Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 15 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 16.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

В

Еп. Виссаріонъ (Нечаевъ) († 1905 г.)
Недовольство жизнію.
Поученіе на Новый годъ.

Прочее время живота нашего въ мирѣ и покаяніи скончати у Господа просимъ.

Съ наступленіемъ каждаго новаго года обновляется къ намъ милость Божія. Господь милосердый еще терпитъ нашимъ грѣхамъ и даетъ намъ время для покаянія и приготовленія къ мирной кончинѣ. О дарованіи этого блага Церковь ежедневно молится словами приведеннаго возглашенія. Но преимущественно это благо должно составлять главный предметъ нашихъ благожеланій и молитвъ въ началѣ новаго года. Къ сожалѣнію, однако, какъ всегда, такъ и въ новый годъ, слышатся изъ устъ нашихъ одни житейскія благожеланія. Чего обыкновенно люди желаютъ другъ другу при поздравленіи съ новымъ годомъ? Здоровья, долголѣтія, успѣха въ дѣлахъ, веселія и т. п. Все земныя благожеланія. Конечно, въ нихъ нѣтъ ничего предосудительнаго, потому что блага, составляющія предметъ земныхъ или житейскихъ благожеланій, вожделѣнны сами по себѣ, наипаче же въ связи съ духовными благами. Такъ здоровье нужно, какъ условіе для подвиговъ покаянія и дѣлъ благочестія, поколику въ этихъ подвигахъ участвуетъ тѣло. Долголѣтіе есть также благо, котораго мы должны желать себѣ и другимъ, чтобы имѣть время для покаянія, потому что никто изъ насъ, какъ бы ни былъ старъ и даже зрѣлъ въ духовной жизни, не можетъ сказать, что онъ достаточно успѣлъ приготовить себя къ переселенію въ вѣчность и къ тому, чтобы тамь безбоязненно предстать суду Божію. Успѣхи въ дѣлахъ житейскихъ даютъ возможность дѣлать добро ближнимъ, дѣлиться съ ними плодами своего труда. Радости житейскія располагаютъ насъ къ благодаренію и къ прославленію Господа, посылающаго ихъ, и вмѣстѣ къ благотворенію ближнимъ, ибо радость, наполняющая сердце, дѣлаетъ его добрѣе и участливѣе ко всѣмъ, не только своимъ, но и чужимъ. Таково значеніе земныхъ благъ по отношенію къ духовной жизни. Къ сожалѣнію, съ житейскими благожеланіями рѣдко кто соединяетъ мысль о духовныхъ благахъ. Болѣе же всего прискорбно то, что люди, высказывающіе житейскія благожеланія, забываютъ о Богѣ, не помышляя, что исполненіе ихъ зависитъ не отъ насъ, а отъ Бога. Сколько ни желай здоровья больному человѣку, одно желаніе не исцѣлитъ его. Сколько ни желай живущему въ нищетѣ избавленія отъ ней, одно желаніе не обогатитъ его. Перемѣна худшаго положенія на лучшее есть дѣло милости Божіей. Посему всякое благожеланіе должно имѣть молитвенный характеръ, должно выражаться такъ: пошли тебѣ, Господи, здоровья. Сохрани тебя Господь на многія лѣта. Даруй тебѣ Господь счастіе въ жизни семейной, хозяйственной, общественной и т. п. Люди почему-то удерживаются отъ подобныхъ благожелавій почему-то не принято такъ выражаться, почему-то даже стыдятся упоминать о Богѣ. Понятно, еслибы такъ поступали невѣрующіе въ Бога; къ сожалѣнію, такъ поступаютъ вѣрующіе. Это конечно грѣхъ. И не въ этомъ ли причина, что наши житейскія благожеланія не исполняются? Господь однако такъ милосердъ, что иногда, не дожидаясь нашихъ молитвъ, даетъ людямъ тѣ блага, въ которыхъ они нуждаются, съ намѣреніемъ побудить ихъ къ благодарности и склонитъ къ жизни благочестивой. Къ сожалѣнію, эта цѣль не всегда достигается. Рѣдко видно, чтобы люди, облагодѣтельствованные Господомъ, были довольны своимъ состояніемъ. Имъ желательно, чтобы они осыпаны были всѣми земными благами, и крайне недовольны, если, обладая однимъ благомъ, не имѣютъ другого. И такое недовольство понятно, если недостатокъ одного блага препятствуетъ пользоваться другимъ благомъ. Напримѣръ, иной не радъ и здоровью, если не имѣетъ удачи въ житейскихъ дѣлахъ, если обремененъ семействомъ и лишенъ возможности избавиться отъ нищеты или по не способности или по другимъ препятствіямъ. Съ другой стороны, что пользы и въ богатствѣ, если богатый человѣкъ потерялъ здоровье и лишенъ возможности пользоваться и наслаждаться своими обильными благами, такъ что онъ завидуетъ нищему, но здоровому, и готовъ отказаться отъ всѣхъ своихъ милліоновъ, чтобы, еслибы это было возможно, возвратить себѣ здоровье? — Но случается, что люди не бываютъ довольны своимъ состояніемъ и тогда, когда они надѣлены всѣми земными благами, когда обстоятельства ихъ жизни такъ благопріятно сложились, что имъ ничего не остается дѣлать, какъ только радоваться и веселиться. Однакожъ этого мы не видимъ. Не видимъ, чтобы, напримѣръ, были счастливы люди богатые; ихъ постоянно тревожитъ забота объ умноженіи богатства, о сохраненіи его, опасеніе, что ихъ сокровища, скопленныя долговременными и усиленными трудами, могутъ по смерти ихъ перейти въ руки не трудившимся наслѣдникамъ, и безсмысленно будутъ расточены ими. По наблюденію Соломона, никакое земное благо не можетъ быть источникомъ счастія, и мечты о такомъ счастіи онъ называетъ суетою. Эту истину онъ извѣдалъ, какъ видно изъ его книги Екклезіастъ, на собственномъ опытѣ. Такъ напрасно онъ думалъ найти счастіе въ земныхъ удовольствіяхъ и развлеченіяхъ. Какъ мудрецъ, онъ старался пользоваться ими съ нѣкоторымъ благоразуміемъ, заботился о разнообразіи ихъ, окружалъ себя разными пѣвцами, пѣвицами, музыкантами. Ничто однако не удовлетворяло его. Горько онъ раскаивался въ этомъ и кончилъ самообличеніемъ. «Смѣху сказалъ я: безумный! И веселію: что ты дѣлаешь?» Исчисляя другіе виды суеты, Соломонъ находитъ суетнымъ даже такое великое благо, какъ мудрость, обогащеніе себя всякаго рода познаніями, доставившими ему славу мудрѣйшаго изъ мудрѣйшихъ. Почему же онъ былъ недоволенъ этимъ благомъ? Потому, говоритъ онъ, на основаніи собственнаго опыта, что «чѣмъ больше мудрости, тѣмъ больше горести, и кто пріумножаетъ вѣдѣніе, тотъ пріумножаетъ страданіе». Горе и страданіе испытываетъ мудрецъ вслѣдствіе сознанія, что количество его знаній ничтожно въ сравненіи съ тѣмъ, чего онъ не знаетъ, и это сознаніе не только не умаляется, а возрастаетъ въ немъ по мѣрѣ расширенія его познаній. Успѣхами вѣдѣнія прославился истекающій девятнадцатый вѣкъ особенно въ области естествознанія. Важно преимущественно то, что новыя открытія въ области естествознанія примѣнены къ нуждамъ и пользѣ человѣка, къ уменьшенію труда, къ сокращенію времени. Но какъ ни изумительны эти открытія и примѣненія, все же они незначительны въ сравненіи съ количествомъ нуждъ и бѣдствій человѣка, и нельзя сказать, что со временемъ найдены будутъ средства сдѣлать это количество