Предлагаютъ также свои поправки П. А. Россіевъ и графъ Олсуфьевъ, но заключающіяся въ поправкахъ мысли находятъ свое изложеніе и развитіе въ дальнѣйшихъ статьяхъ доклада, а отчасти предполагаются выраженными въ своей основной идеѣ: разъ говорится въ статьѣ вообще о гражданскихъ законахъ, значитъ идетъ рѣчь и о тѣхъ законахъ, которые касаются инославныхъ и иновѣрныхъ обществъ. На основаніи всего сказаннаго покорнѣйше прошу Священный Соборъ принять 3-ю статью въ редакціи, предложенной Соборнымъ Отдѣломъ.

Постановлено: Принять статью 3-ю въ редакціи Отдѣла.

Предсѣдательствующій. Приступаемъ къ обсужденію 4-ой статьи законопроекта. Статья эта читается такъ: «Государственная власть наблюдаетъ за дѣйствіями органовъ Православной Церкви лишь со стороны ихъ соотвѣтствія государственнымъ законамъ и осуществляетъ это наблюденіе въ судебно-административномъ и судебномъ порядкѣ». Прошу желающихъ высказаться по содержанію этой статьи.

Докладчикъ П. И. Астровъ. Смыслъ 4-ой статьи исчерпывается тѣмъ, что намѣчалось вчера въ сужденіяхъ по поводу 2-ой статьи, а именно опредѣленіемъ способовъ сношеній Церкви съ Государствомъ въ области церковно-юридаческой. Употребленное вчера слово «конкордатъ» слишкомъ не соотвѣтствуетъ сущности дѣла по опредѣленности, сказалъ бы даже: рѣзкости выраженія для отношеній между Церковью и государствомъ. Эти отношенія надо опредѣлить болѣе мягкимъ словомъ, которое свидѣтельствовало бы, что государство не можетъ безучастно относиться къ Церкви, не можетъ не видѣть ея дѣла въ государствѣ и протестуетъ, когда видитъ со стороны Церкви нарушеніе государственныхъ законовъ. Въ остальныхъ случаяхъ государство можетъ видѣть дѣло Церкви, но далѣе пассивнаго отношенія къ нему идти не можетъ.

А. В. Васильевъ. Я не знаю, ради чего мы напрашиваемся на наблюденіе надъ Церковью со стороны государства, указываемое 4-ой статьей. Государство знаетъ и безъ насъ свои обязанности и само понимаотъ, что ему надо дѣлать, а мы еще съ своей стороны просимъ его о контролѣ надъ Церковью, между тѣмъ, какъ обсуждаемая статья воскрешаетъ оберъ-прокуратуру минувшаго времени, ибо оберъ прокуроръ не только имѣлъ наблюденіе за Святѣйшимъ Сѵнодомъ, чтобы онъ не нарушалъ законовъ государства, но и держалъ всѣ сѵнодальныя дѣла въ своихъ рукахъ. Излагаемая въ докладѣ Отдѣла 4-я статья въ существѣ дѣла даетъ ту же точку зрѣнія на отношенія между Церковью и государствомъ. Если государство признаетъ необходимымъ контроль надъ Церковью, пусть само и издаетъ законы, но зачѣмъ же намъ въ этомъ отношеніи забѣгать ему впередъ.

Н. Д. Кузнецовъ. Разсматриваемая статья 4-я должна быть понимаема въ связи съ уже принятыми 2-й и 3-й статьей. Въ ней, какъ и въ прежнихъ двухъ, между прочимъ имѣется въ виду устранять правовымъ способомъ возможные между Церковью и государствомъ конфликты (столкновенія).

Церковь — общество и учрежденіе другой природы, чѣмъ государство. Она имѣетъ свои законы, данные ей не государствомъ, а вытекающіе изъ ея собственныхъ принциповъ. Поэтому отношеніе Церкви и государства нельзя опредѣлить по типу самоуправленій, какъ бы широко ихъ не понимать. Полное верховенство государства надъ находящимися въ его предѣлахъ самоуправленіями понятно само собой. Но подчинять государственному суверенитету Церковь и допускать значеніе ея постановленій и дѣйствій въ связи съ соотвѣтствіемъ ихъ государственнымъ законамъ возможно лишь пока остается не затронутой внутренняя церковная сфера. Въ противномъ случаѣ Церковь обязана не обращать вниманія на соотвѣтствіе или несоотвѣтствіе ея дѣйствій и постановленій съ законами государства и по примѣру св. апостоловъ повиноваться болѣе Богу, чѣмъ людямъ.

