Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 17 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

В

Еп. Виссаріонъ Нечаевъ († 1905 г.)
О мирной кончинѣ и немирной.
Поученіе въ праздникъ Срѣтенія.

Нынѣ отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему, съ миромъ (Лук. 2, 29).

Сіи слова изрекъ Богопріимецъ Симеонъ, когда встрѣтилъ и принялъ на свои руки Богомладенца Іисуса, принесеннаго въ Іерусалимскій храмъ Пречистою Матерію Его въ сороковой день по рожденіи Его для исполненія закона о первенцахъ. Симеонъ, по сказанію Евангелія, былъ человѣкъ праведный и благочестивый и чаялъ утѣхи израилевой, т.-е. ожидалъ исполненія пророчествъ о пришествіи обѣтованнаго Христа, съ увѣренностію, что Онъ принесетъ утѣшеніе Израильскому народу, избавитъ его отъ бѣдъ и напастей. Этихъ ожиданій полны были души всѣхъ сыновъ Израилевыхъ, почитавшихъ великимъ бѣдствіемъ для себя политическую зависимость отъ языческаго правительства. Но Симеонъ не только чаялъ утѣхи израилевой, но еще удостоился получить откровеніе отъ Святаго Духа, что онъ доживетъ до исполненія своего чаянія и умретъ не прежде, какъ своими глазами увидитъ Христа Господня. И вотъ, по внушенію тогоже Святаго Духа, онъ приходитъ въ храмъ въ тѣ минуты, когда принесенъ былъ туда младенствующій Христосъ, и принявъ Его въ свои объятія, исполнился неизреченною радостію, что дождался этого счастія. Теперь ему ничего не оставалось ждать, ничего больше ему не хотѣлось, какъ только умереть съ миромъ, какъ свойственно всякому благочестивому человѣку, достигшему на землѣ цѣли своихъ желаній и надеждъ. Счастіе, котораго онъ сподобился, увидѣвъ Христа, было такъ велико, что въ сравненіи съ нимъ оказались ничтожными всѣ земныя блага. Къ нимъ совершенно охладѣло сердце Симеона, земная жизнь стала ему не мила, и душа его разрѣшилась отъ узъ тѣла съ глубочайшимъ миромъ, съ неизреченною радостію.

Какъ счастливъ былъ Богопріимецъ Симеонъ, отшедшій изъ сей жизни съ миромъ! Но это счастіе доступно всѣмъ людямъ, подобно Симеону праведнымъ и благочестивымъ. Подобно ему они даже въ этой жизни вкушаютъ радость общенія со Христомъ, принимая Его въ свое сердце особенно въ таинствахъ, подобно тому, какъ Симеонъ принялъ Его въ свои объятія. Но они не довольствуются симъ, а еще желаютъ, по слову пасхальной пѣсни, истѣе причаститися Его въ невечернемъ дни царствія Его, т.-е. вступить въ болѣе тѣсное и совершенное, ничѣмъ невоспящаемое, общеніе съ Нимъ въ будущемъ вѣкѣ, и наслаждаться имъ непревывно и вѣчно. Подобное желаніе имѣлъ апостолъ Павелъ, говоря: желаю разрѣшитися (отъ узъ тѣла) и со Христомъ быти (Флп. 1, 25). И вотъ, когда наступитъ время исполненія этого желанія, душа ихъ съ миромъ и радостію разстается съ тѣломъ. Она, пребывая въ тѣлѣ, нерѣдко ощущала сладость общенія со Христомъ въ молитвѣ, въ богомысліи, въ пріятіи благодати таинствъ, но эта сладость, это блаженство не могло быть полнымъ, потому что прерывалось неизбѣжными въ земной жизни скорбями, — оно было только предвкушеніемъ непрестающаго, ничѣмъ непомрачаемаго и непрерываемаго блаженства общенія со Христомъ въ царствіи небесномъ. Помышленіе объ этомъ блаженствѣ — вотъ главная причина того мира и радости, съ какою разстается съ земною жизнію истинно благочестивая душа.

