Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - среда, 26 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

И

Свт. Иннокентій, архіеп. Херсонскій († 1857 г.)
Слова и бесѣды на дни святыхъ.

Слово въ день Іоанна Богослова.
На всенощномъ бдѣніи.

Святое писаніе ветхаго и новаго завѣта, содержа въ себѣ начала чистѣйшей нравственности, и преподая множество прекрасныхъ правилъ касательно разныхъ добродѣтелей, не даетъ открытыхъ наставленій въ отношеніи къ добродѣтели дружества. Такое умолчаніе, безъ сомнѣнія, произошло отъ того, что у святыхъ писателей, или паче у Духа Святаго было въ намѣреніи не то, чтобы обнять наставленіями всѣ случаи жизни, и дать людямъ полное собраніе правилъ поведенія, а то, чтобы посредствомъ писанія вдохнуть въ нихъ такой образъ мыслей и чувствъ, чтобъ они сами, безъ предписаній и правилъ, знали, какъ при каждомъ случаѣ надобно поступать христіанину. Въ семъ отношеніи можно сказать: о чемъ сказано въ священномъ писаніи, сказано для примѣра, и о чемъ не сказано, не сказано также для примѣра.

Между тѣмъ, нѣтъ ни одной книги, въ коей находилось бы столько примѣровъ и образцовъ для истиннаго дружества, какъ въ книгахъ ветхаго и новаго завѣта. Кто изъ имѣющихъ сердце и душу не возблагоговѣетъ предъ дружествомъ Авраама и Лота (Быт. 12, 5; 13, 1. 5)? Кто безъ умиленія можетъ читать описаніе дружеской любви Іонаѳана къ Давиду (1 Цар. 18, 1. 2. 3; 20, 2. 12. 17)? — Илія и Елисей, Эздра и Неемія, Іосифъ и Никодимъ, Павелъ и Варнава, Марія и Елисавета, Саломія и Магдалина: это такія имена, изъ коихъ каждое пробуждаетъ въ душѣ чувство дружества самаго постояннаго и чистаго.

Но всего болѣе поучителенъ примѣръ самого Іисуса Христа: — ибо и Ему самому благоугодно было оставить намъ въ своемъ лицѣ образецъ дружества. Вы знаете, кто былъ удостоенъ чести — быть другомъ Богочеловѣка: это сей самый Апостолъ, коего мы ублажаемъ нынѣ памятъ. Посему мы не уклонимся отъ празднества въ честь его, если оживимъ, по возможности, въ умѣ нашемъ образъ дружества его съ Богочеловѣкомъ, дабы повѣрить имъ образъ нашего дружества.

Святый Іоаннъ имѣлъ всѣ качества, потребныя для возбужденія и поддержанія святой любви дружеской. Особенная приверженностъ его къ своему Учителю украшалась въ немъ особенною невинностію нравовъ и чистотою сердца; умъ возвышенный соединялся въ Іоаннѣ съ такою полнотою чувствъ любви въ сердцѣ, которая уступала одной преизбыточествующей полнотѣ любви Іисусовой. Такимъ образомъ, поелику душа святаго Іоанна болѣе прочихъ была открыта для чистѣйшей души Іисусовой и болѣе прочихъ приближалась къ ней своею чистотою, то святѣйшій Учителъ и святый ученикъ соединились между собою узами дружескаго единства. Плодомъ сего святаго соединенія долженствовалъ быть совершеннѣйшій образецъ истиннаго дружества. И дѣйствительно, Господь Іисусъ въ отношеніи къ святому Іоанну представляетъ наилучшій примѣръ друзей благодѣтелей; а святый Іоаннъ, въ отношеніи къ своему Учителю, являетъ прекрасный образецъ друзей благодѣтельствуемыхъ. Разсмотримъ съ благоговѣніемъ то и другое порознь: первое нынѣ, а послѣднее — завтра.

Мы сказали, что Господь Іисусъ въ отношеніи къ святому Іоанну есть образецъ друзей благодѣтелей. Всякое дружество слагается изъ любви, довѣренности и общительности: но въ истинномъ дружествѣ любовъ должна быть безъ страсти, довѣренность — безъ неосмотрительности, общительность — безъ расточенія. Всему этому поучаетъ насъ дружество Спасителя нашего.

