Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 25 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

И

Свт. Иннокентій, митр. Московскій († 1879 г.)
XL. Записка о дѣтскомъ воспитаніи
[1].

Нѣтъ надобности говорить, что всякій православный обязанъ учиться Закону Божію или знанію своихъ обязанностей въ отношеніи къ Богу, ближнему и самому себѣ; но мы хотимъ обратить вниманіе во-первыхъ на то, на комъ именно лежитъ обязанность учить народъ? Обязанность эта лежитъ, во-первыхъ, на родителяхъ, потомъ на воспріемникахъ и, наконецъ, на пастыряхъ Церкви.

Какъ нынѣ идетъ это дѣло вообще? Изъ родителей очень, очень немногіе исполняютъ эту обязанность; и напротивъ, очень, очень многіе плохо или совсѣмъ не исполняютъ. О воспріемникахъ и говорить нечего: всѣмъ извѣстно, какъ они учатъ своихъ крестниковъ. Итакъ, обязанность обучать народъ закону Божію въ настоящее время лежитъ почти на однихъ только пастыряхъ. А какъ это дѣло исполняется ими? слава Богу, хотя и очень мало, но есть пастыри, которые исполняютъ это, какъ только можно желать. Но, говоря вообще, исполненіе этой обязанности со стороны пастырей мы видимъ въ преподаваніи ими закона Божія въ училищахъ, въ произношеніи или чтеніи съ амвона проповѣдей, которыя притомъ и печатаются въ книгахъ, и кромѣ того, съ 1841 года во многихъ церквахъ заведены такъ называемыя катихизическія поученія (которыя, впрочемъ, народъ не отличаетъ отъ обыкновенныхъ проповѣдей), и если къ сему присовокупить еще частныя поученія священниковъ, говоримыя при исповѣди и другихъ случаяхъ, то можно сказать, что со стороны пастырей, хотя и не вездѣ, но дѣлается все возможное, и остается только желать, чтобы это дѣлалось повсюду.

Но все это, т. е. преподаваніе въ школахъ, проповѣди и поученія, достигаетъ ли своей цѣли? (О первомъ предметѣ скажемъ ниже).

Нѣтъ сомнѣнія, что болѣе или менѣе проповѣди и поученія приносятъ свою пользу. Но кому онѣ приносятъ или могутъ приносить пользу? Только тѣмъ, кто умѣетъ понимать читаемое и слышимое.

А если это такъ, — а оно дѣйствительно такъ, — то значитъ, остальная часть, и самая большая часть народа, за малыми исключеніями, остается не только безъ назиданія, но даже въ невѣдѣніи (и въ какомъ невѣдѣніи!) самыхъ необходимыхъ предметовъ вѣры. И это отнюдь не оттого, чтобы народъ нашъ не хотѣлъ понимать, или отвращался отъ слышанія поученій. Нѣтъ! простолюдины наши (разумѣется, неиспорченные) желаютъ, ищутъ, жаждутъ «слышать отъ божественнаго». И они особенно любятъ слушать житія святыхъ; и это, между прочимъ, потому, что они болѣе или менѣе понимаютъ ихъ при самомъ чтеніи, что же касается до проповѣдей и поученій, читаемыхъ въ церквахъ кѣмъ бы то ни было, то онѣ если и приносятъ пользу простолюдинамъ, то очень малую; а это — главное потому, что они не понимаютъ ихъ; а не понимаютъ потому, что ихъ понятія не простираются выше и далѣе обыденныхъ въ кругу ихъ предметовъ. И поэтому они, хотя бы и имѣли усердное желаніе, не въ состояніи, не привыкли, не пріучены понимать ни словъ, ни мыслей, ни предметовъ сколько-нибудь отвлеченныхъ, безъ особенныхъ разъясненій или толкованій, и то не иначе, какъ съ многократнымъ повтореніемъ одного и того же разными способами. А дѣлать это и не заведено, да и неудобно при службахъ.

А если это такъ (а оно дѣйствительно такъ), то что же дѣлать для того, чтобы народъ нашъ понималъ и зналъ то, что необходимо ему знать?

Заводить училища, распространять грамотность — слышится отовсюду. Противъ этого никто спорить не станетъ и объ этомъ давно уже заботится и правительство, и земство, и даже многія частныя лица. Но при семъ вотъ что представлятся:

1) Нынѣшнія училища, не исключая и самыхъ высшихъ, просвѣщаютъ и образуютъ только умъ, а не умъ и сердце вмѣстѣ, какъ это извѣстно и всѣмъ. Послѣднему, повидимому, противорѣчитъ то, что есть немало личностей, кончившихъ курсъ въ училищахъ, которыя, по своимъ нравственно-христіанскимъ качествамъ, составляютъ наше украшеніе, нашу надежду, нашу славу. Но вопросъ: въ училищахъ ли онѣ пріобрѣли таковыя качества? Конечно, нельзя утверждать, чтобы совсѣмъ не было личностей, которыя получили образованіе ума и сердца именно въ училищахъ; но если разсмотрѣть внимательнѣе, то окажется, что самая большая часть изъ таковыхъ личностей, если не все цѣлое, то начало образованія сердца своего получили въ дѣтствѣ отъ своихъ родителей, или кого-либо своихъ родныхъ и близкихъ.

Слѣдовательно, надежда на исправленіе нашего народа въ нравственномъ отношеніи посредствомъ училищъ очень слаба.

Въ училищахъ вообще учатъ только знать, а исполненіе... предоставляется всякому на его волю. Прибавимъ еще: въ училищахъ Законъ Божій преподается не одинъ исключительно, но въ числѣ и на ряду съ другими предметами; и оттого въ понятіяхъ учениковъ уроки по закону Божію и уроки по другимъ предметамъ ставятся въ одинъ уровень (а иногда, пожалуй, и ниже), и понятія эти въ большей части учениковъ, къ сожалѣнію, остаются съ ними на всю жизнь ихъ. И оттого нерѣдко можно видѣть, что иной, не учившійся Закону Божію въ училищахъ, исполняетъ его лучше и вѣрнѣе, чѣмъ учившійся; а если онъ и не исполняетъ, то сознаетъ или готовъ сознать себя преступникомъ воли Божіей (а это очень много значитъ въ отношеніи къ будущей жизни), а иной учившійся, напротивъ, старается, оправдывать себя разными умствованіями, которыя, къ сожалѣнію, сообщаются отъ нихъ другимъ — на соблазнъ.

2) Положимъ, что преподаваніе Закона Божія въ училищахъ (со временемъ) будетъ достигать своей цѣли; но много-много лѣтъ пройдетъ до того, когда въ нашемъ отечествѣ училища (разумно устроенныя) будутъ существовать повсюду, и въ нихъ будутъ обучаться всѣ дѣти всѣхъ сословій, безъ исключенія. Но когда это будетъ? А между тѣмъ порча нравовъ протачивается во всѣ слои народа, и пагубныя умствованія цивилизаторами разносятся далѣе и далѣе... И потому, если мы не хотимъ, такъ-сказать, сознательно, чтобы народъ нашъ дошелъ до крайняго растлѣнія, то что-нибудь да надобно дѣлать, если не для исправленія, то по крайней мѣрѣ для удержанія его въ настоящемъ, еще очень не безотрадномъ, въ нѣкоторыхъ отношеніяхъ, положеніи.

