Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 17 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 19.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

И

Свт. Иннокентій, архіеп. Херсонскій († 1857 г.)
Страстная седмица.

Слово въ Великую субботу.

Днешній день тайно великій Моисей прообразоваше, глаголя: и благослови Богъ день седмый. Сія бо есть благословенная Суббота, сей есть упокоенія день, въ оньже почи отъ всѣхъ дѣлъ Своихъ Единородный Сынъ Божій, смотрѣніемъ еже на смерть, плотію субботствовавъ, и во еже бѣ, паки возвращся (На Вечерн. стих. самогл. 4-я).

Таково величіе настоящаго дня! Прошедшіе дни были велики подвигами и дѣятельностью, а сей великъ покоемъ. Великъ, ибо въ немъ почилъ Тотъ, Кто превыше всѣхъ и всего; почилъ тогда, какъ совершилъ все; почилъ, чтобы потомъ никогда не почивать для блага рода человѣческаго. Сама Церковь во всемъ продолженіи временъ отъ начала міра находитъ только одинъ день, съ коимъ можно сравнить настоящій. Это оный седмый день творенія, въ который, по сказанію Моисея, почи Богъ отъ всѣхъ дѣлъ Своихъ, яже сотвори (Быт. 2, 2). Какъ великъ долженъ быть день сей! Но и онъ былъ менѣе настоящаго. Нынѣшній покой больше онаго; ибо второй трудъ былъ больше перваго. Легче было создать весь міръ и человѣка, нежели искупить ихъ: въ раю не было креста и для человѣка; а на Голгоѳѣ крестъ и для Богочеловѣка. И послѣ сего-то великаго подвига крестнаго избранъ для успокоенія день настоящій! Богъ — Творецъ, послѣ шести дней дѣланія, почилъ въ одинъ — седмый; и Богъ — Искупитель, послѣ множайшихъ дней труда, не избралъ для успокоенія болѣе единаго дня — того же седмаго! О, остановись солнце, продлись драгоцѣнный день! Да продлится покой Божественнаго Страдальца! Да закроются сіи язвы! Да престанетъ течь кровь!

Но что за вопль слышится среди смертнаго безмолвія? Не жены ли мѵроносицы грядутъ помазать тѣло Іисусово? Но покой субботній еще не прошелъ: и онѣ должны молчать, по заповѣди (Лук. 23, 56). Кто же дерзаетъ нарушать покой Льва отъ Іуды? — Тотъ же, кто болѣе всѣхъ нарушалъ его при жизни: днесь, воспѣваетъ Церковь, адъ, стеня, вопіетъ (Вечер. Вел. Суб. Стих. самогл. 1-я). Но ради чего стенать ему, когда онъ достигъ, чего желалъ? — О чемъ вопіять, когда все умолкло предъ нимъ? Не хочетъ ли онъ взять и душу Распятаго, какъ взялъ руками іудеевъ Его тѣло и запечаталъ во гробѣ? — Но ему не дано власти и надъ душею Іова; можетъ ли быть оставлена во адѣ душа Іисусова?

Вслушаемся однако же пристальнѣе въ вопль ада: не напрасно онъ столь силенъ, что, происходя въ сердцѣ земли, слышится на всѣхъ концахъ ея; не напрасно столь мучителенъ, что вопіющій не можетъ скрыть его въ самыхъ мрачныхъ глубинахъ своихъ. Днесь адъ, стеня, вопіетъ, глаголя: уне мнѣ бяше, аще быхъ отъ Маріи рождшагося не пріялъ. Итакъ вотъ причина горькаго вопля адскаго: его причиняетъ Тотъ, Кто Самъ безмолвно почиваетъ во гробѣ! Что же дѣлаетъ тебѣ, о адъ, Сей Мертвецъ? Съ сею увѣнчанною терніемъ главою, съ сими прободенными руками и ногами, что можетъ Онъ сдѣлать тебѣ? Все, все, отвѣчаетъ мучимый: пришедъ на мя, державу мою разруши, врата мѣдная сокруши, души, яже содержахъ прежде, Богъ сый воскреси. О, послѣ сего надобно тебѣ стенать и вопіять, вѣчно стенать, и вѣчно вопіять! Но какимъ образомъ произошло все сіе? — Какъ, почивая во гробѣ плотски, Богочеловѣкъ сошелъ во адъ? — Не былъ ли Онъ и еще гдѣ-либо въ сіе время? Не совершилъ ли и еще чего-либо, кромѣ разрушенія твердынь адовыхъ? — Кто можетъ дать на сіе отвѣтъ? Явно, что адъ худой свидѣтель въ семъ случаѣ: отъ мученія онъ можетъ только вопіять, а не повѣствовать. Обратимся къ самовидцамъ и слугамъ Слова, почивающаго во гробѣ, — Апостоламъ.