Такимъ образомъ въ 4-й статьѣ, какъ и въ предшествующей, необходимо сузить объемъ понятія «государственные законы» и указать, что подъ нимъ разумѣются законы, нормирующіе лишь внѣшній общій порядокъ жизни и не касающіеся ея религіозной стороны. Подобно этому нельзя оставлять безъ поясненія, за какими именно дѣйствіями органовъ Церкви предоставляется государственной власти наблюдать со стороны ихъ соотвѣтствія законамъ. Конечно, не за всѣми дѣйствіями. Церкви свойственно дѣйствовать въ области, къ которой законы государства не имѣютъ и не должны имѣть отношенія. Эта область — внутренняя жизнь Церкви и церковныя взаимоотношенія людей, опредѣляемыя на основаніи Св. Писанія, преданія и ея собственныхъ законовъ. Если государство дѣйствительно желаетъ предоставить Православной Церкви свободу и независимость, то наблюденіе за дѣйствіями ея органовъ должно сводиться лишь къ случаямъ, когда эти дѣйствія выходятъ за предѣлы внутренней церковной жизни и связаны съ общимъ внѣшнимъ порядкомъ.

Такъ или иначе это нужно отмѣтить въ разсматриваемой статьѣ во избѣжаніе могущихъ послѣдовать неумѣренныхъ притязаній по отношенію къ Церкви со стороны государства, особенно если его органы окажутся враждебно настроенными къ Церкви, что въ наше время очень возможно.

Отдѣлъ предлагаетъ наблюденіе надъ Церковью осуществлять въ судебно-административномъ и судебномъ порядкѣ. По моему мнѣнію, если говорить о двухъ порядкахъ, то нужно указать хотя общее основаніе для пользованія тѣмъ или другимъ. Это тѣмъ болѣе необходимо, что въ настоящее время непримѣнимъ ни судебно-административный, ни судебный порядокъ. Ихъ необходимо еще создать и составить соотвѣтствующіе законы. Поэтому въ законопроектѣ, имѣющемъ цѣлью нормировать отношенія Церкви и государства, полезно указать хотя принципъ устройства новыхъ порядковъ.

Князь Е. Н. Трубецкой. Предложеніе А. Б. Васильева вычеркнуть изъ законопроекта всю 4-ую статью можетъ показаться соблазнительнымъ, но дѣло въ томъ, что весь проектъ построенъ на томъ предположеніи, что Церковь не должна отдѣляться отъ государства, пользуясь отъ него разными услугами и особенно бюджетомъ. Отсюда ясно, что вычеркнуть 4-ую статью, безъ вреда для Церкви, нельзя. Здѣсь говорилось, что эта статья стѣснитъ свободу Церкви болѣе, чѣмъ законы прежняго государства. Нѣтъ, это не такъ. Вѣдь, какъ говоритъ статья, — государственная власть наблюдаетъ за дѣйствіями органовъ Православной Церкви лишь со стороны ихъ соотвѣтствія государственнымъ законамъ. Логическое удареніе здѣсь стоитъ на словѣ «лишь». Прежнее наблюденіе со стороны именно оберъ-прокурора было шире, онъ вліялъ на существенныя стороны церковнаго управленія, узурпировалъ власть патріарха и его вліяніе въ Церкви. Обращаюсь къ возраженію Н. Д. Кузнецова. Можетъ быть, можно внести его поправку, по которой государство имѣетъ надзоръ за несущественными дѣлами Церкви, за тѣмъ, что не имѣетъ отношенія къ внутренней церковной жизни. Но перечень дѣлъ Церкви, какія изъ нихъ подлежатъ надзору со стороны государства, мнѣ представляется и ненужнымъ, и невозможнымъ. Требуется вѣдь только то, чтобы государство могло наблюдать за органами церковнаго вліянія на окружающую среду, за соотвѣтствіемъ ихъ дѣятельности законамъ государства. И если мы не думаемъ отдѣляться отъ государства, то опасенія Н. Д. Кузнецова надо признать преувеличенными.

Итакъ, я не могу согласиться съ А. В. Васильевымъ: его поправка ставитъ насъ на путь отдѣленія Церкви отъ государства, а что касается поправки Н. Д. Кузнецова, то ему нужно внести въ нее формальныя исправленія.