Всегда ли однако люди истинно благочестивые сподобляются мирной кончины? Опытъ этого не подтверждаетъ. Случается, что и они умираютъ мучительною смертію, вслѣдствіе какой-нибудь невыносимой болѣзни, каковы, напримѣръ, антоновъ огонь, грудная жаба и тому подобное. Боль отъ этихъ болѣзней такъ велика, что съ нею можно сравнивать адскія муки, по ея силѣ судить объ ихъ силѣ. Самые терпѣливые и крѣпкіе духомъ люди въ этихъ болѣзняхъ теряютъ самообладаніе, призываютъ смерть, лишаются возможности съ надлежащимъ благочестивымъ настроеніемъ принять напутствіе святыхъ таинъ. Никому не дай Богъ испытывать такія предсмертныя муки. Вотъ почему святая Церковь научаетъ умолять Господа, да «даруетъ намъ кончину живота нашего безболѣзненную, не въ смыслѣ отсутствія всякой какой бы ни было болѣзни, а именно болѣзни мучительной, подобной мукамъ рожденія, которыя часто соединяются съ ужасными криками раждающей и долго продолжаются. Это именно значеніе имѣетъ въ греческомъ текстѣ названіе кончины безболѣзненною (τελη ανωδινα). Самъ Господь Іисусъ Христосъ наканунѣ крестныхъ страданій и смерти испытывалъ въ саду Геѳсиманскомъ мучительную предсмертную боль. Онъ скорбѣлъ и тосковалъ во время молитвы къ Отцу небесному и говорилъ: «прискорбна душа Моя даже до смерти». Во время этой молитвы кровавымъ потомъ покрылось лице Его; душевныя муки, хотя и не соединялись съ тѣлесными страданіами, были такъ ужасны въ эти минуты, такъ невыносимы, что вызвали изъ устъ Его вопль: «Отче Мой, да мимо идетъ отъ Меня чаша сія». Если Христосъ испытывалъ невыносимыя предсмертныя муки, то что удивительнаго, если благочестивые и праведные люди подвергаются иногда подобнымъ мукамъ? Но Онъ терпѣлъ ихъ не за Свои грѣхи, ибо былъ безгрѣшенъ, но за наши. Чаша, объ отведеніи которой Онъ молилъ Отца Своего, полна была горечи отъ грѣховъ всего человѣчества, поколѣній прошедшихъ, современныхъ и грядущихъ. Но какъ ни мучительно было Его душевное состояніе, Онъ далекъ былъ отъ малодушія. Ни на одну минуту не покидала Его мысль, что Онъ затѣмъ пришелъ въ этотъ міръ, чтобы до дна испить эту чашу, предопредѣленную Ему отъ вѣчности волею Отца Его, и потому, не разъ сказавъ: «Отче, да мимо идетъ Меня чаша сія», Онъ поспѣшалъ присовокупить: «обаче не моя, а твоя воля да будетъ». И этой-то всецѣлой преданности и самоотверженію мы обязаны спасеніемъ. Но и Онъ не оставленъ былъ безъ утѣшенія: явился Ангелъ Господень и среди тяжкихъ мукъ подкрѣплялъ Его. Сему примѣру самоотверженія должны подражать всѣ истинно благочестивые и праведные люди въ случаѣ, если Господу Богу угодно будетъ испытать ихъ тяжкими предсмертными муками. Христосъ не избѣжадъ ихъ, хотя былъ безгрѣшенъ. Пусть они приготовляются встрѣтить ихъ смиреннымъ сознаніемъ, что они заслуживаютъ ихъ за свои грѣхи, ибо нѣтъ ни одного безгрѣшнаго праведника. Не надѣясь на собственныя силы для перенесенія тяжкихъ предсмертныхъ мукъ, они должны умолять Господа объ отвращеніи ихъ, но въ тоже время должны исповѣдовать свою готовность покориться волѣ Божіей, если ей угодно будетъ лишить ихъ мирной кончины. Пусть они смотрятъ на это, какъ на наказаніе Божіе за прежніе какіе-нибудь неочищенные покаяніемъ грѣхи, но вмѣстѣ какъ на залогъ милосердія Божія къ нимъ, ибо лучше въ здѣшней жизни пострадать для очищенія отъ грѣховъ, чѣмъ подвергнуться вѣчной мукѣ на томъ свѣтѣ. Но и въ здѣшней жизни Господь не лишаетъ рабовъ Своихъ нѣкоторыхъ утѣшеній среди страданій: Онъ не посылаетъ искушеній сверхъ силъ и нерѣдко поддерживаетъ искушаемыхъ Своею благодатною помощію (1 Кор. 10, 13) подобно тому, какъ ко Христу посланъ былъ Ангелъ во время Его Геѳсиманскихъ страданій.

