Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 17 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 20.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

И

Свт. Игнатій, еп. Кавказскій и Черноморскій († 1867 г.)
Поученіе 1-е. Въ недѣлю о мытарѣ и фарисеѣ.
Характеръ мытаря и фарисея (Лук. 18, 9-14).

Возлюбленные братія! Въ нынѣ чтенномъ Евангеліи мы слышали притчу Господа нашего Іисуса Христа о мытарѣ и фарисеѣ.

По какому поводу Господь сказалъ эту притчу? Онъ сказалъ ее къ людямъ, которые обольщены и обмануты самомнѣніемъ, полагаются и уповаютъ на свою праведность, на свои добрыя дѣла, смотрятъ изъ своего самомнѣнія и самообольщенія на прочихъ людей, ихъ уничижаютъ, то есть, низко думаютъ о нихъ, презираютъ, осуждаютъ, злословятъ и тайно, въ душѣ своей, и явно, предъ человѣками.

По какой причинѣ святая Церковь положила чтеніе этого Евангелія предъ вступленіемъ въ поприще Великаго поста? — Съ цѣлію охранить насъ отъ самомнѣнія и уничиженія ближнихъ, при которыхъ чувство покаянія никакъ не можетъ усвоиться сердцу. Еслижъ постъ не украсится плодомъ покаянія: то и постный подвигъ останется тщетнымъ. Этого мало: онъ принесетъ намъ вредъ, усиливъ въ насъ самомнѣніе и самоувѣренность. Таково свойство всѣхъ тѣлесныхъ подвиговъ и видимыхъ добрыхъ дѣлъ. Если мы, совершая ихъ, думаемъ приносить Богу жертву, а не уплачивать нашъ неоплатный долгъ: то добрыя дѣла и подвиги содѣлываются въ насъ родителями душепагубной гордости.

Человѣка два внидоста въ церковь помолитися, такъ началъ Господь Свою притчу: единъ фарисей, а другій мытарь. Послѣ этого Сердцевѣдецъ Господь повѣдалъ, какими помышленіями выразился тайный сердечный залогъ каждаго изъ молившихся, какими помышленіями каждый изъ молившихся изобразилъ отношенія свои къ Богу.