Да станетъ у гроба сего Петръ! Ему извѣстнѣе другихъ должны быть дѣянія души Іисусовой по смерти; ибо онъ обѣщалъ самъ идти съ Нимъ на смерть, и положить за Него свою душу. Правда, среди адской тьмы двора Каіафина помрачилось было и его зрѣніе, и онъ трижды не узналъ Учителя; но горькія слезы омыли уже прахъ съ очей, и онъ теперь видитъ все яснѣе прежняго. Теперь онъ въ состояніи не только носить ключи, отверзать и затворять (Матѳ. 16, 19); но и пасти агнцы съ овцами (Іоан. 21, 17).

Что же повѣдаешь намъ, первоверховне Апостоле, о дѣяніяхъ души Христовой? — Христосъ, вѣщаетъ онъ, умерщвленъ бывъ плотію, оживъ же духомъ, о немъ же и сущимъ въ темницѣ духовомъ, сошедъ, проповѣда (1 Петр. 3, 18-19). Итакъ Спаситель, во время пребыванія пречистой плоти Его во гробѣ, точно былъ во адѣ; ибо что другое можетъ означать темница духовъ у Апостола, какъ не адъ, или паче, глубочайшее и мрачнѣйшее отдѣленіе ада? — И въ сію-то глубину, во всѣхъ отношеніяхъ преисподнюю, сошелъ — духомъ Своимъ — умершій Богочеловѣкъ! — Сошелъ не въ видѣ страдальца (ибо крестомъ заключился рядъ страданій), а въ видѣ побѣдителя смерти и ада, — да исполнитъ собою, по выраженію Церкви, всяческая (За достойн. мол. въ Литур. Васил. Вел.). Небо было исполнено Его Божественною славою, земля уже полна Его страданіями; надобно было, чтобъ и адъ наполнился Его силою.

Что же дѣлалъ Богочеловѣкъ во адѣ? — Проповѣдывалъ, отвѣчаетъ св. Петръ. Гдѣ Іисусъ, тамъ и проповѣдь! Надлежало показать на дѣлѣ, что Онъ есть свѣтъ всего міра. Но кому проповѣдывать во адѣ? Духамъ, продолжаетъ св. Петръ, противльшимся иногда, егда ожидаше Божіе долготерпѣніе, во дни Ноевы, дѣлаему ковчегу. Но если сіи несчастные грѣшники, прострадавъ слишкомъ двѣ тысячи лѣтъ въ ужасной темницѣ, сдѣлались наконецъ способными слышать съ пользою для нихъ проповѣдь Искупителя человѣковъ; то тѣмъ паче должны съ нетерпѣніемъ услышать оную тѣ изъ узниковъ адскихъ, кои во время жизни своей не показали упорства и нечестія современниковъ Ноевыхъ, и потому были ближе ихъ къ вратамъ, ведущимъ изъ ужасной темницы. Посему-то св. Церковь, яко таинница любви Божіей, съ дерзновеніемъ воспѣваетъ нынѣ въ честь Жениха своего: царствуетъ адъ, по не вѣчнуетъ надъ родомъ человѣческимъ. Ты бо положся во гробѣ, смерти ключи разверглъ еси, и проповѣдалъ еси отъ вѣка тамо спящимъ избавленіе неложное.

