Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 27 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ДѢЯНІЯ СВЯЩЕННАГО СОБОРА ПРАВОСЛАВНОЙ РОССІЙСКОЙ ЦЕРКВИ 1917-1918 ГГ.

Священный Соборъ Россійской Православной Церкви 1917-1918 гг.
Дѣяніе 41-ое, 15 Ноября 1917 года.

Въ началѣ засѣданія:

1. были заслушаны привѣтствія Собору.

2. Утверждено заключеніе Соборнаго Совѣта объ ускоренномъ порядкѣ разсмотрѣнія предначертаній Отдѣловъ.

3. Передано въ Отдѣлъ о правовомъ и имущественномъ положеніи духовенства для болѣе тщательной разработки слѣдующее заявленіе за подписью 30 членовъ Собора:

«Священный Соборъ Россійской православной Церкви, съ глубокой тревогой помышляя о крайне бѣдственномъ положеніи православнаго приходскаго духовенства въ настоящіе дни неимовѣрно возросшей дороговизны на всѣ предметы первой необходимости, обращается ко всѣмъ вѣрнымъ чадамъ Церкви Россійской съ горячимъ призывомъ усугубить свое усердіе къ доброхотнымъ даяніямъ членамъ приходскихъ причтовъ за требы хотя бы въ нѣкоторомъ соотвѣтствіи съ возрастаніемъ цѣнъ на всѣ жизненные продукты и предметы первой необходимости».

4. Утверждено заключеніе Соборнаго Совѣта о передачѣ въ Св. Сѵнодъ для дальнѣйшаго направленія:

а) ходатайства Епископскаго Совѣщанія о томъ, чтобы «Донской 1-го класса ставропигіальный необщежительный мужской монастырь назначить для проживанія преосвященныхъ, увольняющихся отъ управленія епархіи на покой, съ тѣмъ, чтобы монастырь управлялся соборомъ сихъ преосвященныхъ въ непосредственномъ подчиненіи патріарху».

б) заявленіе за подписью 30 членовъ собора объ отмѣнѣ опредѣленія Святѣйшаго Сѵнода отъ 26 Мая сего года, коимъ Петроградская Александро-Невская Лавра изъята изъ управленія Петроградскаго митрополита и подчинена непосредственно Святѣйшему Сѵноду, съ назначеніемъ особаго настоятеля, въ санѣ Епископа или архимандрита, непосредственно не подчиненнаго Петроградскому митрополиту.

Предсѣдательствующій. Приступаемъ къ обсужденію доклада о правовомъ положеніи Церкви въ государствѣ.

Докладчикъ проф. Булгаковъ дѣлаетъ отъ имени Отдѣла докладъ, обосновывающій выработанныя Отдѣломъ положенія (означенный докладъ напечатанъ въ видѣ особой статьи въ № 1 Церковныхъ Вѣдомостей за текущій годъ) и оглашаетъ составленную имъ во порученію Отдѣла декларацію объ отношеніи Церкви къ государству слѣдующаго содержанія:

«Церковь Христова озаряетъ міръ свѣтомъ истины, она есть соль, его осоляющая. Не можетъ быть положено предѣла для области ея вліянія. Она есть новая закваска, претворяющая все естество человѣческой жизни, и не существуетъ въ ней стихіи, совершенно недоступной для этой закваски. Ибо воистину воплотился и непреложно вочеловѣчился Господь Іисусъ Христосъ. Онъ пріялъ на себя всѣ тяготы человѣческой жизни и тѣмъ призвалъ нести ихъ во имя Христово. Во всѣхъ дѣлахъ человѣческихъ одинаково должно стремиться къ исканію воли Божіей и къ ея совершенію чрезъ свободную волю человѣка, таково неотмѣнное требованіе христіанской вѣры. Нераздѣльна христіанская совѣсть, ею единою долженъ опредѣляться человѣкъ во всехъ своихъ дѣлахъ и начинаніяхъ, движимый христіанскимъ вдохновеніемъ, просвѣтляемый благодатію Святаго Духа — Утѣшителя.