ничтожнымъ. Можно ли, напримѣръ, надѣяться найти средства къ избавленію человѣка отъ неурожаевъ, производимыхъ причинами, совершенно независящими отъ власти человѣка, каковы, напримѣръ, засухи, долговременное ненастье, холодъ, бури? Дождемся ли того счастливаго времени, когда, благодаря единственно изобрѣтательности человѣческаго ума, мы совершенно безопасны будемъ отъ разрушительныхъ дѣйствій грозы, отъ землетрясеній, отъ наводненій, отъ опустошительныхъ язвъ, повѣтрій? Много сдѣлано врачебною наукою для ослабленія опустошительныхъ дѣйствій отъ моровыхъ язвъ; но едва успѣла она восторжествовать надъ одною, является другая, дотолѣ неизвѣстная, съ которою нужно начинать борьбу, или даже одна и таже болѣзнь принимаетъ другой видъ, болѣе опасный и трудно излечимый. Вообще рѣдко бываетъ, чтобы добро, принесенное людямъ тѣмъ или другимъ научнымъ изобрѣтеніемъ, не сопровождалось какимъ-нибудь зломъ. Напримѣръ, съ умноженіемъ желѣзныхъ дорогъ у насъ въ Россіи усилилась дороговизна топлива и истребленіе лѣсовъ. Въ Западной Европѣ по мѣрѣ замѣненія рукъ человѣческихъ машиннымъ производствомъ возрастаетъ нищенство въ рабочемъ классѣ и опасность новыхъ вслѣдствіе этого народныхъ возмущеній. Нѣкоторыя открытія, которыми гордится наше время, приносятъ даже прямой вредъ человѣку. Говоримъ объ огнестрѣльныхъ орудіяхъ, которыя въ послѣднее время такъ усовершенствованы, что теперь войны между образованными народами становятся кровопролитнѣе и опустошительнѣе, чѣмъ въ старину между варварскими народами. Скорѣе должно оплакивать находчивость человѣка въ истребленіи себѣ подобныхъ, чѣмъ гордиться новыми успѣхами военнаго ремесла. Многіе ожидаютъ уменьшенія общественныхъ бѣдствій отъ уравненія всѣхъ классовъ общества во внѣшнемъ благосостояніи, отъ уничтоженія различія между богатыми и бѣдными, такъ чтобы земныя блага всѣмъ раздѣлены были поровну. Но такъ какъ при этомъ неизбѣжны насильственные перевороты, то явится новое зло, съ которымъ труднѣе будетъ бороться, чѣмъ при существующемъ неравенствѣ людей въ общественномъ положеніи. — Соломонъ, исчисляя виды суеты, т.-е. тщетности усилій достигнуть счастія на землѣ, указываетъ на господство повсюду неправды, на страданія праведныхъ и невинныхъ, на торжество беззаконниковъ и злодѣевъ, на неудачи людей трудолюбивыхъ и на безпечную жизнь празднолюбцевъ и тунеядцевъ. Подобныя жалобы слышатся повсюду. Людей недовольныхъ жизнію гораздо больше, чѣмъ довольныхъ. Недовольство доходитъ до того, что многіе ропщутъ не только на людей, препятствующихъ одинъ другому въ устроеніи благосостоянія, но и на Самого Господа Бога, выражая сомнѣніе въ промышленіи Божіемъ о мірѣ, въ справедливости въ распредѣленіи земныхъ благъ. Эти сомнѣнія разрѣшаются иногда тѣмъ, что человѣкъ теряетъ вѣру въ Бога, начинаетъ богохульствовать, самую жизнь называетъ пустою и глупою шуткою, даромъ напраснымъ, случайнымъ, безцѣльнымъ. Презрѣніе къ жизни доводитъ иныхъ до убѣжденія, что не стоитъ жить на свѣтѣ, что вмѣсто того, чтобы влачить бѣдственную жизнь, лучше покончить ее самоубійствомъ. Повсюду распространяется безбожное ученіе о такъ называемомъ блаженствѣ небытія, какъ ни безсмысленно это выраженіе, ибо блаженство немыслимо безъ ощущенія, слѣдовательно безъ бытія.

