Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 18 сентября 2014 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

И

Свт. Иннокентій, митр. Московскій († 1879 г.)
Автобіографическая записка
[1].

Видѣлъ я эту статью и въ самомъ «Амурѣ», и видѣлъ, что въ ней есть ошибки (впрочемъ, главную изъ нихъ я относилъ къ недосмотру типографіи). Но я оставилъ это безъ всякихъ послѣдствій, полагая, что статья эта умретъ вмѣстѣ съ газетою. Но вышло не такъ. И потому теперь съ моей стороны было бы даже непростительно не указать на эти ошибки.

1) Въ метрическихъ книгахъ, хранящихся въ Иркутской духовной консисторіи, точно, написано, что я родился 11 сентября (1797 г.). Но мнѣ покойная мать моя сказывала, что я родился въ день Адріана и Наталіи, т. е. 26 августа; а этотъ день она очень хорошо помнила по нѣкоторому достопримѣчательному въ то время въ нашемъ селѣ обстоятельству. Доказательствомъ тому можетъ быть и то, что день имянинъ моихъ былъ 2-го сентября, т. е. въ 8-й день по рожденіи. А въ старину многіе, держась буквы Требника, такъ давали имена. Отецъ мой померъ не въ апрѣлѣ, а въ августѣ: это уже самъ помню, — по времени   с о з р ѣ в а н і я   о в о щ е й.   Но не на эти ошибки я хочу указать. Для одного этого не стоило бы и пера въ руки брать. Кому, кромѣ моихъ родныхъ, какая надобность знать — въ тотъ или другой день я родился, въ томъ иди другомъ мѣсяцѣ померъ отецъ мой?

2) Но далѣе говорится, что я четырехъ лѣтъ на пятомъ читалъ уже Апостолъ за литургіею. Это слишкомъ много сказано! Этого пропустить уже нельзя; иначе это можетъ подать инымъ поводъ думать обо мнѣ чтó нибудь необычайное, или приравнивать меня, Богъ знаетъ, къ кому! Нѣтъ, это было далеко не такъ. Четырехъ лѣтъ на пятомъ я лишь началъ учиться грамотѣ и не у кого либо другаго, а у своего отца, который, будучи долго боленъ, почти всегда лежалъ въ постели. Апостолъ же я читалъ не въ Пасху, а въ Рождество Христово. Я это очень хорошо помню; и это было уже тогда, когда я учился у дяди своего, т. е. послѣ смерти отца моего (въ 1803 г.). Слѣдовательно, я читалъ Апостолъ, когда былъ шести лѣтъ на седьмомъ, если только не на восьмомъ.

Этимъ и можно было бы кончить эту статейку, потому что дальнѣйшія неточности очень неважны. Но быть можетъ, что мнѣ не удастся уже, или не будетъ случая, сказать кое-что о себѣ [2]. И потому я пройду всю статью, напечатанную въ Духовной Бесѣдѣ, поправляя оную, гдѣ нужно, и дополню ее нѣкоторыми свѣдѣніями — въ славу Божію. Пусть мой примѣръ будетъ новымъ доказательствомъ той истины, что отъ Господа исправляются человѣку пути его и что всѣ мы, служители церкви Его, ничто иное, какъ орудіе въ рукахъ Его. Ему угодно было назначить мнѣ поприще служенія въ Америкѣ — и это исполнилось, не смотря даже на противленіе воли моей.

3) Въ семинарію я поступилъ уже девяти съ половиною лѣтъ и послѣ нѣсколькихъ попытокъ матери моей опредѣлить меня на мѣсто отца моего пономаремъ. Попытки эти были напрасны, не смотря даже и на то, что мать моя оставалась въ безпомощномъ положеніи съ тремя дѣтьми, кромѣ меня. Попытка въ томъ же родѣ сдѣлана была еще чрезъ два или три года послѣ поступленія моего въ семинарію, но тоже напрасно. И это, конечно, потому, что мнѣ суждено служить не на мѣстѣ моей родины, а въ Америкѣ.

4) Самъ авторъ статьи [3], по случаю которой я пишу это, скажетъ, что ему не съ кѣмъ другимъ, а со мною пришлось бы ѣхать въ академію, еслибы я уже не былъ женатъ въ то время, когда пришло распоряженіе прислать изъ Иркутской семинаріи двухъ учениковъ; и тѣмъ болѣе, что самъ ректоръ нашъ имѣлъ меня въ виду на этотъ случай, какъ онъ это высказалъ мнѣ послѣ. А почему онъ не остановилъ моей женитьбы, то причиною этого былъ весьма рѣдкій и даже необыкновенный случай, а именно: рѣка Ангара, отдѣляющая семинарію отъ монастыря (гдѣ жилъ нашъ ректоръ, и откуда онъ во всѣ учебные дни пріѣзжалъ въ семинарію на цѣлый день) въ тоть годъ (1817), при вскрытіи своемъ, на многіе дни прекратила всякое сообщеніе монастыря съ городомъ. Ледъ на ней сначала прошелъ было почти совсѣмъ, а потомъ опять остановился на нѣсколько дней и такъ плотно, что извѣстный тогда въ Иркутскѣ монастырскій послушникъ   И в а н у ш к о   перешелъ чрезъ него съ одного берега на другой. А въ это время мнѣ пришла мысль жениться, и я успѣлъ подать просьбу,   б е з ъ   п о з в о л е н і я   отца ректора получить видъ на женитьбу и даже начать сватовство. Не будь этого случая — тогда, конечно, ректоръ не позволилъ бы подавать мнѣ просьбы о женитьбѣ. И тогда мнѣ пришлось бы ѣхать въ академію, а не въ Америку.

