Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 15 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

И

Свт. Иннокентій, архіеп. Херсонскій († 1857 г.)
Страстная седмица.

Слово въ Великій вторникъ.

Грядый Господь къ вольной страсти, Апостоломъ глаголаше на пути: се восходимъ во Іерусалимъ, и предастся Сынъ человѣческій, якоже есть писано о Немъ. Пріидите убо и мы, очищенными смыслы сшествуемъ Ему, и сраспнемся, и умертвимся Его ради житейскимъ сластемъ, да и оживемъ съ Нимъ.

Когда Господь сказалъ ученикамъ Своимъ: Лазарь, другъ нашъ, успе; тогда одинъ изъ нихъ воскликнулъ отъ лица всѣхъ: идемъ и мы, да умремъ съ нимъ! (Іоан. 11, 11. 16). Теперь, братіе, наступаетъ время смерти не Лазаря, а Самого Господа нашего, Который говоритъ, что по двою дню пасха будетъ, и Сынъ человѣческій преданъ будетъ на пропятіе (Матѳ. 26, 2). Усомнится ли кто изъ насъ сказать при семъ: идемъ и мы, да умремъ съ Нимъ? Но, не сказать только должно сіе, а исполнить на самомъ дѣлѣ. Съ Лазаремъ можно было не умиратъ; съ Господомъ и Спасителемъ нашимъ непремѣнно должно умереть. Слышите ли, какъ Онъ Самъ призываетъ насъ къ сей высокой чести? Иже не пріиметъ креста своего, говоритъ Онъ всѣмъ, и въ слѣдъ Мене грядетъ, нѣсть Мене достоинъ (Матѳ. 10, 38). Послѣ сего, отказаться отъ креста и смерти съ Господомъ, значитъ отказаться отъ Самого Господа и своего спасенія. Кто можетъ рѣшиться на сіе? — Итакъ, братіе, пріидите, пріидите вси, не да сшествуемъ токмо грядущему на страданія Господу, къ чему призывали мы васъ вчера, но и да распнемся съ Нимъ и умертвимся Его ради житейскимъ сластемъ.

«Но, гдѣ Голгоѳа и крестъ, необходимые для такого распятія?» Вездѣ, гдѣ мы съ тобою, слушатель.

Въ самомъ дѣлѣ, братіе, въ мірѣ семъ не можетъ быть недостатка и въ вещественныхъ крестахъ. Сколь многіе изъ послѣдователей Христовыхъ въ разныя времена и въ разныхъ странахъ окончили жизнь, подобно Спасителю своему, на крестѣ? — И теперь могутъ повторяться сіи случаи; ибо значительная часть рода человѣческаго доселѣ почитаетъ нечестіемъ вѣру въ Распятаго, и готова преслѣдовать крестъ Его новыми крестами. Христіанинъ не обязанъ искать сихъ крестовъ; но когда они срѣтятъ его, дожкенъ идти на нихъ, не обинуяся. Посему каждый, въ какомъ бы мѣстѣ и званіи ни былъ, долженъ всегда питать и укрѣплять въ себѣ святую рѣшимость, — стоять, въ потребномъ случаѣ, за имя Спасителя своего до крови; долженъ предварительно дѣлать сіе, дабы при нашествіи опасности, устрашившись смерти, не постыдить своея вѣры и не заставить потомъ Спасителя своего постыдиться таковаго малодушія предъ лицемъ Бога и Ангеловъ. И когда приличнѣе укрѣплять въ себѣ сію святую рѣшимость пребывать вѣрнымъ Спасителю своему до смерти, какъ не во дни Его собственныхъ страданій и смерти, за насъ подъятой.

