Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 25 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

И

Митр. Исидоръ Никольскій († 1892 г.)
Слово въ день Срѣтенія Господня.

Нынѣ отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему, съ миромъ (Лук. 2, 29).

Воплощеніе Христа Спасителя всегда было особеннымъ предметомъ утѣшительныхъ ожиданій и возвышенныхъ надеждъ народа еврейскаго. Не смотря на то, что сіе чудесное произшествіе, — сія велія благочестія тайна (1 Тим. 3, 16) долженствовала лежать на паденіе многимъ во Израили (Лук. 2, 34), евреи и преимущественно тѣ изъ нихъ, кои еще неспособны были проникать глубокій сокровенный духъ пророческихъ писаній, восхищались тою мыслію, что сей Мессія будетъ возстановителемъ, по крайней мѣрѣ, земной славы дома Давидова. Что же теперь скажемъ мы, слушатели, о тѣхъ богомудрыхъ и благочестивыхъ израильтянахъ, которые понимали истинную цѣль пришествія сего Мессіи, которые видѣли въ Немъ Искупителя всего рода человѣческаго? Какъ радостна была для нихъ вѣсть, что Онъ родился! Можно ли намъ изобразить тѣ высокіе восторги, коими исполнялись сердца ихъ при первомъ взглядѣ на сего обѣтованнаго Младенца? Какой небесный миръ, какое блаженное спокойствіе ощутилъ въ сердцѣ своемъ праведный Симеонъ, когда во храмѣ принялъ въ свои объятія сего Свободителя душъ нашихъ! Нынѣ отпущаеши, восклицаетъ умиленный старецъ, — нынѣ отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему, съ миромъ, яко видѣстѣ очи мои спасеніе Твое, еже еси уготовалъ предъ лицемъ всѣхъ людей, свѣтъ во откровеніе языкомъ, и славу людей Твоихъ — Израиля.

Слушатели благочестивые! Сія радость Богопріимца была слѣдствіемъ чрезвычайной любви его къ человѣчеству. Ибо въ лицѣ Младенца Іисуса онъ видѣлъ не только Спасителя израильтянъ, но и Просвѣтителя всѣхъ языковъ. Сія-то радость и спокойствіе праведника, происходящія отъ живаго участія его въ благѣ ближнихъ и всего человѣчества, и столь ясно выразившіяся въ словахъ Симеона, могутъ служить назидательнымъ для насъ предметомъ слова.

Человѣку, который отъ всего сердца преданъ закону Божію, безъ сомнѣнія, не все то можетъ доставлять удовольствіе и душевное спокойствіе, въ чемъ другіе, по превратному сужденію, полагаютъ свое благополучіе. Праведникъ, имѣющій чувствія обученныя и способныя отличать добро отъ зла (Евр. 5, 14), истинное счастіе отъ призрака, — судитъ о вещахъ не потому, пріятны ли онѣ или непріятны для самолюбія и чувственности: нѣтъ, онъ проникаетъ во внутреннее ихъ достоинство, смотритъ на то, сообразны ли они съ высшими потребностями нашего духа, одобряются ли закономъ Божіимъ, способствуютъ ли къ достиженію истинной цѣли нашей, или, удовлетворяя порочнымъ склонностямъ, только препятствуютъ намъ возвыситься мыслями туда, гдѣ уготованы намъ вѣчная радость и вѣчное блаженство. Мнимое счастіе, о которомъ мы иногда столько радуемся, для него нимало не привлекательно, — суета, обманчивое сновидѣніе! Чему другіе завидуютъ, о томъ онъ нерѣдко скорбитъ и сѣтуетъ. Какая ему радость, когда честолюбецъ или корыстолюбецъ достигаютъ цѣли своихъ желаній? Заботясь о выгодахъ настоящей жизни, они, можетъ быть, совсѣмъ не обращали вниманія на то, чтó составляетъ истинное услажденіе духа, — въ попеченіяхъ о многомъ забывали едино на потребу (Лук. 10, 41). А если совѣсть и не преставала предостерегать ихъ отъ обмана: то теперь, при громкихъ восклицаніяхъ ласкателей, въ упоеніи страстей, они подобны слѣпому, который, взошедши на высокую гору, съ восхищеніемъ ищетъ похвалы своему искусству, а о томъ и не думаетъ, какъ легко ему пасть и погибнуть! Какой разсудительный человѣкъ не пожалѣетъ о его безразсудной забавѣ?

Благочестивый Симеонъ былъ равнодушенъ къ славѣ поработителей его отечества, но столь же и далекъ отъ ненависти къ иноплеменникамъ. Онъ не принималъ участія и въ суетныхъ надеждахъ, кои столь сильно занимали плотскихъ чадъ Авраама. Въ его душѣ столь же возвышенной, сколько нѣжной и расположенной ко благу ближнихъ, таилась мучительная скорбь, которая непрестанно воззывала его къ молитвѣ, — скорбь, извѣстная одному Богу, доколѣ праведникъ самъ не обнаружилъ своихъ чувствованій. Принявъ на руки свои Спасителя, онъ предъ всѣми засвидѣтельствовалъ, что его чаяніе исполнилось, и душа, снѣдаемая жалостію о погибели человѣковъ, теперь совершенно успокоилась.

