Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 24 сентября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Т

Архіеп. Тихонъ Лященко († 1945 г.)
Слово въ день памяти святаго благовѣрнаго и равноапостольнаго князя Владиміра (15 іюля).
Завѣты св. кн. Владиміра русскому народу.
[1].

Уподобился еси купцу, ищущему добраго бисера, славнодержавный Владиміре! (Тропарь).

Такими словами, бр., Церковь Христова восхваляетъ нынѣ св. благовѣрнаго и равноапостольнаго князя Владиміра. Дѣйствительно, за что мы, да и вся Русь святая, прославляемъ св. кн. Владиміра, какъ не за то, что онъ, подобно евангельскому премудрому купцу (Матѳ. 13, 45-46), найдя драгоцѣннуго жемчужину (бисеръ) — вѣру Христову, употребилъ великіе труды, чтобы пріобрѣсть ее, и пріобрѣлъ ее не для себя только, но и для всего русскаго народа, поставилъ ее на подобающее мѣсто среди многочисленныхъ интересовъ своей личной и государственной жизни.

Едва ли самъ св. кн. Владиміръ, развѣ только въ божественномъ озареніи, во всей широтѣ и глубинѣ могъ представить смыслъ и громадное значеніе для русскаго народа совершеннаго имъ дѣла, крещенія Руси. Но дальнѣйшая многовѣковая исторія русскаго народа все шире и глубже раскрываетъ смыслъ и значеніе этого событія. Русскій народъ принялъ св. крещеніе въ то время, когда его государственный организмъ только началъ слагаться, а потому вѣра Христова могла легко войти, такъ сказать, въ плоть и кровь русскаго народа и стала для него душею, второю природою, пронизавъ своими небесными лучами и семейный, и общественный и государственный укладъ его жизни. Вотъ почему вполнѣ справедливо говорятъ вдумчивые историки, что если съ призваніемъ князей сталъ формироваться государственный организмъ будущей великой Россіи, то св. крещеніемъ равноапостольный князь Владиміръ вдунулъ въ этотъ организмъ душу, просвѣщенную свѣтомъ Христовымъ. Мало того, принявъ крещеніе отъ Восточной церкви, св. князь разъ навсегда опредѣлилъ жребій русскаго народа въ судьбахъ всего человѣчества. Крещеніемъ отъ Греческой церкви русскій народъ былъ выдѣленъ изъ языческаго Востока, но, пріобщенный къ Восточной церкви, онъ сталъ въ независимое отношеніе къ римскому Западу. Русскій народъ, такимъ образомъ, сталъ посредникомъ между языческимъ Востокомъ и римскимъ Западомъ.

Такое географическое и культурно-историческое положеніе русскаго народа возложило на него великую миссію быть апостоломъ истинной вѣры Христовой на Востокѣ и апологетомъ — защитникомъ ея на Западѣ. Само собою разумѣется, что для выполненія той и другой задачи русскій народъ долженъ былъ прежде всего въ себѣ самомъ воплотить духъ Христовъ: создать христіанскую семью, христіанское общество, христіанскую государственность, перестроить по духу евангельскому всѣ стороны своей жизни. Понималъ-ли равноапостольный князь все величіе той и другой задачи, поставленной чрезъ него русскому народу Самимъ Промысломъ Божіимъ, или нѣтъ, но то, что требуется для выполненія этихъ задачъ, онъ постигъ всею могучею своей душей. Мы знаемъ, какую быструю и рѣзкую перемѣну произвелъ онъ въ своей личной и семейной жизни, принявъ св. крещеніе. Но исторія не умалчиваетъ и о той великой ревности, какую онъ обнаружилъ въ реформѣ по духу евангельскому всего уклада жизни русскаго народа. Достаточно вспомнить его заботы о просвѣщеніи русскаго народа. Въ своихъ же судебныхъ реформахъ онъ хотѣлъ такъ быстро и рѣзко