Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 25 мая 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Ѳ

Святитель Ѳеофанъ (Говоровъ), Затворникъ Вышинскій († 1894 г.)

Святитель Ѳеофанъ Затворникъ (въ міру Георгій Васильевичъ Говоровъ) родился 10 января 1815 года въ селѣ Чернавскѣ Елецкаго уѣзда Орловской губерніи. Его отецъ Василій Тимоѳѣевичъ былъ священникомъ Владимірской церкви этого села. Мать будущаго святителя, Татьяна Ивановна, также происходила изъ священническаго рода. Родители Георгія были благочестивы, сострадательны и всегда были готовы прійти на помощь нуждающимся. Въ семьѣ, кромѣ Георгія, было еще три дочери и три сына. Первоначальное образованіе отрокъ Георгій получилъ въ родительскомъ домѣ, гдѣ ему привили любовь къ святой православной вѣрѣ и къ храму. Въ 1823 году Георгій поступилъ въ Ливенское духовное училищѣ. Черезъ шесть лѣтъ въ числѣ лучшихъ учениковъ Георгій былъ переведенъ въ Орловскую духовную семинарію. Въ семинаріи юноша показалъ неменьшее стараніе и рвеніе къ учебѣ, чѣмъ въ училищѣ. Особенный интересъ онъ проявилъ къ философіи и психологіи. Уже тогда Георгій отличался любовью къ уединенію, кротостью и молчаливостью. Въ годы учебы въ Кіевской духовной академіи Георгій развилъ въ себѣ способность и любовь къ писательству… далѣе>>

Слова и рѣчи

Свт. Ѳеофанъ Затворникъ († 1894 г.)
Слова, сказанныя въ С.-Петербургской Духовной Академіи.

Слово въ день рожденія Благочестивѣйшаго Государя Императора Александра Николаевича.

Аще кто во Христѣ, нова тварь (2 Кор. 5, 17).

Подобаетъ вамъ родитися свыше (Іоан. 3, 7), говоритъ Господь уже рожденнымъ и живущимъ, — и подобаетъ съ такою неотложностію, что аще кто изъ рожденныхъ по плоти не родитcя еще и свыше, не можетъ даже видѣти царствія Божія (Іоан. 3, 3) Такъ это для каждаго человѣка; но не иначе и для цѣлыхъ обществъ и для всего человѣчества, которое Пророкъ видѣлъ подъ образомъ поля, полнаго костей, оживавшихъ только Духомъ по гласу съ неба чрезъ уста Пророка. Всѣмъ нужно новое рожденіе, или возрожденіе, какѣ падшимъ, и хотя живущимъ, но живущимъ ложною жизнію, или, можно сказать, мертвенною. Потребность его, по осязательному поврежденію человѣчества, чувствовалась всѣми и всегда. Исторія представляетъ попытки къ нему у всѣхъ народовъ, и отмѣчаетъ на страницахъ своихъ красными письменами лица, которыя брались за это дѣло, или по крайней мѣрѣ строили планы и предлагали теоріи. Но какъ природа человѣка всегда и вездѣ одна и таже и нужды падшаго у всѣхъ одинаковы; то одинъ только можетъ быть и истинный способъ возрожденія, предъ которымъ всѣ другіе должны быть сочтены мнимыми, призрачными, ложными. Истинное возрожденіе, какъ и жизнь, можетъ истекать только отъ Источника всякой жизни — только аще кто во Христѣ, нова тварь. О семъ единомъ истинномъ возрожденіи — въ примѣненіи его къ нашему отечеству — намѣреваемся предложить вамъ, братія и отцы, слабое слово наше нынѣ, — въ день рожденія Благочестивѣйшаго Государя Императора Александра Николаевича, — и потому , что отъ рожденія не далека мысль о возрожденіи, и потому особенно, что на это наводятъ надежды, которыми окружена была колыбель Его, и вѣрные начатки осуществленія ихъ въ благополучное Его царствованіе.