Но если благочестивые и праведные люди не всегда избѣгаютъ мучительныхъ предсмертныхъ мукъ, то что сказать о великихъ грѣшникахъ, нечестивцахъ и беззаконникахъ? Смерть грѣшниковъ, по слову Псалмопѣвца, люта (Псал. 33, 22). Это показываютъ многіе примѣры. Есть однако примѣры противоположнаго свойства, именно примѣры спокойной, чуждой страданій и мукъ смерти великихъ грѣшниковъ. Какъ не всѣ праведники сподобляются безболѣзненной кончины, такъ и не всѣ грѣшники умираютъ мучительною смертію. Какъ судить объ этомъ? Не даетъ ли это поводъ къ заключенію, что милосердіе Божіе иногда является несогласнымъ съ правосудіемъ Божіимъ? Это было бы богохульствомъ. Великимъ грѣшникамъ посылается иногда мирная кончина въ награду за какое-нибудь малое добро, сдѣланное ими когда-то въ этой жизни; что же касается множества содѣянныхъ ими лютыхъ, не очищенныхъ покаяніемъ грѣховъ, то, не понеся за нихъ наказанія здѣсь, они непремѣнно понесутъ его тамъ. По переходѣ ихъ въ жизнь загробную они собственнымъ опытомъ убѣдятся въ непреложности правосудія Божія по отношенію къ грѣшникамъ нераскаяннымъ. Въ этомъ смыслѣ и нужно понимать выраженіе: смерть грѣшниковъ люта. Она люта, горька, страшна по тѣмъ пагубнымъ послѣдствіямъ, какими сопровождается на томъ свѣтѣ. Всю жизнь они проводили безпечно, не помышляя о спасеніи души, подражая богачу Евангельской притчи, который всѣ дни жизни своей въ обществѣ такихъ же, какъ онъ, нечестивцевъ и беззаконниковъ проводилъ въ пьянствѣ и разгулѣ; но какъ этотъ богачъ по смерти вверженъ былъ въ адъ и преданъ вѣчному мученію въ огнѣ, такъ и подражающихъ ему ожидаетъ такая же участь. Но и въ здѣшней жизни смерть грѣшниковъ люта по своимъ послѣдствіямъ. Умираяй праведникъ, остави раскаяніе, т.-е. сожалѣніе, посмѣятельна же бываетъ нечестивыхъ пагуба (Прит. 11, 10). Пока живъ нечестивый, его боятся и показываютъ притворное почтеніе къ нему всѣ, сколько-нибудь зависящіе отъ него. Смерть дала имъ возможность свободно высказывать чувства презрѣнія и негодованія, отъ выраженія которыхъ они удерживались при его жизни. Не такова судьба праведныхъ по смерти: память праведныхъ съ похвалами (Прит. 7, 10. 7). О его смерти всѣ жалѣютъ, не только любившіе его при жизни, но и не цѣнившіе его по достоинству при жизни. Смерть его примиряетъ съ нимъ даже недоброжелателей и недруговъ его. И въ нихъ онъ оставилъ раскаяніе, т.-е. сожалѣніе. Они будутъ жалѣть, что не отдавали ему справедливости при жизни, и постараются загладить свою вину предъ нимъ молитвами о душѣ его и добрымъ о немъ воспоминаніемъ.