Что было предметомъ проповѣди во адѣ? — Апостолъ не говоритъ о томъ прямо. Но что другое могло быть предметомъ проповѣди Спасителя, кромѣ спасенія? — Конецъ дѣла показываетъ и существо его; а концемъ проповѣди во адѣ для самыхъ упорныхъ душъ, каковы современники Ноя, долженствовало быть, по ясному и точному свидѣтельству Апостола, то, чтобы они, судъ пріявъ — во время потопа — по человѣку плотію, пожили теперь — послѣ проповѣди Христовой — духомъ (1 Петр. 4, 6). Тѣ, кои ожили духомъ, не могли уже быть оставленными среди жилища смерти, и Побѣдителъ смерти, сошедши во адъ одинъ, долженствовалъ извести съ Собою многихъ. Если бы кто касательно сего усомнился дать полную вѣру аду, жалующемуся на то, что онъ при семъ случаѣ погубилъ всѣ мертвецы, ими же царствова отъ вѣка: то не можетъ усомниться въ свидѣтельствѣ Церкви, которая несомнѣнно воспѣваетъ, что, сошествіемъ Божественнаго Жениха ея во адъ, истощены вся адова царствія.

Судите сами, братіе, какою радостію должно было сопровождаться исшествіе изъ ужасной темницы духовъ, когда и освобождаемые изъ узилищъ земныхъ часто не помнятъ себя за радость! Тогда-то во всей силѣ оказалось изреченіе Спасителя: не пріидохъ призвати праведники, но грѣшники на покаяніе! (Матѳ. 9, 13). Тогда-то весь міръ узналъ, какъ Сѣмя жены сокрушаетъ самую главу змія. И для Великаго Побѣдителя смерти разрушеніе твердынь адовыхъ и освобожденіе узниковъ адскихъ было, безъ сомнѣнія, дѣломъ пріятнѣйшимъ изъ всѣхъ дѣлъ Его. Если совершеніе спасенія человѣческаго по волѣ Отца составляло для Него, по собственнымъ словамъ Его, брашно (Іоан. 4, 34); то въ семъ случаѣ Онъ вкусилъ манну.

По исшествіи изъ ада, Спаситель съ пречистою душею Своею былъ въ раю. Это мы знаемъ изъ собственныхъ устъ Его: ибо когда распятый съ Нимъ разбойникъ молилъ помянутъ его во Царствіи Своемъ, Онъ отвѣчалъ: днесь со Мною будеши въ раи. Надлежало Самому Спасителю лично ввести въ рай тѣхъ, кои освобождены были изъ ада: ибо только предъ Его лицемъ пламенное оружіе, хранящее врата рая, могло обратить плещи своя; только по Его всемогущному гласу, Херувимъ могъ отступить отъ древа жизни и дать новымъ обитателямъ рая причаститься райскія пищи. Было и другое дѣло въ раю: зерно пшеничное, падшее на землю и умершее на Голгоѳѣ, долженствовало сотворить плодъ многъ (Іоан. 12, 24); вознесенный на крестъ Спаситель міра имѣлъ повлечь за Собою все (Іоан. 12, 32). Итакъ надлежало осмотрѣть все пространство рая, и распредѣлить рукою Домовладыки достаточное число обителей въ дому Отца небеснаго для новыхъ чадъ Его (Іоан. 14, 2).

Если, братіе, и въ адѣ, при разрушеніи твердынь его, было торжество для освобождаемыхъ и Освобождающаго: то тѣмъ паче въ раю, у древа жизни. Здѣсъ-то Давиду время было возгремѣть новый псаломъ на десятострунномъ псалтырѣ и взыграть предъ ковчегомъ Новаго Завѣта, новымъ, святымъ взыграніемъ, за которое уже некому его осуждать (2 Цар. 6, 16); здѣсъ-то исполнилось желаніе Моисея — видѣть Бога лицемъ къ лицу: ибо онъ увидѣлъ Единороднаго Сына Его, въ Коемъ вся полнота Божества тѣлеснѣ (Кол. 2, 9); здѣсь-то удовлетворилось и святое прошеніе Авраама, о непогубленіи грѣшниковъ, ради добродѣтели праведныхъ (Быт. 18, 32-33): ибо теперь, ради единаго Праведника, даровано прощеніе всѣмъ грѣшникамъ.