Не будемъ однакожъ излагать основанія сего Божественнаго дѣйствія, или указывать условія къ полученію сего небеснаго дара. Основанія всеобщему возрожденію уже положены. Божественныя возстановительныя силы ниспосланы въ міръ и дѣйствуютъ въ человѣчествѣ. По благоволенію Божію и мы съ первыхъ лѣтъ нашей государственной жизни содѣлались причастниками ихъ, восприняли ихъ вседушно, сознали цѣну, испытали дѣйствіе. Намъ остается теперь только пребывать подъ благотворнымъ вліяніемъ ихъ и расти, восходя отъ силы въ силу, въ томъ же духѣ. Между тѣмъ иногда слышатся разсужденія возбужденныхъ умовъ, которые мечтаютъ о нуждѣ намъ какого-то другаго возрожденія, напрягаются содѣйствовать ему и чаютъ нѣкотораго въ томъ успѣха, — по образцу, можетъ быть, тѣхъ, у которыхъ приходится намъ многое заимствовать и перенимать, и которые точно отмѣчаютъ у себя періодъ возрожденія по новымъ самоизобрѣтеннымъ началамъ, не тѣмъ, т. е., какія указаны Господомъ, Возстановителемъ всяческихъ. Такъ не увлечься бы намъ въ слѣдъ ихъ и въ семъ отношеніи, не сдвинуться бы, подобно имъ, и себѣ съ божественныхъ основаній возрожденія, давно положенныхъ въ насъ и благотворно дѣйствующихъ среди насъ! — Вотъ что побуждаетъ насъ предложить вашему вниманію краткое изображеніе того, какъ совершалось истинное возрожденіе человѣчества, какого свойства возрожденіе, какимъ хвалятся наши учители, и что за тѣмъ слѣдуетъ дѣлать намъ?

Вотъ какъ шло возрожденіе рода человѣческаго.

Человѣкъ палъ и погибалъ въ своемъ паденіи. Для спасенія его пришелъ на землю Единородный Сынъ Божій, указалъ путь, учредилъ образъ возрожденія и ниспослалъ въ человѣчество божественныя возстановительныя силы — слово истины и благодать Духа. Изъ Іерусалима, какъ изъ перваго рая, — въ четыре страны, — двѣнадцатью потоками излилась сія живоносная вода напаяти всю землю (Быт. 2, 6), и всюду полагала начала обновленія и оживленія, исцѣляла и животворила всяко, на неже аще приходила (Іез. 47, 9-12). Всякій, внимавшій призыванію, вкушалъ отъ воды сей и оживлялся. Въ исповѣданіи вѣры получалъ здравыя о всемъ понятія, въ божественныхъ таинствахъ принималъ силы на новую жизнь; пребываніе въ церковномъ устроеніи возгрѣвало божественное сѣмя жизни, принятое сердцемъ, и, приводя въ движеніе силы природы человѣка, растворенныя благодатію, возращало и укрѣпляло его. Человѣкъ, обновленный внутренно, являлся новымъ предъ лицемъ всѣхъ и во внѣшнихъ дѣлахъ. Какъ обновлялся одинъ человѣкъ, такъ обновлялись и семейства, такъ обновлялись потомъ грады и веси, а за тѣмъ цѣлые народы и государства. Сѣмя, умершее въ землѣ, принесло плодъ многъ, — квасъ, вложенный въ сатѣхъ трѣхъ муки, проникъ все смѣшеніе человѣчества, — зерно горчичное возрасло въ древо великое, покрывшее вѣтвями своими всю землю.

Начала новой жизни вытѣснили начала жизни ветхой. Видѣнный Пророкомъ колоссъ язычества, слѣпленный суевѣріемъ народа и суемудріемъ философовъ, цѣнный на видъ, какъ золото, но не прочный въ основаніяхъ, какъ хрупкій черепокъ, разбитъ въ прахъ камнемъ нерукосѣчнымъ, не человѣческою рукою отсѣченнымъ отъ несѣкомыя горы и возрасшимъ въ гору великую. Оставлены всѣ заблужденія ума и принято истинное вѣдѣніе о Богѣ, въ Троицѣ покланяемомъ, Творцѣ, Промыслителѣ и Искупителѣ, о мірѣ духовномъ, о природѣ человѣка падшей и возстановляемой, о значеніи жизни настоящей и нескончаемомъ блаженствѣ въ будущемъ мірѣ и проч.; вмѣсто общеодобряемыхъ пороковъ, новыя святыя правила вошли въ жизнь частную, семейную и гражданскую, мѣсто растлѣнныхъ обычаевъ заняли освятительные чины Церкви, все запечатлѣвавшіе и ограждавшіе. Къ концу пятаго и началу шестаго вѣка язычество сошло со сцены извѣстнаго тогда міра. Во всемъ водворился господственно новый порядокъ. Человѣчество находило въ немъ разрѣшеніе всѣхъ недоумѣній, удовлетвореніе всѣхъ потребностей, — и упокоевалось въ немъ.

