Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 22 сентября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

В

Еп. Виссаріонъ (Нечаевъ) († 1905 г.)
Костромскія поученія за 1902 годъ.

О мытарствахъ.
Поученіе въ праздникъ Успенія Пресвятыя Богородицы.

Лежитъ человѣкомъ единою умрети, потомъ же судъ (Евр. 9, 27).

Правосудный Господь произнесъ смертный приговоръ на согрѣшившихъ нашихъ прародителей. Этотъ приговоръ не только исполнился надъ ними, но исполняется и надъ ихъ потомками. Всѣ помираютъ, ни для кого нѣтъ исключенія, съ наслѣдіемъ грѣха всѣ потомки Адама наслѣдовали смерть. Празднуемъ сегодня Успенію Богоматери. Успеніе значитъ смерть. Пресвятая Богородица есть Матерь Живота, т.-е. жизнодавца Христа, но и Она не избѣжала смерти, хотя Ея смерть была кратковременна, какъ сонъ, и смѣнилась востаніемъ изъ гроба и вознесеніемъ на небеса. И могла ли Она миновать смерти, когда и воплотившійся отъ Нея Сынъ Божій, будучи Самъ безгрѣшенъ, за грѣхи всѣхъ людей вкусилъ смерть? Но смертію оканчивается только тѣлесная жизнь человѣка. Умираетъ онъ по тѣлу, душа же его безсмертна. По разлученіи съ тѣломъ для нея начинается новая, вѣчная жизнь, блаженная или бѣдственная смотря по тому, какова была жизнь ея на землѣ, богоугодная или богопротивная. Кто что посѣялъ здѣсь, то пожнетъ тамъ. «Сѣющій въ плоть отъ плоти пожнетъ тлѣніе, а сѣющій въ духъ отъ духа пожнетъ жизнь вѣчную» (Гал. 6, 8). — Участь каждаго въ жизни загробной рѣшается вслѣдъ за смертію на судѣ частномъ: лежитъ человѣку единою умрети, потомъ же судъ. Судъ частный такъ называется въ отличіе отъ суда всеобщаго или всемірнаго, который совершится надъ всѣми людьми въ послѣдній день міра по воскресеніи мертвыхъ. На томъ и другомъ судѣ всѣмъ и каждому будетъ воздано по дѣламъ его, съ тѣмъ различіемъ, что послѣ частнаго суда мздовоздояніе будетъ неполное: души, разлучившись съ тѣлами, не чувствуютъ ни совершеннаго блаженства, ни совершеннаго мученія; совершенное блаженство и совершенное мученіе ожидаетъ каждаго по общемъ воскресеніи, когда душа соединится съ тѣломъ, и когда каждый пріиметъ воздаяніе за все, что онъ дѣлалъ, живя въ тѣлѣ (2 Кор. 5, 10).

