Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 15 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

И

Свт. Иннокентій, митр. Московскій († 1879 г.)
VI. Слово на Великій пятокъ
[1].

Аще кто хощетъ быти Мой ученикъ, Мнѣ да послѣдуетъ; но аще кто не грядетъ въ слѣдъ Мене, не можетъ быти Мой ученикъ (Іоан. 12, 26).

Такъ сказалъ Тотъ, Кто здѣсь предлежитъ въ такомъ видѣ.

Кого мы видимъ здѣсь предлежаща, такъ уничиженна и умаленна паче всѣхъ сыновъ человѣческихъ? Кто Сей въ терніи, уязвленный, нагъ, мертвъ и не погребенъ?

О, глубина богатства и премудрости Божіей (Рим. 11, 33)! Се, Судія, Творецъ и Богъ нашъ! Судія живыхъ и мертвыхъ, осужденный на позорнѣйшую смерть! Творецъ всяческихъ — мертвъ и бездыханенъ! Богъ страдаетъ въ видѣ раба-преступника! Кто можетъ постигнуть сіе таинство? Цѣлой вѣчности и всѣхъ вмѣстѣ умовъ человѣческихъ не достанетъ для того, чтобы вполнѣ обнять мыслію великость сего событія!

Но что было причиною такого неслыханнаго, неизреченнаго и ужаснаго событія? Что заставило Сына Божія содѣлаться сыномъ человѣческимъ и претерпѣть все то, что только можетъ изобрѣсти злоба человѣческая?

Любовь къ человѣку-преступнику, любовь къ погибающему человѣчеству содѣлали таковыя чудеса.

О, человѣкъ! ты, который за беззаконіе свое и ожесточеніе не сто́ишь ни малѣйшаго помилованія; о, человѣкъ! — ты, твоя душа, твое блаженство причиною того, что Іисусъ Христосъ, невиннѣйшій Агнецъ, былъ закланъ днесь. Потому что, если бы Іисусъ Христосъ не изволилъ пострадать нашего ради спасенія, то не бы убо спаслася всяка плоть; тогда бы все несчастное племя Адамово погибло во вѣки и безвозвратно, тогда никто и никогда бы не могъ быть въ Царствіи небесномъ, ни за какія заслуги и никакими страданіями.

Но се, нынѣ, по великой милости Іисуса Христа, всякій, кто только хочетъ, можетъ получить первобытное блаженство во Царствіи небесномъ. Нынѣ всякій имѣетъ возможность достигнуть Царства небеснаго: двери отверсты, путь показанъ и, по возможности, очищенъ, и даже готовы помощь и утѣшеніе на всякомъ шагу онаго.

Но путь, которымъ можно достигнуть Царствія небеснаго, только одинъ для всѣхъ; нѣтъ, и не было, и не будетъ во-вѣки другаго пути въ Царствіе небесное, кромѣ того, который показалъ намъ Іисусъ Христосъ и которымъ Онъ Самъ прошелъ.

Но каковь путь сей, и какъ до́лжно идти по нему? Мы побесѣдуемъ нѣсколько о семъ при гробѣ Того, Кто первый прошелъ симъ путемъ.

Іисусе, Слове Божій! даждь разумъ и слово мнѣ, твому слабѣйшему служителю, дабы я могъ и нынѣ, и всегда достойно возвѣщать слово Царствія Твоего, и коснись Твоею благодатію сердецъ нашихъ, дабы всякое слово Твое доходило до нашего слуха сердечнаго.

При сотвореній перваго человѣка, путь къ блаженству или къ Царствію небесному, отъ самаго начала онаго и до безконечности, былъ легокъ, гладокъ, чистъ, широкъ и усыпанъ розами; такъ, что итти по сему пути, значило переходить отъ радости въ радость, отъ удовольствія къ удовольствію и отъ торжества къ торжеству.

Но когда горькій плодъ древа познанія добра и зла палъ на семъ пути, то въ то же время волчцы и тернія произрасли на немъ и до того заглушили и заградили его, что человѣкъ, при всѣхъ усиліяхъ разума своего, не могъ отыскать онаго; а тѣхъ, которые великими подвигами своими приближались къ нему, пламенный мечъ херувима прогонялъ, и потому, до пришествія Іисуса Христа въ міръ сей, никто не могъ войти въ Царствіе небесное.

