Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 18 ноября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 25.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

З

Проф. Н. А. Заозерскій († 1919 г.)
Слово при погребеніи ординарнаго профессора Московской Академіи Ивана Николаевича Корсунскаго
[1].

Оставлено есть субботство людемъ Божіимъ.

Вшедый бо въ покой Его и той почи отъ дѣлъ своихъ, якоже отъ своихъ Богъ (Евр. 4, 9-10).

Покоится безмятежнымъ сномъ рѣдкій труженнкъ, въ послѣдній разъ съ нами субботствуя, чтобы обнощевать и встрѣтить день Воскресенія Христова во всечестномъ храмѣ.

Пресѣклась необычно дѣятельная жизнь: прекратилось многотрудное странствованіе по стезямъ христіанскаго просвѣщенія и благотворенія, и вотъ конецъ ихъ — покой, или, по выраженію Св. Апостола, субботство, оставленное людемъ Божіимъ.

Чтó значитъ это субботство? Почему суббота, или покой Божій есть желаемый конецъ труда, желаемая цѣль странствованія?

Вникнемъ, братіе, въ это великое, но нѣсколько прикровенное слово Апостола Христова, чтобы уяснить себѣ значеніе и смыслъ переживаемыхъ минутъ блаженнаго субботствованія почившаго о Господѣ брата и сослуживца нашего.

Представляется странною въ ученіи Св. Апостола мысль, что покой или суббота оставлена людемъ Божіимъ только: но развѣ не каждый человѣкъ умираетъ? Развѣ жизнь каждаго, какъ бы многотрудна, или вовсе бездѣятельна ни была, не оканчивается безмятежнымъ покоемъ смерти? Не менѣе странною представляется и такъ часто повторяющаяся молитва Святой Церкви: покой, Господи, душу усопшаго раба Твоего: зачѣмъ молиться о покоѣ, когда послѣдній уже наступилъ?

Наступилъ... Наступилъ ли дѣйствительно?

Поставьте только этотъ вопросъ, припоминая то счастливую, то злополучную жизнь и кончину извѣстныхъ вамъ лицъ, друзей, и вы, можетъ-быть ужаснетесь, вострепещете... И этотъ ужасъ, охватившій васъ при представленіи неспокойной загробной судьбы вашего друга не побудитъ ли васъ къ горячей за него молитвѣ о покоѣ, казавшейся дотолѣ излишнею?

Но не ужасъ и отчаяніе внушаетъ намъ великое слово Апостола о субботствѣ людей Божіихъ, а благоговѣйную, радостную и возвышенную надежду.

Оставлено — говоритъ онъ съ непоколебимою увѣренностію — оставлено есть субботство людемъ Божіимъ: такъ что вшедый въ покой Божій почи отъ дѣлъ своихъ, какъ почилъ Богъ отъ своихъ въ денъ седьмой, когда, окончивъ твореніе свое, видѣ (Богъ) вся, елика сотвори: и се добра зѣло (Быт. 1, 31).

Вотъ о какого рода покоѣ молится Святая Церковь! Вотъ о какого рода субботствѣ такъ увѣренно говоритъ Св. Апостолъ! Это — не покой смерти — прекращенія каждой жизнедѣятельной силы, какъ то видимъ мы при смерти тѣла, это не покой даже глубокаго сна, доходящаго до потемнѣнія сознанія, до прекращенія всякаго созерцанія, но покой Божественный — нескончаемая, неизъяснимая радость чистаго созерцанія творческой красоты и славы Божіей.

Не всѣ люди — какъ бы они ни были дѣятельны — входили и войдутъ въ покой Божій. Устами пророка Самъ Богъ сказалъ: кляхся во гнѣвѣ Моемъ, аще внидутъ въ покой Мой (Псал. 94, 11). И пророкъ, воспоминая этотъ приговоръ гнѣва Божія и предупреждая своихъ современниковъ, говоритъ: и днесь не ожесточите сердецъ вашихъ яко въ прогнѣваніи во дни искушенія въ пустынѣ (Псал. 94, 8).

Обѣщанъ былъ покой Божій древнему Израилю, но онъ ожесточилъ сердце свое и услышалъ грозныя слова: не внидутъ въ покой Мой. Они не внидутъ; но — говоритъ Апостолъ — днесь оставлено субботство людемъ Божіимъ (Евр. 4, 7-8).

Кто и гдѣ эти люди Божіи?

Христосъ ны искупилъ есть отъ клятвы (Гал. 3, 13) и призвалъ и призываетъ къ наслѣдію обѣтованныхъ древнему Израилю благъ Божественнаго покоя всѣхъ, обращающихся къ Нему сердцемъ, идущихъ во слѣдъ Ему, сообразующихся съ Нимъ въ страданіяхъ и смерти Его: пріидите ко Мнѣ вси труждающіися и обремененніи и Азъ упокою вы (Матѳ. 11, 28).