5) Но виднѣе всего оказалась воля Божія о мнѣ при перемѣщеніи моемъ изъ Иркутска въ Уналашку, т. е. въ Америку. Во діакона я рукоположенъ 13 мая 1817 г., во священника 18 мая 1821 г. къ той самой церкви, какъ говоритъ авторъ, и гдѣ я служилъ до самой отправки моей въ Америку. И точно, тотъ выходецъ (изъ Уналашки), о которомъ онъ упоминаетъ, былъ   в и д и м о ю   причиною того, что я уѣхалъ въ Америку. Но не разсказы его   м н ѣ   л и ч н о   плѣнили меня. Это было иначе — или, пожалуй, такъ, да не такъ.

Выходецъ этотъ (нѣкто Иванъ Крюковъ, жившій съ Алеутами 40 лѣтъ), по пріѣздѣ своемъ въ Иркутскъ, остановился въ нашемъ приходѣ, гдѣ и проживалъ съ ноября почти до половины февраля. Я былъ духовнымъ отцомъ его и всего его семейства и потому я былъ съ нимъ довольно коротко знакомъ. И точно, чего-чего не разсказывалъ онъ мнѣ и объ Америкѣ вообще, и объ Алеутахъ въ особенности, и чѣмъ-чѣмъ онъ не убѣждалъ меня ѣхать въ Уналашку; но я былъ глухъ ко всѣмъ его разсказамъ, и никакія убѣжденія его меня не трогали. Да и въ самомъ дѣлѣ, могъ ли я, или былъ ли мнѣ какой разсчетъ, судя по-человѣчески, ѣхать Богъ знаетъ куда, — когда я былъ въ одномъ изъ лучшихъ приходовъ въ городѣ, въ почетѣ и даже любви у своихъ прихожанъ, въ виду и на счету у своего начальства, имѣлъ уже собственный свой домъ, получалъ доходу болѣе, чѣмъ тотъ окладъ, который назначался въ Уналашкѣ?

И потому, когда, по распоряженію покойнаго преосвященнаго Михаила, были спрошены всѣ священнослужители по всей епархіи: не пожелаетъ ли кто ѣхать въ Уналашку и если не пожелаетъ, то почему именно? — въ числѣ прочихъ подписался и я, что не желаю занять это мѣсто, по причинѣ отдаленности. И это написалъ я со всею искренностію, имѣя въ виду, что ежели наши вдовы, живя и за десять верстъ отъ начальства, остаются безъ всего (тогда не было еще попечительства), то чтó же будетъ за десять тысячъ верстъ? Такъ я думалъ, такъ и говорилъ другимъ своимъ собратіямъ.

Но когда этотъ же выходецъ — уже простившійся со мною совсѣмъ и на прощаніе еще убѣждавшій меня ѣхать въ Уналашку (это я живо помню) — въ тотъ же самый день, при прощаніи своемъ съ преосвященнымъ (у котораго мнѣ случилось быть въ то время, и даже въ гостиной, чтó было со мною въ первый разъ), сталъ разсказывать объ усердіи Алеутовъ къ молитвѣ и слышанію слова Божія (чтó, безъ сомнѣнія, я слышалъ отъ него и прежде и, можетъ быть, не однажды): то — да будетъ благословенно имя Господне! — я вдругъ и, можно сказать, весь загорѣлся желаніемъ ѣхать къ такимъ людямъ. Живо помню и теперь, какъ я мучился нетерпѣніемъ, ожидая минуты объявить мое желаніе преосвященному; и онъ, точно, удивился этому, но сказалъ только: «посмотримъ».

Могу ли же послѣ этого я, говоря по всей справедливости, вмѣнить себѣ въ заслугу, или считать за какой нибудь подвигъ то, что я поѣхалъ въ Америку?

Равнымъ образомъ, могу ли я присвоить собственно себѣ чтó либо изъ того, что при мнѣ или чрезъ меня сдѣлалось добраго и полезнаго въ тѣхъ мѣстахъ, гдѣ я служилъ? Конечно, нѣтъ; по крайней мѣрѣ — не долженъ. Богъ видитъ, какъ тяжело мнѣ читать или слышать, когда меня за чтó либо хвалятъ и особенно, когда сдѣланное другими или, по крайней мѣрѣ, не мною однимъ, приписываютъ мнѣ одному. Признаюсь, я желалъ бы, еслибъ это было только возможно, чтобы и нигдѣ не упоминалось мое имя, кромѣ обыкновенныхъ перечней и поминаньевъ или диптиховъ. Но какъ это желаніе мое неудобоисполнимо (какъ, напримѣръ, при исчисленіи архіерейскихъ каѳедръ [4], и самая краткая исторія Россійской церкви не можетъ не упомянуть обо мнѣ), то я искренно желалъ бы, чтобы въ подобныхъ случаяхъ сказано было обо мнѣ такъ же, какъ, напримѣръ, въ предисловіи къ Евангелію, переведенному на Якутскій языкъ, т. е., что это сдѣлано при такомъ-то преосвященномъ: лучше, проще и справедливѣе этого, по моему, быть не можетъ. «А какъ же», спроситъ меня авторъ статьи, по случаю которой я пишу это, — «какъ же говорить или писать о вашихъ путешествіяхъ? Тутъ никакъ не приходится «при». Какъ? Очень просто!   В о з и л и   или   п е р е в е з л и — ну, много - п е р е ѣ х а л ъ   оттуда — туда-то, и только: потому что, и въ самомъ дѣлѣ, всѣ мои путевые   п о д в и г и   состоятъ именно только въ томъ, чтобы двинуться съ мѣста, т. е. рѣшиться сѣсть въ повозку или на судно; а тамъ — еслибы и захотѣлъ воротиться, да ужъ нельзя; а кто жъ не захочетъ рѣшиться и въ комъ не достанетъ на то силы, когда того требуетъ дѣло или долгъ?

6) Послѣ объявленія мною желанія моего преосвященному, вскорѣ послѣдовала отъ него резолюція такого содержанія [5]: «Многіе изъ священнослужителей отказались отъ служенія въ столь важной и подобноапостольской миссіи по причинамъ совершенно неуважительнымъ, и потому консисторія имѣетъ дать жребій... (такимъ-то) діаконамъ (четыремъ, а не двумъ) и тотъ, кому падетъ жребій, долженъ отправиться непремѣнно». Насталъ и день жребодаянія, о чемъ мнѣ сказалъ предварительно самъ преосвященный, приглашая меня къ этому. Но меня не зовутъ, — это меня крайне огорчило, даже заставило отчаяваться... но не кому иному, а мнѣ Господь судилъ отправиться тогда въ Америку. Тотъ, кому палъ жребій (бывшій мой товарищъ по семинаріи, короткій пріятель) отказался, представляя разныя причины: и   с в я щ е н н ы я   обязанности къ престарѣлымъ родителямъ и проч..., а главное — нездоровье жены своей, которая, надобно сказать, пережила его и едва ли не жива даже и теперь; а онъ померъ еще въ 1839 году въ Красноярскѣ — солдатомъ, горько раскаяваясь въ своемъ упрямствѣ!

7) Въ С.-Петербургъ изъ Америки я отправился не только по любознательности, какъ говоритъ авторъ, а болѣе и почти   е д и н с т в е н н о   затѣмъ, чтобы напечатать алеутскіе переводы Св. книгъ подъ своимъ надзоромъ, куда и прибылъ 25-го іюня 1839 года.

8) Нѣтъ, не смерть жены моей открыла мнѣ путь къ архіерейству, потому что она померла ровно за годъ до того, и именно 24-го ноября 1839 года. До 6-го ноября 1840 года, т. е. до того времени, какъ я сталъ сбираться ѣхать въ Америку, ни рѣчи, ни мысли не было ни у кого объ учрежденіи архіерейской каѳедры въ Америкѣ... Но какъ и кому пришла первая мысль объ этомъ — можетъ, современемъ, сказать нашъ трудолюбивый и благонамѣренный писатель А. Н. Муравьевъ, принимавшій въ этомъ самое живое участіе, а обо всемъ прочемъ, касающемся до меня, можетъ сказать мой преемникъ, по разсмотрѣніи всѣхъ дѣлъ и бумагъ моихъ.

Примѣчанія:
[1] Такъ озаглавили мы поправки, написанныя митрополитомъ Иннокентіемъ (тогда еще архіепископомъ) въ 1863 году, по поводу напечатанной протоіереемъ Громовымъ статьи, касающейся біографіи Владыки. Ив. Б.
[2] Была у меня давно еще написана статья о моемъ дѣтствѣ, воспитаніи и о путешествіи изъ Иркутска въ Америку, но она погибла въ пожарѣ въ 1858 году.
[3] Протоіерей Громовъ.
[4] Изъ коихъ Господь привелъ меня быть первымъ по счету на трехъ: въ   А м е р и к ѣ,   въ   Я к у т с к ѣ   и на   А м у р ѣ   въ   Б л а г о в ѣ щ е н с к ѣ.
[5] У меня было самое дѣло это, полученное изъ Иркутск. дух. конс. въ числѣ прочихъ дѣлъ; но, къ сожалѣнію, погибло въ пожарѣ.

Источникъ: Творенія Иннокентія, митрополита Московскаго. Книга первая. — Собраны Иваномъ Барсуковымъ. — М.: Въ Сѵнодальной Типографіи, 1886. — С. 1-7.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0