Фарисей былъ удовлетворенъ собою, признавалъ себя достойнымъ Бога, угодившимъ Богу. Боже! хвалу Тебѣ воздаю, говорилъ онъ въ себѣ, то есть, говорилъ мыслію при невидимомъ самовоззрѣніи. За что же фарисей воздаетъ хвалу Богу? Не по причинѣ ли необъятнаго величія Божія, приводящаго въ удивленіе и недоумѣніе всю разумную тварь? не по причинѣ ли непостижимаго и неизреченнаго милосердія Божія, допускающаго ничтожной твари, человѣку, бесѣдовать съ Богомъ? не по причинѣ ли безчисленныхъ благодѣяній Божіихъ, излитыхъ на человѣчество? Нѣтъ! хвалу Тебѣ воздаю, говоритъ фарисей, яко нѣсмь, якоже прочіи человѣцы. Фарисей въ ослѣпленіи своемъ воздаетъ хвалу Богу за свое состояніе самодовольства и самообольщенія. Дерзкая и лукавая форма хвастовства! Хвала Богу, недостойная Бога! Хвала Богу, исполненная клеветы на Бога! Не Богъ доставилъ фарисею то устроеніе, которымъ онъ хвалится: оно составилось отъ принятія и усвоенія ложныхъ понятій. Отецъ ложныхъ понятій, убивающихъ душу вѣчною смертію, есть падшій архангелъ (Іоан. 8, 44). Вотъ подъ вліяніемъ кого образовалось настроеніе фарисея. Самообольщеніе всегда соединено съ такъ называемою святыми Отцами бѣсовскою прелестію: состоитъ въ принятіи лжи за истину, въ увлеченіи ложью. Мраченъ взглядъ фарисея изъ его самообольщенія на человѣчество! нѣсмь, якоже прочіи человѣцы, говорилъ онъ, хищницы, неправедницы, прелюбодѣе, или якоже сей мытарь. Откуда получилъ онъ такое познаніе, которое выражаетъ съ такою опредѣленностію и увѣренностію? какъ могъ онъ знать съ точностію и подробностію дѣятельность и совѣсть всѣхъ человѣковъ, чтобъ возложить на нихъ тяжкое и всеобъемлющее обвиненіе? какъ могъ онъ знать дѣятельность и совѣсть вошедшаго съ нимъ вмѣстѣ въ церковь мытаря, неимѣвшаго съ нимъ никакого разговора, ничего неповѣдавшаго ему о себѣ? Очевидно, что приговоръ сдѣланъ поспѣшно, и сдѣланъ не потому, чтобъ прочіе человѣки и мытарь были таковы, какими выказываетъ ихъ фарисей, но потому, что недугъ самообольщенія и самодовольства представлялъ ихъ фарисею такими. Далѣе фарисей исчисляетъ свои добродѣтели: пощуся двакраты въ субботу, десятину даю всего, елико притяжу. Фарисей смотрѣлъ на свои дѣла какъ на жертвы, какъ на заслуги предъ Богомъ: такой взглядъ — общій всѣмъ фарисеямъ. Для нихъ тщетно возвѣщаетъ Богъ и въ Ветхомъ и Новомъ Завѣтахъ: Милости хощу, а не жертвы (Матѳ. 9, 13; Ос. 6, 6). Господь не разъ указывалъ имъ на это выраженіе воли Божіей священнымъ Писаніемъ. Онъ говорилъ имъ, что они никогда бы не впадали въ осужденіе невинныхъ, еслибъ понимали это