перестроить жизнь русскаго народа, что даже соборъ святителей нашелъ необходимымъ умѣрить ревность св. князя, рекомендуя ему постепенность въ дѣлѣ проведенія въ жизнь новопросвѣщеннаго народа завѣтовъ Христа. По пути равноапостольнаго князя пошли и всѣ лучшіе его потомки, да и не князья только, а и всѣ лучшіе русскіе люди, стремясь по мѣрѣ силъ своихъ выполнить великое служеніе, возложенное на св. Русь Самимъ Промысломъ Божіимъ. Христосъ — вотъ пунктъ, къ которому неслись самыя завѣтныя мечты древней Руси; угодники Божіи — вотъ образецъ жизни для русскаго человѣка; самоотреченіе — вотъ путь ко Христу! Намъ вспоминается чудная картина Нестерова: «Святая Русь». Она ярко рисуетъ, чѣмъ жила въ прежнее время св. Русь. У воротъ монастыря стоитъ Христосъ со взоромъ, исполненнымъ неизреченнаго милосердія и состраданія; а съ нимъ — св. Николай Чудотворецъ и другіе угодники Божіи. Къ этому міру небесному по разнымъ путямъ течетъ именно эта Русь святая. Здѣсь люди всѣхъ возрастовъ и состояній: и старцы, и дѣти, и монахи, и міряне, и богатые и бѣдные... всѣ они стремятся ко Христу и угодникамъ Божіимъ, всѣ въ Немъ ищутъ отрады и утѣшенія! Вотъ передняя группа: здѣсь всѣ уже своими глазами видятъ этотъ міръ небесный, на землю сошедшій, Самъ Христосъ бесѣдуетъ съ ними, и одни изъ нихъ припали къ Его стопамъ, другіе — заслушались Его дивной рѣчи, одни — съ неизреченнымъ восторгомъ взираютъ на Него, другіе, сами переполненные блаженствомъ созерцанія, ведутъ впереди себя дѣтокъ своихъ. Всѣ они уже живутъ Христомъ. Другая группа стоитъ дальше. Здѣсь только еще ждутъ Христа, ждутъ отъ Него отрады и утѣшенія, направляются къ Нему и впервые издали начинаютъ созерцать этотъ дивный Ликъ Богочеловѣка, непреодолимо влекущій ихъ къ Себѣ. А вотъ еще дальше иная группа: издалека она идетъ съ котомками на спинѣ. Согнулись странницы изъ далекой стороны подъ бременемъ житейскихъ новзгодъ, но знаютъ онѣ, гдѣ ихъ ждетъ отрада и утѣшеніе; онѣ идутъ не подымая головы, но знаютъ, куда и зачѣмъ идутъ! Ихъ путь ко Христу, а Христосъ во св. храмахъ, въ обителяхъ святыхъ; туда онѣ твердой стопой и идутъ! Да, въ этой картинѣ дѣйствительно ярко изображена сущность русской жизни въ древнее время. Дѣйствительно, не ту-же ли самую картину св. Руси рисуетъ намъ исторія и памятники старины? Не о томъ же ли говорятъ древне-русскія легенды о странствованіи по землѣ Богородицы, Николая Чудотворца, Кассіана и др. угодниковъ Божіихъ? Не о томъ-же ли говорятъ многочисленные богатые монастыри и храмы на св. Руси въ древнее время? Не о томъ-же ли говорятъ эти храбрые князья и дружинники, идущіе въ эти тихія убѣжища отъ мірской суеты за благословеніемъ на рать, сами мечтающіе на склонѣ лѣтъ объ этомъ убѣжищѣ и дѣйствительно прикрывающіе свои, еще могучія плечи вмѣсто бранныхъ латъ монашескою схимою? Не о томъ-же ли говорятъ эти княжны и княгини, боярыни и боярышни, во цвѣтѣ лѣтъ отрекавшіяся отъ міра или жившія въ міру, но не по мірскому? Не о томъ-же ли говорятъ намъ эти чудно расшитыя, драгоцѣнныя покрывала на разныя святыни, приготовленныя многолѣтними усидчивыми трудами этихъ невѣстъ Христовыхъ, эти ветхіе пергаментные листы св. Евангелія, тщательнѣйше переписанные этими благочестивыми руками? Не о томъ-же ли говорятъ эти строгіе уставы церковные, одинаково обязательные въ древнее время и для монастырей, и для мірянъ? Да, цѣлью жизни для русскаго человѣка въ древнее время было: всего себя отдать на служеніе Христу, освѣтить свѣтомъ евангельскимъ всѣ стороны своей жизни, быть народомъ богоносцемъ! Вотъ чѣмъ объясняется и тотъ, какъ будто и печальный фактъ, что на протяженіи почти 1000 лѣтъ нашъ народъ но далъ ни знаменитыхъ ученыхъ, ни философовъ, ни изобрѣтателей, ни всемірныхъ завоевателей, ни собирателей колоссальныхъ богатствъ. Русь святая жила не этими внѣшними интересами; не въ нихъ она видѣла цѣль своей жизни: она занята была интересами высшими, культурой внутренней, культурой своего духа! Вотъ почему богата она выдающимися и поразительными дѣятелями на этомъ поприщѣ — св. угодниками Божіими, которыми не оскудѣвала ни одна эпоха въ исторіи св. Руси до послѣднихъ дней. Вотъ, бр., чѣмъ богата и славна св. Русь!

Итакъ, русскій народъ понялъ завѣтъ своего апостола, князя Владиміра, и подобно ему стремился всѣми силами перестроить всю свою жизнь по духу евангельскому. И вотъ православіе проникало всѣ стороны жизни русскаго народа. Русскій человѣкъ не могъ мыслить себя инымъ, какъ православнымъ, русское государство онъ мыслитъ не инымъ, какъ православнымъ, и слово «православный» стало синонимомъ «русскій» и Русь стала «святою Русью!» При такомъ направленіи жизни во св. Руси для всего русскаго народа во всей его массѣ было возможнымъ выполнить указанныя нами задачи, возложенныя на него Божественнымъ Промысломъ чрезъ св. кн. Владиміра. Дѣйствительно, русскій народъ выступилъ въ своей исторіи апостоломъ христіанства на Востокѣ. Все болѣе и болѣе подвигаясь на востокъ, покоряя все новыя и новыя мелкія и крупныя племена, народности и государства, русскій народъ все дальше и дальше несъ знамя вѣры Христовой, все болѣе и болѣе расширяя предѣлы Русской православной церкви. Это великое дѣло русскаго народа не было какой-нибудь предвзятой, сознательной политикой обрусенія. Нѣтъ, это было естественнымъ результатомъ строго-религіознаго православнаго строя всей жизни русскаго народа. Покоряя все новыя и новыя области, русскій народъ неотразимо дѣйствовалъ на покоренныхъ язычниковъ своею религіозностью, являясь между ними миссіонеромъ, привлекая ихъ къ духовному родству съ собою. И язычники входили не только въ границы расширяющагося царства Русскаго, но — и въ лоно церкви православной. Такая тѣснѣйшая связь между интересами государственными, народными и церковными давала въ древней Руси блестящіе результаты. Вѣдь извѣстно, что связь между людьми, основанная на духовномъ сродствѣ, очень часто бываетъ крѣпче связи даже кровной. То-же мы видимъ и въ жизни народной. Многочисленные языческіе племена и народы, на счетъ которыхъ расширялась Россія, привлеченные ею въ духовное родство, въ лоно церкви Христовой, совершенно незамѣтно, исподоволь, такъ тѣсно слились съ кореннымъ русскимъ народомъ, что, потерявъ свою вѣру, они потеряли не только свой языкъ и типъ свой, но даже память о былой самостоятельности. Кто теперь въ центральной Россіи считаетъ себя потомкомъ мордвы, мещеры, веси, чуди и пр. и пр., которыя нѣкогда населяли ее? Гдѣ многочисленныя полчища хозаръ, половцевъ, могучія и страшныя орды татаръ? Все это почти безъ остатка слилось со св. Русью, войдя съ нею не въ гражданское только, но и въ духовное родство. Могучій евангельскимъ духомъ, проникавшимъ весь бытъ его, русскій народъ пронесъ византійскій крестъ отъ Балтики до Великаго океана, отъ моря Чернаго до моря студенаго!