Іисусъ былъ самымъ нѣжнымъ и обязательнымъ другомъ. — Уединяется ли Онъ для воскрешенія мертвыхъ, — другъ его получаетъ позволеніе присутствовать при совершеніи столь великаго чуда (Лук. 8, 51). Восходитъ ли на гору для преображенія, — Его слава кажется Ему несовершенною, если другъ Его не будетъ ея свидѣтелемъ (Матѳ. 17, 1). Потребны ли утѣшители въ скорбныя минуты предъ наступленіемъ страданій, — другъ Его въ числѣ ихъ (Матѳ. 26, 37). Нужно ли приготовить вечерю, на которой мѣсто пасхальнаго агнца должны заступить Тѣло и Кровь Іисуса, приготовленіе ея возлагается на друга (Лук. 22, 8). Въ продолженіе этой вечери Господь Іисусъ съ безпримѣрною нѣжностію удостоиваетъ своего друга возлежанія на своихъ персяхъ (Іоан. 13, 23).

Но любовь Іисуса Христа была любовію Богочеловѣка; въ ней непримѣтно ни малѣйшихъ слѣдовъ пристрастія, столь много обезображивающаго любовь человѣческую. Для ученика столь нѣжно любимаго, какъ святый Іоаннъ, что можетъ быть свойственнѣе ревности по славѣ своего Учителя? — И вотъ онъ, видя нѣкоего, изгоняющаго именемъ Іисуса бѣсовъ, но непринадлежащаго къ числу послѣдователей Іисусовыхъ, почитаетъ за долгъ запретить ему призываніе возлюбленнаго для него имени. Но Учитель не одобряетъ ревности своего друга, и научаетъ его снисходительнѣе судить о поступкахъ ближняго. Не браните, говоритъ Онъ, призывать Мое имя; иже бо нѣсть на ны, по насъ есть (Лук. 9, 50). Жители весей самарянскихъ возбраняютъ Іисусу Христу входъ въ ихъ предѣлы; другъ Его въ жару негодованія проситъ позволенія низвести, подобно Иліи, огнь съ небесъ для потребленія жилищъ людей безчувственныхъ и беззаконныхъ. Господь Іисусъ, напротивъ, поспѣшаетъ угасить и тотъ огнь, коимъ объята была душа Его друга, и упрекаетъ его въ невѣдѣніи своего духа: не вѣсте, коего духа есте вы; Сынъ бо человѣческій не пріиде душъ человѣческихъ погубити, но спасти (Лук. 9, 55). Вообще, земная Жизнь Іисуса Христа содержитъ въ себѣ столько же обличеній Іоанна заблуждающаго, сколько знаковъ благоволенія къ Іоанну, справедливо ревнующему по истинѣ. Иначе не могло и быть; поелику любовь къ нему Господа Іисуса была любовь не земная, обыкновенная, а истинная и святая.

Напротивъ, нашею, братіе, любовію къ друзьямъ по большей части управляетъ пристрастіе. Какъ все не нравится намъ въ томъ, кого мы ненавидимъ, такъ все восхищаетъ насъ въ томъ, кого мы любимъ. Мы, повидимому, совершенно забываемъ, что любимый нами человѣкъ, подобно другимъ, подверженъ слабостямъ, и представляемъ его божествомъ, чуждымъ всякаго несовершенства. Кромѣ того, что мы возвышаемъ безъ мѣры похвальныя качества и поступки друзей нашихъ, самые недостатки ихъ часто обращаемъ имъ въ похвалу. Вмѣсто того, чтобы пользоваться дружескою близостію для взаимнаго замѣчанія несовершенствъ и для исправленія ихъ, мы почитаемъ какъ бы нѣкоторымъ долгомъ — не замѣчать недостатковъ друга; и даже когда оные такъ видимы, что не могутъ не быть замѣченными, все наше попеченіе ограничивается тѣмъ, чтобы, сколько возможно, извинять ихъ. Отсюда-то проистекаетъ, что столь многіе жалуются на свою погибель отъ безразсуднаго снисхожденія къ нимъ друзей, и такъ не многіе хвалятся содѣйствіемъ друзей въ достиженіи христіанскаго совершенства. А такимъ образомъ взаимная любовь, будучи превращаема страстію, губитъ болѣе людей, нежели самая ненависть и вражда.