3) И наконецъ, надобно вспомнить, что въ училища могутъ поступать дѣти не моложе 7-6 лѣтъ. Слѣдовательно, и при существованіи повсюду училищъ и при самомъ лучшемъ ихъ устройствѣ, еще очень много дѣтей могутъ оставаться безъ всякаго образованія. Что же дѣлать съ дѣтьми меньшаго возраста? Ужели онѣ, до поступленія въ школу, должны оставаться въ томъ же положеніи, какъ онѣ находились и находятся нынѣ (мы разумѣемъ дѣтей простаго народа), т. е. безъ всякаго ученія и образованія, тогда какъ этотъ-то возрастъ и есть самое золотое время для сѣянія и укорененія въ нихъ всего добраго, а также и всего худаго? Само собою разумѣется, что сердце человѣка, какъ и поле, не можетъ оставаться навсегда безъ растеній. Если въ немъ не будутъ сѣять добрыхъ растеній, въ немъ непремѣнно выростутъ худыя...

Говорятъ: забота объ этомъ есть дѣло собственно родителей (а о воспріемникахъ уже и не поминаютъ). Общество тутъ ничего не можетъ сдѣлать.

Да! Общество не можетъ, а родители не хотятъ или тоже не могутъ. Но можетъ Церковь, — эта любвеобильнѣйшая мать, пріемлющая на свои руки всѣхъ дѣтей отъ самого рожденія. Церковь и можетъ, и должна заботиться объ этомъ.

Прежде нежели мы будемъ говорить о томъ: кто долженъ учить, чему, когда, гдѣ и проч., — мы скажемъ, во-первыхъ что дѣло это, т. е. дѣло обученія малыхъ дѣтей знанію ихъ обязанностей (или, будемъ называть проще) Закону Божію — совсѣмъ не такъ трудно, какъ можетъ представляться иному съ перваго взгляда. Оно такъ просто, что за него можетъ приняться даже всякій сколько-нибудь разсудительный служитель Церкви; ибо онъ будетъ имѣть дѣло не съ учеными или съ мудрыми и разумными, а буквально съ младенцами, слѣдовательно предметы ученія должны быть самые простѣйшіе, доступные понятіямъ ихъ; рѣчь и слова должны быть также простыя, безъискусственныя. Словомъ сказать, это должна быть бесѣда отца съ дѣтьми и, можно сказать, наединѣ. Во-вторыхъ, заведеніе таковыхъ (назовемъ) бесѣдъ съ дѣтьми, говоря вообще, не потребуетъ никакихъ издержекъ ни съ чьей стороны и ни на какіе предметы; и притомъ таковыя бесѣды могутъ быть открыты тотчасъ же и повсюду, гдѣ только есть церкви и священники и, можно сказать, безъ отвлеченія послѣднихъ отъ исполненія другихъ ихъ обязанностей.

Кто долженъ учить дѣтей?

Изъ предыдущаго уже можно видѣть, что это есть прямое дѣло приходскихъ священниковъ; ибо учить прихожанъ есть одна изъ трехъ главныхъ ихъ обязанностей, пріемлемыхъ ими на себя при самомъ рукоположеніи, подъ страхомъ суда Божія. Но всякій ли изъ нынѣшнихъ священниковъ можетъ приняться за это дѣло и вести его какъ слѣдуетъ? Вести какъ слѣдуетъ дѣла сколько-нибудь важныя могутъ очень немногіе изъ принявшихся за нихъ и даже спеціально приготовлявшихся къ тому. Но изъ этого не слѣдуетъ, что и не надлежитъ предпринимать такихъ дѣлъ. При начатіи новаго дѣла и самый умный можетъ встрѣтить недоумѣнія; такъ будетъ и здѣсь. Но это будетъ именно только при началѣ дѣла и для тѣхъ, кои никогда не занимались дѣтьми. Опытъ, примѣры, совѣты и руководство старшихъ скоро направятъ дѣло.

Кого или какихъ дѣтей учить?