Іисусъ Христосъ, Великій Спаситель нашъ, первый показалъ намъ сей путь, и первый прошелъ симъ путемъ. Но кто, кто можетъ изъяснить тѣ скорби и страданія, которыя Онъ встрѣтилъ на семъ пути?!

Но поелику мы для того-то и собрались здѣсь, чтобы воспоминать и прославлять страданія Іисуса Христа; а потому обратимъ наше вниманіе на оныя и, сколько можемъ, воспомянемъ ихъ.

Страданія Іисуса Христа начались не съ того только времени, когда Онъ былъ преданъ въ руки человѣковъ; но вся жизнь Іисуса Христа, отъ яслей и до Голгоѳы, была не иное что, какъ безпрерывная и тяжкая цѣпь многоразличныхъ и многообразныхъ страданій, такъ что, отъ самаго Его рождества, до того времени, когда Онъ испустилъ духъ Свой на крестѣ, не было даже минуты во всей Его тридцати-трехлѣтней жизни, въ которую бы Его чистѣйшая душа не страдала, и крестъ, на коемъ умеръ Іисусъ Христосъ, есть только конецъ Его земнаго поприща.

Страданія Іисуса Христа были и внутреннія, и наружныя, и духовныя, и душевныя, и тѣлесныя. Духовныя страданія Іисуса Христа начались съ того самаго времени, въ которое Онъ сошелъ съ небесъ и воплотился; или, скажемъ лучше: Іисусъ Христосъ есть Агнецъ заколенный и закалаемый отъ сложенія міра и до тѣхъ поръ, когда Онъ все во вселенной, умиротворивъ Своею кровію, предастъ Отцу Своему, покоршему Ему всяческая, и потому духовныя Его страданія мы даже вообразить себѣ не можемъ.

Душевныя же и тѣлесныя страданія Іисуса Христа начались вмѣстѣ съ Его земною жизнію, и Боже мой! сколько самоотверженій, сколько бореній, сколько противностей, сколько огорченій, сколько горестей внутреннихъ долженъ былъ перенести Іисусъ Христосъ! Евангеліе не описываетъ подробно всяческихъ страданій Іисуса Христа, впрочемъ, потому, что скорѣе можно исчислить и описать каждую песчинку всѣхъ міровъ, нежели исчислить всѣ душевныя страданія Іисуса Христа; но Евангеліе замѣчаетъ только нѣкоторые изъ таковыхъ случаевъ, и мы здѣсь, по возможности, исчислимъ оные.

Іисусъ Христосъ, Царь небесъ и земли, рождается въ нищетѣ, отъ убогой Матери, въ пещерѣ, среди зимы, и лишенный всякой человѣческой помощи, ибо мнимый отецъ Его былъ бѣдный плотникъ; Тотъ, Кого не могутъ вмѣстить небеса, — вмѣщается въ самое тѣсное пространство яслей; Тотъ, Кго всегда былъ, есть и будетъ, — сталъ временнымъ младенцемъ; Тотъ, Коего силою и крѣпостію воздвигнуты громады міровъ, — былъ слабый младенецъ; Тотъ, Кто далъ Моисею законъ на горѣ Синайской и Кто всякому начертаваетъ законъ на сердцѣ, — подвергается кровавому закону обрѣзанія; за Того, Кто пришелъ искупить міръ, — Мать Его платитъ выкупъ, какъ платили бѣднѣйшіе родители за своихъ первенцевъ; Того, Кто въ десницѣ Своей имѣетъ и хранитъ жизнь всѣхъ тварей, — Иродъ ищетъ убить; Тотъ, отъ лица Коего нѣкогда побѣгнутъ небо и земля, — долженъ былъ бѣжать во Египетъ; Тотъ, Коего манію повинуется все во вселенной, — Самъ повинуется Своей твари; Тотъ, Кому служатъ тьмы Ангеловъ, — служилъ мнимому отцу своему, какъ добрый сынъ, и Своими руками труждался и дѣлалъ; Тотъ, Кому небеса — престолъ, земля — подножіе, — не имѣлъ уголка на земли, гдѣ бы могъ подклонить главу Свою; Тотъ, Кто всѣ сокровища міровъ имѣетъ въ рукѣ Своей, — былъ самый бѣднѣйшій человѣкъ; Тотъ, о имени Коего нѣкогда поклонится всякое колѣно небесныхъ, земныхъ и преисподнихъ, — попустилъ діаволу искушать Себя; Тотъ, Имъ же царіе царствуютъ и Кто есть Всемогущій Царь небесъ и міровъ, — платитъ дань царю земному, какъ подданный.