Не менѣе важною по своему значенію, но далеко болѣе трудною по своему выполненію являлась и другая задача, возложенная на русскій народъ св. кн. Владиміромъ, вручившимъ ему на храненіе драгоцѣнный жемчугъ, вѣру Христову, православную. Задача эта — быть апологетомъ, защитникомъ этой вѣры на Западѣ. Но по мѣрѣ силъ своихъ и соотвѣтственно потребностямъ времени, русскій народъ выполнялъ и эту задачу. Западъ все болѣе и болѣе уклонялся отъ истины Христовой. Онъ отдѣлился отъ православной Церкви и въ своемъ отчужденіи дошелъ до того, что на мѣсто Христа поставилъ папу. Папство, стремясь подчинить себѣ и православный Востокъ, предпринимало разнообразныя попытки привлечь въ лоно Римской церкви русскій народъ, но этотъ народъ и здѣсь остался вѣренъ завѣтамъ св. кн. Владиміра. Онъ выступалъ при всѣхъ этихъ попыткахъ папства ревностнымъ защитникомъ своей вѣры православной, и всѣ козни папства разсыпались въ прахъ. И замѣчателыю, что какъ ревность въ апостольствѣ на Востокѣ имѣла своимъ послѣдствіемъ и государственную крѣпость и могущество Россіи, такъ и ревностная защита вѣры на Западѣ приносила русскому народу неоцѣненную услугу и въ чисто гражданскомъ отношеніи. Всѣмъ извѣстно, что юго-западная Русь, великими трудами и кровью своею спасая православную вѣру отъ козней католичества, спасла этимъ самымъ и свою національность, свою государственность. Слабые-же сыны юго-западной Руси, не устоявшіе въ этой тяжкой, многовѣковой борьбѣ, измѣнившіе своей вѣрѣ, измѣнили и отечеству и народу своему. Они теперь и не помнятъ, что они потомки нѣкогда славныхъ и знатныхъ родовъ русскихъ, а не польскихъ. Вотъ какъ и на западѣ Руси святой интересы государственные переплетались съ интересами церковными, и драгоцѣнный жемчугъ, завѣщанный Руси св. Владиміромъ, являлся залогомъ крѣпости, самостоятельности и свободы національной!