Поэтому такія ученія, которыя обрекаютъ вѣру христіанскую на окончательное безсиліе въ жизни, ограничивая ее областью замкнутаго самосознанія, низводя ея назначеніе до личнаго настроенія, какъ бы прихоти вкуса, въ сущности охуждаютъ вѣру Христову и противорѣчатъ самому ея существу. Ни въ какомъ смыслѣ не можетъ быть отдѣлена отъ жизни или разсматриваться, какъ «частное дѣло» личности «сія побѣда побѣдившая міръ», вѣра наша. Напротивъ, вѣдаемъ, что и «малъ квасъ все смѣшеніе кваситъ». Отсюда оцѣниваемъ, въ частности, и столь распространенную нынѣ мысль о полномъ отдѣленіи церкви отъ государства, т. е. не только внѣшнемъ, но и внутреннемъ отторженіи всей государственности отъ всякаго вліянія церковнаго. Такое требованіе подобно пожеланію, чтобы солнце не свѣтило, а огонь не согрѣвалъ, Церковь по внутреннему закону своего бытія, не можетъ отказаться отъ признанія просвѣтлять, преображать всю жизнь человѣчества, пронизывать ее своими лучами. Въ частности и государственность она ищетъ исполнять своимъ духомъ, претворять ее по своему образу. Посему при опредѣленіи внутренняго отношенія между церковью и государствомъ, руководящимъ вачаломъ для христіанской совѣсти является не взаимное отчужденіе и расхожденіе обѣихъ стихій, но напротивъ, ихъ наибольшее сближеніе чрезъ внутреннее вліяніе церковной стихіи въ области государственной, въ какихъ бы внѣшнихъ формахъ это не выражалось.

Только въ такомъ свѣтѣ и можно понять самоопредѣленіе церкви относительно государства въ христіанской исторіи. Въ тотъ урочный часъ всемірной исторіи, когда предъ очами св. равноапостольнаго царя Константина загорѣлось небесное знамѣніе — Св. Крестъ, и былъ имъ постигнутъ истинный смыслъ видѣнія, власть кесаря, начало государственности, также перестаетъ уже сознавать себя самодовлѣющимъ, высшимъ началомъ человѣческой жизни. Государство признало для себя высшій авторитетъ церкви Христовой, а церковь приняла на себя новую задачу въ исторіи, а вмѣстѣ съ тѣмъ въ извѣстной мѣрѣ возложила на себя и отвѣтственность за судьбы земного царства. Въ обрядѣ вѣнчанія на царство освящая своимъ благословеніемъ государственную власть кесарей Византійскихъ, церковь тѣмъ самымъ призывала ее къ совершенію воли Божіей въ своей области. Предъ христіанской совѣстью новыхъ міродержцевъ предстала обязанность — воспринимать эту власть, какъ христіанское служеніе, которое должно совершаться по духу любви Христовой. Эту мысль о высокомъ призваніи христіанской власти и нарочитыхъ ея задачахъ восприняла отъ Византіи, вмѣстѣ съ обрядомъ вѣнчанія на царство, и московская Русь. Этою мыслью и опредѣлилось ея церковно-политическое міровоззрѣніе, а на этомъ духовномъ фундаментѣ и созидалась древняя россійская держава. Нормальное взаимоотношеніе церкви и государства для церковнаго сознанія связывалось и здѣсь не съ той или иной политической формой и организаціей власти, но съ признаніемъ велѣній христіанской совѣсти для области государственной. Посему и нынѣ, когда волею Провидѣнія рушилось въ Россіи царское самодержавіе, а на замѣну его идутъ новыя государственныя формы, православная церковь не имѣетъ сужденія объ этихъ формахъ со стороны ихъ политической цѣлесообразности, но она неизмѣнно стоитъ на такомъ пониманіи власти, по которому всякая власть должна быть христіанскимъ служеніемъ. Предъ лицомъ церкви можетъ оказаться оправданной всякая политическая форма, если только она исполнена христіанскимъ духомъ или, по меньшей мѣрѣ, этого ищетъ. И наоборотъ, противленіе этому духу всякую государственную организацію превращаетъ въ царство «звѣря», изображенное у Тайновидца, дѣлаетъ ее игралищемъ себялюбія, личнаго или классоваго. Противленіе это, по свидѣтельству исторіи, возможно при всякой формѣ правленія, одинаково какъ при самодержавіи, такъ и при народоправствѣ. На основаніи сказаннаго и новая власть въ Россіи явится правой предъ лицомъ церкви лишь въ той мѣрѣ, насколько она будетъ воодушевлена ревностью дѣйствовать по духу Христову, отметая духъ самовластія и прелесть человѣкобожія.

