Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - среда, 26 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 16.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

И

Свт. Игнатій, еп. Кавказскій и Черноморскій († 1867 г.)
Въ недѣлю по Богоявленіи. Поученіе о покаяніи (2-ое).

Покайтеся, приближися бо царствіе небесное (Матѳ. 4, 17).

Покаяніе есть первая новозавѣтная заповѣдь; покаяніе есть начальная новозавѣтная добродѣтель, вводящая во всѣ прочія христіанскія добродѣтели. И Предтеча Спасителя и Самъ Спаситель начали проповѣдь къ падшему человѣчеству съ призванія его къ покаянію и съ обѣтованія Небеснаго Царства за удовлетворительное покаяніе. Покайтеся: приближися бо царство небесное (Матѳ. 3, 2; 4, 17). Покаяніе подаетъ свою могущественную десницу человѣку, находящемуся въ глубокой пропасти, во адѣ грѣхопаденія, — извлекаетъ его оттуда, возноситъ превыше земли; оставляетъ только тогда, когда введетъ спасеннымъ во врата вѣчности.

Призвавъ на помощь скудоумію нашему Божественную благодать, потщимся изслѣдовать значеніе покаянія, чтобъ принять этотъ даръ Божій, предлагаемый намъ Самимъ Богомъ, и, принявъ, изработать наше спасеніе посредствомъ нашего покаянія.

Два свойства, двѣ способности насаждены милосердымъ Богомъ въ человѣческое естество, при помощи которыхъ оно, по паденіи своемъ и по отчужденіи отъ Бога, можетъ возникнуть изъ паденія и возстановить общеніе съ Богомъ. Эти два свойства: свойство покаянія и свойство вѣры. Къ этимъ двумъ свойствамъ обращается Богъ для спасенія человѣковъ. Онъ приглашаетъ ихъ свободное произволеніе употребить эти два свойства къ спасенію. Погибъ человѣкъ по свободному произволенію, и спастись предоставляется ему по свободному произволенію. Покайтеся и вѣруйте (Марк. 1, 15).

За покаяніе Богъ даруетъ прощеніе грѣховъ и доступъ къ Себѣ, а вѣрѣ открываетъ Себя, и даруетъ то Богопознаніе, къ какому только способенъ человѣкъ, какого онъ собственными средствами пріобрѣсти никакъ не можетъ. Вѣра доставляетъ уму познанія, превысшія разума: умъ, путемъ сужденія и изслѣдованія, пріемлетъ только тѣ познанія, которыя подвергаются его постиженію; вѣра усвоиваетъ уму познанія, недоступныя для его постиженія. Таковы всѣ откровенныя познанія о Богѣ и о таинствахъ христіанства. — Покаяніе вводитъ въ сердце ощущенія благодатныя, чуждыя падшему естеству, научаетъ умъ и сердце истинному Богослуженію, научаетъ приносить Богу единую пріемлемую Имъ жертву отъ падшаго человѣческаго естества: сокрушеніе и смиреніе духа (Псал. 50, 19). Духъ человѣческій, пришедшій въ это состояніе, вступаетъ въ общеніе съ Духомъ Божіимъ, въ чемъ и заключается обновленіе и спасеніе человѣка.