Можемъ думать, что умершій Богочеловѣкъ былъ и у Отца. — Ибо Самъ неоднократно говорилъ ученикамъ: се оставляю міръ, и иду ко Отцу (Іоан. 16, 28). Мы слышали, съ какимъ чувствомъ исповѣдывался Онъ предъ наступленіемъ Своихъ страданій: Отче, дѣло совершихъ, еже далъ еси Мнѣ, да сотворю (Іоан, 17, 4). Тѣмъ съ большею радостію должны быть повторены слова сіи на небѣ, когда Побѣдитель смерти явился предъ престоломъ Отца съ знаменіемъ побѣды, уже не преднамѣреваемой, а совершенной, — со крестомъ! О, сколько разъ, послѣ сего новаго крещенія кровію, долженъ былъ подъ небесами небесъ раздаваться гласъ: Сей есть Сынъ Мой возлюбленный, о Немъ же благоволихъ, Того послушайте! — Послушайте уже не одни человѣки, а вси Ангелы Божіи (Евр. 1, 6), вся тварь (Марк. 16, 15). Ибо на Голгоѳѣ небо и земля увидѣли, что Агнецъ закланный достоинъ пріяти силу и богатство, и премудрость и крѣпость и честь и славу и благословеніе (Апок. 5, 12).

Не продолжимъ изображенія великой дѣятельности Іисусовой среди настоящаго дня покоя; ибо Писаніе не даетъ намъ для сего дальнѣйшаго руководства; а безъ сего руководителя какъ говоритъ о тайнахъ міра невидимаго? И послѣ того, что мы видѣли и слышали, кто не скажетъ, яко воистину великъ день Субботы сея, и достоинъ того, чтобъ быть прообразованнымъ всѣми Субботами ветхозавѣтными! И все это совершилосъ, братіе, когда тѣло Іисусово мирно почивало во гробѣ; когда гробъ сей былъ запечатанъ печатію Каіафы, окруженъ стражею римскою! Седмь печатей на книгѣ судебъ въ сіе время преломлены (Апок. 5, 5); а печатъ Каіафы оставаласъ цѣла! Все воинство ада обращено въ бѣгство, а четыре воина римскихъ продолжали стоятъ на стражѣ! — Такъ подъ простою завѣсою видимаго можетъ сокрываться тьма чудесъ невидимыхъ! — Такъ и въ нашихъ гробахъ можетъ совершаться и, безъ сомнѣнія, совершается великая работа, когда грубыя чувства наши не замѣчаютъ въ нихъ ничего, кромѣ бездѣйствія.

Но что дѣлать намъ въ то время, когда Господь нашъ такъ много дѣлаетъ за насъ и для насъ? — Слѣдовать за Нимъ въ духѣ съ вѣрою и любовію.

Господь во адѣ: снидемъ и мы за Нимъ мыслію во адъ, дабы не сойти нѣкогда туда самымъ дѣломъ; поставимъ себя на время въ состояніе тѣхъ, кои были заключены въ темницѣ духовъ, и научимся содѣвать свое спасеніе со страхомъ и трепетомъ. Тѣ, кои жили до явленія Христова во плоти, увидѣли Его во адѣ: кто поручится, чтобы видѣли Его тамъ и тѣ, кои добровольно сходятъ во адъ, послѣ вознесенія Христа на небо? Настоящая проповѣдь Христова во адѣ явно есть проповѣдь не повторяемая: ибо неповторяемо разлученіе Его души съ тѣломъ. Посему лучше и безопаснѣе всего содѣвать свое спасеніе, дондеже день есть; ибо придетъ для каждаго нощь, въ которую, по слову Самого непрестающаго Дѣятеля, никто же можетъ дѣлати (Іоан. 9, 4).