А. В. Васильевъ. Въ пользу 3-й и 4-й статей у докладчика не нашлось другихъ доводовъ кромѣ того, что мысль статей разумѣется сама собой, но для ясности лучше оговорить. Князь Е. Н. Трубецкой привелъ другой доводъ: это — угроза лишиться помощи государства. Онъ говоритъ, что если этой статьи не помѣстимъ, то произойдетъ отдѣленіе Церкви отъ государства. Это пока — голое предположеніе. Самая мысль — установить отношеніе къ невѣдомому еще государству — неблаговременна, какъ и весь проектъ. Мы сами настроили себѣ предположеній о правовомъ государствѣ и, чтобы его заранѣе задобрить, создали для Церкви различныя ограниченія, опасаясь, что иначе Церковь лишится денежной помощи отъ государства. Я больше боюсь не того, какъ будущее государство отнесется къ намъ, а какъ будетъ относиться весь православный народъ къ проекту, который выйдетъ изъ среды нашего Собора. Съ этой точки зрѣнія настаиваю на исключеніи 4-й статьи. Она отдаетъ не очень далекой, но самой печальной стариной. Въ ней даже есть судебно-административный порядокъ наблюденія. Вѣдь это напоминаетъ административную юстицію бывшаго 3-го отдѣленія и органовъ при бывшемъ градоначальствѣ. Это — судебно-административный порядокъ.

Проф. С. Н. Булгаковъ. Въ основѣ законопроекта лежатъ двѣ мысли — первая та, что должно быть создано нѣкоторое удаленіе между церковью и государствомъ, и вторая та, что отношенія союза все же должны быть сохранены. Безспорно, что излишне тѣсная связь между Церковью и государствомъ, какъ она существовала въ Россіи въ прошломъ, когда Церковь была окована цѣпями государства и въ тѣло ея въѣдалась ржавчина этихъ цѣпей, — эта связь порвана. Бѣдствіе для Церкви было въ томъ, что она была огосударствлена. И, конечно, насъ, какъ членовъ ея, охватываетъ паѳосъ свободы Церкви. Но повѣрьте, что этотъ паѳосъ не чуждъ былъ и членамъ Отдѣла, составлявшимъ законопроектъ, повѣрьте, что и они стремились въ самомъ проектѣ предусмотрѣть отношенія между Церковью и государствомъ такъ, чтобы для нея сохранялась наибольшая свобода. Въ возраженіяхъ раздавшихся здѣсь, — возраженіяхъ весьма рѣшительныхъ и радикальныхъ, невольно усматриваемъ микробъ того радикальнаго отрицанія, который такъ распространенъ къ сожалѣнію, теперь, — отрицанія, сопровождающагося должнымъ чувствомъ отвѣтственности за все сказанное.

Здѣсь прозвучало слово конкордатъ. Пытались опредѣлить то содружество, которое должно быть установлено между Церковью и государствомъ, — терминомъ «конкордатъ». Но я думаю, что внести этотъ терминъ — это значило бы скорѣе затемнить, а не изъяснить статью.

Вѣдь исторически — конкордатъ — это типъ отношеній между церковью и государствомъ, принятый въ католичествѣ. Но вѣдь католичество — это нѣчто соворшенно иное, чѣмъ православіе. Католичество — это международная политическая организація; Вселенская же Православная Церковь — я ничуть не отрицаю ея вселенскаго характера — сущеетвуетъ фактически лишь какъ совокупность національныхъ церквей; она не имѣетъ вселенскаго органа, который бы связывалъ и объеданялъ національныя церкви, это недостатокъ, — но нельзя не считаться съ тѣмъ фактомъ, что нынѣ каждая Помѣстная Церковь существуетъ, какъ опредѣленная національная Церковь и границы ея совпадаютъ съ границами государства. При такомъ положеніи говорить о конкордатѣ — это значитъ вносить путаницу въ статью. Въ Отдѣлѣ уже обсуждали вопросъ о томъ, могугъ ли быть опредѣлены отношенія между православною Церковью и государствомъ терминомъ конкордатъ, — и вопросъ этотъ былъ рѣшенъ отрицательно.

Я особенно прошу помнить то, что уже указывалось Высокопреосвященнымъ Предсѣдателемъ, а именно, что при всякой критикѣ отдѣльныхъ статей законопроекта нужно имѣть въ виду весь проектъ въ его цѣломъ.

Одною изъ основныхъ мыслей законопроекта является та, что Церковь разсматривается въ немъ, какъ публично-правовой союзъ. Но вѣдь само собою понятяо, что всякій союзъ находится внутри государства, государство объемлетъ собою всѣ союзы, внутри его находящіеся, это равно относится и къ Церкви, поскольку Церковь въ феноменальной сторонѣ своего быта выступаетъ въ мірѣ, какъ одинъ изъ союзовъ. Въ этомъ смыслѣ государство объемлетъ и Церковь и, въ силу этого, не можетъ не наблюдать за нею — хотимъ мы того или не хотимъ. И вотъ на авторахъ проекта лежала задача послѣдовательно прослѣдить ту грань, гдѣ соприкасаются Церковь и государство, и возможно точно опредѣлить ее. Сдѣлать это необходимо вполнѣ лойяльно по отношенію къ государству — и нужно номнить, что лойальность не есть раболѣпство. Конечно, въ Церкви остается область, въ которой она пребываетъ совершенно независима и недосягаема для государства — но эта область, какъ кажется, достаточно четко очерчена въ проектѣ.