Преподобный Симеонъ Новый Богословъ говоритъ о вѣрѣ: «Для того, чтобъ обрѣсти вѣру, и вѣровать словамъ Божіимъ, нѣтъ никакого возбраняющаго препятствія. По этой причинѣ, если отъ всей души захотимъ обрѣсти вѣру, то обрѣтаемъ ее немедленно, безъ всякаго труда: потому что вѣра есть даръ всеблагаго Бога, дарованный нашему естеству; мы имѣемъ его въ зависимости отъ произволенія нашего, — имѣемъ, когда захотимъ. Посему видимъ, что и Скиѳы, и варвары, и всѣ народы имѣютъ вѣру естественно, вѣрятъ словамъ другъ друга, и обнаруживаютъ (разными другими образами) вѣру между собою» [1]. Эту вѣру естественную, которою мы можемъ увѣровать въ Бога, должно отличать отъ вѣры дѣятельной, являющейся въ душѣ отъ исполненія евангельскихъ заповѣдей, и отъ вѣры живой, изливаемой въ сердце Святымъ Духомъ [2]. Увѣровать въ Бога и во Евангеліе (Марк. 1, 14-15; Дѣян. 20, 21) могутъ всѣ; дѣятельную вѣру стяжаваютъ подвижники Христовы; живая вѣра есть даръ Божій, достояніе однихъ Святыхъ Божіихъ. Точно такъ и покаяніе намъ естественно. Это — дѣйствіе совѣсти нашей. Оно состоитъ въ сознаніи своихъ погрѣшностей и въ сожалѣніи о нихъ. Какъ по естественному влеченію и убѣжденію, когда захотимъ, мы довѣряемъ другъ другу: такъ, по естественному влеченію и убѣжденію, когда захотимъ, раскаяваемся другъ предъ другомъ во взаимныхъ погрѣшностяхъ. Раскаяніе, будучи удовлетвореніемъ естественному сердечному требованію, приноситъ сердцу успокоеніе и услажденіе. Оно возстановляетъ между человѣками нарушенные миръ и порядокъ, разрѣшаетъ недоумѣнія, врачуетъ души отъ вражды и памятозлобія. Но мы раскаяваемся другъ предъ другомъ только тогда, когда захотимъ это сдѣлать; безъ произволенія естественная способность покаянія пребываетъ бездѣйственною.

Непостижимый Богъ, по сотвореніи человѣка, даровавъ ему всѣ средства къ сохраненію жизни, предоставилъ избраніе жизни или смерти его свободному произволенію: точно такъ и при искупленіи непостижимый и въ благости и въ разумѣ Своемъ Богъ, совершивъ искупленіе, предоставилъ нашему произволенію принятіе или отверженіе искупленія. Онъ предварительно вложилъ въ насъ естественное свойство покаянія: то средство, которое мы употребляемъ для уничтоженія вражды и возстановленія мира между собою, Онъ восхотѣлъ употребить въ средство уничтоженія вражды и возстановленія мира между Богомъ и человѣчествомъ, между отверженнымъ и погибшимъ созданіемъ и его всемогущимъ Создателемъ. Покайтеся! говоритъ Онъ человѣчеству, призывая человѣчество къ Себѣ. Спасеніе ваше совершено Богомъ; смерть ваша попрана и умерщвлена Богомъ, безъ всякаго вашего участія, содѣйствія, труда: произвольно отвергните смерть, принятую вами произвольно! произвольно примите блаженную вѣчную жизнь, отвергнутую вами произвольно! употребите для этого благовременно вложенное въ васъ свойство покаянія, свойство, вполнѣ зависящее отъ вашего произволенія! Ничего тяжкаго и новаго не возлагается на васъ: способъ примиренія между собою употребите въ способъ примиренія съ Богомъ!

Какъ первоначальная вѣра заключается въ томъ, чтобъ увѣровать словамъ Божіимъ: такъ и первоначальное покаяніе заключается въ сознаніи своихъ согрѣшеній и своей грѣховности, въ сожалѣніи о нихъ, въ принесеніи этихъ сознанія и соболѣзнованія посредствомъ искренней исповѣди и усердной молитвы предъ лице Божіе, съ рѣшимостію и обѣщаніемъ оставить грѣховную жизнь, и принять въ правило поведенія евангельскія заповѣди. За такимъ покаяніемъ послѣдуетъ прощеніе грѣховъ, примиреніе съ Богомъ, усвоеніе Богу, по ясному свидѣтельству Священнаго Писанія, которое говоритъ: Беззаконіе мое познахъ, и грѣха моего не покрыхъ. Рѣхъ: исповѣмъ на мя беззаконіе мое Господеви, и Ты оставилъ еси нечестіе сердца моего (Псал. 31, 5). Такое покаяніе требовалось отъ принимавшихъ христіанство предъ крещеніемъ ихъ (Дѣян. 2, 38); такимъ покаяніемъ врачуются души христіанъ отъ язвъ, которыми уязвляетъ и оскверняетъ ихъ грѣхъ по принятіи крещенія (1 Іоан. 1, 9).