Но вотъ надвинулся съ Запада на св. Русь новый врагъ, весьма опасный для драгоцѣннаго жемчуга, завѣщаннаго ей св. кн. Владиміромъ. Крайности католицизма естественно должны были вызвать на Западѣ недовольство и борьбу со стороны общества. Западная наука не могла согласиться съ крайностями папства и подняла борьбу противъ него; но, отожествивъ съ папствомъ все христіанство, она подняла борьбу противъ всего христіанства и даже — вообще противъ религіи. Отсюда западная культура, уже съ момента возрожденія наукъ и искусствъ, чѣмъ дальше, тѣмъ больше идетъ въ сторону отъ христіанства, временами воскрешая забытое язычество. Съ другой стороны, и религіозная мысль Запада не могла вынести рабства папства и возстала противъ него; явилось протестанство. Но и въ этой области Западъ дошелъ до крайности. Поднявъ борьбу за свободу религіозной личности, онъ дошелъ до проповѣди свободы произвола въ области религіи. А эта свобода довела до того, что на Западѣ теперь не мало богослововъ и даже пасторовъ, не вѣрующихъ во Христа, какъ Сына Божія. Такъ вся жизнь Запада сошла съ фундамента истинно-христіанскаго, принявъ въ иныхъ сторонахъ, можно сказать, даже антихристіанское направленіе. И вотъ это направленіе стало все больше и больше проникать и въ Россію, и, конечно, здѣсь оно стало приносить тѣ-же плоды, что и на Западѣ: охлажденіе религіознаго чувства, разложеніе религіознаго міровоззрѣнія, распадъ религіознаго быта и даже борьба противъ вѣры. И вотъ, заколебались исконные устои русской народной истинно-христіанской жизни. Началось это съ верховъ, и уже давно, но въ настоящее время это тлетворное начало стало проникать и до глубинъ народныхъ. Постепенно весь укладъ нашего, особенно городского общества далеко ушелъ отъ прежнихъ религіозныхъ устоевъ. Чѣмъ напоминаетъ, папримѣръ, наше, такъ называемое интеллигентное общество, общество христіанское, а тѣмъ болѣе — православное? Гдѣ та любовь къ храму, къ богослуженію, къ дивнымъ церковнымъ обрядамъ, благоговѣніе предъ церковными уставами, каковыми дышала наша русская старина? Гдѣ весь строго-церковный укладъ жизни, та церковность, которою въ былое время пропитана была и семейная, и общественная, и даже государственная жизнь св. Руси? Правда, вамъ, бр., скажутъ, что внѣшняя обрядность не имѣетъ большого значенія въ жизни общества, лишь была-бъ у него внутренняя ролигіозная настроенность. Но достаточно оглянуться на исторію нашей интеллигенціи за послѣднія столѣтія, чтобы убѣдиться, что потеря любви къ внѣшней церковной обрядности постепенно и незамѣтно ведетъ къ охлажденію, даже къ потерѣ и внутренней религіозности, и есть первый признакъ начавшагося разложенія религіозности. Вѣдь всѣ уставы церковные суть мудрая стройная церковная дисциплина, воспитывающая и развивающая истинную религіозность, и потому, — можно ли говорить о развитіи религіозности при небреженіи къ этой церковной дисциплинѣ? Далѣе. Много ли теперь среди нашей интеллигенціи людей, любящихъ слово Божіе, читающихъ св. отцовъ и учителей Церкви? Многіе ли теперь считаютъ нужнымъ знать свое родное православіе, конечно, не по школьнымъ учебникамъ, а во всей возможной для нашего просвѣщеннаго сознанія глубинѣ и широтѣ? О, какъ многіе теперь, называясь христіанами, не считаютъ обязательнымъ для себя безпрекословно вѣрить въ непостижимѣйшіе догматы православной религіи: въ тріипостастность Божества, богочеловѣчество Христа, въ Его воскресеніе и даже въ свою загробную жизнь! Правда, и здѣсь вы, бр., услышите, будто догматы не имѣютъ значенія, что вниманіе къ нимъ ведетъ только къ фанатизму и враждѣ между людьми, а суть христіанства, будто бы, только въ его нравственномъ ученіи, въ жизни. Поэтому, говорятъ, хотя наша интеллигенція не знаетъ православнаго ученія, не хочетъ знать его и во многое не вѣритъ, однако, если она живетъ по завѣтамъ любви, она должна быть признана христіанскою. Правда, намъ могутъ указать не мало примѣровъ, когда невѣрующіе во многое въ христіанствѣ, жили и живутъ по завѣтамъ Христа. Но это объясняется тѣмъ, что эти люди выросли въ атмосферѣ христіанской: ихъ навыки, вкусы, привычки, самый характеръ ихъ сложился подъ вліяніемъ этой атмосферы. Вотъ почему они часто остаются христіанами въ жизни, иногда вопреки своему новому міровоззрѣнію, враждебному христіанству. Это — христіане не по убѣжденію, а, можно сказать, по привычкѣ! Однако долго это не можетъ продолжаться. Противорѣчіе между убѣжденіями и жизнью по привычкѣ побуждаетъ если не этихъ людей, то ихъ дѣтей простирать дерзновенную руку не на догматы только, но и на нравственные устои христіанства. И вотъ, мы съ ужасомъ убѣждаемся въ нравственномъ одичаніи послѣднихъ поколѣній. Несомнѣнно, что безъ догматическихъ основъ распадаются и построенныя на нихъ нравственныя начала христіанства. Итакъ, дѣйствительно, мало, весьма мало христіанскаго, а тѣмъ болѣе православнаго въ нашемъ интеллигентномъ обществѣ! Но оскудѣніе вѣры стало захватывать и широкіе круги простого народа. Слабѣетъ и тамъ уваженіе къ церковности, множатся секты, не дремлетъ расколъ, холодѣетъ нашъ народъ къ интересамъ, вѣры, растетъ религіозное равнодушіе и безразличіе! Да, бр., трудно теперь назвать русскій народъ богоносцемъ, каковое названіе онъ по заслугамъ носилъ въ прежнее время: всѣмъ ясно, что жизнь русскаго народа принимаетъ направленіе далеко не христіанское.