Но это кресты для немногихъ: есть другіе совершенно неизбѣжные для каждаго, уклоненіе отъ коихъ всегда есть преступленіе; ибо распятіе на нихъ составляетъ сущность христіанства. И во-первыхъ, братіе, весь міръ внѣшній, въ которомъ живемъ и движемся, такъ устроенъ, что въ немъ каждая вещь можетъ содѣлаться для насъ крестомъ. Въ мірѣ, по замѣчанію великаго крестоносца — Павла, бѣды въ рѣкахъ, бѣды по градѣхъ, бѣды въ пустыни, бѣды въ мори (2 Кор. 11, 26). Во-вторыхъ, всякое общество человѣческое, къ коему мы, по необходимости принадлежимъ, какъ члены, таково, что въ немъ встрѣчаютъ каждаго многіе кресты; и здѣсь, по замѣчанію того же Апостола, бѣды отъ разбойникъ, бѣды отъ сродникъ, бѣды по лжебратіи, бѣды отъ языкъ (2 Кор. 11, 26). Наконецъ, самый многочастный составъ униженнаго, превращеннаго грѣхомъ естества нашего, образуетъ изъ себя для каждаго ужасное многокрестіе. Какой тяжкій, никогда неснимаемый для духа, крестъ есть уже бренная и грѣховная плоть наша! Самый внѣшній видъ ея явно показуетъ сіе: ибо стоитъ только простерть руки, чтобы увидѣть въ себѣ полный крестъ. Тѣмъ паче увидишь, когда прострешь ихъ на постоянную молитву; тѣмъ паче увидишь, когда прострешь ихъ на вспоможеніе ближнимъ, на защищеніе невинности гонимой, на пораженіе порока сильнаго и торжествующаго; тѣмъ паче увидишь, если сіи руки, кои ты рѣшился простерть на добро, любили и привыкли простираться на злое. Павелъ уже былъ распять для міра, уже давно жилъ новою жизнію во Христѣ; и однако же до того чувствовалъ по временамъ тягость креста плоти, что вопіялъ: окаяненъ азъ человѣкъ, кто мя избавитъ отъ тѣла смерти сея (Рим. 7, 24)?

Подлинно, некому избавить! Ибо самый духъ, предназначенный къ несенію креста плоти, заключаетъ въ себѣ самомъ множество крестовъ. О, какъ онъ въ настоящемъ грѣховномъ состояніи своемъ раздвоенъ, противоположенъ, самовраждебенъ, самомучителенъ! — Совѣсть влечетъ его на сторону долга и истины, а нечистыя пожеланія — на сторону лжи и преступленія; вѣра устремляетъ взоръ его горѣ, а земная мудрость приковываетъ долу; любовь христіанская располагаетъ его быть всѣмъ вся, а самолюбіе силится все и всѣхъ подчинить себѣ: сколько принужденій! сколько борьбы и томленія!

И гдѣ конецъ всѣмъ симъ крестамъ плоти и духа? Въ одномъ гробѣ, — если токмо и въ немъ мертвенное грѣха будетъ пожерто животомъ благодати (2 Кор. 5, 4). Въ противномъ случаѣ, со многихъ крестовъ временныхъ надобно будетъ перейти на крестъ вѣчный.

Итакъ, желающій быть распятымъ со Христомъ, не опасайся недостатка въ крестахъ. Премудрость Божія знаетъ, сколь необходимо ветхому человѣку твоему бытъ распяту; и потому предварительно все устроила для совершенія надъ нимъ сей казни любви. Ты непрестанно отъ самой колыбели до гроба призываешься, ведешься, влечешься на крестъ, — всѣми недостатками тѣлесными и душевными, всѣми горестями и лишеніями, всѣми искушеніями и соблазнами: только не противорѣчь и не упорствуй — и ты будешь распятъ тѣломъ и духомъ, умомъ и волею, — видимо и невидимо.

Желаешь знать, возлюбленный, въ чемъ должно состоять самое распятіе наше? — Чтобы уразумѣтъ сіе, представъ, что ты въ самомъ дѣлѣ на крестѣ. — Что было бы тогда съ тобой? — У тебя прекратилосъ бы свободное движеніе и въ рукахъ и въ ногахъ; весъ міръ потерялъ бы для тебя цѣну; всѣ блага его содѣлались бы для тебя чуждыми, какъ бы несуществующими; у тебя осталось бы одно на умѣ и въ сердцѣ: какъ бы скорѣе разрѣшиться отъ земли и плоти, и предать духъ Богу. Поставь же себя въ такое состояніе духа произвольно, силою вѣры и любви ко Христу: и ты будешь распятъ со Христомъ. У распятаго со Христомъ нѣтъ движеній, по своей волѣ, а всѣ — по волѣ Божіей; его руки и ноги такъ же недвижимы на зло и неправду, какъ у распятаго на крестѣ; міръ съ его благами и соблазнами для него не привлекателенъ; мысль объ окончаніи земнаго странствія, есть любимою его мыслію; онъ уже вознесенъ въ духѣ отъ земли на небо, и животъ его сокровенъ въ Богѣ. Будь таковъ и ты, — и будешь распятъ со Христомъ.