Евангеліе пріемлется вѣрою (Марк. 1, 16); жизнь по евангельскому ученію усиливаетъ вѣру, — вѣру отъ слуха, теоретическую, мало по малу обращаетъ въ вѣру дѣятельную, практическую. Подобное совершается и съ покаяніемъ отъ жительства по евангельскимъ заповѣдямъ. Собственный свѣтъ падшаго естества, какъ поврежденный грѣхомъ, слабо озаряетъ дѣятельность человѣка; при этомъ свѣтѣ мы усматриваемъ немного нашихъ погрѣшностей, видимъ однѣ, самыя грубыя и осязательныя. Когда же дѣятельность наша озарится свѣтомъ Христовыхъ заповѣдей: тогда самовоззрѣніе наше измѣняется; мы начинаемъ усматривать въ себѣ множество недостатковъ, которыхъ прежде вовсе не примѣчали. Въ поразительномъ разнообразіи является тогда предъ мысленными очами наше поврежденіе грѣхомъ! Открывается намъ и та грѣховность, которая составляетъ общее печальное достояніе наше съ прочими человѣками, и та частная грѣховность, которая усвояется въ собственность каждымъ человѣкомъ отъ его невнимательной, безразсудной жизни, предшествовавшей жизни, посвященной благочестію. Съ умноженіемъ побудительныхъ причинъ къ покаянію усиливается и усугубляется самое покаяніе. Оно очищаетъ око души. Очищенное око видитъ больше пятенъ на душевной ризѣ, нежели сколько ихъ видѣло, будучи засорено, изъязвлено грѣхомъ: естественно, что отъ такого зрѣнія усиливается и усугубляется покаяніе. Оно дѣйствуетъ въ преуспѣвшихъ подвижникахъ несравненно больше, нежели въ начинающихъ подвигъ. Нравственное христіанское преуспѣяніе есть преуспѣяніе въ покаяніи: потому что преуспѣяніе въ покаяніи является отъ особенно-тщательнаго исполненія евангельскихъ заповѣдѣй. Чувствомъ покаянія преизобиловали всѣ Святые; дѣятельность свою они сосредоточивали въ покаяніи, и совершали заповѣди, какъ уплату того страшнаго долга (Лук. 17, 10), который и при постоянномъ уплачиваніи пребываетъ неуплаченнымъ, который по совершенству Заимодавца и по немощи должниковъ дѣлается неоплатимымъ, хотя бы его и уплачивали непрестанно. Покаяніе въ созрѣвшихъ христіанахъ получаетъ особенное, обширное значеніе. Когда святаго Исаака Сирскаго спросили: «чтó есть покаяніе?» онъ отвѣчалъ: «Сердце сокрушенное и смиренное» [3]. Этотъ же великій наставникъ совершенныхъ христіанъ сказалъ: «Если мы всѣ грѣшны, и ни одинъ изъ насъ не всталъ выше искушеній: то нѣтъ ни одной добродѣтели, высшей покаянія. Дѣланіе его никогда не можетъ достигнуть совершенства. Оно приличествуетъ всегда и всѣмъ, хотящимъ получить спасеніе, и грѣшнымъ и праведнымъ. Нѣтъ предѣла, на которомъ можно-бъ было признать его оконченнымъ: и потому покаяніе не можетъ быть ограничиваемо ни временемъ, ни дѣлами (подвижника), до самой смерти» [4].

