Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 1 мая 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 24.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

В

Архіеп. Виталій (Максименко) (†1960 г.)
Рѣчь при нареченіи во епископа.

Аминь, аминь, глаголю тебѣ: егда былъ еси юнъ, поясался еси самъ и ходилъ еси, аможе хотѣлъ еси: егда же состарѣешися, воздѣжиши руцѣ твои, и инъ тя пояшетъ и ведетъ, аможе не хощеши (Іоан. 21, 18).

Христосъ воскресе, Ваше Блаженство и Вы, Преосвященнѣйшіе Владыки!

Когда я получилъ Ваше предложеніе идти епископомъ въ Америку, то, помню, при великомъ искушеніи не послушать сего зова, мнѣ именно эти слова Господа нашего Іисуса Христа пришли на память и укрѣпили меня послушно отвѣтить: «ей, Богу содѣйствующу».

Не скрою отъ Васъ, да Вы и сами, Богомудрые Отцы, а особенно Блаженнѣйшій мой Авво [1], знаете, что всю жизнь я избѣгалъ занятій уже налаженныхъ, дающихъ обезпеченіе, положеніе и почетъ, а предпочиталъ работать тамъ, гдѣ ни я никому не мѣшаю, ни мнѣ — никто: предпочиталъ своими силами добиваться того, въ чемъ былъ убѣжденъ, что считалъ своимъ идеаломъ. Предпочиталъ препоясываться самъ и ходить, аможе хотѣлъ, работать такъ, какъ былъ убѣжденъ.

Большую часть жизни я отдалъ церковно-народной работѣ въ Почаевской Лаврѣ при типографіи преп. Іова, а послѣднее десятилѣтіе — возстановленію этой самой типографіи на Карпатахъ среди Русскаго народа. — Здѣсь я былъ самъ хозяинъ, самъ и работникъ.

И теперь я не могу даже представить себѣ, какое содержаніе, интересъ въ моей жизни будетъ, когда я оставлю привычное мнѣ дѣло служенія Церкви печатнымъ словомъ. Я не могу спокойно даже подумать о томъ, какъ это дѣло, которому я отдалъ 18 лѣтъ до войны и на возстановленіе котораго послѣ большевицкаго грабежа ушло 15 послѣднихъ лѣтъ моей жизни, останется безъ меня: начатое, но неокрѣпшее, безъ подготовленнаго кадра работниковъ, юридически не обезопасенное.

Правда, годы опыта показали и мнѣ, что если и есть духовное удовлетвореніе въ такой обособленной, облюбленной, идейной работѣ, то есть и большія опасности и дефекты, что несравненно болѣе плодотворной, полезной, легкой и безопасной является работа, когда свою волю, силы и опытъ отдаешь безъ остатка на послушаніе Церкви, вкладываешь свой малый кирпичикъ въ общецерковное строительство, когда участвуешь въ великой, согласованной, созидательной работѣ для Православной Церкви и Родного Народа.

Давно прошли для меня годы юношескихъ порывовъ, оканчиваются и годы самостоятельныхъ усилій зрѣлаго возраста, а приблизилось то, о чемъ такъ ясно и выразительно сказалъ Господь Петру: «егда же состарѣешися, воздѣжеши руцѣ твои, и инъ тя пояшетъ и ведетъ, аможе не хощеши».

И думалъ я: настаетъ и мнѣ время сдать свое малое послушаніе Святѣйшему Русскому Заграничному Синоду и такъ, подъ его руководствомъ продолжать свою привычную работу, пока и насколько Богъ дастъ силъ.

Къ этому я готовился. Но къ тому, что Вы возвѣщаете мнѣ, я былъ совершенно неподготовленъ...

Однако, время всякой вещи подъ солнцемъ, и своя очередь всякой работѣ на нивѣ Христовой. И мы въ этомъ не властны. Это устанавливается Высшей Рукою.

Какъ въ природѣ: настанетъ зима, и ея мертвящее дыханіе все пронизываетъ насквозь — не только вершины горъ, но и самыя глубокія, недоступныя ущелья, все сковываетъ. А прійдетъ весна: оживляющія силы ея почувствуются даже въ самыхъ глубинахъ земли.