О, будемъ любить друзей нашихъ по примѣру Іисуса, любить не для собственнаго удовольствія, а для ихъ блага, для ихъ и нашей добродѣтели! Узы дружества не только не должны лишать насъ свободы — видѣть недостатки друзей нашихъ, но и налагаютъ на насъ необходимость — быть хранителями ихъ нравственнаго совершенства.

Дружеская любовь, какъ мы сказали, не можетъ еще быть безъ взаимной довѣренности. — Довѣренностію Іисуса Христа пользовались всѣ ученики Его, не исключая самаго предателя. Посему-то Онъ всѣхъ учениковъ своихъ называлъ не слугами, а друзьями. Не ктоту васъ, говоритъ Онъ имъ, глаголю рабы, яко рабъ не вѣсть, что творитъ господь его: васъ же рекохъ други, яко вся, яже слышахъ отъ Отца Моего, сказахъ вамъ (Іоан. 15, 15). Впрочемъ, на основаніи сего же закона дружества, изреченнаго самимъ Господомъ Іисусомъ, должно сказать, что святый Іоаннъ былъ преимущественнымъ Его другомъ; поелику пользовался преимущественною къ нему довѣренностію Іисуса, не только въ продолженіе Его земной жизни, но (если позволено простерть взоръ далѣе) и въ состояніи Его прославленія. Такъ, тайна предателя, которую, повидимому, Іисусъ желалъ сокрыть отъ прочихъ учениковъ своихъ, открывается одному Іоанну. Сія-то довѣренность, безъ сомнѣнія, была причиною, что ученики Іисуса употребляли Іоанна вмѣсто посредника къ узнанію сокровеннѣйшихъ намѣреній своего Учителя; а по воскресеніи Его съ такимъ любопытствомъ желали знать отъ Него о будущей судьбѣ Его друга: Господи, сей же что (Іоан. 21, 21)? Имъ казалось, что Учитель ихъ, оказавъ Іоанну столько знаковъ своего особеннаго расположенія въ продолженіе своей жизни, пріиметъ дѣятельнѣйшее участіе въ послѣдующей судьбѣ своего друга и по своемъ воскресеніи, и въ событіяхъ его жизни покажетъ новые знаки своей любви къ нему.

Въ самомъ дѣлѣ, Іоаннъ и по воскресеніи своего Божественнаго Друга остался преимущественнымъ хранителемъ Его таинъ. И во-первыхъ таинъ Божественнаго лица Іисусова: вѣчное бытіе, рожденіе и Божественность Слова, таинственное соединеніе Его съ человѣчествомъ въ лицѣ Господа Іисуса, дѣйствительность присутствія Тѣла и Крови Богочеловѣка подъ видомъ хлѣба и вина, — эти тайны Божественнаго лица Іисусова никѣмъ не описаны съ такою ясностію, какъ святымъ Іоанномъ. Тайны дома Божія, то-есть, Церкви Христовой, какъ то: ея возрастаніе, угнетеніе и успѣхи; наконецъ тайны царствія небеснаго — конечное торжество Агнца надъ зміемъ, вѣчное блаженство праведныхъ и рѣшительное отверженіе нечестивыхъ, изображены также святымъ Іоанномъ въ его дивномъ откровеніи. Іисусъ Христосъ, будучи уже на престолѣ славы со Отцемъ, принялъ сіи тайны отъ Отца, — и поелику самъ не могъ оставить славы своей, послалъ Ангела своего для сообщенія ихъ, въ пользу Церкви, своему другу. Апокалипсисъ Іисуса Христа, егоже даде ему Богъ, показати рабомъ своимъ, имже подобаетъ быти вскорѣ: и сказа, пославъ чрезъ Ангела своего, рабу своему Іоанну (Апок. 1, 1). Такъ свидѣтельствуетъ о довѣренности къ себѣ своего возлюбленнаго Учителя самъ Іоаннъ.

