Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 25 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 29.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

В

Свщмч. Владиміръ, митр. Кіевскій († 1918 г.)
Слово при освященіи придѣла св. Іоанна Воина въ церкви Живоначальныя Троицы, на Капелькахъ, 28 декабря 1908 года.
О причинахъ безцерковья
[1].

Какъ страшно мѣсто сіе! здѣсь ничто иное, какъ домъ Божій и врата небесная (Быт. 28, 17).

Это — слова патріарха Іакова, коему Богъ во время его бѣгства въ чужую землю, въ сонномъ видѣніи показалъ свое покровительство и попеченіе. Пробудившись отъ сна, и объятый чувствомъ благоговѣнія и страха, онъ тотчасъ же освятилъ на этомъ мѣстѣ камень, служившій ему возглавіемъ, какъ памятникъ, въ ознаменованіе того, что на этомъ мѣстѣ Богъ оказалъ ему свою милость. Здѣсь домъ Божій, сказалъ онъ, и врата небесная.

Этими словами патріарха умѣстно и мнѣ, братіе, огласить слухъ вашъ въ настоящее время и въ настоящемъ мѣстѣ. Ибо и для насъ этотъ, только что освященный нами храмъ, есть домъ Божій и врата небесная. — Хорошо знаемъ мы, что Богъ, какъ вездѣсущій Духъ, не можетъ быть заключенъ въ стѣнахъ и ограниченъ какимъ нибудь мѣстомъ и что Онъ всюду можетъ слышать вздохи и молитвы благочестивыхъ душъ, такъ что мы въ правѣ сказать тоже, что сказалъ нѣкогда Соломонъ: небо и небо небесъ не вмѣщаетъ Тебя, Господи, тѣмъ менѣе сей храмъ, который мы построили имени Твоему (3 Цар. 8, 2). Но если не нужны храмы Богу, то очень нужны они намъ. Для достойнаго совершенія таинствъ, установленныхъ Христомъ, для проповѣданія къ общему назиданію Слова Божія, для совершенія общественнаго богослуженія мы нужаемся въ постоянныхъ мѣстахъ общественныхъ Собраній и во внѣшнихъ спасительныхъ средствахъ, чтобы чрезъ чувственные образы возносить душу свою къ сверхчувственному и вѣчному. Вотъ почему эти храмы въ старое доброе время, у нашихъ благочестивыхъ предковъ были предметомъ особенной любви и почитанія. Здѣсь находили они утѣшеніе въ своихъ бѣдствіяхъ и скорбяхъ, воспѣвая священныя пѣсни и смиренно выслушивая ученіе Господа; здѣсь получали они благословеніе и освященіе при всѣхъ особенно важныхъ событіяхъ своей жизни. Здѣсь находили они успокоеніе мятущейся совѣсти, отпущеніе грѣховъ и миръ съ Богомъ. Сюда во всѣ праздничные дни собирались они безъ различія пола, возраста и состоянія для молитвы и поклоненія Богу, и не было между ними никого, кто своевольно уклонялся бы отъ этихъ богослужебныхъ Собраній. Всѣ представляли изъ себя здѣсь одну великую семью, семью Божію, гдѣ не было различія ни между богатыми и бѣдными, ни между знатными и простолюдинами, ни между учеными и простецами. У насъ же теперь стало не такъ. До насъ сохранилось отъ предковъ много древнихь и славныхъ храмовъ, но не сохранилось ихъ благочестія. Для многихъ изъ нашихъ современниковъ извѣстнаго сорта и направленія, храмы являются уже излишними; одни изъ нихъ появляются здѣсь очень рѣдко, а другіе и никогда. Вотъ почему не будетъ неумѣстнымъ дѣломъ сейчасъ, въ день освященія этого храма, остановиться намъ своимъ вниманіемъ на этомъ печальномъ явленіи и дать отвѣтъ на вопросъ: гдѣ причины этого печальнаго недуга (храмобоязни) охлажденія къ храмамъ? Не заходя далеко, мы можемъ указать слѣдующія четыре причины:

а) незнаніе предметовъ вѣры, б) недостатокъ религіознаго чувства, в) господствующій духъ невѣрія и г) господствующая страсть къ чувственнымъ наслажденіямъ.