Что оставалось дѣлать? Развиваться и расти, подъ вліяніемъ божественныхъ возстановительныхъ силъ, или болѣе и болѣе внѣдрять ихъ въ массу, обращая свои, собственно человѣческія, усилія только на то, чтобы давать имъ болѣе простора, или углаждать, такъ сказать, путь шествію ихъ.

На Востокѣ такъ это и было, и остается такъ доселѣ, не смотря на внѣншія неустройства, бѣды и угнетенія. Подъ непривлекательною наружностію онъ вѣрно хранитъ драгоцѣнный даръ Божій, которымъ красуется его внутренняя жизнь. Отъ него здравыя и неповрежденныя начала новой жизни приняты и нами, воздѣйствовали благотворно и дѣйствуютъ доселѣ свойственнымъ имъ образомъ.

Такъ было въ началѣ и на западѣ; но потомъ онъ уклонился отъ своего призванія. Духъ преобладанія и гордыни, — источное начало ветхой языческой жизни, — овладѣвшій владыками Рима, мало по малу привлекъ къ себѣ — по роду своему — и другія стихіи язычества, истлѣвавшаго въ прахъ, и оно начало снова оживать. Сначала въ школахъ, въ видахъ только изученія языковъ, знакомили юношество съ остатками письменности Греціи и Рима; но вмѣстѣ съ тѣмъ незамѣтно вливали въ сердца ихъ ядъ суемудрія, своеволія и растлѣнной чувственности. Воспитанное такимъ образомъ поколѣніе, въ лѣта зрѣлости и жизни требовало такой же и водворяло ее. Изъ Италіи этотъ ядъ разлился по всей Германіи, Франціи, Англіи. Образовалось общество гуманистовъ, которое чрезъ письменность и школы стало водворять начала древней языческой образованности повсюду и во всемъ — въ наукахъ, искуствахъ, жизни частной, семейной и общественной, — со всѣмъ его растлѣніемъ, гордынею и своенравіемъ и неразлучною съ ними непріязнію къ христіанству и Христу Спасителю. Ученіе и жизнь, льстящія поврежденной природѣ, понравились и были приняты. Дѣйствовавшія прежде божественыя истины и правила жизни иными оставлены совсѣмъ, другими удержаны только во внѣшнихъ формахъ. Болѣе смѣлые подавали голосъ съ требованіемъ новаго порядка, и онъ началъ водворяться господственно. (Это къ концу XV и началу XVI вѣка: — тысячу лѣтъ связанъ былъ сатана).

И потъ это-то называется тамъ пышнымъ именемъ возрожденія! Въ существѣ оно есть отверженіе образа возстановленія, учрежденнаго Господомъ Іисусомъ Христомъ, съ враждебнымъ вооруженіемь противъ него, и покушеніе самодѣльно возстановлять и совершенствовать себя, чрезъ развитіе растлѣнныхъ стихій падшей природы человѣка, по образцу и духу язычества, въ которомъ онѣ дѣйствовали во всей силѣ. Это не преувеличеніе и не нареканіе! Отъ плодовъ его познаете его. Смотрите, какъ мятутся языки, и люди замышляютъ тщетное на Господа и на Христа Его (Псал. 2, 2)!

По усвоеніи новыхъ (языческихъ) началъ умомъ и сердцемь, прежнія (христіанскія) формы жизни показались стѣснительными. Надлежало стряхнуть сіи узы. Реформація сдѣлала первый шагь (преимущественно касательно внѣшности), по благовидному, можетъ быть, поводу, какъ возмездіе Риму, который первый далъ толчекъ движенію къ новизнамъ. Раздраженная ею свобода мышленія разрушила и внутреннее огражденіе, которое составлялось исповѣданіемъ. Ея дщерь — вольномысліе перенесло въ тамошній міръ и общество, — послѣ нравовъ и обычаевъ, послѣ порядка жизни и утѣхъ, — и весь образъ мыслей, дѣйствовавшій въ мірѣ языческомъ до пришествія Христа Спасителя. Тутъ повторились всѣ заблужденія языческія — только въ другой формѣ и другихъ словахъ (явились дуалисты, пантеисты, матеріалисты, сенсуалисты, скептики, атеисты), и вытѣснили истину Божію изъ области вѣдѣнія человѣческаго. И чѣмъ кончилось это движеніе? Тѣмъ, что обожили разумъ и свободу и, подъ видомъ языческихъ боговъ и богинь, внесли въ храмы идоловъ ихъ для всенароднаго чествованія. Вотъ что есть, къ чему стремится и чѣмъ оканчивается самодѣльное тамошнее возрожденіе! Не говоримъ, чтобы тамъ не было ничего хорошаго, — ибо иначе какбы и стоялъ тамошній міръ, — но что общій духъ его именно таковъ. Осязательно въ этомъ увѣряетъ то, что всякій, коснувшійся сего образованія хотя краемъ устъ, тотчасъ начинаетъ возставать на Господа и св. Его учрежденія.