Какъ совершится всемірный судъ, мы знаемъ изъ писанія, особенно изъ Евангелія. Самъ Господь Іисусъ Христосъ, праведный Судія, открылъ намъ, что Онъ во славѣ, окруженный сонмами ангеловъ, снидетъ на облакахъ съ неба на землю, повелитъ предстать предъ лицемъ своимъ праведныхъ и грѣшныхъ, поставитъ однихъ одесную престола Своего, другихъ ошуюю, однихъ наречетъ благословенными Отца Своего и дастъ имъ наслѣдіе Царства небеснаго, другихъ наречетъ проклятыми и отошлетъ въ огонь геенскій, уготованный діаволу и ангеламъ его. Все это о всемірномъ страшномъ судѣ извѣстно изъ писанія; но какъ произойдетъ частный судъ, Священное Писаніе не излагаетъ. Намъ извѣстно только образное представленіе этого суда, основанное преимущественно на преданіи. Оно содержится въ ученіи о мытарствахъ, издревле существующемъ въ православной Церкви. Сущность ученія о мытарствахъ состоитъ въ томъ, что каждый человѣкъ по разлученіи души съ тѣломъ въ качествѣ подсудимаго будетъ давать отчетъ въ томъ, какъ онъ себя велъ во дни земной жизни, какъ относился къ обязанностямъ благочестія и добродѣтели. Для того, чтобы дать этотъ отчетъ, душа должна, шествуя по воздушному пространству, сдѣлать нѣсколько остановокъ. На каждой изъ нихъ она въ присутствіи добрыхъ ангеловъ и демоновъ, безъ сомнѣнія, предъ окомъ всевидящаго Судіи, постепенно и подробно истязуется во всѣхъ ея дѣлахъ, злыхъ и добрыхъ. Истязателями являются злые духи. Они припоминаютъ душѣ всѣ ея грѣхи, какіе она совершила на землѣ дѣломъ, словомъ, мыслями, желаніями, памятію, воображеніемъ, всѣми чувствами. Всѣ эти грѣхи злые духи тщательно высматривали, изучали и даже на нихъ наводили или искушали съ цѣлью погубить грѣшника. Они пользовались для погубленія души всякимъ случаемъ при жизни его, но самый удобный случай къ сему дается имъ по смерти человѣка, когда должна рѣшиться вѣчная участь его. Теперь они являются безпощадными обвинителями отшедшей души, преувеличивая тяжесть ея грѣховъ клеветами. Но противъ обвинителей душа имѣетъ защитниковъ въ лицѣ сопровождающихъ ее добрыхъ ангеловъ, особенно Ангела Хранителя. Обвиненіямъ они противопоставляютъ оправданія, указывая добрыя качества отшедшей души, какія усматривали въ ней во время земной жизни и какія старались развить и утвердить въ ней тайными внушеніями и молитвами. Мѣста, на которыхъ производятся испытанія душъ, по разлученіи съ тѣломъ, называются мытарствами потому, что истязующіе душу демоны дѣйствуютъ въ семъ случаѣ съ такою жестокостью и безчеловѣчіемъ, какъ дѣйствовали мытари, т.-е. сборщики податей и пошлинъ, притѣсняя и разоряя народъ подъ законнымъ предлогомъ, для удовлетворенія своего корыстолюбія. Истязанія отшедшихъ душъ, производимыя на мытарствахъ, оканчиваются тѣмъ, что души добрыя, оправданныя на всѣхъ мытарствахъ, возносятся ангелами прямо въ райскія обители, а души грѣшныя, невыдержавшія испытанія на мытарствахъ, обвиненныя въ нечестіи и нераскаяніи, влекутся, по приговору невидимаго Судіи, демонами въ ихъ мрачныя обители. Въ словѣ святого Кирилла Александрійскаго на исходъ души говорится: каждая страсть, каждый грѣхъ будутъ истязуемы въ особыхъ мытарствахъ. Первое мытарство — грѣховъ, совершаемыхъ посредствомъ языка. Второе мытарство — грѣховъ зрѣнія. Третье мытарство — грѣховъ слуха. Четвертое мытарство — грѣховъ обонянія. Пятое мытарство — всѣхъ грѣховныхъ дѣлъ, учиненныхъ посредствомъ рукъ. Къ дальнѣйшимъ мытарствамъ относятся прочіе грѣхи, какъ-то: злоба, ненависть, зависть, тщеславіе, гордость и т. д.

Для чего Господу, всевѣдущему и праведному Судіи, угодно потребовать столь строгаго и подробнаго отчета о состояніи души, шествующей по мытарствамъ? Понятна подобная строгость и отчетносгь въ судахъ человѣческихъ; люди, поставленные для суда, какъ существа невсевѣдущія, могутъ произносить оправдательные и обвинительные приговоры не прежде какъ по собраніи точныхъ и подробныхъ свѣдѣній о подсудимыхъ. Что же касается до Господа, Судіи живыхъ и мертвыхъ, Онъ не нуждается въ подобныхъ свѣдѣніяхъ. Онъ вѣдаетъ все въ человѣкѣ. Отъ Него ничто не сокрыто въ глубинахъ человѣческаго сердца. Онъ могъ бы въ единомъ мгновеніи, безъ всякаго посредства, изречь свой праведный судъ подсудимой душѣ. Если же Онъ допускаетъ продолжительное и самое обстоятельное судебное производство надъ нею, то это нужно не для Него, а для души. Она должна знать, за что ее судятъ. Пока она жила въ тѣлѣ, она не вполнѣ сознавала, не вполнѣ понимала свое нравственное состояніе. Привычка къ грѣховной жизни и самолюбіе препятствовали ея самопознанію, закрывали, такъ сказать, ее отъ ней самой. Ее не смущали самыя тяжкія грѣхопаденія. Голосъ совѣсти, сначала обличавшій ее, наконецъ замолкъ. Дошло до того, что она перестала почитать грѣхъ за грѣхъ и раскаяваться въ немъ. Если же и не утратила сознанія своей виновности, успокаивала себя надеждою на безнаказанность, на безконечную благость Божію къ грѣшникамъ и, что еще хуже, невѣріемъ въ угрозы Божіи вѣчными муками нераскаяннымъ. Случается, что до самой смерти продолжается такое самообольщеніе души. Правда Божія требуетъ, чтобы оно прекратилось, чтобы душа по разлученію съ тѣломъ убѣдилась наконецъ въ томъ, какъ она безотвѣтна предъ судомъ Божіимъ, и признала себя достойною осужденія. Горе ей, если самые ангелы, сопутствующіе ей, ничего не скажутъ для ея оправданія къ радости духовъ злобы, ея обвинителей. Во дни земной жизни, кружась въ вихрѣ суеты, она если чувствовала иногда скуку, развлекала себя общеніемъ съ людьми, ей сочувствовавшими и раздѣлявшими съ нею грѣховныя радости. Теперь она никого изъ нихъ не видитъ, судъ надъ нею производится, такъ сказать, при закрытыхъ дверяхъ. Непривычное для ней чувство одиночества повергаетъ ее въ бездну неизъяснимаго унынія и отчаянія. Она, до сихъ поръ равнодушная къ своему нравственному состоянію, теперь начинаетъ безпощадно осуждать себя, даже проклинать за то, какъ это она могла быть такъ слѣпа, такъ недогадлива, что не примѣчала своего пагубнаго положенія и довела себя до того, что въ настоящее время для ней безплодно самое раскаяніе: она должна пожать, чтó посѣяла; время для истиннаго покаянія уже миновало, его не воротить.