Когда благодать Божія осѣнитъ вѣру: тогда христіанинъ возносится въ жительство вышеестественное. Точно также и покаяніе, будучи осѣнено Божественною благодатію, возводитъ дѣлателя своего къ вышеестественному жительству. Объятые чувствомъ и жаждою покаянія, святые Отцы заключались для него въ неисходный затворъ, предавались плачу и рыданію отъ созерцанія грѣховности своей и всего человѣчества; они забывали пищу по причинѣ воздыханій своихъ, и рыкали, отъ обилія печали, подобно львамъ, уязвленнымъ ловцами. Узнавъ достоинство покаянія, приносимаго въ безмолвіи, они сказали: «внѣ безмолвія нѣтъ совершеннаго покаянія» [5]. Другіе изъ Отцовъ, по причинѣ созерцанія грѣховности своей, съ покорностію переносили клеветы, уничиженія, изгнанія и самую смерть, рыдая и осуждая себя, какъ бы виновныхъ въ томъ, въ чемъ обвиняла ихъ клевета. Святые мученики, принимая страшныя муки и смертную казнь, видѣли въ нихъ вожделѣнное очищеніе своей грѣховности. Въ то время, какъ благодать доказывала ихъ избраніе и святость явными знаменіями, они заботились о покаяніи. Такъ мученикъ Тимоѳей, сказавшій открыто мучителю: «Духъ Іисуса Христа обитаетъ во мнѣ», также сказавшій, что Ангелы Божіи присутствуютъ при его мученіи, и укрѣпляютъ его, — приглашалъ юную супругу свою, Мавру, къ участію въ мученическомъ подвигѣ слѣдующими словами: «Оставивъ кратковременное, иди, о Мавра! со мною на этотъ прекрасный подвигъ, за который мы сподобимся принять отъ Спасителя нашего, Бога, вѣнцы, и Онъ проститъ намъ всѣ согрѣшенія наши, когда мы добровольно предадимъ себя на смерть за Него». Мавра, исполнившись Святаго Духа, предстала дерзновенно предъ мучителя, и исповѣдала Христа. По повелѣнію мучителя игемона, исторгнуты были волосы у мученицы. Она сказала игемону: «Нынѣ узнала я, игемонъ, что Христосъ мой усвоилъ меня Себѣ, не помянувъ грѣха моего, сдѣланнаго въ невѣдѣніи и состоявшаго въ томъ, что я, послушавъ твоего лукаваго совѣта, украсила мои волосы на обольщеніе моего блаженнаго мужа. Ты хорошо поступилъ, исторгнувъ мои волосы: съ отнятіемъ ихъ отъятъ отъ меня великій грѣхъ». Когда, по повелѣію мучителя, отсѣчены были святой Маврѣ ручные пальцы, она сказала ему: «И этимъ ты сдѣлалъ мнѣ благодѣяніе: отъемля у меня персты, которыми я возлагала на себя суетныя украшенія, ты устроилъ для меня освобожденіе отъ втораго грѣха моего». Когда мученица была ввергнута въ котелъ съ кипящею водою, она сказала игемону: «Опять благодарю тебя за то, что ты повелѣлъ омыть меня отъ грѣховъ моихъ, содѣланныхъ въ мірѣ, да чистымъ сердцемъ приступлю къ Богу моему, и пріиму вѣнецъ жизни». Блаженная Мавра совершала многотрудный подвигъ мученичества, исповѣдуя свою грѣховность, и признавая мученичество очищеніемъ грѣховности. Такъ мыслила и говорила она, не смотря на то, что кипящій котелъ не причинилъ ей никакого вреда, а отсѣченіе перстовъ она вынесла безъ всякой боли. Святые Тимоѳей и Мавра окончили жизнь, будучи распяты на крестахъ, одинъ противъ другаго. Предъ кончиною мученица сказала предстоявшему народу: «Братія и сестры! памятуйте, что мы поступали по-человѣчески, живя между человѣками; также, что мы совершили послѣ этого дѣло Божіе, будучи рабами Бога, и уже пріемлемъ вѣнцы отъ Господа нашего Іисуса Христа. И вы, живя сообразно естеству человѣческому, потщитесь совершить и то, что угодно Богу, да получите прощеніе грѣховъ, и примете вѣнцы отъ того же нашего Владыки» [6]. Точны и справедливы вышеприведенныя слова святаго Исаака: «Покаяніе есть сердечное смиреніе». По причинѣ глубокаго смиренія своего, величайшіе угодники Божіи какъ бы не видѣли благодатныхъ даровъ, которыми они обиловали, — видѣли одну свою грѣховность, которая уже была омыта Божественною благодатію, свидѣтельствовавшею явнымъ присутствіемъ своимъ въ избранныхъ сосудахъ отъятіе грѣховности. Въ числѣ свойствъ, которыми отличаются святые мужи, замѣчается и то, что они всегда имѣютъ предъ очами свой грѣхъ, хотя онъ и прощенъ Богомъ, — оплакиваютъ его, какъ бы только что содѣланный и неудостоенный еще прощенія. Такъ, святый Давидъ, плача, говоритъ: Беззаконіе мое азъ знаю, и грѣхъ мой предо мною есть выну (Псал. 50, 5). Повѣствуютъ о святомъ Апостолѣ Петрѣ, что онъ въ теченіе всей жизни памятовалъ свое отреченіе отъ Господа, и каждую ночь, когда возглашалъ пѣтелъ, Петръ предавался горькому рыданію, подобно тому, какъ онъ предался горькому рыданію и плачу въ самую ночь отреченія (Матѳ. 26, 75). Преподобный Сисой Великій, египетскій пустынножитель, былъ преисполненъ даровъ Святаго Духа; но, при наступленіи кончины, онъ выразилъ желаніе остаться еще на нѣкоторое время въ земной жизни, чтобъ усовершенствоваться въ покаяніи [7]. Такое мнѣніе о покаяніи имѣли величайшіе угодники Божіи: оно образовалось въ нихъ отъ постояннаго и тщательнаго очищенія покаяніемъ, причемъ ясными становятся для человѣка неизреченное величіе Божіе, ничтожность человѣка и тяжесть его паденія.