Вотъ почему и задачи, возложенныя Божественнымъ Промысломъ чрезъ св. кн. Владиміра на Русь, стали ей въ послѣднее время не по силамъ. Развѣ возможно русскому народу при такомъ направленіи жизни оставаться вѣрнымъ завѣтамъ св. кн. Владиміра — быть народомъ — апостоломъ и защитникомъ православія? И дѣйствительно, мы видимъ, что въ послѣднія столѣтія апостольство русскаго народа все больше и больше замираетъ. Вотъ присоединена Финляндія, а развѣ растетъ тамъ православіе? Присоединенъ Кавказъ, а растетъ ли православіе среди горцевъ — инородцевъ? Объ этомъ не слышно, а что Кавказъ сталъ центромъ сектантства — духоборчества, это многимъ извѣстно. Вотъ присоединены громадныя области въ Туркестанѣ, идетъ расширеніе на дальнемъ Востокѣ, и мы слышимъ, что эти окраины кишатъ баптистами, адвентистами, хлыстами!.. Мало того, русское общество не только личнымъ трудомъ не въ силахъ нести завѣщанное ему апостольское служеніе, но не считаетъ своимъ долгомъ даже матеріальными средствами поддерживать свое великое историческое служеніе: извѣстно, что наша миссія, и внутренняя и внѣшняя, влачитъ самое жалкое матеріальное существованіе! Не по силамъ нашему обществу оказываются и завѣты, касающіеся Запада. Грозная волна антихристіанской литературы хлынула на св. Русь, и наше общество съ жадностью набросилось на нее! Явились у насъ и свои писатели, разрушающіе въ душѣ русскаго человѣка все святое, и наше общество носитъ ихъ на рукахъ, готово ставить имъ памятники! Враги вѣры и церкви объединяются, поднялись высоко, даже до думской трибуны, и требуютъ почти полнаго раздѣла между интересами церкви и государства, готовы поднять чуть не гоненіе противъ Церкви, и сотни русскихъ рукъ имъ апплодируютъ, десятки газетъ и журналовъ, воюющихъ противъ вѣры и церкви, ихъ восхваляютъ! Что же, бр., удивительнаго въ томъ, что, въ виду исторически сложившейся во св. Руси тѣсной связи между религіозной и государственной жизнью, такое небреженіе къ завѣтамъ равноапостольнаго князя дало прискорбные результаты и для государственнаго организма русскаго народа Мы, напр., видимъ, что Россія и расширяется и богатѣетъ, но имѣетъ ли она покой внутренній и внѣшній? Прошли уже не десятки, а сотни лѣтъ послѣ присоединенія нѣкоторыхъ окраинъ къ Россіи, а онѣ, не вошедшія — какъ въ былое время — въ духовное родство съ русскимъ народомъ, и теперь являются больнымъ мѣстомъ Россіи, готовымъ стать центромъ враждебныхъ дѣйствій при малѣйшей оплошности въ жизни государства. Былая военная слава Россіи сильно потускнѣла отъ проигранныхъ войнъ и неудачной дипломатіи. Грозное и почетное нѣкогда для всѣхъ сосѣдей имя Россіи подвергается грубымъ оскорбленіямъ и въ Китаѣ, и въ Персіи, и въ Турціи, и въ Австріи... Не утѣшительно и во внутренней жизни Россіи: давно ли Россія пережила страшную волну внутреннихъ смутъ, да и пережила ли?..