Всякое слово будетъ слабо для изображенія духовныхъ и душевныхъ страданій Іисуса Христа, какъ Богочеловѣка!

Теперь взглянемъ на Его страданія во время Его великаго служенія.

Возможно ли думать, чтобы такого великаго Пророка, сильнаго словомъ и дѣломь предъ Богомъ и всѣми людьми, не приняли и не почтили люди? Но нѣтъ, Онъ былъ въ мірѣ, и міръ, Имъ сотворенный, не позналъ своего Творца; Онъ явился къ Своимъ единоплеменникамъ, но свои Его не приняли и не только не приняли, но Его поносили, охуждали и презирали и, изъ презрѣнія, называли плотниковымъ сыномъ. Его почитали обманщикомъ и льстецомъ; Его называли ядцею, винопійцею и другомъ отъявленныхъ грѣшниковъ; Его считали имѣющимъ бѣса въ Себѣ; въ одномъ мѣстѣ хотѣли Его сбросить съ горы, какъ несноснаго въ обществѣ; много разъ хотѣли Его побить каменьями, какъ богохульника; за благодѣянія Его платили Ему лютѣйшею неблагодарностію; ученіе Его называли лестію; многіе или совсѣмъ не хотѣли слушать Его, или слушали просто какъ пріятнаго разсказчика, или слушали для того только, чтобы уловить Его на словахъ. Если Онъ творилъ чудеса, то враги Его говорили, что Онъ это дѣлаетъ силою сатаны. Онъ воскрешалъ мертвыхъ, а Его самого хотятъ и ищутъ убить.

Вотъ слабый очеркъ страданій Іисуса Христа, какъ пророка и проповѣдника.

Наконецъ, воззримъ на послѣднія Его страданія, какъ человѣка и ходатая человѣковъ.

Его предаетъ ученикъ и другъ Его, который съ Нимъ всегда обращался, который своими глазами видѣлъ всѣ чудеса Его, который самъ, данною ему властію, творилъ чудеса, — и сей другъ предаетъ Его, и предаетъ самымъ коварнымъ образомъ: лобзаніемъ и лестію. Его, какъ злодѣя, какъ ужаснаго преступника, связываютъ и ведутъ судить, и злобные судіи Его осуждаютъ и подъ благовидною оговоркою, что имъ недостоитъ никого же убити, предаютъ Его язычнику Пилату. Повидимому добрый, но малодушный Пилатъ очень видѣлъ, что по одной только зависти предали ему Іисуса Христа и потому онъ хотѣлъ и даже старался освободить Его; но народъ, неблагодарный народъ Іудейскій, который видѣлъ Божественныя силы Іисуса Христа и который незадолго передъ тѣмъ даже хотѣлъ поставить Его царемъ себѣ, теперь отрекается отъ Него предъ Пилатомъ и требуетъ Его на распятіе, какъ самозванца. Пилатъ предлагаетъ имъ отпустить, для праздника, или Варавву, или Іисуса; но буйный народъ, наущаемый архіереями, требуетъ отпустить Варавву, и тѣмъ Іисусъ Христосъ промѣнивается на ужаснаго разбойника. — Ученики, которыхъ Онъ до конца возлюбилъ, при первой опасности, оставляютъ Его и разбѣгаются; и тотъ изъ нихъ, который за нѣсколько часовъ торжественно обѣщался итти съ Нимъ и въ темницу, и на смерть, при первомъ спросѣ, трекратно отрекается отъ Него. И Іисусъ Христосъ, оставленный всѣми знаемыми и осужденный отъ всѣхъ сильныхъ земли, предается на распятіе, въ волю буйныхъ воиновъ, которые, прежде нежели исполнили приговоръ надъ Нимъ, били Его, мучили, терзали, плевали, насмѣхались и ругались надъ Нимъ самымъ язвительнымъ образомъ, какъ надъ подлѣйшимъ изъ человѣковъ; и даже, пригвоздивши ко кресту, никто изъ мимоходящихъ не изъявилъ никакого сожалѣнія Ему, но, напротивъ, и здѣсь даже, здѣсь на крестѣ, насмѣхались надъ Нимъ самымъ безчеловѣчнымъ образомъ. И наконецъ Іисусъ Христосъ, невиннѣйшій изъ всѣхъ людей, распятый посреди злодѣевъ, какъ величайшій злодѣй, умираетъ на крестѣ, претерпѣвъ все то, что только злоба и буйство человѣческое могли изобрѣсти мучительнѣйшаго.