Если на это дѣло смотрѣть какъ слѣдуетъ, то ни одно христіанское дитя не можетъ быть увольняемо отъ обязанности слушать наставника духовнаго, даже не смотря на то, хотя бы нѣкоторые изъ нихъ обучались въ училищахъ или дома; но принимая во вниманіе, что таковые уже учатся закону Божію, ихъ можно увольнять. А затѣмъ, всѣ безъ исключенія дѣти, начиная отъ 4-хъ или 5-лѣтняго возраста и выше, обязаны посѣщать дѣтскія бесѣды.

На вопросъ: не рано-ли заставлять четырехлѣтнихъ дѣтей посѣщать дѣтскія бесѣды? — Не рано. Примѣромъ тому можетъ служить благочестивая разумная мать. У нея дитя трехъ и даже менѣе лѣтъ умѣетъ изобразить на себѣ крестъ, различить икону отъ простой картины, читать краткія молитвы и даже болѣе. Чѣмъ ранѣе внушаются дѣтямъ понятія о Божественномъ, тѣмъ тверже укореняются въ нихъ таковыя понятія и, слѣдовательно, тѣмъ болѣе можно ожидать отъ нихъ добрыхъ плодовъ. Особенно, если это дѣлается съ вѣрою и въ вѣрѣ въ благодать Божію, вразумляющую младенцевъ.

Чему и какъ учить?

Такой вопросъ для отца, христіански желающаго своимъ дѣтямъ временныхъ и вѣчныхъ благъ, совершенно лишній. Его любящее сердце всегда скажетъ ему, чему и какъ надлежитъ учить дѣтей своихъ. Тоже слѣдуетъ сказать и о пастырѣ Церкви, вполнѣ понимающемъ свое призваніе. Но такъ какъ такихъ пастырей не вездѣ можно встрѣтить, то скажемъ нѣчто и о семъ предметѣ.

Начинать ученіе надлежитъ именно съ того, чѣмъ начинаетъ добрая мать: напримѣръ, какъ сказано выше, съ того, какъ изображать на себѣ крестное знаменіе [2], какъ стоять на молитвѣ, какъ входить въ церковь, какъ въ ней стоять, какъ класть поклоны и проч., — наблюдая постепенность и не упуская никакихъ предметовъ, относящихся къ христіанскимъ обязанностямъ, не смотря на то, какъ бы онѣ ни казались малы. Ибо и самыя отромнѣйшія зданія состоятъ изъ песчинокъ.

Можно почаще занимать дѣтей чтеніемъ или разсказами о житіи святыхъ, или изъ священной исторіи, съ объясненіями и нравоученіями.

Конечно, какъ ни просто это дѣло, печатныя руководства были бы не лишни для простыхъ священниковъ; и можно надѣяться, что онѣ будутъ составлены, если только дѣтскія бесѣды войдутъ въ число непремѣнныхъ пастырскихъ обязанностей. Но кажется, ни въ какомъ случаѣ не слѣдуетъ ни требовать, ни давать какихъ-либо программъ ученія. Пусть наставники говорятъ, что́ Господь положитъ имъ на сердце.

Такъ какъ ученики, если не всѣ, то самая большая часть, будутъ безграмотны: то само собою разумѣется, что, дабы они могли запомнить преподаваемое, надобно будетъ одно и то же повторять имъ по нѣскольку разъ, и кромѣ того, каждую бесѣду начинать повтореніемъ послѣдняго урока.

Время бесѣдъ должно быть непродолжительно: иначе дѣти будутъ утомляться и затѣмъ скучать.

Пособіемъ къ наученію дѣтей въ извѣстныхъ случаяхъ, вмѣсто книгъ, могутъ служить иконы и священныя изображенія, которыя, какъ извѣстно, съ этою преимущественно цѣлію и были введены въ наши храмы, и которыхъ болѣе или менѣе, но всегда можно найти въ каждой церкви.