выраженіе воли Божіей (Матѳ. 16, 7): потому что милость не только не осуждаетъ невинныхъ, но и на виновныхъ смотритъ съ состраданіемъ; она по возможности снисходитъ имъ, какъ членамъ немощнымъ и болящимъ, заботится не о казняхъ, но о врачеваніи. Ожесточенные, слѣпые фарисеи, упорно отвергая милость, хотятъ какъ-бы насиловать Божество, и приносить Ему непринимаемыя Имъ жертвы. Они требуютъ такого же поведенія и отъ прочихъ человѣковъ; не видя его, соблазняются и осуждаютъ. Свойственно фарисеямъ соблазняться на тѣхъ, въ которыхъ они не видятъ фарисейства; свойственно имъ соблазняться на тѣхъ, которые, гнушаясь самолюбіемъ и человѣкоугодіемъ, стараются угождать въ простотѣ и тайнѣ сердца Богу; свойственно имъ видѣть грѣхъ и злонамѣренность тамъ, гдѣ ихъ нѣтъ; свойственно имъ осуждать, ненавидѣть и преслѣдовать истинныхъ служителей Божіихъ. На кого они соблазнялись, кого осуждали, въ комъ видѣли грѣхъ, кого гнали съ изступленною злобою? Разсмотрѣвъ повѣствованіе Евангелія, мы убѣдимся, что преслѣдованіямъ и ненависти ихъ постоянно подвергались или кающіеся грѣшники, примирявшіеся съ Богомъ и дѣлавшіеся праведниками посредствомъ покаянія, или ученики и послѣдователи вочеловѣчившагося Бога, но всѣхъ болѣе Самъ вочеловѣчившійся, всесовершенный Богъ. Фарисеи имѣли о Законѣ Божіемъ превратное понятіе. Занимаясь изученіемъ Закона только по буквѣ, а не опытно, неисполненіемъ Закона, они стяжавали не смиреніе, въ которое приводится человѣкъ истиннымъ познаніемъ Бога, — необыкновенную напыщенность и надменность. Обрядовымъ и прообразовательнымъ постановленіямъ они придавали гораздо большую важность, нежели какую слѣдовало имъ давать, а заповѣди Божіи, составляющія сущность Закона, оставляли безъ вниманія. Извративъ значеніе Закона сообразно своему лжеименному разуму и развращенному сердцу, они, въ то время, какъ служили и угождали единственно самолюбію, ошибочно для себя и для другихъ представлялись служащими и угождающими Богу. Они стремились служить и угождать Богу исполненіемъ своей воли и своихъ разумѣній, признавая ихъ навѣрно добрыми и истинными, что неестественно для падшаго человѣческаго естества, а не тщательнѣйшимъ ислѣдованіемъ и исполненіемъ воли Божіей. При такомъ образѣ дѣятельности человѣкъ почти постоянно дѣлаетъ зло, признавая его добромъ, а когда дѣлаетъ и добро, то дѣлаетъ его изъ себя, почему приписываетъ его себѣ, какъ приписывалъ фарисей. При этомъ самое добро дѣлается причиною зла, вводя въ человѣка самомнѣніе, насаждая, питая и возращая въ немъ пагубнѣйшую изъ страстей — гордость.