Графъ Д. А. Олсуфьевъ. Статья четвертая говоритъ объ административныхъ распоряженіяхъ, не объ актахъ юридическихъ, а о дѣйствіяхъ, поступкахъ органовъ Православной Церкви. Все это выражено въ статьѣ не точно, рудиментарно, но во всякомъ случаѣ рѣчь идетъ о дѣйствіяхъ, о поступкахъ. Можно догадываться, что смыслъ этой статьи такой: государственная власть не можетъ вмѣшиваться въ дѣйствія и распоряженія органовъ церковной власти, и можетъ только наблюдать за этими дѣйствіями съ точки зрѣнія соотвѣтствія ихъ государственнымъ законамъ. Я такъ понимаю эту статью, что государственная власть не можетъ приказывать церковной власти или отдавать ей распоряженія. Вотъ сокровенный смыслъ этой статьи, какъ я ее понимаю. Можетъ быть, я ошибаюсь. Пусть мнѣ тогда разъяснятъ. И вотъ я обращаюсь съ вопросомъ: можетъ ли, имѣетъ ли право государственная власть дѣлать распоряженія непосредственно церковной власти? На одинъ подобный случай недавно указалъ Преосвященный Кириллъ: именно, Правительство сдѣлало распоряженіе, чтобы духовенство не принимало никакого участія въ агитаціи по поводу выборовъ въ Учредительное Собраніе. Такого распоряженія государственная власть не въ правѣ дѣлать. Если агитація по поводу выборовъ въ Учредительное Собраніе разрѣшена всѣмъ гражданамъ, то правительственная власть можетъ только наблюдать за дѣйствіями органовъ Православной Церкви съ точки зрѣнія ихъ соотвѣтствія общимъ распоряженіямъ относительно выборовъ, но никакихъ спеціальныхъ распоряженій духовенству, какъ своего рода государственнымъ чиновникамъ, не должна дѣлать. Вотъ примѣръ, на которомъ должна быть выяснена мысль докладчика. Считаетъ ли онъ такое распоряженіе законнымъ и желательнымъ? Если мы не признаемъ законнымъ вмѣшательства государственной власти въ церковныя дѣла, то должны категорически сказать, что государство должно отказаться отъ наблюденія за дѣйствіями органовъ Православной Церкви по существу, а можетъ наблюдать только за соотвѣтствіемъ ихъ общимъ государственнымъ законамъ. Нѣтъ надобности указывать въ какомъ порядкѣ осуществляется это наблюденіе — въ судебно-административномъ или въ судебномъ. Для меня ясно, что судебный порядокъ наблюденія удобнѣе. Что значитъ наблюденіе въ судебно-административномъ порядкѣ — для меня не ясно. Не буду говорить, что тутъ допущенъ злой умыселъ, но недоразумѣніе тутъ есть. Повидимому, что то взято изъ отношеній губернаторовъ и комиссаровъ къ земствамъ.

Какъ будто предполагается учрежденіе или какой-то органъ, который можетъ кассировать распоряженія церковной власти. Если такъ, то нужно опредѣленно сказать, что это за органъ: Сенатъ или какое другое учрежденіе. Повторяю — повидимому имѣется въ виду повторить отношенія губернаторовъ къ земству. Губернаторъ имѣлъ право отмѣнить постановленія земскихъ собраній съ точки зрѣнія ихъ цѣлесообразности, а въ послѣднее время съ точки зрѣнія ихъ законности. Если онъ находилъ земскія постановленія незаконными, онъ входатъ въ Сенатъ съ рапортомъ объ отмѣнѣ этихъ постановленій. Это-ли имѣли въ виду составители нашего законопроекта. Слѣдуетъ указать инстанцію, черезъ которую государственная власть будетъ осуществлять наблюденія за дѣйствіями органовъ управленія Православной Церкви. Что это за инстанція? Сенатъ? Пусть скажутъ ясно.

Н. Д. Кузнецовъ. Сказанное докладчикомъ членомъ Собора С. Н. Булгаковымъ заставляетъ меня еще разъ занять вниманіе Собора.