Надобно наблюдать крайнюю осторожность въ послѣднемъ случаѣ, т. е. съ иконами отнюдь не слѣдуетъ обходиться безразлично, такъ, какъ можно дѣлать съ картинами и особенно — съ простыми картинками, если гдѣ таковыя найдутся. И картинки, на которыхъ изображенъ Іисусъ Христосъ, не слѣдуетъ смѣшивать съ другими священными картинами: иначе дѣти какъ разъ получатъ понятіе объ иконахъ такое же, какое имѣютъ о нихъ протестанты.

Надобно не забывать, что дѣти малаго возраста понятливѣе, чѣмъ мы думаемъ. Иногда изъ одного движенія руки онѣ понимаютъ, о чемъ идетъ рѣчь.

Дѣти средняго возраста умѣютъ различать слова, серьезно сказанныя, отъ шуточныхъ. Но дѣти мадаго возраста, т. е. младенцы, всякое слово, сказанное священникомъ, принимаютъ за серіозное; а изъ этого очевидно, какъ долженъ быть священникъ при дѣтяхъ остороженъ въ словахъ.

Къ сему можно прибавить еще многое; но все, что бы ни сказали въ этомъ родѣ, мы не сказали бы болѣе того, что́ сказано въ проектахъ и руководствахъ обыкновенныхъ училищъ. Мы скажемъ здѣсь нѣчто особенное и съ тѣмъ вмѣстѣ весьма важное.

1) Священники, какъ пастыри Церкви, въ полномъ значеніи сего слова, имѣютъ не только обязанность, но и право и власть не только наставлять и поучать имъ ввѣренныхъ чадъ Церкви, но и настоять и потому наблюдать, чтобы дѣти старались исполнять то, чему онъ ихъ учитъ. Такъ напримѣръ, если замѣтитъ, что кто-либо изъ учениковъ его, напр., неправильно изображаетъ на себѣ крестное знаменіе, или небрежно стоитъ въ церкви, или насмѣхается надъ нищими, или не слушается родителей, или тому подобное: то отнюдь не долженъ оставлять таковаго безъ вразумленія и исправленія, но исправлять со всѣмъ долготерпѣніемъ, кротостію и любовію и со всею осторожностію, дабы дитя не потеряло стыда: дитя потерявшее стыдъ, безнадежно къ исправленію и даже хуже.

2) Если гдѣ и когда, то въ особенности предъ своими учениками, священникъ-наставникъ долженъ показывать примѣръ въ исполненіи того, чему онъ учитъ. Какъ бы священникъ ни убѣждалъ, напримѣръ, изображать на себѣ крестъ правильно, но если онъ самъ будетъ изображать его на себѣ неистово, какъ выражаются старообрядцы, то ученіе его и даже вразумленія немного принесутъ пользы.

Гдѣ и когда учить?

Мѣстомъ для бесѣдъ съ дѣтьми должна быть непремѣнно церковь. Внимательные знаютъ, какая разность между слышаніемъ слова Божія въ церкви и между слышаніемъ въ домахъ. Мы вѣримъ, что въ церкви, какъ мѣстѣ освященномъ, благодать Божія пребываетъ выну. Слѣдовательно, бо́льшихъ успѣховъ и бо́льшихъ плодовъ мы можемъ ожидать отъ ученія христіански-нравственнаго, преподаваемаго подъ непрерывнымъ осѣненіемъ благодати Божіей, чѣмъ въ какомъ бы то ни было домѣ.

Время преподаванія должно быть не иначе, какъ прежде или послѣ богослуженія, и отнюдь не среди оного. И кажется, самое лучшее и удобное время для этого есть время предъ позднею литургіею. Впрочемъ это должно быть предоставлено на усмотреніе каждаго преподавателя или настоятеля церкви.

Въ тѣхъ мѣстахъ, гдѣ священники лично не занимаются хозяйствомъ или полевыми работами, бесѣды эти могутъ быть въ каждый воскресный день. Относительно же сельскихъ священниковъ можно считать достаточнымъ, если они будутъ заниматься съ дѣтьми хотя бы то и не болѣе 30 разъ въ годъ. И въ такомъ случаѣ, въ теченіе 5-6 лѣтъ дѣти многое узнаютъ.