Сообразно скудости силъ, — правильнѣе же, по великой милости Божіей, изображено здѣсь поприще покаянія живописію слова. По этому начертанію пусть каждый разсмотритъ себя, и опредѣлитъ свое мѣсто на поприщѣ покаянія. Блаженны тѣ, которые, внявъ призванію Божію, сознали свою грѣховность, раскаяваются въ содѣланныхъ грѣхахъ и въ грѣховной жизни, рѣшились исповѣдать ихъ, извергнуть изъ себя преступную любовь къ грѣху искреннимъ обличеніемъ грѣха, и вступить въ жительство, противоположное грѣховному, въ жительство по волѣ Божіей, по ученію Евангелія. Блаженнѣе тѣ, которые, потрудившись на поприщѣ покаянія, увидѣли въ себѣ окомъ души, по дѣйствію Божественной благодати, паденіе человѣчества вообще и свое собственное въ частности, увидѣли, что мы всѣ отравлены грѣхомъ, что отравлено имъ самое естество наше, — увидѣли дѣйствіе на себя и на человѣчество падшихъ ангеловъ и тяжкій плѣнъ, въ которомъ мы находимся у этихъ враговъ Божіихъ и нашихъ. Зрители этого духовнаго видѣнія могутъ всецѣло погрузиться въ безпредѣльное море покаянія [8]. Стократъ блаженны тѣ, которые, будучи очищены покаяніемъ, по причинѣ чистоты своей, возмогли усвоить себѣ непостижимое смиреніе Христово, сораспяться Христу, и съ креста невольнаго, или по-видимому произвольнаго, дарованнаго Христомъ, вопіять ко Христу: «Достойное по грѣхамъ нашимъ пріемлемъ: помяни насъ, Господи, егда пріидеши во Царствіи Твоемъ (Лук. 23, 41-42)», въ часъ разлученія нашего отъ тѣла, на граняхъ вѣчности.