Опасность вѣчной погибели, угрожающей умирающимъ безъ покаянія, должна возбуждать страхъ въ каждомъ изъ насъ. Никто изъ насъ не можетъ ручаться за будущую свою судьбу. Вѣчная погибель угрожаетъ даже тѣмъ людямъ, которые большую часть жизни ревновали объ угожденіи Богу благочестіемъ и добродѣтелію, но подъ конецъ жизни сбились съ истиннаго пути и кончили жизнь нераскаянными грѣшниками. Никто не врагъ себѣ, никто не желаетъ себѣ погибели, и однакожъ многіе идутъ путемъ погибели, больше заботясь о тѣлесномъ благосостояніи, чѣмъ о спасеніи души. Прирожденное каждому чувство самосохраненія предостерегаетъ всѣхъ отъ явной опасности. Никто не пойдетъ въ огонь, ибо никому не хочется сгорѣть. Развѣ только сумасшедшій, не сознающій опасности, бросается въ огонь и въ воду. Къ сожалѣнію, такъ поступаютъ и грѣшники, когда идутъ путемъ, ведущимъ къ огню геенскому. Можно сказать, что многіе изъ нихъ поступаютъ даже хуже сумасшедшихъ, потому что послѣдніе ничего не понимаютъ, опасности впереди не сознаютъ. Но первые губятъ себя съ сознаніемъ. Они имѣютъ понятіе объ адскомь огнѣ; но когда слышатъ угрозы, предостерегающія отъ огня, они не останавливаются на пути, который къ нему ведетъ. «Богъ милостивъ, говорятъ они, Онъ только грозитъ огнемъ, а угрозъ не исполнитъ, исполненіе ихъ было бы несогласно съ Его благостію». Какое странное понятіе о благости Божіей! Развѣ Богъ перестаетъ быть благимъ, когда правосудіе Его требуетъ наказанія за грѣхи? Неисполненіе этого требованія свидѣтельствовало бы не о благости Божіей, а о слабости, нетерпимой даже въ людяхъ, если они потачкою преступникамъ содѣйствуютъ ихъ преступленіямъ, вселяя въ нихъ надежду на безнаказанность. Думать подобное о Богѣ было бы богохульно. Истинная благость немыслема безъ правосудія. Она состоитъ не въ томъ одномъ, чтобы освобождать виновныхъ отъ наказанія, вполнѣ ими заслуженнаго, а наипаче въ томъ, чтобы не доводить ихъ до крайней виновности. А эта цѣль достягается по отношенію къ закоренѣлымъ грѣшникамъ предостереженіями, напоминаніями о неизбѣжности строгой кары нераскаянныхъ грѣшниковъ или угрозами. Не лучше ли вѣрить имъ здѣсь, и удерживаться отъ грѣховъ, чѣмъ испытать силу ихъ тамъ, безъ надежды избавиться отъ пагубныхъ послѣдствій невѣрія. Легче избавиться отъ угрожающаго зла, чѣмъ отъ дѣйствительнаго. Возблагодаримъ, братіе, Господа за то, что Онъ не спѣшитъ исполнять надъ нами Свои угрозы, долготерпитъ намъ, давая намъ время на покаяніе. Будемъ пользоваться этимъ временемъ, все остальное время житія нашего проводить въ подвигахъ борьбы съ грѣховными искушеніями и соблазнами. До конца жизни не будемъ ослабѣвать въ этихъ подвигахъ, чтобы часъ смертный не засталъ насъ врасплохъ, неготовыми къ тому, чтобы предстать на судъ неповинными.

Источникъ: Костромскія поученія за 1900 годъ (выпускъ шестой). Д. Б. Епископа Виссаріона. — М.: Университетская типографія, 1902. — С. 34-40.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0