Апостолъ Павелъ, описавши уклоненія народа Израильскаго отъ путей Божіихъ и бѣды, какимъ подвергался онъ за свою непокорность, присовокупилъ: сія же вся образи прилучахуся онѣмъ: писана же быша въ наученіе наше (1 Кор. 10, 11), да не кто въ туже притчу противленія впадетъ (Евр. 4, 11). Перстомъ божественнаго промышленія въ исторіи другихъ народовъ преднаписанъ намъ урокъ. Будемъ внимательны! Не увлечся бы намъ слишкомъ приманками ихъ усовершенствованій и, перенимая полезное, не напитаться бы и этимъ духомъ противленія богоучрежденному порядку, въ обманчивыхъ видахъ какого-то возрожденія! Господь да избавитъ насъ отъ сего бѣдствія! Какого еще искать намъ возрожденія, когда мы уже возрождены и носимъ въ себѣ божественныя возстановительныя силы и учрежденія? Намъ остается только не мѣшать имъ развиваться въ насъ, проводить ихъ до послѣднихъ предѣловъ нашей частной и общей жизни, или по всѣмъ отраслямъ свойственной человѣку дѣятельности. Спрóсите, какимъ это образомъ?

Поставьте съ одной стороны возстановительныя божественныя учрежденія, съ другой — потребности нашей общечеловѣческой жизни, и увидите, какъ однѣ могутъ наитствовать другія и, насыщая ихъ, созидать и возвращать новую благодатную жизнь, по всей ея полнотѣ и во всемъ тѣлѣ отечества нашего. Ибо чего бы мы ни искали, на все найдемъ въ нихъ вѣрное руководство и указаніе началъ самыхъ прочныхъ.

Намъ нужно просвѣщеніе, и мы ищемъ его. Господь ниспослалъ уже намъ обильный свѣтъ вѣдѣнія въ откровеніи. Наше исповѣданіе даетъ намъ здравыя и свѣтлыя понятія о всемъ сущемъ — о Богѣ, мірѣ, человѣкѣ, ихъ взаимномъ отношеніи, нашей участи здѣсь на землѣ и предназначеніи насъ для будущей, о нашей бѣдности и поврежденности и о способахъ исправленія и уврачеванія и проч. Усвоимъ сіи понятія, и будемъ просвѣщены: ибо что есть просвѣщеніе, какъ не обладаніе здравыми о всемъ понятіями? За тѣмъ, желаемъ ли разширить кругъ нашихъ познаній, будемъ держаться сихъ понятій, какъ руководительныхъ началъ и проводить ихъ по всей области нашихъ познаній. Онѣ предохранятъ насъ отъ опасныхъ заблужденій и сообщатъ вѣковую прочность нашему вѣдѣнію. Міръ ли Божій кто познать тщится, — вотъ ему руководительное начало: Богъ сотворилъ міръ въ 6 дней изъ ничего всемогущимъ словомъ Своимъ, сотворилъ цѣлесообразно, — мѣрою, вѣсомъ и числомъ, — содержитъ его въ десницѣ Своей и ведетъ къ его предназначенію. Пусть возметъ сіе начало и проведетъ по всей области міропознанія. Оно предохранитъ его отъ ложной теоріи самообразованія міра и удержитъ порывъ мечтательныхъ предположеній, какія строятъ на основаніи скудныхъ и еще не точныхъ изслѣдованій нашей земли. Исторію ли кто изучить хочетъ, — имѣетъ уже руководство въ мысли о всеобъемлющемъ Промыслѣ Божіемъ, и именно: вражду положилъ Господь между сѣменемъ жены и сѣменемъ змія и все ведетъ къ побѣдѣ перваго надъ послѣднимъ. Пусть возметъ и проведетъ сіе начало по всей исторіи. Оно предохранитъ его отъ предположенія дикаго небывалаго состоянія и удержитъ отъ мысли о механическомъ — фаталическомъ самораскрытіи въ исторіи человѣчества какого-то спящаго самого по себѣ начала. Человѣческую ли природу хочетъ кто разслѣдовать, — знаетъ уже, что человѣкъ созданъ по образу и подобію Божію и предназначенъ для вѣчнаго блаженства въ живомъ общеніи съ Богомъ. Пусть возметъ сіе за начало и проведетъ по всему человѣкознанію. Оно не допуститъ его ставить человѣка въ рядъ животныхъ, какъ особую породу, производить всѣ духовныя его дѣйствія отъ химическаго сочетанія и движенія частицъ матеріи и ограничивать продолженіе его бытія предѣлами только жизни настоящей.