Между независимой въ своей жизни Церковью и, какъ теперь принято выражаться, сувереннымъ государствомъ, помимо другихъ отношеній, можетъ существовать еще пограничная область, на которую простираютъ свою власть обѣ стороны и каждая на основаніи своего собственнаго правового порядка. Таковы, напримѣръ, вопросы о бракѣ, въ которомъ, кромѣ церковной стороны, есть и гражданская. Какъ разрѣшать правовымъ путемъ возможные здѣсь столкновенія между Церковью и государствомъ? Это не встрѣтило бы затрудненія, если бы надъ Церковью и государствомъ стоялъ какой-либо высшій юридическій порядокъ, который могъ бы издавать обязательныя для нихъ нормы на случай ихъ коллизій. При отсутствіи же такого порядка одна изъ сторонъ въ концѣ концовъ должна же сказать рѣшающее слово. Въ прежнее время, напр., въ Византіи и въ Европѣ въ средніе вѣка обыкновенно признавали, что это слово принадлежитъ Церкви. Каноны, напр., считали нужнымъ исполнять предпочтительнѣе, чѣмъ законы государства, несогласные съ ними. Отдѣлъ же, повидимому, оставляетъ рѣшающее слово за государствомъ, какъ это видно, напр., изъ 2-й, 3-й и 4-й статьи, устанавливающихъ верховенство государства надъ Церковью. Если же Отдѣлъ стремился основываться на союзѣ Церкви и государства, то рѣшающее значеніе должно было предоставить обоимъ, указавъ для этого ту или другую юридическую форму.

Если Соборъ, по примѣру Отдѣла, будетъ руководиться въ нѣкоторыхъ статьяхъ теоріей правового государства, то нельзя будетъ совершенно устранить верховенство государства надъ Церковью, признаваемое этой теоріей. Въ интересахъ большей независимости Церкви остается лишь возможно болѣе ослабить и ограничить верховенство надъ нею государства. Это достижимо, напр., установленіемъ необходимости извѣстныхъ соглашеній между Церковью и государствомъ, напоманающихъ теорію конкордатовъ. Подобнаго направленія мыслей вѣдь не чуждъ и самъ Отдѣлъ, какъ показываетъ, напр., 5-я и особенно 6-я ст., по которой законы, касающіеся Церкви, издаются государствомъ не иначе, какъ по соглашенію съ церковной властью. Въ XIX вѣкѣ конкордаты, какъ извѣстно, разсматривались въ качествѣ двустороннихъ договоровъ съ правовымъ значеніемъ и составляли законы церковные и законы государетвенные. Докладчикъ Отдѣла проф. С. Н. Булгаковъ полагаетъ, что такіе конкордаты возможны лишь между государствомъ и римско-католическсю церковью, имѣющею свою международную организацію въ Ватиканѣ. Возможность же напоминающихъ конкордаты соглашеній между русскимъ государствомъ и Русской Церковью г. Булгаковъ отвергаетъ, потому что Русская Церковь есть національная и не имѣетъ международной организаціи подобной римской. Но г. Булгаковъ, повидимому, забываетъ, что этотъ вопросъ болѣе или менѣе разрѣшается въ наукѣ церковнаго права при помощи, такъ называемой, легальной теоріи. Въ соглашеніи государства съ Церковью эта теорія усматриваетъ не юридическую связность сувереннаго государства, а лишь связность моральнаго характера какъ бы своего рода моральное обязательство. Основываясь на такомъ обязательствѣ, Церковь и государство, каждое въ своей области, издаютъ затѣмъ соотвѣтствующіе законы. Но мало того. Развѣ можно говорить о Русской Церкви только какъ о національной въ предѣлахъ русскаго государства? Русская Церковь находится вѣдь и въ Японіи и въ Китаѣ и въ Америкѣ и въ Урміи. Кромѣ того она, какъ не порвавшая связи съ Церковью Апостольской, представляетъ изъ себя часть Вселенской Церкви. Русская Церковь въ основѣ своей свято хранитъ Вселенское преданіе и органы высшей русской Церковной власти составляютъ часть органовъ церкви Вселенской. Въ этомъ отношеніи Русская Церковь содержитъ въ себѣ и начало, такъ сказать, международное, которое особенно ясно всегда можетъ проявиться на Вселенскихъ соборахъ. Государство нисколько не потеряетъ въ своемъ суверенитетѣ, если оно вступитъ въ соглашеніе, да еще моральнаго характера, съ представительствомъ Русской Церкви, какъ части Церкви Вселенской и простирающейся за предѣлы русскаго государства. Наконецъ не слѣдуетъ забывать, что въ настоящее время Россія находится въ состояніи полной анархіи и всѣ еще только кричатъ о необходимости созданія твердой государственной власти и пока совершенно не извѣстно, въ какія формы выльется будущій государственный строй. Отдѣлъ многія статьи своего законопроекта основываетъ, напр., на теоріи правового государства. Но никто сейчасъ не поручится, что въ Россіи будетъ непремѣнно правовое, а напр., не соціалистическое государство.