Таковы мрачныя явленія недовольства жизнію. Какъ смотрѣть на нихъ? Нельзя ли чего-нибудь сказать въ оправданіе этого недовольства? Съ христіанской точки зрѣнія оно ничѣмъ не можетъ быть оправдано, ибо отъ чего оно происходитъ? Источникомъ его служитъ непониманіе цѣли человѣческой жизни и незнаніе, даже нежеланіе знать, въ чемъ состоитъ истинное благо. По христіанскому ученію, на жизнь земную, временную должно смотрѣть не иначе какъ въ связи съ жизнію вѣчною. Люди недовольные жизнію земною не признають этой связи, не хотятъ знать, что цѣль земной жизни есть приготовленіе къ вѣчной, что первая есть странствованіе къ небесному отечеству, есть время плаванія для досгиженія спокойнаго пристанища, есть время трудовъ и борьбы для полученія вѣнцевъ въ жизни загробной. Странники, пловцы и борцы не сѣтуютъ на свое положеніе, ободряя себя надеждою, что ихъ положеніе есть временное, что оно ведетъ къ покою и воздаянію. Временная жизнь есть время сѣянія, жизнь загробная — время жатвы. Кто что посѣетъ здѣсь, то пожнетъ тамъ. Земледѣлецъ ободряетъ себя въ своихъ тяжелыхъ трудахъ надеждою на урожай, на плодоносіе и съ терпѣніемъ ждетъ плодовъ своего трудолюбія. Точно также поступаетъ истинный христіанинъ. Онъ легко примиряется съ житейскими невзгодами по увѣренности, что имъ будетъ конецъ въ жизни загробной. За блага земной жизни онъ благодаритъ Господа Бога; въ лишеніи ихъ и скудости онъ не унываетъ, ибо какъ бы ни были тяжки эти лишенія, они скоротечны, составляютъ едва примѣтное явленіе въ сравненіи съ вѣчно-блаженною жизнію на томъ свѣтѣ. Если смотрѣть на земную жизнь безъ вѣры въ жизнь вѣчную, она дѣйствительно представляетъ много непонятнаго, ни съ чѣмъ несообразнаго, ибо не даетъ того, чего отъ нея ожидаютъ и требуютъ. Отъ нея требуютъ обыкновенно счастія, его желаютъ другимъ, его ищутъ для себя съ напряженнымъ усиліемъ. Но такъ какъ эти желанія и усилія не сопровождаются успѣхомъ, то совершенно понятно, почему люди, ничего не видящіе дальше настоящей жизни, недовольны ею, предаются скукѣ, ропщутъ на свою судьбу и даже помышляютъ о самоубійствѣ, сомнѣваются въ промышленіи Божіемъ вмѣсто того, чтобы видѣть въ невзгодахъ земной жизни побужденіе искать утѣшенія въ размышленіи о жизни будущей. Имъ не приходитъ также на мысль, что Господь все строитъ къ нашему благу, что Онъ съ тою цѣлію лишаетъ ихъ земныхъ благъ и радостей, чтобы отучить отъ пристрастія къ нимъ, чтобы заставить ихъ подумать о спасеніи души и о благѣ общенія съ Господомъ. Богъ есть верховное благо, и общеніе съ Нимъ доступно для каждаго. И благо тому, кто, будучи недоволенъ земными радостями и благами, прилѣпляется къ Богу вѣрою, надеждою и любовію и тѣмъ привлекаетъ къ себѣ благодать Божію. Ощущая прикосновеніе этой благодати къ своей душѣ, онъ перестаеть жаловаться на земныя лишенія и невзгоды. Она наполняетъ его душу такимъ миромъ, котораго онъ не промѣняетъ ни на какую земную радость. Что бо ми есть на небеси, и отъ Тебе что восхотѣхъ на земли? Исчезе сердце мое и плоть моя, Боже сердца моего и часть моя Боже во вѣкъ. Мнѣ прилѣплятися Богови благо есть, полагати на Господа упованіе мое (Псал. 72, 25. 26. 