Въ семъ именно смыслѣ нынѣ, какъ и встарь, православная церковь счичаетъ себя призванной къ господству въ сердцахъ русскаго народа, и желаетъ, чтобы это выразилось и при государственномъ его самоопредѣленіи. Ея высокому достоинству не соотвѣтствуютъ мѣры внѣшняго принужденія, направленныя къ расширенію этого духовнаго господства, но при этомъ насилующія религіозную совѣсть иновѣрныхъ русскихъ гражданъ. Однако, государство Россійское, если оно не захочетъ отрывать себя отъ духовныхъ и историческихъ своихъ корней, само должно охранять первенствующее положеніе православной Церкви въ Россіи, внимая ея нуждамъ и съ своей стороны пролагая разумными мѣрами путь для духовнаго ея воздѣйствія на жизнь народную.

Подобное содѣйствіе, соединенное съ почтительной внимательностью къ нуждамъ православія въ Россіи, есть историческій и національный долгъ русской совѣсти, а вмѣстѣ и велѣніе государственной мудрости, блюдущей духовныя силы народа, а ихъ не расточающей. Предоставляя творчеству законодателей точнѣйшее опредѣленіе правового положенія церкви въ новомъ русскомъ государствѣ, Священный Соборъ предначертываетъ съ своей стороны лишь примѣрный и предположительный проектъ основныхъ началъ, которыя должны, по его мнѣнію, явиться при семъ руководящими».

Голоса: спасибо, спасибо.

Предсѣдательствующій. Прочитанная С. Н. Булгаковымъ декларація не была въ соборномъ Отдѣлѣ всѣми одобрена. Одобреніе она получила отъ большинства, но меньшинство не все въ ней одобрило. Поэтому послѣ заголовка деклараціи, впереди текста ея и сказано: «по порученію Отдѣла состаставлена проф. С. Н. Булгаковымъ». Декларація даже не голосовалась большинствомъ, а принята только какъ взглядъ большинства по изложенному въ ней вопросу. Поэтому я и теперь, въ нашемъ общемъ собраніи, также не ставлю ее на голосованіе. По отдѣльнымъ ея мыслямъ можно будетъ высказаться при постатейномъ обсужденіи доклада объ отношеніи церкви къ государству. Когда декларація будетъ отпечатана, она будетъ роздана членамъ Собора. Прошу приступить къ докладу второго докладчика по обсуждаемому вопросу, проф. Ѳ. И. Мищенко.

Проф. Ѳ. И. Мищенко. Послѣ изложенія С. Н. Булгаковымъ общей точки зрѣнія по вопросу объ отношеніи между Церковью и государствомъ, я имѣю въ виду обратить ваше вниманіе на докладъ отдѣла, который вы имѣете въ печатномъ видѣ. Что представляетъ собой этотъ докладъ по своему заданію? Онъ является не болѣе, какъ законопроектомъ, приготовленнымъ Церковью къ предстояшему Учредительному Собранію, для представленія Государственной власти вообще, главнымъ же образомъ для Учредительнаго Собранія. Конкретное поясненіе этого въ данномъ случаѣ сдѣлано въ самомъ текстѣ. Такимъ образомъ и появились статьи доклада, напечатанныя крупнымъ шрифтомъ и сопровождающіяся поясненіемъ, напечатаннымъ мелкимъ шрифтомъ; есть поясненія, обращенныя къ Собору. Здѣсь Отдѣлъ выясняетъ какъ общія положенія объ отношеніи Церкви къ государству, такъ и отдѣльныя конкретныя предложенія, имѣя въ виду особенную важность послѣднихъ. Но отдѣлъ излагаетъ не всѣ конкретныя детали, а только наиболѣе общія, которыя должны сложиться въ основныя, главныя нормы отношеній между Церковью и государствомъ. Нужно сказать, что по вопросу объ отношеніи Церкви къ государству, какъ мы видѣли и изъ общихъ сужденій С. Н. Булгакова, Отдѣлъ стоитъ въ отрицательномъ отношеніи къ полному отдѣленію Церкви отъ государства. Отдѣлъ, конечно, не воспроизводитъ той формулы, которая господствовала у насъ въ этихъ отношеніяхъ раньше, находя невозможнымъ ея воспроизведеніе въ условіяхъ новой жизни. Огдѣль признаетъ необходамой перемѣну въ этой области, но считаетъ въ тоже время невозможными, недопустимыми и тѣ крайности, которыя въ этой сферѣ имѣютъ мѣсто въ нѣкоторыхъ государствахъ. Установивъ эти положенія, Отдѣлъ рѣшилъ найти путь для выясненія вопроса въ частныхъ положеніяхъ доклада; однако въ большинствѣ своемъ они выясняютъ основной вопросъ объ отношеніи между Церковью и государствомъ.