Но все, что мы сказали здѣсь о страданіяхъ Іисуса Христа, есть только тѣнь тѣхъ внутреннихъ страданій, которыя Онъ претерпѣлъ въ прошедшую ночь въ Геѳсиманскомъ саду. Здѣсь Онъ молился до кроваваго поту; здѣсь Онъ испилъ чашу, наполненную всякими беззаконіями и гнусностями всего рода человѣческаго, отъ Адама и до скончанія вѣковъ, беззаконіями всѣхъ людей вмѣстѣ и каждаго порознь изъ насъ; здѣсь Онъ былъ оставленъ Отцомъ Своимъ и преданъ всему Правосудію Божію, какъ ужаснѣйшій грѣшникъ, какъ ходатай, принявшій на себя всѣ грѣхи всѣхъ человѣковъ; здѣсь Онъ боролся Самъ съ Собою, какъ Богъ и какъ ходатай человѣковъ: съ одной стороны, любовь къ Богу и истинѣ требовала истребить неблагодарный родъ человѣческій, какъ недостойный Его Святости и Милосердія, а съ другой стороны, любовь къ человѣкамъ требовала въ одно время и вдругъ перенести всѣ наказанія, долженствовавшія тяготѣть на человѣкахъ во всю вѣчность. Словомъ — Геѳсиманскія страданія Іисуса Христа столь были чтяжки, что и Онъ возопилъ: «прискорбна душа Моя до смерти!..» Христіане, ученики Іисуса Христа! вотъ какова была земная жизнь нашего Учителя! Вотъ горести и страданія, которыя встрѣтилъ Іисусъ Христосъ на пути въ славу Царствія! О, по истинѣ, страшенъ и ужасенъ путь Іисуса Христа! И кто изъ смертныхъ, и даже, кто изъ безтѣлесныхъ въ состояніи перенести всю безмѣрную тяжесть такого пути, когда одно слабое изображеніе онаго устрашаетъ насъ?!..

Но христіане! мы, которые называемся учениками Іисуса Христа, мы, которые обрекли себя Іисусу Христу, и мы, которые желаемъ быть со Іисусомъ Христомъ въ Царствіи небесномъ, — ужели мы думаемъ войти въ оное какимъ-либо другимъ, легкимъ путемъ, а не путемъ скорбнымъ? Нѣтъ! и намъ предстоятъ страданія на пути нашемъ, и мы, если только хотимъ быть тамъ, гдѣ Учитель и Глава нашъ, — и мы должны терпѣть и страдать въ сей жизни. Потому что, какимъ путемъ прошелъ Учитель, таковымъ должны идти и ученики Его; въ какомъ положеніи былъ Глава, въ такомъ положеніи должны быть и члены Его. Апостолъ Павелъ говоритъ: хотящіи благочестно жити, должны быть гоними. А иначе, почему же мы будемъ называться учениками Іисуса Христа, ежели не будемъ подражать Ему во всемъ? Тотъ, кто не хочетъ перенести ни малѣйшаго оскорбленія и ни малѣйшей непріятности, ни ограничить ни одного желанія, ни остановить ни одной дерзкой мысли, — тотъ не ученикъ Іисуса Христа; онъ не христіанинъ, но самозванецъ, и, слѣдовательно, онъ не можетъ быть въ славѣ Царствія Іисуса Христа. Но, напротивъ того, тотъ только можетъ назваться ученикомъ Іисуса Христа, кто со смиреніемъ старается переносить оскорбленія и испріятности всякаго рода, и даже тотъ, кто хотя самыя малѣйшія досады переноситъ съ кротостію и покорностію, — не лишится награды, обѣщанной ученикамъ Іисуса Христа. Нѣтъ! никто изъ человѣкъ и никогда не войдетъ въ Царствіе небесное безъ страданія, потому что и Самъ Іисусъ Христосъ, принявъ на себя человѣчество, уже не могъ безъ страданія войти въ славу Свою. И посмотрите на первыхъ учениковъ Іисуса Христа: кто изъ нихъ не страдалъ, и кто изъ нихъ даже не претерпѣлъ насильственной смерти? Всѣ и каждый изъ нихъ, изо всѣхъ тѣхъ, кого мы почитаемъ святыми, всѣ страдали и терпѣли на пути въ Царствіе небесное. — Такъ, христіане! и мы непремѣнно должны подражать Іисусу Христу; должны быть подобными во всемъ Ему и ученикамъ Его въ страданіяхъ.