На основаніи вышесказаннаго прилично будетъ таковыя бесѣды именовать: воскресныя бесѣды съ дѣтьми.

Не встрѣтится ли какихъ-либо неудобствъ или препятствій къ заведенію воскресныхъ бесѣдъ съ дѣтьми?

Въ тѣхъ приходахъ, гдѣ всѣ прихожане живутъ подлѣ или вблизи своей церкви, едва ли можетъ встрѣтиться что-либо подобное, кромѣ несочувствія нѣкоторыхъ родителей, не умѣющихъ понять пользы такихъ бесѣдъ; имъ можетъ показаться это нововведеніемъ или затѣями священника, безъ которыхъ и отцы, и дѣды ихъ, и они сами обходились до того. Но это будетъ не надолго: болѣе разсудительные и благочестивые изъ нихъ скоро поймутъ въ чемъ дѣло; а понявши, будутъ содѣйствовать священнику. А когда дѣвочки, слушавшія бесѣды, будутъ матерями, тогда это дѣло можетъ итти какъ нельзя лучше.

Но вотъ самое важное и едва преодолимое къ тому препятствіе: какъ собирать малыхъ дѣтей въ церковь въ тѣхъ приходахъ, которые состоятъ изъ нѣсколькихъ деревень, отстоящихъ отъ церкви въ 3-20 верстахъ и болѣе, особенно въ рабочее или зимнее время?

Въ тѣхъ деревняхъ, гдѣ есть часовни, священникъ еще можетъ пріѣзжать и собирать дѣтей хотя на нѣсколько времени; но какъ это дѣлать въ обыкновенныхъ деревняхъ? Трудно сказать на это, особенно со стороны, да и не слѣдуетъ. Обоюдное усердіе и ревность священника и прихожанъ могутъ сдѣлать многое и даже болѣе, чѣмъ можно предполагать.

Есть еще неудобство, которое впрочемъ вскорѣ, такъ или иначе, можетъ быть устранено, а именно: во многихъ сельскихъ приходахъ заведено крестить дѣтей и исправлять другія требы именно въ то время, когда предполагается бесѣдовать съ дѣтьми.

Въ заключеніе скажемъ, что послѣ всего сказаннаго выше, кажется, не можетъ быть вопроса о возможности заведенія воскресныхъ бесѣдъ съ дѣтьми, если не по всѣмъ мѣстамъ, то по крайней мѣрѣ въ тѣхъ селеніяхъ, гдѣ есть церкви, и если не во всѣ воскресные дни то по крайней мѣрѣ въ нѣкоторые изъ нихъ. Но скажемъ нѣчто на нижеслѣдующіе вопросы.

1) Нужно-ли заводить воскресныя бесѣды тамъ, гдѣ уже есть училища? — Нужно; во-первыхъ, потому что какъ мы сказали выше, далеко не всѣ дѣти могутъ поступать въ училище; а во-вторыхъ потому, что и въ самыхъ низшихъ изъ нихъ объ обязанностяхъ христіанина начинаютъ преподавать не сначала, а такъ сказать, съ средины; слѣдовательно весьма нелишне будетъ приходить на воскресныя бесѣды и дѣтямъ, учащимся въ школахъ.