Предсѣдательствующій. Изъ рѣчи С. Н. Булгакова выяснилась общая точка зрѣнія Отдѣла на подлежащій нашему обсужденію вопросъ: согласенъ ли Соборъ съ той мыслью, что церковь должна быть въ союзѣ съ государствомъ, но подъ условіемъ свободнаго своего внутренняго самоопредѣленія? Если Соборъ согласенъ, то не надо будетъ и преній по вопросу объ отдѣленіи Церкви отъ государства, и мы перейдемъ къ постатейному чтенію.

Постановлено: Принять положеніе, въ силу коего Православная Церковь въ Россіи должна быть въ союзѣ съ государствомъ, но подъ условіемъ своего свободнаго внутренняго самоопредѣленія.

Проф. Ѳ. И. Мищенко. Въ первой статьѣ доклада заключаются три мысли: 1) Православная Церковь должна занять первенствующее въ Россіи положеніе между другими исповѣданіями; 2) положеніе православной Церкви должно быть публично-правовымъ; и 3) мотивомъ первенствующаго и публично-правового положенія православной Церкви явтяется то, что эта Церковь есть величайшая святыня огромнаго большинства населенія въ Россіи. Соотвѣтственно съ этими мыслями построена и техника изложенія проекта. Что такое, прежде всего, первенство положенія православной Церкви? Это раскрыто въ цѣломъ рядѣ дальнѣйшихъ статей, такъ какъ первенство первенству — рознь и потому требуетъ своего выясненія. Далѣе, публично-правовое положеніе Церкви реально можетъ быть различнымъ; какимъ оно должно быть у насъ, это и устанавливается въ дальнѣйшихъ статьяхъ. Наконецъ, что касается мотивировки первыхъ двухъ положеній, то она, конечно, ясна сама собой. Въ виду того, что 1-ое и 2-ое положенія статьи 1-й раскроются при обсужденіи дальнѣйшихъ статей, то, когда откроются пренія по статьямъ, я предложилъ бы отложить пренія по 1-й статьѣ и обсуждать и голосовать ее въ заключеніе всего постатейнаго обсужденія проекта, какъ это сдѣлано и въ Отдѣлѣ, разсматривавшемъ проектъ.

Предсѣдательствующій. Быть можетъ угодно будетъ Собору обсудить и голосовать эту статью по окончаніи постатейнаго обсужденія всего проекта?

Постановлено: Принять предложеніе предсѣдательствующаго.

Предсѣдательствующій читаетъ 2-ю статью доклада: «Православная Церковь въ Россіи въ ученіи вѣры и нравственности, богослуженіи, внутренней церковной дисциплинѣ независима отъ государственной власти, а въ дѣлахъ церковнаго законодательства, управленія, суда и сношеній съ другими автокефальными церквами, руководясь своими догматико-каноническима началами, пользуется правами самоуправленія и самоопредѣленія».

А. В. Васильевъ. Въ принятомъ сейчасъ Соборомъ предложеніи Предсѣдателя устанавливается точка зрѣнія Собора на отношенія православной Церкви къ государству. Оно изложено въ духѣ деклараціи, прочитанной проф. С. Н. Булгаковымъ. Но первыя четыре статьи доклада Отдѣла о правовомъ положеніи Церкви въ государствѣ не согласны съ принятымъ рѣшеніемъ и съ деклараціей и находятся въ противорѣчіи въ ними. Въ этихъ статьяхъ Церкви православной отводится въ государствѣ не то мѣсто, которое она занимала со временъ св. князя Владиміра и которое должна сохранить и впредь. Я думаю, что первыя 4 статьи нужно совсѣмъ исключить и замѣнить деклараціей проф. С. Н. Булгакова, а докладъ начать прямо со статьи пятой.