Правда, нѣтъ нынѣ въ свѣтѣ такихъ гонителей и мучителей, каковые были въ первые вѣка христіанства: нынѣ нѣтъ Пилатовъ и Нероновъ, и самый буйный народъ уже не требуетъ кровавыхъ жертвъ. Но мы имѣемъ своихъ, такъ сказать, домашнихъ мучителей и гонителей: наши страсти, наши пожеланія суть та буйная чернь, которая неистово требуетъ исполненія своей воли: разумъ нашъ есть тотъ малодушный Пилатъ, который хотя и бываетъ убѣжденъ въ несправедливости требованія страстей нашихъ и хотя и старается иногда освободить духъ нашъ отъ мученія ихъ, но буйныя страсти превозмогаютъ его; чувственность наша есть мучитель и гонитель духа нашего, страшнѣйшій и опаснѣйшій всѣхъ бывшихъ гонителей христіанства. Вотъ важнѣйшіе враги наши, съ которыми мы должны бороться и противу коихъ должны вооружаться благоразумнымъ терпѣніемъ.

Но сколько предстоитъ намъ и другихъ всякихъ трудностей и горестей на семъ пути жизни! Міръ, съ его славою и прелестями и съ его неизбѣжнымъ зломъ, люди, съ ихъ слабостями, съ ихъ недостатками и съ ихъ злобою и завистію, на всякомъ шагу нашемъ причиняютъ намъ досады и огорченія.

По истинѣ, очень, очень рѣдко удается человѣку проходить путь сей жизни по розамъ и пріятнымъ мѣстамъ! Но вездѣ тернія и со всѣхъ сторонъ колючести и неровности, то или глубокіе и нечистые овраги, то или скользкія возвышенности, такъ что избѣжавъ одной трудности, встрѣчаемъ другую. Сколько огорченій на пути жизни, какъ-то: нищета, бѣдность, недостатки всякаго рода, неудачи въ предпріятіяхъ и намѣреніяхъ, различныя болѣзни, несчастія, даже самыя стихіи съ ихъ непріязненностями и проч. И сверхъ всего этого, сколько другихъ непріятностей, хотя мелочныхъ самихъ по себѣ, но очень чувствительныхъ для нашего сердца!

Вотъ каковъ путь жизни человѣческой!

Но ужели сей скорбный путь есть только удѣлъ однихъ учениковъ Іисуса Христа? Нѣтъ, всякій человѣкъ, — и ученикъ Іисуса Христа, и ученикъ міра, болѣе или менѣе идетъ симъ путемъ: скорби и страданія суть удѣлъ всѣхъ сыновъ Адамовыхъ.

Но хотя всякій болѣе или менѣе страдаетъ на пути жизни, но не всякій есть ученикъ Іисуса Христа; хотя всякій идетъ по скорбному пути жизни, но не всякій войдетъ въ Царствіе небесное. Только тѣ войдутъ въ Царствіе славы, которые съ вѣрою въ Іисуса Христа, съ покорною преданностію волѣ Его и изъ любви къ Нему страдаютъ и терпятъ непріятности жизни; всѣ прочіе страдальцы, даже самые великіе страдальцы, суть ученики и страдальцы міра, а не Іисуса Христа, а потому они не будутъ никогда имѣть части съ Нимъ.