2) Принесутъ-ли воскресныя бесѣды всю ту пользу, какой отъ нихъ можно ожидать? — Наше дѣло только насаждать и поливать, а возращать — дѣло Божіе. И быть не можетъ, чтобы онѣ не принесли никакой пользы если только учащіе и учащіеся будутъ начинать съ благословенія Божія. Можно быть увѣреннымъ, что къ слушанію воскресныхъ бесѣдъ будутъ приходитъ и взрослые, какъ этому и бывали примѣры, и кромѣ того, заведеніе воскресныхъ бесѣдъ не только не можетъ помѣшать сельскимъ школамъ ни въ какомъ отношеніи, но напротивъ того, это будетъ немалымъ подготовленіемъ дѣтей къ поступленію въ училище, и именно тѣмъ, что дѣти, въ теченіе нѣсколькихъ лѣтъ слушая поученія, толкованія и разсказы, этимъ самымъ болѣе или менѣе разовьются въ умственномъ отношеніи; по крайней мѣрѣ, онѣ скорѣе и легче будутъ понимать уроки въ школахъ, чѣмъ дѣти, равныя имъ по лѣтамъ, но не посѣщавшія воскресныхъ бесѣдъ.

Наконецъ, скажемъ, что заведеніе воскресныхъ бесѣдъ если и не скоро и не въ значительной мѣрѣ, но непремѣнно послужитъ однимъ изъ способовъ къ улучшенію быта духовенства. Прихожанинъ, кто бы онъ ни былъ, не можетъ оставаться равнодушнымъ къ нуждамъ своего священника, отъ котораго (не говоря уже объ обыкновенныхъ требоисправленіяхъ) онъ научился знанію своихъ обязанностей, который съ дѣтства его вразумлялъ и поддерживалъ его совѣтами и увѣщаніями и проч. А когда въ приходѣ такого священника бо́льшая часть будетъ состоять изъ слушавшихъ его бесѣды, то какъ бы ни былъ бѣденъ приходъ, онъ не будетъ терпѣть недостатка въ необходимомъ для его жизни.

Примѣчаніе:
[1] Небрежность, неумѣлость, шаткость и ошибочность въ воспитаніи дѣтей, и даже вредное направленіе въ дѣтскомъ образованіи, побудили Митрополита Иннокентія къ составленію этой записки (СПб. 13 Февраля 1869 г.) съ изложеніемъ своего взгляда, какъ приняться за это святое дѣло и вести его. Имъ указанъ легкій, дешевый и прямой способъ ознакомить дѣтей съ обязанностями человѣка къ Богу, къ ближнимъ и самому себѣ. Способъ этотъ доступенъ не для однихъ ученыхъ педагоговъ и не для дѣтей только достаточныхъ родителей, но и для такихъ воспитателей и воспитательницъ, которые знали бы только грамотѣ и были бы достаточно толковы, даже и для самыхъ бѣднѣйшихъ дѣтей, удаленныхъ отъ училищъ и не имѣющихъ учебниковъ, въ глухихъ захолустьяхъ нашихъ. Особенно будутъ благодарны за эти указанія наши сельскіе священники и сельскіе причты, принимающіе участіе въ обученіи дѣтей своихъ прихожанъ.
       Всякіе Фребелевскіе сады, съ ихъ иноземными дорогими затѣями, должны уступить предлагаемому способу первенство по сродству, дешевизнѣ, разумности, пріятности и затѣмъ благотворности прочнаго подготовленія дѣтей къ жизни и служенію общественному. Ясный и простой языкъ Записки можетъ служить образцомъ для учителей, какъ имъ слѣдовало бы бесѣдовать съ своими питомцами, чтобы дѣти не бѣгали отъ ученія. (Иннокентій, Митрополитъ Московскій и Коломенскій по его сочиненіямъ, письмамъ и разсказамъ современниковъ. Ивана Барсукова, Москва. 1883 г. стр. 623-624).
[2] Дѣтей, пріученныхъ къ двуперстному сложенію, нѣтъ надобности переучивать. Иначе нѣкоторые изъ родителей не дозволятъ дѣтямъ своимъ посѣщать дѣтскія бесѣды.

Источникъ: Творенія Иннокентія, митрополита Московскаго. Книга первая. — Собраны Иваномъ Барсуковымъ. — М.: Въ Сѵнодальной Типографіи, 1886. — С. 290-302.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0