Но не можетъ ли быть нѣкоторыхъ таинъ и между друзьями? — Не должны ли иногда и друзья сокрывать нѣчто одинъ отъ другаго? — Должны, особенно когда они не состоятъ во взаимной сподчиненности равенства по состояніямъ. Примѣръ самого Іисуса Христа утверждаетъ сіе правило во всей силѣ.

Апостолы, еще несовершенно свободные отъ предразсудка о земномъ царствѣ Мессіи, по воскресеніи своего Учителя, предлагаютъ Ему вопросъ о времени утвержденія Его царства на землѣ: Господи, аще въ лѣто сіе устрояеши царствіе Израилево (Дѣян. 1, 6)? — Судя по живости характера Іоаннова, должно думать, что онъ былъ въ числѣ первыхъ виновниковъ сего вопроса. Но Господь Іисусъ отвѣчаетъ рѣшительно своимъ ученикамъ, что не ихъ дѣло судить о томъ, что Отецъ предоставилъ своей волѣ. Онъ могъ бы, сокрывъ отъ прочихъ учениковъ тайну своего пришествія и обращенія іудеевъ, открыть оную своему другу, — могъ бы сообщить ему о таинственномъ прицѣпленіи къ древу жизни отломившейся вѣтви іудейскаго народа то, что сообщено впослѣдствіи святому Павлу (Рим. 11, 25-26); но отвѣтъ Его: нѣсть ваше разумѣти времена и лѣта, яже Отецъ положи во своей власти (Дѣян. 1, 7), простирается и на Его друга. Открывъ Іоанну все то, что предоставлено было Его власти, Богочеловѣкъ не сообщаетъ той тайны, коея откровеніе Отецъ небесный предоставилъ Себѣ самому.

Примѣръ дружескаго умолчанія, достойный всегдашняго подражанія! — Но какъ мало, и какъ рѣдко подражаютъ ему! — Какъ часто подъ видомъ дружескихъ тайнъ сообщаютъ то, отъ чего зависитъ честь, покой, счастіе, даже жизнь ближняго, — не заботясь нимало о слѣдствіяхъ своей безразсудной откровенности, не имѣя другаго побужденія быть откровеннымъ, кромѣ удовольствія занять своего друга на счетъ чести ближняго! — Все извиненіе наше въ семъ случаѣ состоитъ въ томъ, что мы открылись другу; но сей другъ откроется не болѣе, какъ одному и при томъ съ видомъ, требующимъ сокровенности: — и между тѣмъ изъ сей взаимной тайны вскорѣ составляется общественный голосъ; изъ сей толпы неблагоразумныхъ друзей, непримѣтно для нихъ самихъ, образуется толпа насмѣшниковъ, недоброжелателей, гонителей. Мы совсѣмъ забываемъ, что преданіе тайны ближняго, хотя бы то другу, есть похищеніе, и притомъ весьма безчестное для насъ, самое обидное для ближняго. Союзъ дружества столь же мало извиняетъ переданіе похищенной тайны, какъ сообщество грабителей — переданіе похищенныхъ вещей. Законъ дружества требуетъ откровенности, но откровенности осмотрительной, не соединенной съ нарушеніемъ правилъ скромности въ отношеніи къ себѣ и другимъ.

Истинные друзья, далѣе — не могутъ не быть общительны. — Іисусъ Христосъ былъ такъ бѣденъ, что не имѣлъ, гдѣ подклонить главы; но — имѣлъ духа безъ мѣры (Іоан. 3, 34). Онъ не могъ посаждать на престолѣ земной славы; но имѣлъ власть поставлять иныхъ апостолами, другихъ пророками, сихъ учителями (Ефес. 4, 11-12). Обладая такими дарами, Онъ въ избыткѣ сообщилъ ихъ своему другу. Іоаннъ содѣланъ имъ апостоломъ малоазійскихъ Церквей, — тамъ, гдѣ былъ самый престолъ сатаны (Апок. 2, 13), — евангелистомъ, предавшимъ намъ изъ жизни своего Учителя самое драгоцѣнное — Его бесѣды, — учителемъ поучавшимъ самой высшей добродѣтели: любви, — мученикомъ, засвидѣтельствовавшимъ вѣру свою огнемъ, ядомъ и изгнаніемъ, — дѣвственникомъ и вмѣстѣ хранителемъ Чистѣйшія изъ дѣвъ. Щедролюбивое сердце Іисуса пребыло отверзтымъ для Его друга на самомъ крестѣ. Изъ устъ, можно сказать, самой смерти, Іисусъ простираетъ къ Іоанну голосъ свой, и завѣщаваетъ ему все то, что для Него, яко человѣка, оставалось на землѣ драгоцѣннѣйшаго — свою Матерь: глагола ученику: се мати твоя (Іоан. 19, 27)!