Такъ для всѣхъ наукъ найдутся въ нашемъ исповѣданіи основныя понятія, Богомъ истины открытыя, и слѣдовательно несомнѣнно вѣрныя. Построевая по симъ началамъ наши науки, проводя ихъ до послѣднихъ развѣтвленій нашихъ системъ, мы всѣмъ наукамъ сообщимъ единство, твердость, истинность, и вся совокупность нашихъ познаній составитъ тогда міръ истиннаго вѣдѣнія, проникнутый божественнымъ свѣтомъ. За тѣмъ сіи начала перейдутъ и во всю письменность нашу, которая потому не только не будетъ содержать ничего не согласнаго съ божественными истинами, не только положительно не будетъ имъ противорѣчить, напротивъ будетъ служить разнообразнымъ проводникомъ ихъ, и разольетъ свѣтъ ихъ по всему пространству обширнаго отечества нашего. Вотъ и просвѣщеніе всенародное, или возрожденіе народа съ умственной стороны!

Намъ нуженъ навыкъ въ доброй общеполезной дѣятельности во всѣхъ ея видахъ. Но что мѣшаетъ нашей дѣятельности всегда быть такою, когда мы непрестанно дѣйствуемъ? Страсти и порочныя склонности, которыя сбиваютъ насъ съ пути праваго и увлекаютъ къ дѣламъ злымъ. И вотъ Господомъ не предписано только удаляться пороковъ и не поблажать страстямъ, но даны самыя дѣйствительныя средства къ уврачеванію сихъ немощей и учрежденъ самый образъ врачеванія ихъ. Всѣ возбуждаются и призываются къ покаянію — сознанію и исповѣданію своихъ страстей и дѣлъ порочныхъ, съ обѣщаніемъ и рѣшимостію не раболѣпствовать имъ болѣе и не подчиняться ихъ влеченію, — всѣ, послѣ того, пріемлютъ въ помощь божественную благодать и вступаютъ въ ближайшее общеніе съ Господомъ — побѣдителемъ грѣха въ таинствѣ тѣла и крови, всѣ вводятся наконецъ въ богоучрежденный и дѣйствующій уже врачевательный порядокъ жизни — въ постѣ, молитвѣ, благотвореніяхъ и удаленіи отъ всего, могущаго возбуждать страсти и питать пороки. Учредимъ же у себя такой порядокъ, гдѣ бы находили полное приложеніе всѣ сіи благодѣтельныя учрежденія, и мы будемъ уврачеваны, а уврачевавшись и дѣйствовать иначе не будемъ, какъ только общеполезно. Введемъ подобный порядокъ и въ систему воспитанія, и оно будетъ подготовлять государству дѣятелей только мудрыхъ, благонамѣренныхъ, ревностныхъ. Подчинимъ тому же закону наши общественные обычаи и всѣ формы взаимныхъ отношеній, и они въ свою очередь будутъ для насъ добрымъ училищемъ исправленія и очищенія, не будутъ раззорять благое настроеніе, получаемое въ семействѣ или Церкви, а поддерживать и укрѣплять его. Нынѣ всего почти ожидаютъ отъ воспитанія. Воспитаніе точно есть могущественное средство къ утвержденію добрыхъ началъ жизни; но только тогда, когда оно совершается неуклонно подъ вліяніемъ богодарованныхъ средствъ къ исправленію и очищенію сердца. Безъ содѣйствія же ихъ оно не ведетъ далеко и можетъ сообщить только внѣшній лоскъ безъ внутренней крѣпости, дѣлая человѣка похожимъ на красивую снаружи вещь, устроенную изъ гнилаго дерева и заполированную, и, что всего пагубнѣе, совершаясь въ отчужденіи отъ сихъ спасительныхъ учрежденій, оно можетъ охладить и отвратить отъ нихъ на всю жизнь, въ которой однакожъ преимущественно онѣ и нужны, ибо до конца жизни предлежитъ намъ борьба со страстьми и похотьми. Не мало значенія въ образованіи придаютъ и взаимообращенію. Да, взаимообщеніе точно полируетъ и сглаживаетъ неровности; но одно само по себѣ не измѣняетъ: человѣкъ остается все такимъ же, каковъ и есть, — страстнымъ, порочнымь, только въ болѣе утонченныхъ и менѣе рѣзкихъ формахъ. А чего ожидать отъ него, если оно только разжигаетъ страсти и даетъ имъ просторъ?!