28). Блага и радости земныя непрочны, скоропреходящи; но Богъ есть такое благо, котораго ничто не можетъ умалить. Обладающій этимъ благомъ почитаетъ себя счастливѣйшимъ существомъ даже среди бѣдствій и страданій. Правда, Господь иногда даетъ чувствовать любящимъ Его такія состоянія, которыя даютъ имъ поводъ думать, не пересталъ ли Господь любить ихъ. Дѣйствительно, благодать Божія, по премудрому своему устроенію, и отъ нихъ иногда скрываетъ свои утѣшенія, и они иногда испытываютъ душевныя скорби, смущеніе помысловъ, страхъ, уныніе, и въ этомъ состояніи остаются на нѣкоторое время. Но сіе временное оставленіе благодатію служитъ къ ихъ же благу: оно предохраняетъ ихъ отъ самонадѣянности и гордости, чтобы не думали они много о личныхъ своихъ совершенствахъ и тяжкимъ опытомъ безсилія въ борьбѣ съ посѣтившими ихъ искушеніями и скорбями укрѣплялись упованіемъ на благодать Божію, отъ нея одной ожидая себѣ утѣшенія и радости. Притомъ, еслибы благодать Божія никогда не умаляла своего свѣта и не скрывала своего дѣйствія отъ очей души, тогда душа, переполненная обиліемъ благодати, утратила бы свободу дѣйствовать такъ или иначе, лишилась бы возможности упражнять себя въ терпѣніи и подвигахъ и слѣдственно потеряла бы право на заслугу предъ Богомъ. Вообще же душѣ, иногда лишаемой благодатной радости, дается знать, что полная радость и блаженство уготовано ей только въ будущей жизни, гдѣ нѣтъ ни болѣзней, ни печали, ни воздыханія, а въ этой жизни она сподобляется только предвкушенія будущихъ благъ для того, чтобы она не ослабѣвала въ упованіи достиженія ихъ и мыслію о нихъ укрѣпляла себя въ безпристрастіи и равнодушіи къ благамъ земнымъ и временнымъ. Подобное должно сказать по поводу недовольства успѣхами въ познаніи истины. Какъ бы ни велики были эти успѣхи, они не могутъ удовлетворить искателя истины; чѣмъ больше знаній онъ пріобрѣтаетъ, тѣмъ сильнѣе убѣждается въ скудости ихъ. Жажда новыхъ знаній по мѣрѣ умноженія ихъ не утоляется, а возрастаетъ. Что это значитъ? Это значитъ, что сей жизни, какъ бы она ни была продолжительна, недостаточно для достиженія полнаго успѣха въ духовномъ развитіи, и что непремѣнно должна быть другая жизнь, въ которой могутъ быть удовлетворены духовныя потребности не только истины, но и добра, не удовлетворяемыя въ здѣшней жизни. Иначе не вложилъ бы Господь въ нашу душу этихъ потребностей; онѣ присущи намъ по самой природѣ и были бы безцѣльны, еслибы оставались безъ соотвѣтствующаго удовлетворенія, какъ безцѣльна была бы потребность питанія, еслибы не было насыщенія. И должно сказать, что эта другая жизнь, есть цѣль жизни земной. Послѣдняя есть только приготовленіе къ первой.

Празднуя новый годъ, возблагодаримъ, братіе, Господа за эту великую милость, ибо съ умноженімъ лѣтъ нашей жизни дана намъ возможность получше приготовиться къ переходу въ жизнь будущую, не старѣющую. Кто недоволенъ своею судьбою, ропщетъ на Бога и людей, тотъ показываетъ, что не дорожитъ этою милостію Господа, забывая, что здѣшняя жизнь дана отнюдь не для того, чтобы въ ней находить блаженство, а для того, чтобы пользоваться ею для приготовленія себя къ блаженству жизни вѣчной. Надежда на будущее блаженство, какъ на цѣль нашего бытія, способна примирить насъ съ тѣмъ, чѣмъ мы недовольны и что насъ крайне возмущаетъ въ жизни настоящей. Но и въ настоящей жизни не лишены утѣшенія среди бѣдъ и напастей тѣ, которые въ Единомъ Богѣ привыкли видѣть то благо, выше и дороже котораго ничего не можетъ быть ни на землѣ, ни на самомъ небѣ.

Источникъ: Костромскія поученія за 1900 годъ (выпускъ шестой). Д. Б. Епископа Виссаріона. — М.: Университетская типографія, 1902. — С. 1-9.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0