а) Простой человѣкъ, когда видитъ, какъ рѣдко посѣщаютъ церковь люди, стоящіе выше его и по образованію и по общественному положенію, легко можетъ придти къ заключенію, что посѣщеніе или непосѣщеніе церкви — дѣло неважное, что, если передовые и ученые люди не ходятъ къ общественному богослуженію, то, стало быть, это и не нужно, стало быть они имѣютъ на это разумныя основанія. Но мы съ рѣшительностію утверждаемъ, что большинство такихъ людей страдаютъ безцерковьемъ и нелюбовію къ храму не потому, что очень много знаютъ въ области вѣры, а скорѣе потому, что очень мало знаютъ въ этомъ дѣлѣ. Какъ бы ни было широко ихъ образованіе свѣтское, какъ бы ни были велики ихъ познанія въ предметахъ міра, въ отношеніи религіи они обнаруживаютъ самыя скудныя познанія. Выходя изъ учебнаго заведенія нерѣдко съ знаніемъ одного катихизиса, они часто забываютъ и послѣдній, такъ какъ совсѣмъ не интересуются религіозными предметами.

Они не знаютъ великаго значенія той искупительной жертвы, которую принесъ Спаситель, не знаютъ того источника блаженства, той пищи духовной, которую Онъ предлагаетъ намъ въ своихъ таинствахъ. О, какъ хотѣлось бы сказать имъ тоже, чтó сказалъ Христосъ самарянкѣ: если бы ты знала, кто — Тотъ, Который говоритъ съ тобою, то ты сама попросила бы у него пить, и Онъ далъ бы тебѣ воду живую (Іоан. 4. 10). О, если бы и вы, г.г. невѣры и люди безцерковья, знали, какое чудо любви открываетъ Спаситель въ церковныхъ таинствахъ, знали, какихъ величайшихъ благъ лишаете вы себя, отвергая ихъ, если бы знали, какъ слабы и безсильны вы безъ Него, то, по истинѣ, вы съ неудержимымъ желаніемъ поспѣшили бы къ Нему, къ этому источнику, освѣжить себя водою жизни; вы не стали бы презирать голоса церкви — вашей учительницы — если она предъявляетъ вамъ свои требованія, призывая васъ къ вѣчному спасенію!

Они не знаютъ, что дѣлаютъ, когда въ порывахъ самолюбія и самомнительности, говорятъ: на что намъ церковь, на что богослуженіе съ его проповѣдію? Мы сами можемъ проповѣдывать, сами можемъ читать нѣчто болѣе содержательное и полезное, чѣмъ ваша церковная проповѣдь. Но можно ли согласиться, чтобы кто-либо могъ совсѣмъ не имѣть нужды въ религіозномъ наставленіи, въ напоминаніи о великихъ истинахъ, въ предостереженіи, увѣщаніи, въ пробужденіи усыпленной совѣсти?

Они не знаютъ заповѣди Апостола, который требуетъ, чтобы мы служили для своихъ собратій примѣромъ благочестія и набожности и назидали ихъ нашимъ участіемъ въ общественномъ богослуженіи. Слово Христово да вселяется въ васъ, говоритъ онъ, обильно, со всякою премудростію; научайте и вразумляйте другъ друга псалмами, славословіемъ и духовными пѣснями (Гал. 3, 16). Онъ строго порицаетъ тѣхъ, которые не ходятъ на религіозныя собранія, заключая рѣчь свою словами: «не будемъ оставлять собранія своего, какъ есть у нѣкоторыхъ обычай, но будемъ увѣщевать другъ друга» (Евр. 10, 24-25). Чтó сказалъ бы этотъ Апостолъ, если бы онъ явился сейчасъ между нами и посмотрѣлъ, какой великій соблазнъ производять тѣ изъ передовыхъ нашихъ сословій, которыя совсѣмъ забываютъ церковь, и рѣдко, а то и совсѣмъ не ходятъ къ общественному богослуженію?