Когда такимъ образомъ и въ семействѣ, и въ мѣстахъ воспитанія, и въ общественной жизни мы будемъ ходить среди очистительныхъ и врачевательныхъ учрежденій Божіихъ — сильныхъ и дѣйственныхъ, то непремѣнно будемъ исправляться внутренно и зрѣть въ совершенствѣ христіанскомъ: порокъ мало по малу будетъ удаляться изъ среды насъ, не находя себѣ пищи, и общеполезная дѣятельность естественно начнетъ развиваться на всѣхъ степеняхъ общества, нигдѣ не встрѣчая себѣ препонъ. — И это будетъ возрожденіемъ дѣятельной стороны народа!

Что еще нужно намъ? — Бываетъ иногда нужно намъ и мы ищемъ удовлетворенія требованіямъ вкуса, — собираемъ вокругъ себя произведенія искусствъ и любимъ наслаждаться ими. Кажется, это и не со всѣмъ крайняя нужда; но какъ по побужденіямъ ея можно принимать весьма опасныя уклоненія, то и о ней попечительно промыслилъ Господь самъ и установилъ среди насъ такое учрежденіе, въ которомъ она находитъ чистѣйшее и благороднѣйшее удовлетвореніе. Ибо чтó это за потребность прекраснаго? Она есть плодъ хранящагося въ глубинѣ души нашей воспоминанія о потерянномъ раѣ, или — чаянія будущаго нескончаемаго блаженства: человѣкъ хочетъ низвести небо на землю, или, живя еще на землѣ, жить какъ бы на небѣ. Но нѣтъ ли уже среди насъ чего либо такого, гдѣ бы онъ могъ жить такимъ образомъ? Есть. Такова Церковь Божія во всемъ ея устройствѣ — со всѣми своими благолѣпными священнодѣйствіями, молитвованіями и освятительными чинопослѣдованіями. Она истинно есть небо на землѣ: ибо сотворена по образу, видѣнному горѣ, и представляетъ въ себѣ видимо невидимое устроеніе вещей. Чтó же остается намъ? Остается благодарно принять сіе Божіе благодѣяніе, не чуждаться, а жить неисходно въ семъ благодатномъ учрежденіи, осѣнить себя во всемъ церковностію и ввести ее въ кругъ нашей частной и общественной жизни, или вѣрнѣе, не изгонять ее отсюда, ибо она, по древнему праву, во всемъ уже господствуетъ у насъ. Сдѣлаемъ такъ, и мы будемъ жить на землѣ какъ въ раю, непрестанно вкушая не эстетическія только удовольствія, но и утѣшенія духовныя, умиротворяющія, освящающія, укрѣпляющія. Когда мы образуемъ въ себѣ такой вкусъ, единственно вѣрный, тогда и отъ искусствъ всѣхъ родовъ потребуемъ, чтобъ онѣ изображали намъ только чистое, святое, небесное, и ничего плотскаго, страстнаго, соблазнительнаго, на что, къ униженію ихъ, часто посвящаютъ ихъ художники, не понимающіе значенія ихъ, ибо долгъ искусствъ — въ видимыхъ прекрасныхъ формахъ представлять только невидимый божественный міръ истины и добра, въ коихъ все блаженство. Такъ преобразуется у насъ наконецъ и эта часть, и наши удовольствія вкуса не только облагородятся, но и освятятся, доставляя намъ не пагубное распаленіе похотствованій, а тихую радость и миръ о Духѣ Святомъ — это истинное услажденіе горестей, неизбѣжныхъ въ кратковременный срокъ нашего на землѣ пребыванія.