Но говоря все сіе, мы имѣемъ въ виду собственно душу закоснѣвшую во злѣ, и не положившую начала покаянія даже въ минуты отшествія въ загробный міръ. Что же сказать о тѣхъ грѣшникахъ, которые, по милости Божіей, еще не дошли до такого состоянія, которые много грѣшили, въ лѣности житіе свое проводили, но по временамъ пробуждались отъ грѣховнаго сна и хотя опять падали, но и опять возставали? Ихъ положеніе въ загробной жизни не безнадежно. Даже не безнадежно положеніе такихъ грѣшниковъ, которые всю жизнь прогнѣвляли Господа коснѣніемъ во грѣхахъ и только въ послѣднія минуты жизни опамятовались и хотя не успѣли принести плоды покаянія, положили слабые начатки его. Никому изъ насъ не дай Богъ умереть безъ покаянія и сдѣлаться добычею духовъ злобы на частномъ судѣ, извѣстномъ подъ именемъ мытарствъ.

Что должно дѣлать для избавленія отъ сей опасности, грозящей не только великимъ грѣшникамъ, но и праведникамъ, ибо нѣтъ ни одного праведника безгрѣшнаго? Въ надеждѣ на благодать Божію, пусть всякій, по наставленію Церкви, взываетъ ко Господу: «не вниди, Господи, въ судъ съ рабомъ твоимъ, аще бо беззаконія назриши, Господи, кто постоитъ? Страшно бо и грозно мѣсто имамъ преити, тѣла разлучився и множество мя мрачное и безчеловѣчное демоновъ срящетъ, и никтоже въ помощь спутствуяй или избавляяй. Тѣмъ припадаю Твоей благости, не предаждь обидящимъ меня, ниже да похвалятся о мнѣ врази мои, ниже да рекутъ: въ руки наша пришелъ еси, и намъ преданъ еси» (Молитва ко Господу Іисусу въ концѣ акаѳиста Сладчайшему Іисусу). Съ молитвою Господу Іисусу мы должны соединять моленіе ко Святымъ Его, наипаче же къ Богоматери. Она имѣетъ матернее дерзновеніе къ Сыну своему и Богу и согласно своему обѣтованію, данному Ею по успеніи, не оставляетъ насъ и по успеніи своемъ, ходатайствуя своими молитвами не только за живыхъ, но и за усопшихъ. Посему Церковь научаетъ насъ взывать къ ней: «егда плотскаго союза хощетъ душа моя отъ житія разлучитися, тогда ми предстани, Владычице, и безплотныхъ враговъ совѣты разори, яко да невозбранно пройду на воздусѣ стоящія князи тьмы» (Октоихъ гл. 2-й субб. кан. пѣснь 9-я). Подобныя моленія къ Богоматери содержатея въ канонѣ Ей на исходъ души. Напримѣръ: «рождшая Господа Вседержителя, горькихъ мытарствъ начальника міродержца отжени далече отъ мене, внегда скончатися хощу, да Тя во вѣки славлю, Святая Богородица». О, далъ бы Господь каждому изъ насъ пройти страшный путь мытарствъ безпрепятственно и небоязненно! Будемъ молиться о семъ и за себя, и за ближнихъ отходящихъ въ вѣчность, какъ наставляетъ насъ Церковь, а вмѣстѣ постараемся и сами заблаговременно приготовить свою душу къ страшнымъ истязаніямъ на мытарствахъ очищеніемъ ея отъ грѣховъ, умноженіемъ добродѣтелей, укрѣпленіемъ ея въ вѣрѣ, въ любви и упованіи на Бога.

Источникъ: Костромскія поученія за 1902 годъ Д. Б. Епископа Виссаріона. — М.: Университетская типографія, 1904. — С. 163-168.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0