И такъ, христіане! если уже идти скорбнымъ путемъ жизни и страдать есть неизбѣжный удѣлъ смертнаго: то будемъ лучше страдать изъ подражанія Іисусу Христу, будемъ переносить непріятности и скорби наши съ духомъ смиренія и покорности волѣ Отца Небеснаго: ибо лучше терпѣть для вѣчной награды и для спасенія нашего, нежели терпѣть даромъ и даже для погибели своей.

Будемъ увѣрены, что все, что́ бы мы не потерпѣли для Іисуса Христа и изъ любви и покорности къ Нему, — все будетъ причтено къ заслугамъ нашимъ, и ничто не останется безъ награды въ будущей жизни, ибо всякое терпѣніе поставляетъ человѣка на степень ученика Іисуса Христа.

Будемъ терпѣть и страдать здѣсь на землѣ, гдѣ всякое страданіе о Христѣ Іисусѣ полезно и спасительно, и гдѣ мы можемъ находить множество утѣшеній въ скорбяхъ нашихъ; или придетъ время, когда принуждены будемъ страдать въ гееннѣ огненной, безъ всякой надежды и безъ всякаго утѣшенія.

Будемъ подвизаться внити сквозь тѣсныя врата жизни, пока онѣ еще для насъ отверсты; но когда востанетъ дому Владыка и затворитъ ихъ, тогда, хотя бы и захотѣли, но невозможно войти; тогда, говоритъ Іисусъ Христосъ: начнете всѣ стояти и ударяти въ двери, глаголюще: Господи, Господи! отверзи намъ; но Онъ скажетъ намъ: я не знаю васъ, откуду вы есте. И хотя мы будемъ говорить Ему: Господи! мы родились съ именемъ учениковъ Твоихъ, мы слышали слово Твое и даже ѣли тѣло Твое и пили кровь Твою, но Онъ скажетъ намъ: отступите отъ Мене вси дѣлатели неправды, и тогда будетъ плачь и скрежетъ зубовъ.

И такъ, братіе, будемъ дѣлать для спасенія нашего, пока есть еще день, но пріидетъ нощь, когда никто не можетъ дѣлати, какъ говоритъ Самъ Спаситель. — Будемъ — и, въ знакъ нашей рѣшимости, пріидите поклонимся и припадемъ ко Христу съ глубочайшею благодарностію, какъ Искупителю нашему, и съ сокрушеннымъ сердцемъ, какъ къ Богу и Судіи нашему. Но поклоняясь тѣломъ и почитая Его устнами нашими, приближимъ къ Нему и самое сердце наше, приближимъ сердце къ сему огню Божественному, и онъ согрѣетъ его духомъ любви; приближимъ сердце къ сему Источнику воды живыя, и онъ размягчитъ его и утолитъ его жажду; приближимъ сердце наше къ сему Свѣту невечернему, и онъ просвѣтитъ его; приближимъ къ сему Источнику святыни, и онъ очиститъ его отъ всякія скверны.

Господи Іисусе, Боже нашъ, Спасителю нашъ! услыши насъ, учениковъ Твоихъ. Но нѣтъ, мы не сто́имъ называться учениками Твоими. Даруй намъ, недостойнымъ рабамъ Твоимъ, благодать и силу Твою для подражанія Тебѣ, нашему Учителю, пошли свѣтъ Твой и огнь любви Твоея въ сердца наша, и пріими нынѣшнее наше поклоненіе Тебѣ, какъ слабую жертву сердецъ нашихъ, и даруй намъ видѣть Твое славное воскресеніе, и сподоби насъ воскресенія праведныхъ Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Произнесено на островѣ Ситхѣ колошамъ, 27 марта 1836 года.

Источникъ: Творенія Иннокентія, митрополита Московскаго. Книга первая. — Собраны Иваномъ Барсуковымъ. — М.: Въ Сѵнодальной Типографіи, 1886. — С. 47-58.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0