б) Не у всѣхъ, впрочемъ, холодность къ церкви происходитъ отъ недостатка познаній въ области религіи. У многихъ довольно такихъ знаній и, пожалуй, основательныхъ, но недостаточно религіознаго чувства. Религія есть дѣло не одного только разума, но и сердца: недостаточно знать только вѣру, но нужно упражняться въ ней, прилагать ее къ дѣлу. Если одна только голова набита холодными знаніями, но не воспитано сердце, не развито религіозное чувство, то это одностороннее образованіе ума легко переступаетъ мѣру, впадаетъ въ гордость и самообольщеніе, и хочетъ все постигнуть при помощи только разума и внѣшнихъ чувствъ постигнуть даже и всѣ тайны вѣры. А такъ какъ послѣднія превышаютъ этотъ разумъ, то они отвергаютъ ихъ, какъ глупость и безуміе, и дерзко отрицаютъ вѣру и ученіе церкви.

Было время, когда менѣе резонировали о вѣрѣ, но болѣе умѣли вѣровать, чѣмъ теперь. Было время, когда каждая мать, хотя бы и высоко образованная, не находила для себя бóльшаго счастья, какъ научить своего ребенка произносить сладчайшее имя Іисуса въ то время, когда и голосъ его былъ еще слабъ и языкъ его нѣмъ, когда родители и сами охотно ходили въ церковь, и дѣтей своихъ водили туда, когда каждый праздникъ въ домѣ, былъ днемъ особенной радости, и все было разсчитано на то, чтобы юному христіанину сдѣлать особенно любезною и дорогою его вѣру и внушить ему уваженіе ко всему, что относится ко Христу и Его церкви. Если же теперь этого уже нѣтъ, если при воспитаніи дѣтей Законъ Божій понимается только какъ предметъ разума и уроки его назначаются рядомъ съ уроками рисованія и музыки, если дѣти никогда не видятъ своихъ родителей молящимися и не слышатъ отъ нихъ ни одного слова о Богѣ, о вѣрѣ, о Церкви и ея спасительныхъ средствахъ, словомъ, если духъ религіи не господствуетъ въ семействахъ, то можетъ ли быть рѣчь о набожности и религіозности ихъ и въ будущемъ? Кто въ ранніе годы не испытывалъ на себѣ силу вѣры, кто не былъ пріученъ все нечистое и грѣховное побѣждать благочестивыми упражненіями, для того, впослѣдствіи, когда начнутъ пробуждаться дикіе, низменные инстинкты, всѣ средства церкви теряютъ свое значеніе.

в) Третью и главную причину безцерковья мы должны искать въ той страшной бурѣ, которая поднялась въ концѣ XVIII-го вѣка противъ Христа и Его Церкви и пронеслась, какъ опустошительный ураганъ, по всѣмъ странамъ Западной Европы. Безбожные, матеріалистически настроенные люди заключили нечестивый союзъ и задались безумною цѣлью стереть съ лица земли вѣру въ Сына Божія. А такъ какъ они не въ состояніи были съ достаточною основательностію противостоять вѣчной истинѣ, то пустили въ ходъ все: и хитрость, и лукавство, и ложь, и обманъ. Христіанскую вѣру они стали выдавать за глупость, чудеса св. Писанія за сказки и легенды, ученіе церкви за обманъ, при чемъ страшнымъ насмѣшкамъ подвергаемы были всѣ церковные обряды и обычаи. Вся Европа наводнена была книгами, въ коихъ простому народу давалось понять, что религія есть суевѣріе, священники — льстецы и обманщики, поддерживающіе это суевѣріе изъ своихъ корыстныхъ цѣлей и что человѣчество теперь настолько развилось, выросло и окрѣпло, что можетъ стоять на своихъ собственныхъ ногахъ, не нуждаясь ни въ чьихъ помочахъ. Губительны были послѣдствія этой новой проповѣди для легковѣрныхъ и легкомысленныхъ людей. Произведенія этихъ учителей, обнаруживавшихъ иногда выдающіеся таланты, были приняты за послѣднее слово науки и, подъ ослѣпительнымъ блескомъ и язвительными насмѣшками ихъ рѣчей, забыто было объ изслѣдованіи и провѣркѣ ихъ истинности и основательности.