«Очи мои видѣли», говоритъ онъ, «спасеніе, которое Богъ уготовалъ предъ лицемъ всѣхъ людей, — видѣли свѣтъ, долженствующій озарить сѣдящихъ во тьмѣ, и сѣни смертнѣй (Матѳ. 4, 16), видѣли славу народа Божія, къ коему, какъ къ плодовитой маслинѣ, привьются всѣ племена земныя, для прославленія Творца вселенной. Только сего недоставало для моего спокойствія. Теперь — о блаженная минута! — я вижу Того, который пришелъ избавить и просвѣтить весь родъ человѣческій; никто не будетъ учить другаго: познай Господа, — всѣ познаютъ Его отъ мала до велика (Іер. 31, 34), земля сдѣлается небомъ; утвердится царство истины и добродѣтели, въ которомъ всѣ будутъ наслаждаться покоемъ и радостію. Нынѣ отпущаеши раба Твоего, Владыко, съ миромъ!»

Тѣми же чувствованіями, слушатели, бываетъ исполнена душа каждаго христіанина, который смотритъ на своихъ ближнихъ и на весь родъ человѣческій въ духѣ истинной вѣры и любви евангельской. Благополучіе другихъ есть для него какбы собственное. Чѣмъ болѣе распространяется свѣтъ боговѣдѣнія, чѣмъ тверже вкореняется любовь и добродѣтель въ сердцахъ человѣческихъ: тѣмъ полнѣе радость, тѣмъ спокойнѣе душа его. Чѣмъ онъ ближе бываетъ къ Богу: тѣмъ живѣйшее принимаетъ участіе въ благополучіи ближняго. Святый Дороѳей объясняетъ сію истину слѣдующимъ примѣромъ: «представьте себѣ кругъ на землѣ», говоритъ онъ, «предположите, что кругъ есть міръ, а самая средина круга — Богъ; а прямыя линіи отъ окружности къ средоточію — пути или образы жизни людей. Итакъ, насколько входятъ святые внутрь круга, желая приблизиться къ Богу, настолько, по мѣрѣ вхожденія, они сближаются съ Богомъ и съ ближними, къ той же цѣли идущими, и сколько приближаются къ Богу, столько приближаются другъ къ другу» [1]. Итакъ понятно, христіане, почему счастіе ближнихъ доставляетъ особенную радость и спокойствіе душамъ праведнымъ.

Тщетно міръ надѣется найти между своими раболѣпными приверженцами примѣры подобнаго великодушія и безкорыстнаго участія въ радости счастливыхъ и въ скорби несчастныхъ. Тамъ и другъ иногда питаетъ зависть къ своему другу; тамъ и братъ старается помрачить славу своего брата; тамъ каждый ищетъ своихъ си (Флп. 2, 21), — спокоенъ, если самъ доволенъ. Крѣпкія узы, связующія чадъ Божіихъ, для сыновъ вѣка сего непонятны; ибо онѣ духовныя, а не плотскія. Апостолъ учитъ, что всѣ мы члены единаго тѣла Христовой Церкви, оживляемаго единымъ Духомъ Божіимъ. Мысль, требующая особеннаго вниманія! Если въ нашемъ тѣлѣ болитъ одинъ какой либо членъ, то, какъ бы мы ни старались быть къ тому нечувствительными, законъ природы всегда восторжествуетъ надъ нашими усиліями: аще единъ удъ страждетъ, вси страждутъ (1 Кор. 12, 26). Еще менѣе можно быть равнодушнымъ, если болѣзнь проникла многіе члены. Напротивъ, здоровое состояніе всѣхъ членовъ придаетъ особенную живость и цѣлому тѣлу и каждому члену порознь. На таковомъ же основаніи утверждается и то взаимное живое участіе, которое христіанинъ принимаетъ въ судьбѣ своего брата. Онъ видитъ въ немъ какбы себя самого. По сему-то съ расположеніями чистой души никакъ не совмѣстны ни холодность къ участи погибающихъ, ни зависть къ успѣхамъ преспѣвающихъ въ добродѣтельной жизни. Съ радующимся и онъ радуется, съ плачущими — плачетъ.