До послѣдняго времени вѣра и Церковь православная были господствующими въ русскомъ государствѣ, и съ тѣхъ поръ, какъ Константинъ Великій въ Римской Имперіи и Великій князь Владиміръ у васъ на Руси признали законъ Христа руководящимъ началомъ государственной жизни, правовое положеніе православной Церкви въ Россіи опредѣлялось не такъ, что Церковь подчинялась государству, — а наобороть, государство считало для себя обязательнымъ считаться съ христіанскимъ закономъ и руководствовалось имъ. Я говорю не о дѣйствительности, ибо она всегда отступаетъ отъ идеала, — а о томъ, что государство признавало руководство Церкви и закова Христова. Эта мысль и выражена въ деклараціи проф. С. Н. Булгакова. Между тѣмъ при составленіи доклада о правовомъ положеніи Церкви въ Россіи принято, какъ дѣло рѣшенное, что государство у насъ будетъ правовое и Церковъ должна занять въ немъ особливое положеніе и хотя не отдѣлена отъ государства, но становится хотя и первой, но наряду съ другими исповѣданіями даже нехристіанскими. Это пониженіе положенія Церкви въ государствѣ и имѣетъ видъ отступничества.

Указанныя статья противорѣчатъ не только деклараціи, но и сами себѣ. Статья вторая говоритъ, что православная церковь въ Россіи пользуется правами самоуправленія, а статья третья, что постановленія и узаконенія, издаваемыя для себя православною Церковью въ установленномъ ею самою порядкѣ, признаются имѣющими юридическую силу и значеніе, поскольку эти акты не нарушаютъ государственныхъ законовъ. Такимъ образомъ не государство должно руководиться въ своей законодательной и правительственной дѣятельности христіанскимъ закономъ, а наоборотъ, Церковь въ своемъ законодательствѣ и дѣйствіяхъ должна примѣняться къ государственнымъ законамъ. Въ статьѣ 4-й говорится, что государственная власть   н а б л ю д а е т ъ   за дѣйствіями органовъ православной Церкви. Объ этомъ можетъ говорить, это можетъ узаконить государственная власть, но не церковная и не Собору ставить себя подъ контроль государства. Поэтому я предлагаю исключить первыя 4 статьи, предпославъ остальной части законопроекта о правовомъ положеніи православной церкви въ Россіи предложенную С. Н. Булгаковымъ декларацію, или же, по меньшей мѣрѣ, отложить ихъ обсужденіе до принятія деклараціи.

Проф. С. Н. Булгаковъ. Я прошу слова, чтобы сдѣлать внѣочередное заявленіе. Самъ я не нахожу несоотвѣтствія съ прочитанною мною деклараціею первыхъ 4-хъ статей законопроекта, а усматриваю полное ихъ согласіе.

Проф. П. Н. Жуковичъ. Позволяю себѣ обратить вниманіе Собора на слѣдующее. Я имѣю въ виду сношенія русской православной Церкви съ другими автокефальными церквами. Вторая статья законопроекта дѣлится на двѣ части. Въ первой части говорится, что православная Церковь въ Россіи въ ученіи вѣры и нравственности, богослуженіи, внутренней духовной дасциплинѣ независима отъ государственной власти. Во второй части той же статьи Церкви православной въ дѣлахъ церковнаго законодательства, управленія и проч. предоставляется меньшее, — именно право самоуправленія и самоопредѣленія. Сюда, во вторую часть статьи вгорой — отнесены и сношенія ея съ другими автокефальными церквами. Въ этихъ сношеніяхъ она должна пользоваться полною независимостью. Я рѣшительно не могу представить, кто будетъ контролировать сношенія русской церкви или Патріарха съ другими автокефальными церквами? Министерство Иностранныхъ Дѣлъ? Но рѣчь идетъ о сношеніяхъ по дѣламъ церковнымъ. Если бы Патріархъ позволилъ себѣ сноситься съ автокефальными церквами по другимъ вопросамъ, онъ подлежитъ отвѣтственности. Мы ставимъ православную русскую церковь въ худшее положеніе, чѣмъ церкви другихъ исповѣданій. Католики до послѣдняго времени сносились съ Римомъ черезъ Министерство Иностранныхъ Дѣлъ, но теперь порядокъ этотъ отмѣненъ и Римско-католическій Могилевскій митрополитъ и другіе католическіе епископы въ Россіи сносятся съ Римомь безъ контроля правительства.