Къ совершенно другимъ послѣдствіямъ приводитъ жительство по заповѣдямъ евангельскимъ. Положившій себѣ въ цѣль жизни исполненіе воли Божіей, старается подробно и съ точностію узнать эту всесвятую волю посредствомъ тщательнѣйшаго изученія священнаго Писанія, особливо Новаго Завѣта, посредствомъ чтенія отеческихъ Писаній, посредствомъ бесѣды и совѣщанія съ преуспѣвшими христіанами, посредствомъ исполненія евангельскихъ заповѣдей и наружнымъ поведеніемъ, и умомъ, и сердцемъ. «Законъ свободы», сказалъ преподобный Маркъ Подвижникъ, «разумѣніемъ истиннымъ читается, дѣланіемъ заповѣдей разумѣется, исполняется же щедротами Христовыми» [1]. Когда христіанинъ начнетъ жительство по волѣ Божіей благой, угодной и совершенной (Рим. 12, 2) или по заповѣдямъ Новаго Завѣта: тогда внезапно открывается ему паденіе и немощь естества человѣческаго [2]. Немощь не позволяетъ ему исполнять чисто и свято заповѣди Божіи, какъ того требуетъ Богъ, а паденіе противится, часто съ величайшимъ ожесточеніемъ, исполненію заповѣдей Божіихъ. Оно хочетъ и требуетъ, чтобъ исполнялись падшая воля и падшій разумъ человѣческіе. Стремленія этой воли и представленія этого разума облекаются во всѣ виды возвышеннѣйшей правды и добродѣтели. Познаніе внутренней борьбы, обличеніе и обнаруженіе живущаго внутри грѣха, познаніе его насильственной власти надъ благими произволеніями и стремленіями доставляютъ христіанину правильное понятіе о себѣ и о человѣчествѣ. Онъ видитъ паденіе человѣчества въ себѣ; онъ видитъ изъ собственныхъ опытовъ невозможность возникнуть изъ этого паденія при однихъ собственныхъ усиліяхъ; онъ стяжаваетъ истинное смиреніе, начинаетъ приносить Богу теплѣйшее моленіе о помощи и заступленіи изъ сердца сокрушеннаго, которому всегда внимаетъ Богъ. Научи мя творити волю Твою! (Псал. 142, 10) научи мя оправданіемъ Твоимъ! (Псал. 118, 12) не скрый отъ мене заповѣди Твоя! (Псал. 118, 19) утверди мя въ словесѣхъ Твоихъ! (Псал. 118, 28) путь неправды отстави отъ мене, и Закономъ Твоимъ помилуй мя! (Псал. 118, 29) Узнавъ на опытѣ, что заповѣди Божіи исполняются только при обильномъ содѣйствіи Божіей благодати, испрашивая себѣ непрестанно молитвою это содѣйствіе, христіанинъ не можетъ не приписывать всѣхъ добрыхъ дѣлъ своихъ Божіей благодати. Вмѣстѣ съ тѣмъ онъ не можетъ не признавать себя и грѣшникомъ. Съ одной стороны, онъ узналъ опытно свои паденіе и неспособность къ исполненію воли Божіей однѣми собственными силами, съ другой, онъ и въ самомъ исполненіи заповѣдей Божіихъ при помощи благодати видитъ непрестанныя погрѣшности, вводимыя немощію и паденіемъ человѣческими. Это со всею ясностію усматривается изъ отзывовъ о себѣ святаго апостола Павла. Въ одномъ изъ посланій говоритъ онъ: Паче всѣхъ (апостоловъ) потрудихся: не азъ же, но благодать Божія, яже со мною (1 Кор. 15, 10), а въ другомъ: Христосъ Іисусъ пріиде въ міръ грѣшники спасти, отъ нихже первый есмь азъ (1 Тим. 1, 13). Такова боголюбезная праведность! Она производится въ человѣкѣ осѣнившею его Божественною благодатію, и благоугождаетъ Богу дѣлами богопреданной правды. Богоугодный праведникъ не престаетъ признавать себя грѣшникомъ не только по причинѣ своихъ явныхъ грѣховъ, но и по причинѣ своей естественной правды, находящейся въ горестномъ паденіи, перемѣшанной со зломъ, оскверненной грѣховною примѣсію. Блаженъ, кто праведенъ правдою Божіею, упованіе его сосредоточено во Христѣ, источникѣ его правды. Несчастливъ тотъ, кто удовлетворенъ собственною человѣческою правдою: ему не нуженъ Христосъ, возвѣстившій о Себѣ: не пріидохъ призвати праведники, но грѣшники на покаяніе (Матѳ. 9, 13). Преподобный Пименъ Великій говорилъ: «Для меня пріятнѣе человѣкъ согрѣшающій и кающійся, нежели негрѣшащій и некающійся: первый, признавая себя грѣшникомъ, имѣетъ мысль благую, а вторый, признавая себя праведнымъ, имѣетъ мысль ложную» [3]. Усвоенная ложная мысль содѣлываетъ все жительство, основанное на ней, непотребнымъ. Это доказалъ опытъ: явные грѣшники, мытари и блудницы увѣровали во Христа, а фарисеи отвергли Его. Самомнѣніе и гордость въ сущности состоятъ въ отверженіи Бога и въ поклоненіи самому себѣ. Они — утонченное, труднопонимаемое и трудноотвергаемое идолопоклонство. Фарисеи по наружности были ближайшими и точнѣйшими служителями и ревнителями истиннаго богопочитанія, а въ сущности совершенно отчуждились отъ Бога, содѣлались Его врагами, чадами сатаны (Іоан. 8, 44). Когда обѣтованный Мессія, Котораго страждущее человѣчество ожидало втеченіи нѣсколькихъ тысячелѣтій, явился среди ихъ съ неоспоримыми свидѣтельствами Божества Своего: они не приняли Его. Сознавая Его, при сознаніи, предали позорной казни, содѣлались богоубійцами (Матѳ. 27, 42).