Но даруя столько Іоанну, оставлялъ ли Господь безъ знаковъ своей щедродательности прочихъ учениковъ? — «Онъ находилъ, говоритъ святый Златоустъ (Бесѣд. на Матѳ.), въ любви Іоанна болѣе тихости и нѣжности, но въ тоже время замѣчалъ въ вѣрѣ Петра болѣе живости и рѣшительности; посему перваго любилъ нѣжнѣе, а послѣдняго возвышеннѣе: первому вручилъ свою Матерь, яко даръ любви, болѣе приличный простому его характеру; послѣднему обѣщалъ преимущество утвержденія въ вѣрѣ своихъ братій (Лук. 22, 32), яко даръ чести, болѣе сообразный съ силою его вѣры».

Мы, напротивъ, если не бываемъ скупы, то даемъ безъ мѣры, — не соразмѣряясь ни съ качествомъ, ни съ состояніемъ, ни съ заслугами друзей нашихъ. Потокъ благодѣяній нашихъ, будучи направленъ въ одну какую-либо сторону, всѣ прочія оставляетъ сухими и безплодными. Слѣдствіемъ сего бываетъ ненасытимая алчность въ однихъ, — ибо какой любимецъ когда-либо почелъ себя, не говорю, излишне, даже довольно награжденнымъ? — и неотвратимое огорченіе и досада другихъ, — ибо какой проситель думалъ когда-либо, что ему отказано совершенно справедливо? —

Какъ часто являются передъ сильными земли съ прошеніями, подобными прошенію Іоанна: даждь намъ, да единъ одесную Тебе и единъ ошуюю сядева во славѣ Твоей (Марк. 10, 38)! И какъ рѣдко сіи сильные имѣютъ столько присутствія духа, чтобы сказать: не вѣста, чесо просита (Марк. 10, 38)! Ослѣпленные самолюбіемъ, вы не видите, что просимое вами совершенно превышаетъ силы ваши, что вы не имѣете ни столько проницательности, ни столько ревности, ни даже столько времени, чтобы занять такое или другое мѣсто, вступить въ ту или другую должность. Вы не примѣчаете, что исполненіе вашего прошенія послужитъ во вредъ вамъ и другимъ, что вамъ еще должно испить чашу искушеній, прежде нежели вы содѣлаетесь способными наслаждаться славою — не вѣста, чесо просита!

Такое пристрастіе, часто губящее друзей благодѣтелей и друзей благодѣтельствуемыхъ, происходитъ, братіе, изъ того, что любятъ друзей своихъ не по примѣру любви Іисусовой, или паче отъ того, что не любятъ самого Господа Іисуса. Кто любитъ Его, у того образъ дружества Іисусова будетъ всегда предъ очами; тотъ будетъ любить друзей своихъ, но безъ страсти, будетъ открывать предъ ними сердце свое, но не измѣняя тайнамъ, ему ввѣреннымъ, будетъ наконецъ дѣлиться съ ними своими благами, но не изливая ихъ на одного такъ, чтобы ничего не оставалось для другихъ. Аминь.

Источникъ: Сочиненія Иннокентія, архіепископа Херсонскаго и Таврическаго. Томъ II. Слова и бесѣды на праздники Богородичные. – Слова и бесѣды на дни святыхъ. —СПб.: Изданіе Маврикія Осиповича Вольфа, 1872. — С. 144-151.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0