В. И. Зеленцовъ. Думаю, что перечисленіе въ той же второй статьѣ дѣлъ, въ которыхъ православная Церковь независима отъ государственной власти, — неполно и страдаетъ существеннымъ недостаткомъ. Я нахожу, что православная церковь въ Россіи не можетъ быть зависима отъ государственной власти въ своемъ іерархическомъ устройствѣ. Въ Австріи, напримѣръ, безъ разрѣшенія государства нельзя поставить священника и даже епископа. Можетъ быть и у насъ проявится такое же стремленіе. Это положительно недопустимо, и противорѣчитъ догматамъ вѣры, и я нахожу нужнымъ пополнить перечень дѣлъ въ пунктѣ первомъ статье второй включеніемъ дѣлъ объ іерархическомъ устройствѣ Церкви.

Во второй части второй статьи допущена неясность: говорится, что въ дѣлахъ церковнаго законодательства православная Церковь пользуется правами самоопредѣленія и самоуправленія. Но церковное законодательство касается вѣры, нравственности, богослуженія и церковной дисциплины.

Я вношу конкретное предложеніе изложить вторую статью такъ: «Россійскяя православная церковь, будучи неотдѣлимой частью единой православной церкви, независима отъ государственной власти въ области своего ученія вѣры и нравственности, въ богослуженіи, внутренней церковной дисциплинѣ, іерархическомъ устройствѣ и въ сношеніяхъ съ другими Церквами, находящимися за предѣлами Россіи. Въ дѣлахъ внутренняго церковно-гражданскаго законодательства, управленія и суда, Россійская Православная Церковь, руководясь своими догматико-каноническими началами, пользуется правами самоуправяенія и самоопредѣленія».

Въ 12 час. 10 мин. объявляется перерывъ.





Засѣданіе возобновляется въ 12 час. 40 мин. дня.

И. М. Громогласовъ. По отношенію къ области церковнаго законодательства, упрявленія и суда въ большей мѣрѣ должна быть ограждена самостоятельность Церкви и должно быть опущено слово «самоопредѣленіе».

Н. Д. Кузнецовъ. Статья 2-ая содержитъ въ себѣ внутреннее противорѣчіе и въ такомъ изложеніи едва ли можетъ входить въ проектъ закона, составляемый Соборомъ. Первая часть статьи устанавливаетъ независимость Церкви отъ государственной власти въ ученіи вѣры и нравственности, богослуженіи и внутренней церковной дисциплинѣ. Логическимъ слѣдствіемъ этого должно быть, что эта независимость Церкви въ ея полномъ объемѣ сохраняется, когда Церковь это самое ученіе вѣры и нравственности, богослуженіе и внутреннюю церковную дисциплину будетъ облекать въ форму церковнаго законодательства, дѣлать на основаніи ихъ тѣ или другія распоряженія по церковному управленію, рѣшать, руководясь своими началами, судебныя дѣла и сноситься по дѣламъ церковнымъ съ другими автокефальными церквами. Между тѣмъ Отдѣлъ признаетъ полную независимость Церкви лишь пока она ограничивается ученіемъ вѣры и нравственности, совершеніемъ богослуженія и соблюденіемъ своей внутренней дисциплины. Но какъ только Церковь начнетъ дѣйствовать по поводу этихъ самыхъ предметовъ путемъ законодательства, распоряженій по управленію, рѣшеніями по церковному суду и путемъ сношеній съ другими церквами, то положеніе Церкви въ отношеніи государства измѣняется. Вмѣсто независимости Отдѣлъ переводитъ Церковь на положеніе только самоуправляющейся единицы. Что же это значатъ? Нужно отдать себѣ ясный отчетъ въ юридической природѣ разныхъ самоуправляющихся единицъ, каковы въ Россіи, напримѣръ, земства и города. Самое возникновеніе такихъ единицъ зависитъ не отъ нихъ, а составляетъ волевой актъ со стороны государства. Устройство и дѣятельность самоуправляющихся единицъ основаны на государственныхъ законахъ, иногда предоставляющихъ имъ ограниченное право устанавливать лишь подробности своей организаціи или по вопросамъ второстепенной важности. Самоуправляющіяся единицы могутъ свободно самоопредѣляться только въ предѣлахъ, отмежеванныхъ ихъ владѣнію государствомъ. Власть, которой пользуются такія единицы, — есть власть производная отъ государства. Она предоставляется имъ и въ интересахъ самого государства, которое обезпечивается при помощи такого самоуправленія лучше, чѣмъ если бы ее отправляли органы самого государства. Самоуправляющіяся единицы естественно входятъ въ административную организацію самого государства. Если самоуправляющимся единицамъ предоставляется, напримѣръ, вѣдать дѣлами судебными, то въ этомъ случаѣ особенно ясно выступаетъ, что компетенція этихъ единицъ, ихъ судебная власть есть только делегированныя отъ государства. Неужели же Соборъ можетъ призвать, что природа Церкви въ отношеніи государства можетъ быть подводима подъ понятіе самоуправленій? Неужели же Церкви можно предоставить право законодательства, управленія, суда и сношеній съ другими церквами только въ порядкѣ самоуправляющихся единицъ? Приходится напомнить, что Церковь есть величина, имѣющая особую природу, ея жизнь и дѣятельность, выражающаяся, напримѣръ, въ законодательствѣ, управленіи и судѣ, происходитъ по ея собственнымъ началамъ и принципамъ, церковная власть дѣйствуетъ отъ имени Церкви и не только не нуждается ни въ какой делегаціи отъ государства, но и другой природы, чѣмъ власть государственная.