Поэтому въ основаніе законопроекта объ отношеніи Церкви и еще не опредѣлившагося государства едва ли полезно полагать какое либо начало или теорію, имѣющія въ виду уже окончательно установившіяся государства. Въ такомъ рѣдкомъ и едва ли не единственномъ въ исторіи законодательства случаѣ не лучше ли предпочесть теорію соглашенія между Церковью и государствомъ, мало связанную съ вопросомъ о формѣ государства и болѣе или менѣе примѣнимую ко всякому изъ нихъ, лишь бы оно заслуживало названія государства. Соотвѣтственно этому, можетъ быть, слѣдовало бы самому Отдѣлу переработать нѣкоторыя статьи обсуждаемаго законопроекта. Руководиться именно теоріей соглашенія, по моему мнѣнію, было бы послѣдовательнѣе для самаго Отдѣла, если онъ, какъ утверждаютъ докладчики, стремился установить союзъ между Церковью и государствомъ.

Въ 12 ч. 10 мин. объявляется перерывъ.





Засѣданіе возобновляется въ 12 час. 30 мин. дня.

Предсѣдательствующій. Слово принадлежитъ В. В. Радзамовскому.

В. В. Радзимовскій. Я позволю себѣ сказать краткое слово въ защиту того постановленія, которое выработано Отдѣломъ, такъ какъ оно подверглось критикѣ со стороны юристовъ и лицъ, свѣдущихъ въ дѣлѣ законодательномъ. Надо прежде всего имѣть въ виду, что ст. 4-я нельзя читать отдѣльно отъ другихъ статей и въ особенности отдѣльно отъ ст. 3-й. Если сопоставить эти двѣ статьи, то я нахожу, что по 3-й ст. государство признаетъ силу за издаваемыми Церковью постановленіями, но, разумѣется, признаетъ ихъ только до тѣхъ поръ, пока они не нарушаютъ государственныхъ законовъ. И это понятно, такъ какъ въ данномъ случаѣ Церковь мыслится и разсматривается не со стороны внутренняго значенія ея сущности религіозной, а лишь со стороны внѣшняго проявленія ея дѣятельности въ государствѣ. Съ этой точки зрѣнія Церковь, — какъ и всякая религіозная или иная община, — должна считаться съ требованіями законовъ физическихъ и юридическихъ. Отсюда и вытекаетъ то отношеніе государства къ церковному законодательству, о которомъ говоритъ ст. 3-я. Но разъ это такъ, то государство не можетъ уже отказаться и отъ надзора за дѣятельностью церковныхъ установленій, о чемъ говорится въ слѣдующей 4-й статьѣ. Этою статьею указывается способъ такого надзора государствеяной власти за дѣятельностью органовъ церковныхъ и въ этихъ способахъ нѣтъ ничего, что умаляло бы или ухудшало бы положеніе нашей Церкви. Достаточно напомнить, что прежде органы церковной власти являлись вмѣстѣ съ тѣмъ и органами государственными и такимъ образомъ и епархіальное управленіе и Святѣйшій Сѵнодъ носили характеръ двойственный, на подобіе двуликаго Януса, причемъ начало государственное всегда преобладало. Вѣдь поэтому то прежній Оберъ-Прокуроръ имѣлъ исключительно важное значеніе въ дѣлахъ церковныхъ: формально онъ стоялъ на стражѣ законности церковныхъ постановленій, безъ его одобренія ни одно постановленіе Сѵнода не могло воспріять силу; въ дѣйствительности же указанія Оберъ-Прокурора почти равносильны были закону, и всѣ дѣла разрѣшались подъ непосредственнымъ вліяніемъ Оберъ-Прокурора. Вотъ каково было отношеніе государства къ Церкви въ прежнее время. И если отсюда перейти къ содержанію 4-й ст., которая требуетъ, чтобы надзоръ государственный надъ дѣятельностью органовъ церковнаго управленія осуществлялся не иначе, какъ только въ судебномъ и судебно-административномъ порядкѣ, то ясно станетъ, что здѣсь не можетъ быть уже рѣчи ни о поглощеніи Церкви государствомъ, ни объ умаленіи ея святыни. Наоборотъ мы юристы привѣтствуемъ это постановленіе, такъ какъ на мѣсто произвола и усмотрѣнія Оберъ-Прокурора, которому не могъ противиться и епископатъ, теперь надзоръ государственный за дѣятельностью церковныхъ органовъ ограниченъ извѣстными рамками и Министръ Исповѣданій уже лишенъ будетъ возможности вліять на направленіе и разрѣшеніе церковныхъ дѣлъ такъ, какъ это дѣлалъ Оберъ-Прокуроръ. Государство уже не можетъ требовать отъ церковныхъ органовъ отчета, а лишь въ правѣ будетъ возбудить судебное преслѣдованіе противъ тѣхъ, кто допуститъ правонарушеніе. — Что касается надзора въ порядкѣ судебно-административномъ, то это значитъ слѣдующее: если какое либо постановленіе церковныхъ органовъ въ той области, которая соприкасается съ интересомъ гражданскимъ, напримѣръ въ области метрикаціи, будетъ сочтено нарушающимъ законъ, то государство въ лицѣ Министра Исповѣданій можетъ домогаться отмѣны такого постановленія, при посредствѣ цѣлой сйстемы судебно-административныхъ инстанцій, — начиная отъ судьи первой степени до Правительствующаго Сената. Здѣсь будетъ вестись настоящій состязательный процессъ съ участіемъ представителей Церкви и государства и споръ будетъ разрѣшенъ вполнѣ безпристрастно. Такимъ путемъ мы достигнемъ только свободы для церковной дѣятельности, а не отдаемъ ее подъ государственную опеку, такъ какъ при наличности положенія, заключающагося въ 4-й ст., нѣтъ уже мѣста произволу и усмотрѣнію. На основаніи этихъ соображеній я позволяю себѣ поддерживать 4-ю ст. въ томъ видѣ, какъ она выработана Отдѣломъ.