Евангеліе не упоминаетъ ничего ни о грѣховности, ни о праведности мытаря, а только выставляетъ въ примѣръ подражанія образъ его молитвы, состоявшей исключительно изъ сознанія своей грѣховности и изъ смиреннѣйшаго прошенія у Бога о помилованіи. Причина такого изложенія очевидна. Всѣ человѣки, безъ исключенія, грѣшны предъ Богомъ, всѣ нуждаются для спасенія въ прощеніи и милости, а Богъ, по неограниченному совершенству Своему, съ одинаковымъ удобствомъ прощаетъ всѣ грѣхи, и малые и большіе. По совершенству Божію всѣ человѣки равны предъ Нимъ въ отношеніи праведности, которою они могутъ ризличаться только между собою (Рим. 4, 1. 6). Признаніе себя праведнымъ есть не что иное, какъ невидѣніе грѣховъ своихъ, какъ самообольщеніе. И потому всѣмъ человѣкамъ, безъ исключенія, когда они придутъ въ храмъ Божій предстать лицу Божію, или вознамѣрятся сдѣлать это въ уединеніи келейномъ, должно приготовить себя сознаніемъ своей грѣховности, и единственно изъ этого сознанія приносить молитвы Богу. Иначе наши молитвы не будутъ приняты [4]. — Мытарь же издалеча стоя, повѣствуетъ Евангеліе, не хотяше ни очію возвести на небо: но біяше перси своя, глаголя: Боже милостивъ буди мнѣ грѣшнику. Евангеліе научаетъ насъ въ этихъ словахъ, что при молитвѣ смиренному устроенію души должно соотвѣтствовать положеніе тѣла. Въ храмѣ должно избирать мѣсто не впереди, не видное, но скромное, которое не представляло бы поводовъ къ развлеченію. Не должно попускать глазамъ свободы: пусть они будутъ постоянно устремлены къ землѣ, чтобъ умъ и сердце могли быть устремлены безпрепятственно къ Богу. Мытарь имѣлъ видъ согбеннаго: такъ живо онъ ощущалъ бремя грѣховъ своихъ. И всякій, кто живо ощутитъ это угнетающее душу бремя, невольно приметъ видъ согбеннаго и сѣтующаго, какъ сказалъ святый Давидъ: пострадахъ и слякохся до конца, весь день сѣтуя хождахъ: яко лядвія моя наполнишася поруганій и нѣсть исцѣленія въ плоти моей (Псал. 37, 7-8). Нельзя не замѣтить, что избранное мѣсто въ храмѣ мытаремъ, въ глубинѣ храма, указано Евангеліемъ [5] въ противоположность мѣсту, избранному фарисеемъ, который, конечно, сталъ впереди, чтобъ послужить назиданіемъ собравшемуся народу и привлечь его вниманіе къ себѣ для пользы его-же, народа. Такъ, обыкновенно, оправдываетъ и прикрываетъ свои дѣйствія тщеславіе. Положеніе, принятое тѣломъ мытаря сообразно его сердечнымъ помышленіямъ, выставлено въ противоположность положенію, которое далъ своему тѣлу фарисей, также сообразно душевному движенію, произведенному помыслами гордости. Мытарь, сознававшій себя грѣшникомъ, не смѣлъ возвести очей къ небу; фарисей, признававшій себя праведникомъ, свободно воздымалъ горѣ надменное око. Мытарь, по причинѣ ощущаемой имъ тяжести грѣховъ, казался обремененнымъ ношею; противный этому видъ приняло тѣло фарисея, ободренное, выпрямленное, окрыленное самомнѣніемъ и самоувѣренностію. Лице мытаря покрыто было печалію; лице фарисея сіяло самодовольствомъ. Иногда фарисеи становятся и въ самой глубинѣ храма, особливо когда они — особы сановныя, потомъ внезапно выходятъ предъ народъ, чтобъ сильнѣе поразить вмѣстѣ и явленіемъ сана и предшествовавшимъ явленіемъ смиренія. Не всегда и лица ихъ выражаютъ самодовольство: они принимаютъ различные виды, смотря по надобности; но они всегда сочиненныя.