П. И. Астровъ. Что такое ст. 2-я? Это рабочая статья, это какъ бы общая рамка, которая очерчиваетъ границы правоотношеній Церкви и государства. Обсуждая эту статью, нужно помнить, что это статья общаго характера, она опредѣляетъ одинъ изъ общихъ и основныхъ принциповъ, на которыхъ построенъ весь проектъ. Я позволяю себѣ сравнивать ее съ рамкой. Какъ рамка, она должна быть достаточно широка, должна предоставлять полный просторъ церковной жизни.

Нѣкоторые ораторы (г. Зеленцовъ, Н. Д. Кузнецовъ и др.) указывали на то, что рамки той свободы Церкви, которыя намѣчаются разбираемой статьею, слишкомъ узки. Въ частности Н. Д. Кузнецовъ говорилъ о томъ, что даже свобода церковнаго законодательства по смыслу этой статьи недостаточно обезпечена, и законъ церковный рискуетъ остаться лишь въ книгахъ, не принявъ явной формы закона. Всѣ эти опасенія излишни. Нѣтъ, рамки этой статьи достаточно широки. У всѣхъ ораторовъ, критиковавшихъ эту статью, проскальзывало одно слово, которое можетъ вводить въ заблужденіе — это слово о контролѣ. Здѣсь рѣчь можетъ идти вовсе не о контролѣ, а о томъ, что Церковь, поскольку она проявляетъ себя въ области внѣшней, земной жизни, не можетъ не считаться съ суверенитетомъ государства.

Нѣкоторымъ неугодно слово «самоуправленіе»; полагали, что самоуправленіе Церкви нужно понимать по типу земскаго и городского самоуправленія. Но вотъ какъ разъ, чтобы не смѣшивать совершенно особые виды самоуправленій — именно самоуправленія земскаго и самоуправленія церковнаго, — къ термину «самоуправленіе» прибавленъ терминъ «самоопредѣленіе». Самоуправленіе земское — это самоуправленіе жалованное, существующее постольку, поскольку оно даруется, жалуется государствомъ. Между тѣмъ самоуправленіе церковное не есть самоуправленіе жалованное, существующее только въ силу   д а р а   со стороны государства. Вотъ это обстоятельство и подчеркивается терминомъ «самоопредѣленіе».