Таковъ Богоначертанный путь къ возрожденію народа. Ибо, когда такимъ образомъ будетъ водворенъ у насъ сей бларословенный порядокъ просвѣщенія ума, образованія, дѣятельныхъ силъ, удовольствій вкуса, мы дадимъ безпрепятственный просторъ дѣйствію въ насъ божественныхъ возстановительныхъ силъ и учрежденій; онѣ проникнутъ все тѣло отечества нашего, возрастятъ въ немъ новую благодатную жизнь, преобразуютъ его во всѣхъ частяхъ и представятъ изъ насъ Богу дѣву чистую, не имущую скверну или порока, или нѣчто отъ таковыхъ (Ефес. 5, 27), — представятъ изъ насъ царское священіе, языкъ святъ, людей обновленія (1 Петр. 2, 9). И тогда всѣ, видящіе насъ, скажутъ: се скинія Божія съ человѣки! О, да цвѣтетъ такимъ образомъ, какъ кринъ, возлюбленное отечество наше, и да обновляется по сему порядку, яко орля, юность его!

Вотъ что намъ нужно дѣлать, если желаемъ прочнаго и существеннаго благоденствія нашему отечеству; а не мечтать о самодѣльномъ, возрожденіи, которое не привело къ добру самыхъ изобрѣтателей своихъ. Опять повторю, что у нихъ есть добро; но общій духъ тамъ именно есть духъ охлажденія къ Богоучрежденному порядку, противленія ему, возстанія противъ него... И если мы безъ осмотрительности пойдемъ всѣмъ путемъ ихъ широкимъ: то и у насъ неизбѣжно повторится тоже самое, что было у нихъ. Да предохранитъ насъ Господь отъ зла сего! Не за тѣмъ Господь благоволилъ итти намъ позади другихъ, чтобъ подобно имъ падать во рвы, исконанные ихъ недоразумѣніемъ. Бдите однакожъ, да не внидете въ напасть, заповѣдуетъ Господь и присовокупляетъ: а еже глаголю, всѣмъ глаголю: бдите (Матѳ. 26, 41; Марк. 13, 37). Явно и тайно, чрезъ письменность и прямое сношеніе переходятъ уже къ намъ ученія и порядки жизни чуждой; слышатся иногда воззванія оставить старое и водворить новое, есть, можетъ быть, и покушенія на то. Если безпечно станемъ поблажать таковымъ, то конечно они скоро уклонятъ нашу жизнь отъ того теченія, по какому она направлялась доселѣ, и сдвинутъ съ тѣхъ основаній, которыя положены въ насъ въ началѣ. Чего другаго и ожидать, если и у насъ подобно тому, какъ это дѣлается въ другихь странахъ, начнутъ дѣятельно развивать необузданную свободу мышленія и дадутъ разработкѣ и преподаванію наукъ направленіе, противоположное откровенному ученію, — когда напр. свободно начнутъ учить, что міръ образовался самъ собою, по вѣчнымъ законамъ сочетанія стихій, — что въ семъ образованіи, продолжающемся еще, каждое тѣло міровое въ томъ числѣ и наша земля, проходили и проходятъ огромные періоды развитія, въ продолженіи которыхъ сами собою появляются на немъ разнообразные виды существъ, — какъ у насъ: растенія, животныя и человѣкъ, — что нѣтъ потому Творца и Промыслителя, а все течетъ по законамъ и силамъ природы, даннымъ не знать кѣмъ; когда для сильнѣйшаго напечатлѣнія въ умахъ сихъ новыхъ откровеній станутъ публично представлять все это въ картинахъ, съ нужными поясненіями и толкованіями; когда начнутъ учить, что не только тѣлесныя отправленія, но и всѣ разнообразныя дѣйствія души суть не болѣе, какъ слѣдствіе химическаго сочетанія частицъ матеріи, — что души — особой силы нѣтъ, — что вѣра и требованія совѣсти суть плодъ воспитанія, — безсмертіе, страшный судъ и воздаяніе — мечты и проч.; когда въ Исторіи станутъ представлять не дѣйствія попечительнаго Промысла о насъ, а самораскрытіе какого-то сокровеннаго духа, изъ котораго возникаютъ и въ который снова возвращаются нужные дѣятели на поприщѣ развитія человѣчества? Чего ожидать, если вмѣстѣ съ тѣмъ попустятъ войти роскоши во всѣ слои общества, и водвориться такому порядку жизни и отношеній, при которомъ не только бывать въ Церкви и исполнять ея врачевательныя предписанія, но и подумать о ней не будетъ времени, который разъединитъ такимъ образомъ съ нею чадъ ея и поселитъ въ нихъ холодность и даже отвращеніе къ ней? Чего ожидать, если подобное же превратное направленіе примутъ наша письменность, наши искусства, воспитаніе; — когда письменность во всѣхъ разнообразныхъ родахъ своихъ будетъ проповѣдывать указанныя предъ симъ ученія и восхвалять помянутую жизнь, и притомъ сколько можно ближе къ понятію народа; когда искусства будутъ представлять въ самыхъ обольстительныхъ формахъ только чувственное, плотское, страстное; когда воспитаніемъ будетъ подготовляться такое поколѣніе, которое бы не только не знало божественной истины, но и было напитано противными ей понятіями, не только не было пріучено къ освятительному и врачевательному чину Церкви, но и чуждалось его, не любило, считало и лишнимъ, и даже вреднымъ для себя, и терпимымъ по милости только для духовенства и народа (посты, праздники); когда одна только будетъ у насъ забота, какъ бы разширить, какъ можно болѣе, кругъ общественныхъ и общенародныхъ увеселеній и гульбищь, которыя бы кружили голову, отуманивали всѣхъ и не давали имъ времени опомниться? Ибо допустите только дѣйствовать всѣмъ симъ могущественнымъ средствамъ, и онѣ скоро заглушатъ въ насъ сѣмена жизни, положенной божественными возстановительными учрежденіями, и привьютъ жизнь иную, со всѣмъ мракомъ невѣдѣнія и заблужденій, со всѣмъ буйствомъ своенравія и разгаромъ страстей. — Но къ чему же все это приведетъ?! — Одному Господу то извѣстно. Однакожъ, если у насъ все пойдетъ такимъ путемъ, то что дивнаго, если и между нами повторится конецъ осмнадцатаго вѣка со всѣми его ужасами? Ибо отъ подобныхъ причинъ подобныя бываютъ и слѣдствія!