Сердцевѣдецъ Господь заключилъ притчу слѣдующими словами: Глаголю вамъ: сниде сей (мытарь) оправданъ паче онаго (фарисея): яко всякъ возносяйся смирится, смиряяй же себѣ вознесется. Это значитъ: мытарь былъ оправданъ, какъ прибѣгшій къ оправданію, дарованному Богомъ, а фарисей былъ осужденъ, какъ отвергшій оправданіе, даруемое Богомъ, и восхотѣвшій пребыть при собственной человѣческой падшей правдѣ. Смириться значитъ сознать свое паденіе, свою грѣховность, по причинѣ которыхъ человѣкъ сдѣлался существомъ отверженнымъ, лишеннымъ всякаго достоинства; возноситься значитъ приписывать себѣ праведность, хотя бы это было и въ нѣкоторой степени, и другія достоинства. Достоинство наше, праведность наша, цѣна, которою оцѣненъ каждый человѣкъ и которая дана за каждаго человѣка, есть Господь нашъ, Іисусъ Христосъ.

Ядъ, всецѣло отравляющій дѣятельность фарисеевъ, заключается въ томъ, что они вся дѣла своя творятъ, да видими будтъ человѣки (Матѳ. 23, 5). Основаніе дѣятельности ихъ есть исканіе славы человѣческой; средство къ достиженію цѣли — лицемѣрство. Лицемѣрство составляетъ характеръ фарисеевъ. Господь назвалъ лицемѣрство закваскою ихъ (Лук. 12, 1). Вся дѣятельность фарисеевъ пропитана лицемѣрствомъ; каждое дѣло ихъ имѣетъ душею лицемѣрство. Лицемѣрство, рождаясь отъ тщеславія, то есть, отъ исканія похвалы и славы человѣческой, питаетъ успѣхами своими тщеславіе. Когда же тщеславіе достигнетъ зрѣлаго возраста: тогда дѣйствіе его изъ порывовъ обращается въ постоянное стремленіе; тогда изъ тщеславія образуется безумная и слѣпая страсть — гордость. Гордость есть смерть души въ духовномъ отношеніи: душа, объятая гордостію, неспособна ни къ смиренію, ни къ покаянію, ни къ милости, ни къ какому помышленію и чувству духовнымъ, доставляющимъ живое познаніе Искупителя и усвоеніе Ему. Чтобъ отвратить отъ себя страшный ядъ, сообщаемый фарисейскою закваскою, будемъ, по завѣщанію Евангелія (Матѳ. гл. 6), стараться о исполненіи Божіихъ заповѣдей единственно для Бога, скрывая со всею тщательностію это исполненіе отъ тлетворныхъ взоровъ человѣческихъ. Будемъ дѣйствовать на землѣ для Бога и для неба, а не для человѣковъ! Будемъ дѣйствовать и для человѣковъ, но не съ тѣмъ, чтобъ исторгать у нихъ похвалу себѣ, а съ тѣмъ, чтобъ приносить имъ истинную услугу и пользу, за что они часто растерзываютъ своихъ благодѣтелей, какъ глупые и свирѣпые звѣри часто растерзываютъ тѣхъ, которые за ними ухаживаютъ и ихъ кормятъ. Такъ поступлено было со святыми апостолами и многими другими угодниками Божіими. Будемъ неусыпно слѣдить за собою, замѣчать недостатки и погрѣшности наши! Будемъ молить Бога, чтобъ открылъ намъ наши паденіе и грѣховность! Постоянное стремленіе къ исполненію воли Божіей мало по малу истребитъ въ насъ удовлетвореніе собою, и облечетъ насъ въ блаженную нищету духа. Облеченные этою святою благодатною одеждою, мы научимся богоугодному предстоянію предъ Богомъ, за которое похваленъ Евангеліемъ смиренный мытарь. Молясь Богу изъ глубины и искренности сердечнаго сознанія въ грѣховности, мы навѣрно получимъ прощеніе грѣховъ и обиліе истинныхъ благъ, временныхъ и вѣчныхъ: яко всякъ смиряяй себе, вознесется всесильною и всеблагою десницею Господа Бога, Творца и Спасителя нашего. Аминь.

Примѣчанія:
[1] О законѣ духовномъ, гл. 32.
[2] Преп. Симеона Новаго Богослова, главы дѣятельныя и богословскія, гл. 4. Добротолюбіе, ч. I.
[3] Алфавитный Патерикъ.
[4] Святый Исаакъ Сирскій, Слово 55.
[5] Благовѣстникъ.

Источникъ: Сочиненія епископа Игнатія Брянчанинова. Томъ четвертый: Аскетическая проповѣдь и письма къ мірянамъ. — Изданіе второе, исправленное и дополненное. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1886. — С. 20-28.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0