Возможно ли, еслибъ мы понимали, и живо чувствовали столь тѣсное, столь возвышенное, чистое сродство душъ христіанскихъ, — возможно ли, чтобы благочестивый поклонникъ Іисуса Христа съ равнодушіемъ смотрѣлъ на тѣхъ несчастныхъ братій своихъ, которые блуждаютъ во мракѣ суевѣрія и пороковъ? Кто чувствовалъ скорбь о ихъ участи: тотъ, безъ сомнѣнія, понимаетъ, что столькоже невозможно и не радоваться, когда заблудшій обращается къ свѣту истины, порочный прилѣпляется къ добродѣтели. Нѣтъ общенія свѣта со тьмою, правды съ беззаконіемъ (2 Кор. 6, 14). И напротивъ нѣтъ тѣснѣе общенія, какъ между сердцами чистыми и праведными, и никакая радость не можетъ сравниться съ тою, какую доставляетъ христіанину истинное счастіе ближнихъ, усовершенствованіе ихъ въ духовной мудрости и преспѣяніе въ дѣлахъ благочестія. Въ комъ нѣтъ истинной любви христіанской, того, конечно, трудно увѣрить, чтобы благополучіе и совершенство другихъ могло имѣть столь великое вліяніе на собственное состояніе души его. Онъ не легко согласится, что не можетъ наслаждаться полнымъ спокойствіемъ, если братія его удаляются отъ истины и предаются порокамъ. Чистая совѣсть и любовь къ Богу, говорятъ иные, вотъ основаніе душевной радости и покоя! Не будемъ спорить. Ищите, братія, сего небеснаго дара. Если будемъ имѣть чистую совѣсть и любовь къ Богу, собственнымъ опытомъ познаемъ ту истину, о которой говорили.

А теперь я считаю достаточнымъ въ подтвержденіе оной указать вамъ на примѣръ апостола Павла. Никто изъ васъ не усумнится, что сей избранникъ Божій имѣлъ чистую совѣсть и любилъ Бога всѣмъ сердцемъ и всею душею. Но посмотрите, какъ онъ безпокоился объ участи ближнихъ. Молилбыхся, говоритъ онъ, самъ азъ отлученъ быти отъ Христа по братіи моей, сродницѣхъ моихъ по плоти, только бы братія мои познали Его и содѣлались блаженными (Рим. 9, 3). Какъ мать болѣзнуетъ о чадѣхъ своихъ, такъ я болѣзную, дондеже вообразится Христосъ въ васъ (Гал. 4, 19). И когда получалъ извѣстіе, что христіане пребываютъ вѣрны закону евангельскому, писалъ къ нимъ: «теперь я живъ, когда вы стоите въ Господѣ. Какую благодарность могу я воздать Богу за васъ, за всю радость, которою о васъ радуюсь предъ Богомъ моимъ (1 Сол. 3, 9)?»

Таково свойство любви Евангельской! Чистое сердце, устремляя всѣ желанія свои къ Богу, какъ источнику блаженства, нестолько занимается собою, сколько спасеніемъ ближнихъ. Оно не ищетъ за то награды. Еслибы всѣхъ успѣло пріобрѣсть Христу, это была бы ему высочайшая награда. Любя Бога, христіанинъ любитъ и брата своего. И если созерцаніе славы и совершенствъ Божіихъ доставляетъ самое пріятное наслажденіе духу нашему: то не должны ли мы радоваться и тогда, когда ближніе наши руководствуются умомъ Христовымъ (1 Кор. 2, 16), стараются подражать святости Отца небеснаго, Его любви, милосердію и правдѣ? — Мы обманемся, и дѣйствительно, можетъ быть, часто обманываемся, когда хотимъ обрѣсти покой для души, и между тѣмъ остаемся совершенно равнодушными къ состоянію ближнихъ, какъ будто для насъ совсѣмъ постороннее дѣло, прославляютъ ли они имя Божіе или безславятъ Его своею жизнію.

Совѣсть праведника непорочна. Его сердце исполнено живою любовію къ Богу. Но сія-то самая любовь чѣмъ болѣе приближаетъ его къ свѣту Божества, тѣмъ очевиднѣе представляетъ ему мракъ, покрывающій человѣчество. Она — то во гнѣвѣ ревности угрожаетъ грѣшникамъ, то съ нѣжнымъ участіемъ лобызаетъ и ободряетъ кающихся, то съ умиленіемъ обращается къ молитвѣ, чтобы Господь всѣхъ помиловалъ, и только въ упованіи на Его благость находитъ себѣ успокоеніе. Посему можно судить, какъ велика была радость Симеона, когда онъ увидѣлъ Спасителя міра — свѣтъ языковъ и славу Израиля. Надежда его исполнилась. Богъ водворился на землѣ, дабы всѣхъ съ Собою возвести на небо. Благополучіе всего человѣчества открыло праведному новый источникъ блаженства, послѣ котораго ему уже ничего не оставлось желать на землѣ. Душа обрѣла здѣсь миръ, — и возжелала преселиться къ Источнику мира.

О, еслибы всѣ христіане соединены были между собою стольже тѣсною любовію, и благополучіе другихъ почитали своимъ собственнымъ благополучіемъ: тогда мирно текли бы въ обители Отца небеснаго, и еще въ сей жизни отъ блаженства, переходили бы къ блаженству! Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Св. Дороѳея слово о неосужденіи ближняго.

Источникъ: Исидоръ, митр. Новгородскій и С.-Петербургскій. Слово въ день Срѣтенія Господня. // «Странникъ», духовно-литературный журналъ, издаваемый прот. Василіемъ Гречулевичемъ. — СПб.: Типографія духовнаго журнала «Странникъ», 1875. — Томъ I. — С. 133-139.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0