Спасительный Божій даръ — покаяніе — требуетъ, чтобъ мы приняли его съ величайшимъ благоговѣніемъ и тщательностію. Небрежное, презорливое поведеніе, по отношенію къ дарамъ Божіимъ, влечетъ за собою страшныя бѣдствія, которыя естественно возникаютъ изъ такого поведенія. Какъ не возникнуть величайшему, душевному, существенному, вѣчному бѣдствію, когда мы, принимая даръ Божій, отвергнемъ должное изученіе какъ самаго дара, такъ и употребленія, какое должно изъ него сдѣлать? Къ несчастію, многіе поступаютъ крайне небрежно и невѣжественно съ великимъ даромъ покаянія! Они не хотятъ познать, что покаяніе не можетъ быть совмѣщено съ произвольною грѣховною жизнію. Пребывая въ грѣховной жизни по сочувствію къ ней, по привязанности къ ней, они въ извѣстныя времена прибѣгаютъ къ покаянію, чтобъ, омывшись на минуту, снова погрузиться въ грѣховную скверну. О страшный обманъ самихъ себя! О страшная насмѣшка надъ даромъ Божіимъ! О страшное ругательство надъ Богомъ! Быша имъ послѣдняя горша первыхъ (2 Петр. 11, 20-21). Такимъ лицемѣрнымъ покаяніемъ, тавою игрою великимъ таинствомъ и насмѣшкою надъ нимъ печатлѣется, упрочивается грѣховная жизнь, дѣлается неотъемлемою собственностію человѣка. Къ произвольнымъ грѣхолюбцамъ относятся слѣдующія слова святаго Іоанна Богослова: Всякъ согрѣшаяй не видѣ Его (Господа Іисуса Христа), ни позна Его. Чадца, никтоже да льститъ васъ. Творяй грѣхъ отъ діавола есть. Всякъ рожденный отъ Бога, грѣха не творитъ, яко сѣмя Его въ немъ пребываетъ, и не можетъ согрѣшати, яко отъ Бога рожденъ есть. Сего ради явлена суть чада Божія и чада діаволя (Іоан. 3, 6-10). Явны чада Божія и чада діаволовы; признакъ различія ихъ ясенъ; обманъ — невозможенъ. Проводящіе произвольную грѣховную жизнь, утопающіе въ плотскихъ наслажденіяхъ, хотя бы и назывались христіанами, суть чада діавола; напротивъ того, признакъ чадъ Божіихъ состоитъ въ томъ, что они проводятъ жизнь по завѣщанію Евангелія и святой Церкви, а грѣхи, въ которые впадаютъ по немощи, поспѣшно врачуютъ покаяніемъ. Вполнѣ безгрѣшнымъ и самый праведникъ быть не можетъ: и для него необходимо врачевство покаяніемъ, какъ засвидѣтельствовалъ тотъ же святый апостолъ Іоаннъ. Аще речемъ, яко грѣха не имамы, себѣ прельщаемъ и истины нѣтъ въ насъ (1 Іоан. 1, 8-10). Христіане первенствующей Церкви, оставляя вѣру язычниковъ, оставляли и жительство ихъ (1 Петр. 4, 3-4). Это жительство святый апостолъ Петръ называетъ разліяніемъ блуда. Не говоря о народныхъ увеселеніяхъ, всѣ учрежденія язычниковъ представляли собою разнообразное служеніе сладострастію, которое, какъ потопъ, обымало все общество. Грѣховная развратная жизнь была жизнію язычниковъ, душею общества ихъ! она никакъ не можетъ быть совмѣщена съ христіанствомъ.

Возлюбимъ покаяніе — и получимъ спасеніе. Примемъ отъ руки Господа пожизненный даръ покаянія — и получимъ въ свое время вѣчный даръ спасенія. Всеблагій Богъ покаяніе даде въ животъ (Дѣян. 11, 18): Онъ дастъ истинно кающимся, примирившимся съ Нимъ, усвоившимся Ему посредствомъ покаянія, блаженство въ вѣчности: яко Господне есть спасеніе (Псал. 3, 9). Ему слава во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Слово о Вѣрѣ. Добротолюбіе, ч. 1-я.
[2] Каллиста и Игнатія Ксанфопуловъ, гл. 16. Добротолюбіе, ч. 2.
[3] Слово 48-е.
[4] Слово 71-е.
[5] Слово 41-е.
[6] Четьи-Минеи, 3 мая.
[7] Алфавитный Патерикъ.
[8] Священномученика Петра Дамаскина о осьми умныхъ видѣніяхъ, кн. I. Добртолюбіе, ч. 3.

Источникъ: Сочиненія епископа Игнатія Брянчанинова. Томъ четвертый: Аскетическая проповѣдь и письма къ мірянамъ. — Изданіе второе, исправленное и дополненное. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1886. — С. 11-19.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0