Предсѣдательствующій. Списокъ ораторовъ исчерпанъ. Заключительныя слова скажетъ докладчикъ П. И. Астровъ.

П. И. Астровъ. Статья эта касается самой общей рамки отношеній между Церковью и государствомъ. Суть ея чрезвычайно важна; здѣсь правильно указывается предѣлъ вмѣшательства государства въ дѣло Церкви; статья признаетъ, что государство можетъ вмѣшиваться въ дѣло Церкви не во всѣхъ отношеніяхъ, не входить въ разсмотрѣніе ея дѣлъ по существу, а только съ одной стороны — лишь со стороны ихъ соотвѣтствія государственнымъ законамъ. Это слово лишь имѣетъ большое значеніе. Изъ трехъ строчекъ этой статьи ни одного слова нельзя выкинуть. Сила статьи заключается въ томъ, что государственная власть наблюдаетъ за дѣятельностыо органовъ Церкви лишь со стороны ихъ соотвѣтствія государственнымъ законамъ. Ясно опредѣляется объемъ этого наблюденія. Не можетъ быть и рѣчи о томъ, что дѣлали прежде Оберъ-Прокуроры, которые говорили, что находятъ то или другое нужнымъ и цѣлесообразнымъ съ государственной точки зрѣнія и настаивали на исполненіи. А теперь государство должно наблюдать за церковными постановленіями не съ точки зрѣнія — хочу или не хочу, — а только въ томъ отношеніи, соотвѣтствуютъ или не соотвѣтствуютъ они государственнымъ законамъ. Рамки очень важныя. Здѣсь говорили, что можетъ быть рамокъ совсѣмъ не нужно, слѣдуетъ промолчать. Но если не установить рамокъ, то тѣмъ самымъ открывается возможность государственнаго вмѣшательства во всѣ шаги дѣятельности Церкви, какъ и когда этого захочетъ государство, а это совершенно невозможно и недопустимо. Обращаютъ вниманіе на положительную форму указанія, что государство набдюдаетъ за дѣйствіями органовъ Церкви. Но достаточно ясно, что въ этой положительной формѣ гораздо больше отрицательнаго по отношенію къ правамъ государства и болѣе выгораживается самостоятельность Церкви, чѣмъ если бы это было сдѣлано въ отрицательной формѣ. Если говоримъ въ положительномъ смыслѣ, куда государство можетъ вмѣшаться, и намѣчаемъ узкія рамки, значитъ во всѣ другія области не пускаемъ, и въ этомъ отношеніи большая разница, если бы выразили это въ отрицательной формѣ... Область возможнаго велика и трудно перечислить всѣ случаи, когда государство не можетъ вмѣшиваться, и отрицательная форма давала бы возможность вмѣшиваться во многихъ случаяхъ. Новымъ въ статьѣ является то, что совершенно опредѣленно намѣчаются рамки для вмѣшательства государства въ дѣла Церкви, и эта статья должна быть принята.

Продсѣдательствующій. Статья четвертая читается такъ: «Государственная власть наблюдаетъ за дѣйствіями органовъ Православной Церкви лишь со стороны ихъ соотвѣтствія государственнымъ законамъ и осуществляетъ это наблюденіе въ судебно-административномъ и судебномъ порядкѣ».

Постановлено: Принять ст. 4-я въ редакціи Отдѣла.

Предсѣдательствующій оглашаетъ и ставитъ на голосованіе ст. 5-ю въ редакціи Отдѣла: «Государство признаетъ церковную іерархію и церковныя установленія въ силѣ и значеніи, которыя имъ приданы церковными постановленіями».