Господь въ раю: дерзнемъ о имени Его и мы вступить за Нимъ мыслію въ рай, не для празднаго любопытства, какъ оные соглядатаи земли обѣтованной, осужденные за то умереть въ пустынѣ (Числ. 14, 37), а для того, чтобы удвоить и утроить усилія свои для дѣйствительнаго вступленія въ отверзтыя крестомъ для всѣхъ врата рая. О, какъ много уготовано тамъ обителей! И каждая отверзта для всякаго! Вотъ обитель вѣры и упованія; въ нее зоветъ отецъ вѣрующихъ — Авраамъ, по вѣрѣ вознесшій сына на жертвенникъ. Вотъ обитель произвольной нищеты и самоотверженія: въ нее зоветъ Моисей, лучше изволившій страдать съ людьми Божіими въ пустынѣ, нежели, нарицаясь сыномъ дочери Фараоновой, имѣть временную грѣха сладость (Евр. 2, 24-25). Вотъ обитель терпѣнія и преданности въ волю Божію: въ ней обитаетъ Іовъ, умѣвшій на гноищѣ благословлять имя Господне. Вотъ обитель чистоты и цѣломудрія: въ нее приглашаютъ Іосифъ и Сусанна, предпочетшіе гоненіе и смерть утѣхамъ сладострастія. Вотъ обитель ревности по Богѣ и добродѣтели: ее предлагаютъ Финеесъ и Илія, ревновавшіе по Господѣ Богѣ Израилевомъ тогда, какъ почти всѣ ревновали токмо о своихъ страстяхъ. Вотъ обитель милосердія: въ нее зоветъ Самъ Господь премилосердый. «Пріидите, говоритъ Онъ къ милосердымъ, наслѣдуйте уготованное вамъ Царствіе (Матѳ. 25, 34); ибо что вы творили бѣднымъ, Мнѣ сотворили».

Господь у Отца: не обинемся, братіе, предстать за Нимъ и мы. Но съ чѣмъ предстанемъ? — Или съ добродѣтелію, или съ покаяніемъ: Отецъ Небесный пріемлеть то и другое, только бы то и другое было освящено вѣрою въ кровь Сына Его. Предстанемъ и скажемъ Отцу Небесному о Его и нашемъ Іосифѣ то же, что сказано было нѣкогда о сынѣ Іакова: мы совѣщахомъ о Немъ злая, Ты же совѣщалъ еси о Немъ и о насъ благая. Нынѣ остави намъ неправду и грѣхъ нашъ (Быт. 50, 20. 17); ибо отселѣ мы не будемъ имѣть другаго руководителя въ жизни, кромѣ Его, дарованнаго Тобою намъ Спасителя и Господа.

Въ таковыхъ и подобныхъ размышленіяхъ должны мы, братіе, проводить время у сего гроба. И можетъ ли быть лучше для сего время, какъ безмолвіе нынѣшней ночи, которая для того и избрана изъ всѣхъ ночей Церковію, чтобы всецѣло быть посвящаемою на молитвенное собесѣдованіе съ распятымъ Спасителемъ? — Но, къ сожалѣнію, многіе изъ насъ нисколько не пользуются симъ прекраснымъ учрежденіемъ Церкви. Сколько ночей проводятся въ суетахъ и забавахъ! А одной ночи не можемъ провести у гроба своего Спасителя; Онъ остается почти одинъ, и мы являемся только къ Его воскресенію! Ахъ, братіе, что если и Онъ оставитъ насъ такъ, когда мы будемъ лежать во гробѣ? Не на осужденіе глаголю сіе (2 Кор. 7, 3); а чтобы показать, какъ мало мы обращаемъ вниманія на средства къ нашему освященію. — Кто любитъ своего Спасителя, тотъ не оставитъ Его гроба. Аминь.

Источникъ: Сочиненія Иннокентія, архіепископа Херсонскаго и Таврическаго. Томъ V. Первая седмица Великаго поста. – Страстная седмица. – Свѣтлая седмица. — СПб.: Изданіе Маврикія Осиповича Вольфа, 1872. — С. 195-201.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0