Такъ и въ жизни цѣлыхъ народовъ. Недавно мы пережили психозъ революціи, и ея тлетворное, разрушительное дыханіе прошло насквозь всю душу и тѣло народное, сказалось не только въ политической, національной, семейной, но и въ церковной жизни.

То, что мы читали въ исторіи о смутныхъ временахъ и лихолѣтіяхъ прежнихъ вѣковъ, то въ сугубой мѣрѣ пережили на самихъ себѣ. Когда отнято было «удерживающее» порядокъ, начались въ Церкви самочинія и смуты, автокефаліи, автономіи, раздѣленія и споры — споры безъ конца. И сдѣлалось жутко и больно всякой благочестивой вѣрующей душѣ. Возстенало и возжаждало мира все израненное церковное тѣло.

Я живу, можно сказать, въ самомъ глухомъ ущельи Русской земли, куда не могли проникнуть вліянія изовнѣ, гдѣ сохранились обстановка и бытъ чуть ли не XVII-го вѣка. Однако и тамъ слышны эти сѣтованія, жалобы и воздыханія благочестивыхъ вѣрующихъ душъ отъ самочиній и раздѣленій, отъ тѣхъ косвенныхъ отраженій революціонной разрухи. О, сколько пришлось перечитывать мнѣ писемъ, исполненныхъ скорби и мольбы, жалобъ и суровыхъ осужденій, и страстнаго желанія вождѣленнаго мира, согласія церковнаго, дисциплины и послушанія: прежде всего послушанія.

Что же въ такой назрѣвшей церковной обстановкѣ дѣлать? Въ сознаніи своего безсилія и неподготовленности отказаться?

Нѣтъ! — Когда пожаръ, не спрашиваешь себя: умѣю ли я тушить? Когда кто тонетъ, не раздумываешь: искусенъ ли я въ плаваніи? — Но бросаешься спасать.

Такое сознаніе неотступнаго долга вызываетъ и во мнѣ выраженная чрезъ Вашу Святыню воля Матери Церкви, чтобы идти мнѣ и отстаивать миръ и единство церковное тамъ въ Америкѣ. Я чувствую всѣмъ существомъ своимъ этотъ долгъ, хотя и не вмѣщается въ моемъ разумѣніи: какъ именно его совершить.

И я не разсуждаю о своей неподготовленности, не вспоминаю уже послѣ сего о своихъ малыхъ «домашнихъ» дѣлахъ, о грозящихъ имъ опасностяхъ. Нашъ очередной долгъ — отложивъ все прочее, отдать всѣ силы на водвореніе мира въ Церкви.

Вы, св. Владыки, и Ты, всегдашній мой руководитель, Блаженнѣйшій Авво, о мнѣ разсудили...

Вы знаете мое прошлое, мои намѣренія и попытки, знаете, съ чѣмъ я сроднился, что составляетъ мое внутреннее «я» (а вѣдь выше этого немыслимо вдругъ стать), знаете, какъ крѣпко я сросся съ церковно-народнымъ дѣломъ на Карпатахъ...

Если, зная все это, Вы, по представленію моего отнынѣ Киріарха Епископа Тихона, все-же судили меня достаточна быти для Епископства въ Америкѣ, пріемлю, благодарю и нимало вопреки не глаголю.

Съ радостію отдамъ всѣ оставшіяся силы на умиротворяющую работу въ Церкви подъ руководствомъ моего правящаго Архіерея Владыки Тихона.

Только, въ искреннемъ сознаніи своей немощи, прошу и у него, и у Васъ, здѣсь присутствующихъ Владыкъ руководства и святыхъ молитвъ, да недостающее моей доброй волѣ и послушанію восполнитъ Божественная благодать.

1934 г. 22 апрѣля. Бѣлградъ.

Примѣчаніе:
[1] Митрополитъ Антоній, Кіевскій и Галицкій.

Источникъ: Архіепископъ Виталій. Мотивы моей жизни. Изданіе второе, дополненное. — Jordanville: Holy Trinity Monastery, 1955. — С. 9-11.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0