Но какъ можно держаться въ семъ крайне трудномъ для плоти положеніи духа? — А какъ, возлюбленный, держатся на крестѣ распятые? — Гвоздями. Пригвозди себя ко кресту самоотверженія, во-первыхъ, страхомъ Божіимъ и мыслію о Богѣ. Страхъ сей отрѣяетъ всѣ грѣхи (Сир. 1, 21) и соблазны, дѣлаетъ человѣка неподвижнымъ на зло и твердымъ въ добрѣ. Пригвозди себя ко кресту памятію о смерти. Кто имѣетъ предъ очами смерть свою, тотъ не простретъ рукъ къ плоду запрещенному. Пригвозди себя упованіемъ благъ вѣчныхъ, кои обѣщаны всѣмъ сражающимся до крови. Если надежда тлѣннаго вѣнца устремляетъ тысячи людей на явную смерть, то надежда ли вѣнца небеснаго не произведетъ сего? — Пригвозди себя наконецъ ко кресту любовію къ своему Спасителю, на немъ распятому. Любы сія, по самому естеству своему, вся терпитъ, вся уповаетъ и николиже отпадаетъ (1 Кор. 13, 7). И сихъ четырехъ гвоздей довольно къ удержанію на крестѣ самоотверженія самой тяжелой плоти.

«Но это состояніе ужасное, мучительное! Ужели въ немъ сущность христіанства?» Въ немъ, возлюбленный, въ семъ состояніи, ужасномъ, мучительномъ для ветхаго человѣка. Страшишься? Но развѣ сей ветхій человѣкъ нашъ, осужденный на распятіе, самъ не ужасенъ, не мучителенъ? Развѣ не онъ изгналъ насъ изъ рая? Не онъ мучитъ насъ всю жизнь? Не онъ положитъ всѣхъ насъ во гробъ и предастъ тлѣнію? — По крайней мѣрѣ не дадимъ ему низвергнуть насъ во адъ; умертвимъ его силою креста прежде, нежели онъ отниметъ у насъ жизнь вѣчную.

И что пользы уклоняться отъ креста? Это надлежало бы сдѣлать въ Эдемѣ, до вкушенія отъ плода запрещеннаго; а теперь — это невозможно. Мы не можемъ сложить съ себя ни креста плоти, ни креста духа; съ ними приходимъ на свѣтъ сей, съ ними и пойдемъ со свѣта. Отъ нашего произвола зависитъ только умереть на семъ крестѣ для Бога міру, или Богу для міра; — предать духъ со Христомъ въ вѣрѣ и любви, или предать духъ діаволу въ невѣріи и самолюбіи. Посему, если неизбѣжны язвы, то лучше носить язвы Господа, нежели врага Его и нашего. Страдая съ Господомъ, мы съ Нимъ и прославимся; а страдая съ міромъ и духомъ злобы, что получимъ, кромѣ вѣчнаго безславія и мученій?

Не забудемъ въ ободреніе наше и того, что крестъ Христовъ ужасенъ токмо српреди, а за нимъ рай, не на небѣ токмо, а и на землѣ. Обыкновенный крестъ отнимаетъ всю жизнь у распятаго; а крестъ Христовъ, отъемля жизнь мірскую, грѣховную, даетъ вмѣсто ея новую, въ Богѣ и Христѣ. Елико внѣшній человѣкъ тлѣетъ на семъ крестѣ, — свидѣтельствуетъ испытавшій едва не всѣ кресты въ мірѣ, — толико внутренній обновляется по вся дни (2 Кор. 4, 16). Елико избыточествуютъ скорби для распятаго со Христомъ, говоритъ онъ же, толико избыточествуютъ и утѣшенія Святаго Духа.

Въ самомъ дѣлѣ, можетъ ли что-либо быть радостнѣе для человѣка, какъ возстать изъ гроба? Но то же совершается надъ тѣмъ, кто распинаетъ себя со Христомъ міру и грѣху; за смертію плоти слѣдуетъ духовное воскресеніе, которое, по самому существу своему, есть состояніе самое блаженное.

Итакъ, братіе, отложивъ всякое недоумѣніе и страхъ, пойдемъ за Господомъ нашимъ на крестъ самоотверженія. Зря вѣру и любовь нашу, Онъ, всемогущій и всеблагій, Самъ поспѣшитъ укрѣпитъ колеблющіяся стопы наши въ семъ святомъ и необходимомъ подвигѣ. Аминь.

Источникъ: Сочиненія Иннокентія, архіепископа Херсонскаго и Таврическаго. Томъ V. Первая седмица Великаго поста. – Страстная седмица. – Свѣтлая седмица. —СПб.: Изданіе Маврикія Осиповича Вольфа, 1872. — С. 113-117.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0