Постановлено: Принять ст. 5-ю въ редакціи Отдѣла.

Предсѣдательствующій оглашаетъ ст. 6-ю въ редакціи Отдѣла: «Государственные законы по вопросамъ, касающимся Православной Церкви, издаются не иначе, какъ по соглашенію съ церковною властію».

Постановлено: Принять ст. 6-ю въ редакціи Отдѣла.

Предсѣдательствующій оглашаетъ ст. 7-ю въ редакціи Отдѣла: «Глава Русскаго государства, министръ исповѣданій и товарищъ министра исповѣданій должны быть православными».

А. В. Васильевъ. Я думаю, что слѣдуетъ обсуждать статью не только съ точки зрѣнія ясности редакціи. Здѣсь все ясно, но я хочу сдѣлать возраженіе по содержанію. Здѣсь говорится, что глава государства, министръ исповѣданій и его товарищъ должны быть православными. Здѣсь какъ бы заранѣе предполагается, что дѣлами Православной Церкви будетъ вѣдать министръ исповѣданій. А вѣдь еще не успѣло организоваться управленіе. Можетъ быть лицо, на которомъ будетъ лежать обязанность сношеній съ государственною властію, и не будетъ министромъ исповѣданій. И почему только министръ исповѣданій и его товарищъ должны быть православными. Не менѣе важно, чтобы и министръ Народнаго Просвѣщенія былъ православнымъ. Поэтому я думаю, что эту статью слѣдуетъ расширить и сказать: «Глава и начальники высшихъ органовъ Государственнаго Управленіл должны быть православными и по крайней мѣрѣ Министръ Народнаго Просвѣщенія».

Графъ П. Н. Апраксинъ. Признавая совершенно законнымъ и правильнымъ требованіе, чтобы глава государства былъ православный, считая, что это соотвѣтствуетъ ст. первой обсуждаемаго нами законопроекта и полагая, что Церковь Православная не можетъ занимать первенствующаго положенія, если глава государства не будетъ православный, — я не нахожу, однако, возможнымъ указать въ принимаемыхъ нами основныхъ положеніяхъ на то, чтобы Министръ Исповѣданій и Товарищъ Министра должны быть православные.

П. И. Астровъ. Едва ли слѣдуетъ подробно останавливаться на предложеніи исключить всю ст. 7-ю. Статья эта необходима какъ символъ. Пусть человѣкъ, стоящій во главѣ государства, и не вполнѣ будетъ соотвѣтствовать по духу Православной Церкви, но онъ долженъ быть православнымъ, потому что иначе не будетъ символа для православной Россіи. Сдѣлано было второе возраженіе о министрахъ. Графъ Апраксинъ полагаетъ, что объ нихъ не слѣдуетъ поминать въ ст. 7-й. Но его мысль не была раздѣлена Отдѣломъ. О всѣхъ министрахъ мы не говоримъ, а только о министрахъ, имѣющихъ отношеніе къ Православной Церкви. Разумѣется, желательно, чтобы всѣ министры были православнаго исповѣданія, но объ этомъ можно только желать.

Предсѣдательствующій. Ставлю на голосованіе поправку Н. Д. Кузнецова объ исключеніи всей седьмой статьи.

Постановлено: Поправку отклонить.

Предсѣдательствующій. Ставлю на голосованіе поправку графа Анраксина: «Глава Русскаго государства долженъ быть православнымъ». Положеніе о министрахъ исключается.

Постановлено: Поправку отклонить.

Предсѣдательствующій. Ставлю на голосованіе поправку А. В. Васильева: «Глава Русскаго Государства, а также Министры Исповѣданій и Народнаго Просвѣщенія и Товарищи ихъ должны быть православными».

Постановлено: Принять поправку.

Предсѣдательствующій. Ставлю на голосованіе поправку П. А. Россіева: «Глава Русскаго Государства, министръ исповѣданій и товарищъ министра исповѣданій должны быть православными отъ рожденія».

Постановлено: Поправку отклонить.

Предсѣдательствующій. Ставлю на голосованіе статью седьмую съ поправкой А. В. Васильева.

Постановлено: Статью седьмую принять съ поправкою А. В. Васильева.

Засѣданіе закрыто въ 2 ч. 15 мин.

Источникъ: Священный Соборъ Православной Россійской Церкви. Дѣяніе 42-ое, 16 Ноября 1917 года. // Прибавленія къ Церковнымъ вѣдомостямъ, издаваемымъ при Святѣйшемъ Правительствующемъ Сѵнодѣ. Еженѣдельное изданіе. № 3-4. — 31 января 1918 года. — Пг.: Типографія М. П. Фроловой (влад. А. Э. Коллинсъ), 1918. — С. 117-128.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0