О, да не будетъ! И не будетъ по милости Божіей, но — если не ослабѣетъ у насъ бодренное око наблюденія и дѣятельное попеченіе о томъ, чтобы все направлялось по пути, указанному намъ Господомъ! — Иначе только всемощное мановеніе Божіе можетъ разсѣять собирающуюся надъ нами мрачную тучу!

О Господи! посли свѣтъ Твой и истину Твою! Та да наставляетъ насъ и ведетъ въ гору святую Твою, и въ селенія Твоя! Мы были во время оно безъ Христа, отчуждени житія Израилева, и чужди отъ завѣтъ обѣтованія. Ты благоволилъ призвать насъ изъ области сатанины въ чудный Свой свѣтъ и мертвыхъ прегрѣшенми сооживить въ Себѣ. И мы, бывшіи иногда далече, близь быхомъ кровію Твоею, — не ктому странни и пришельцы, но сожителе святымъ и присніи Богу, наздани бывше на основаніи Апостолъ и Пророкъ, сущу краеугольну Тебѣ самому Господу и Богу нашему. Благоволи же создавшій насъ въ Себѣ на дѣла благая да въ нихъ и ходимъ, — да растемъ въ Церковь святую и да созидаемся въ жилище Божіе Духомъ (Ефес. 2, 5. 10. 12. 13. 19. 22). Не попусти насъ приложитися во ино ученіе, вслѣдъ хотящихъ превратити благовѣствованіе Твое (Гал. 1, 6-7), да никтоже насъ будетъ прельщая философіею и тщетною лестію, по стихіямъ міра, а не по Тебѣ (Кол. 2, 8).

«Даждь крѣпость Твою царю нашему, и возвыси рогъ помазанника Своего (1 Цар. 2, 10). Изостряй и углубляй взоръ мудрости Его, чтобы и сокровенное, нерѣдко доброе и полезное, открывать и изводить на свѣтъ, чтобы крадущееся зло издалеча усматривать и возвращать на главы духовъ лукавствія. Возставляй неоскудно въ державѣ Его и крѣпкаго, и смотрѣливаго, и дивнаго совѣтника, и разумнаго послушателя (Ис. 3, 2-3), ибо спасеніе во мнозѣ совѣтѣ (Прит. 11, 14)». (Проп. Филар. Тв. св. Отц. 1857 г. кн. 2, приб. стр. 148). Аминь.

Источникъ: Слова С.-Петербургской Духовной Академіи ректора Архимандрита Ѳеофана. — СПб.: Въ типографіи Главнаго Штаба   Е г о   И м п е р а т о р с к а г о   В е л и ч е с т в а   по Военно-Учебнымъ Заведеніямъ, 1859. — С. 115-136.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0