Тогда многіе и очень многіе несчастные юноши и старцы, богатые и бѣдные бросались въ объятья невѣрія. Послѣднее было увлекательно для нихъ потому, что снимало съ нихъ бремя церковной дисциплины и пролагало широкую дорогу къ удовлетворенію животныхъ страстей, гдѣ можно было не бояться уже Бога, гдѣ чувственныя наслажденія рисовались, какъ высшее благо человѣка, который, отрѣшившись отъ мысли о безсмертіи, ожидалъ одинаковой участи съ своими животными. Съ того времени духъ невѣрія постоянно возрасталъ и усиливался, и въ отдѣльныхъ людяхъ, въ семействахъ и обществѣ, пока наконецъ не изгналъ изъ кабинетовъ Библію и всѣ лучшія религіозно-нравственныя произведенія, замѣнивъ ихъ пѣснями, сказками и такими книгами и брошюрами, которыя поставили своею задачею смѣяться и оскорблять все, что есть у благочестивыхъ людей святого и священнаго. Всякій, кто обнаруживаетъ усердіе къ церкви, провозглашается здѣсь глупымъ, отсталымъ человѣкомъ, котораго еще не коснулся свѣтъ научнаго просвѣщенія. Мало-по-малу господствующимъ тономъ нашего интеллигентнаго общества сдѣлалось: какъ можно рѣже ходить въ церковь, — и глупая гордость — не уронить себя во мнѣніи такого общества, не прослыть темнымъ, непросвѣщеннымъ человѣкомъ, дѣйствовала на однихъ, а страхъ подвергнуться насмѣшкамъ и издѣвательству — на другихъ.

Таковы пути, по которымъ многіе изъ христіанъ удалились отъ церкви.

г) Къ этому у многихъ присоединяется еще страшная сила господствующаго порока, которая притупляетъ всякое религіозное чувство, застилаетъ густымъ туманомъ духовныя очи и низводитъ человѣка съ высоты небесной въ облакъ чувственныхъ наслажденій, овладѣвающихъ всѣмъ существомъ его. Въ такомъ состояніи онъ не чувствуетъ уже никакой потребности въ приближеніи къ Богу; онъ не можетъ, и не хочетъ уже и молиться. Какое удовольствіе онъ можетъ получить отъ общественной молитвы въ церкви, когда ему все напоминаетъ здѣсь о глубокомъ паденіи его души, когда близость Бога приводитъ его въ смущеніе и страхъ. Все, что говорится здѣсь о смерти, о судѣ и вѣчномъ воздаяніи, все это нарушаетъ его внутренній покой, пробуждаетъ угрызеніе совѣсти и не даетъ ему спокойно спать. Что можетъ быть въ этомъ случаѣ всего естественнѣе, какъ не избѣгать намѣренно всего, что можетъ напоминать ему о его духовномъ бѣдствіи, о его нравственной бѣдности и наготѣ. Вотъ причина, почему многіе изъ христіанъ не ходятъ въ храмъ Божій и не хотятъ слушать здѣсь слово Божіе. Это слово, какъ мечъ, какъ острое копье вонзается въ сердце, доходя до «раздѣленія души и духа». Если бы предъ такими слушателями выступилъ сейчасъ съ своею евангельскою проповѣдію и самъ апостолъ Христовъ, то они и его едва-ли стали бы слушать. Такъ стоялъ нѣкогда бѣдный, заключенный въ узы ап. Павелъ предъ правителемъ области Феликсомъ и говорилъ о вѣрѣ во Іисуса Христа. Пока Павелъ говорилъ объ общихъ истинахъ вѣры, Феликсъ слушалъ; но какъ только началъ онъ говорить о цѣломудріи, о будущей жизни, о судѣ и адѣ, Феликсъ, уязвленный въ своей совѣсти, смутился и сказалъ: «довольно, уходи, теперь мнѣ некогда, я позову тебя, когда будетъ удобное время». Съ этимъ Феликсомъ можно сравнить тѣхъ изъ христіанъ, которые избѣгаютъ общественнаго богослуженія въ храмѣ потому, чтобы не оказаться въ такомъ же положеніи, въ какомъ находился Феликсъ.