Девятнадцать вѣковъ странствуетъ Церковь Христова въ мірѣ, какъ Израиль въ пустынѣ, или какъ корабль по бурнымъ волнамъ моря, доставляя въ небесную пристань пловцовъ своихъ, внимающихъ гласу Христа.

Былъ ли ты, досточтимѣйшій, блаженнопочившій братъ нашъ, пловцемъ этого корабля?

О, какъ отрадна увѣренность всѣхъ знавшихъ тебя въ томъ, что ты былъ имъ!

Изъ 50-ти лѣтъ своей жизни 40 ты прилагалъ свои духовныя силы къ тяжкимъ трудамъ на кораблѣ Христовомъ. Кто изъ сверсниковъ твоихъ по духовной школѣ воспитанія не засвидѣтельствуетъ, что ты изумлялъ ихъ своимъ трудолюбіемъ! Кто изъ нихъ не скажетъ, что въ это время ты, какъ древній столпникъ, дни и ночи простаивалъ и просиживалъ у письменнаго рабочаго стола, весь обложенный и погруженный въ источники Богословскаго знанія, и читалъ, и писалъ... Кто не скажетъ, что слово Божіе, разными языками толкуемое, питало умъ твой, было твоею родною стихіею?

Затѣмъ началось твое служеніе духовной школѣ въ нисшихъ и высшихъ ея званіяхъ. Говорить-ли мнѣ о томъ, что ты съ самоотверженіемъ, съ самопожертвованіемъ отдавался этому служенію? Нѣтъ, я не буду говорить объ этомъ. Ибо, чтó значитъ мое слово, когда оставленныя тобою творенія, дѣла твои, такъ громко говорятъ объ этомъ? Да и при томъ же я не неосновательно опасаюсь предвосхитить о семъ слово достойнѣйшихъ меня?

Говорить ли мнѣ о томъ, что не умомъ только, но и сердцемъ своимъ ты отдавался служенію Христовой заповѣди, — заповѣди глубокой и широкой? Любилъ ли ты близкихъ своихъ и ближнихъ своихъ, и кто былъ твоимъ ближнимъ? Коснусь-ли я своимъ словомъ святыни христіански-благоустроеннаго, семейнаго, гостепріимнаго очага твоего? Но здѣсь утрата, причиненная твоего смертію, такъ велика, что мое слово будетъ лишь неосторожнымъ прикосновеніемъ къ мукамъ скорби, едва переносимой... Коснусь ли я своимъ словомъ твоихъ отношеній къ сослуживцамъ, ученикамъ, къ разнообразной бѣднотѣ нашего города, которой служилъ ты такъ много и безкорыстно, какъ можетъ служить только истинный христіанинъ?

О какъ много хотѣлось бы говорить мнѣ объ этомъ! Но я боюсь, что уже и теперь я превышаю мѣру слова, боюсь далѣе нарушать благоговѣйно-молитвенную тишину множества стоящихъ у твоего гроба, говорящую объ этомъ краснорѣчивѣе моего слова.

Одно лишь долженъ я сказать для приличнаго окончанія своего слова: въ жизни своей ты шелъ тѣснымъ и скорбнымъ путемъ, тѣмъ именно путемъ, которымъ предписано идти пловцамъ корабля Христова. А чтó значитъ идти тѣснымъ и скорбнымъ путемъ? Это значитъ — по объясненію одного великаго отца Церкви и подвижника [2] — изъ всего своего отдавать часть Христу и ради Него терпѣть лишенія и стѣснять тотъ пространный путь личнаго счастія и покоя, на который всегда манитъ гордый, безграничный въ своихъ стремленіяхъ человѣческій эгоизмъ.

На семъ основывается надежда наша, что корабль Церкви Христовой привелъ тебя теперь къ небесной пристани, какъ вѣрнаго до послѣднихъ минутъ пловца своего; а эта надежда возгрѣваетъ въ насъ пламенную молитву: покой, Спасе нашъ, съ праведными раба Твоего и сего всели во дворы Твоя.

Примѣчанія:
[1] Сказано по принесеніи тѣла умершаго въ академическую церковь.
[2] Св. Іоанна Постника, патріарха Константинопольскаго.

Источникъ: Слово профессора Н. А. Заозерскаго [при погребеніи ординарнаго профессора Московской Академіи Ивана Николаевича Корсунскаго]. // Журналъ «Богословскiй Вѣстникъ», издаваемый Московскою Духовною Академіею. — Свято-Троицкая Сергіева Лавра: Собственная типографія. — 1900. — Томъ I. — Январь. — С. 143-147.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0