Перехожу къ поправкамъ, предложеннымъ проф. Жуковичемъ и Зеленцовымъ. Пр. Жуковичъ предлагаетъ перенести слова въ дѣлѣ «сношеній...  с ъ   д р у г и м и   а в т о к е ф а л ь н ы м и   ц е р к в а м и»   въ первую половину статьи. Для чего это? Это для того, чтобы въ сношеніяхъ съ другими церквами Церковь не поллежала контролю со стороны государства. Но здѣсь нѣтъ и рѣчи о какомъ-либо контролѣ со стороны государства, и контроля этого нечего опасаться. Нужно имѣть въ виду характеръ самыхъ дѣлъ, по которымъ возможно сношеніе. Вѣдь если сношенія будутъ касаться внѣшней земной стороны жизни церковной, то, конечно Церкви нельзя не счататься съ государственнымъ суверенитетомъ. Вотъ только это необходимое обстоятельство и устанавливается этою статьею. Перехожу къ возраженію Члена Собора Зеленцова. Онъ предлагаетъ оговорить въ этой статьѣ начало церковной іерархіи, — высказать ту мысль, что государство принимаетъ церковную іерархію. Но нужно имѣть въ виду, что проектъ содержитъ ст. 5, которая спеціально трактуетъ вопросъ объ іерархіи. Вопросъ объ іерархіи весьма важенъ и долженъ быть вынесенъ въ особую статью. Упоминать объ іерархіи въ ст. 2 значило бы лишь загромождать эту статью и лишать самостоятельнаго значенія ст. 5-ю.

Предсѣдательствующій: Ставлю на голосованіе слѣдующую поправку А. В. Васильева: «предлагаю исключить первыя 4 статьи, предпославъ остальной части законопроекта о правовомъ положеніи Православной Церкви въ Россіи предложенную С. Н. Булгаковымъ декларацію».

Постановлено: поправку отклонать.

Предсѣдательствующій: Ставлю на голосованіе поправку проф. П. Н. Жуковича: «предлагаю перенести упомананіе о сношеніяхъ съ другими автокефальными Церквами — изъ второй въ первую часть положенія».

Постановлено: принять поправку.

Поправки В. Н. Зеленцова и проф. И. М. Громогласова отклоняются.

Предсѣдательствующій: оглашаетъ ст. 2-ю съ поправкою проф. П. Н. Жуковича: «православная Церковь въ Россіи въ ученіи вѣры и нравственности, богослуженіи, внутренней церковной дисциплинѣ и сношеніяхъ съ другими автокефальными церквами независима отъ государственной власти, а въ дѣлахъ церковнаго законодательства, управленія и суда, руководясь своими догматик-каноническими началами, пользуется правами самоуправленія и самоопредѣленія».

Постановлено: принять ст. 2-ю въ изложенной редакціи.

Предсѣдательствующій оглашаетъ ст. 3-ю основныхъ положеній доклада: «постановленія и узаконенія, издаваемыя для себя Православной Церковью въ установленномъ ею самою порядкѣ, равно и акты церковнаго управленія и суда, со стороны государства признаются, со времени обнародованія ихъ церковной властью, имѣющими юридическую силу и значеніе, посколько эти акты не нарушаютъ государственныхъ законовъ».

А. В. Васильевъ. Положеніе ослабляется выраженіемъ: «поскольку эти акты не нарушаютъ государственныхъ законовъ». Эта оговорка совершенно излишяя. Въ ст. 5-й говорится о церковныхъ постановленіяхъ и никой оговорки не сдѣлано, и я просилъ бы эту оговорку изъ ст. 3-й исключить.

П. А. Россіевъ. Ст. 3-я по моему убѣжденію ставитъ Церковь въ зависимость отъ государства. Пока законодателями являются правители съ псевдонимами, всегда у Церкви будутъ конфликты и недоразумѣнія съ этой властью. Я думаю, что церковные законы не будутъ получать утвержденія со стороны государственной власти, хотя бы отдѣлъ и предусматривалъ въ ст. 6-й соглашеніе съ церковною властью. Я просилъ бы статью 3-ю принять въ настоящемъ видѣ и дополнить слѣдующими словами: «при охранѣ этими законами первенства среди другихъ вѣроисповѣданій Православной Церкви, покоящейся на каноническо-догматическихъ основаніяхъ».

Засѣданіе закрыто въ 2 часа дня.

Источникъ: Священный Соборъ Православной Россійской Церкви. Дѣяніе 41-ое, 15 Ноября 1917 года. // Прибавленія къ Церковнымъ вѣдомостямъ, издаваемымъ при Святѣйшемъ Правительствующемъ Сѵнодѣ. Еженѣдельное изданіе. № 2. — 20 января 1918 года. — Пг.: Типографія М. П. Фроловой (влад. А. Э. Коллинсъ), 1918. — С. 68-77.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0