Возлюбленные о Господѣ братіе и сестры! я указалъ вамъ на причины непосѣщенія храмовъ извѣстныхъ слоевъ нашего общества — на тотъ конецъ, чтобы вы не увлекались такими соблазнительными примѣрами и не думали, что поступающіе такимъ образомъ имѣютъ основаніе. О, не слѣдуйте ихъ примѣру, берегитесь соблазна! Не берите примѣра и съ тѣхъ, такъ называемыхъ христіанъ, которые хотя и ходятъ въ храмъ Божій, но ходятъ не для поклоненія Творцу, не для раскаянія во грѣхахъ своихъ, не для освященія своей души и тѣла молитвою, а для развлеченія, какъ на зрѣлище, для свиданія съ знакомыми, что можно бываетъ видѣть изъ ихъ легкомысленнаго настроенія, изъ ихъ позы, ихъ улыбокъ и смѣха и изъ шутливыхъ разговоровъ между собою. По истинѣ, если церковь сѣтуетъ о тѣхъ изъ чадъ своихъ, которые совсѣмъ не ходятъ въ храмъ Божій, то она мало имѣетъ основанія радоваться и за тѣхъ, которые, хотя и ходятъ, но не дѣлаютъ различія между церковію и танцовальнымъ заломъ.

Ходите же, возлюбленные въ храмъ сей какъ можно чаще, ходите съ благоговѣніемъ и страхомъ Божіимъ, не смотрите на него, какъ на простое зданіе, какъ на дѣло рукъ человѣческихъ. Нѣтъ, это не простое зданіе, не обыкновенное мѣсто собраній, а домъ Божій и врата небесная, это — селеніе Вышняго, чертогъ Царя Славы, страшный и досточтимый для самихъ Херувимовъ и Серафимовъ. Здѣсь отселѣ будетъ совершаться и тайнодѣйствоваться то, чего нѣтъ на самомъ небѣ, несмотря на все его величіе; ибо здѣсь будетъ совершаться таинство Пречистаго Тѣла и Крови Сына Божія. О, Всемогущій, Вѣчный и Всевѣдущій Боже, даровавый намъ великую радость обновленія и освященія сего храма! Не отврати лица Твоего отъ насъ и услыши насъ въ онь же аще день призовемъ Тя на мѣстѣ семъ! Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Воспроизводимое изъ «Московскихъ Церковныхъ Вѣдомостей» Слово Владыки-митрополита было произнесено Его Высокопреосвященствомъ, 28 декабря 1908 года, предъ литургіею, по окончаніи освященія придѣла св. Іоанна Воина, въ храмѣ Пресвятой Троицы, на Капелькахъ, коимъ завершилось празднованіе въ этомъ приходѣ двухвѣкового юбилея этой церкви, каменному строенію коей положено было основаніе въ 1708 году Императоромъ Петромъ Великимъ и супругою его Екатериною Алексѣевною. Празднованіе этого двухсотлѣтія начато было освященіемъ, 30-го ноября, придѣла во имя Святителя Митрофана, епископа Воронежскаго, которое совершилъ преосвященный Василій, епископъ Можайскій.

Источникъ: Слово Высокопреосвященнѣйшаго Владиміра, Митрополита Московскаго и Коломенскаго, при освященіи придѣла св. Іоанна Воина въ церкви Живоначальныя Троицы, на Капелькахъ. — М.: «Русская Печатня», 1909. — С. 5-13.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0