Итакъ, бр., многовѣковая исторія русскаго народа ясно доказала, какое драгоцѣнное сокровище пріобрѣлъ и вручилъ русскому народу на храненіе и пріумноженіе св. кн. Владиміръ, а послѣднія страницы этой исторіи показываютъ, сколь гибельно для Россіи уклоненіе и пренебреженіе къ задачамъ, указаннымъ ей Самимъ Промысломъ Божіимъ чрезъ равноапостольнаго кн. Владиміра. Что-же, неужели же русскій народъ до конца пренебрежетъ этими задачами, отказавшись отъ своего историческаго призванія, или историческая миссія русскаго народа кончилась? — Нѣтъ, нѣтъ и нѣтъ! Вѣдь языческій Востокъ и теперь еще великъ и готовъ идти ко Христу. Что-же касается Запада, то если когда, такъ въ настоящее время особенно настойчиво чувствуется нужда въ христіанизаціи западной культуры. Лучшіе люди Запада сознали корень своихъ заблужденій, стали съ ревностью искать затерянную религіозную истину и сами обращаются въ послѣднее время къ Россіи, увидѣвъ, что православная Церковь сохранила драгоцѣнный жемчугъ Христовъ въ неприкосновенности. Мы слышимъ, что и старокатолики, и англиканская церковь и даже древнія еретическія секты ищутъ единенія съ церковью православною. Такова жажда православія среди христіанъ! Съ другой стороны, если о массѣ русской интеллигенціи мы и могли сказать, что она забываетъ завѣты св. кн. Владиміра, уклоняется отъ историческаго служенія, то нельзя умолчать и о томъ, что лучшіе русскіе люди дорожатъ и теперь этими завѣтами, трудятся надъ ихъ осуществленіемъ и даже жизнь свою кладутъ на этомъ пути. Мы знаемъ и въ послѣдное время беззавѣтныхъ миссіонеровъ, всю свою многолѣтнюю жизнь посвятившихъ дѣлу апостольскому. Мы знаемъ свѣточей вѣры Христовой, свѣтомъ своей жизни привлекавшихъ къ вѣрѣ православной вниманіе не только всей Россіи, но — и всего міра. Мы знаемъ людей науки, жизнь свою посвятившихъ труду по обдѣлкѣ драгоцѣнной жемчужины, врученной равноапостольнымъ княземъ Россіи, въ достойную ея цѣнности оправу изъ научныхъ данныхъ, благодаря чему, истина православія, обличая ложь инославія, все больше и больше влечетъ къ себѣ вниманіе даже богослововъ Запада. Мы знаемъ и геніевъ-художниковъ, которые, проникнувъ въ глубины православія, воплощаютъ его въ своихъ чудныхъ произведеніяхъ: дивная національно-русская музыка, какъ извѣстно, носитъ въ своихъ мотивахъ печать православной церковности, дивныя произведенія нашихъ русскихъ художниковъ черпаютъ свое содержаніе преимущественно въ евангельской и церковной исторіи. Мы знаемъ публицистовъ, которые, почуявъ, что Россія становится на ложный путь въ своей жизни, забили тревогу и стали искать затерянный путь. Ищутъ они ощупью и съ большой неувѣренностью, но ставятъ на всякій случай «вѣхи» на этомъ пути. Да, живо еще въ Россіи сознаніе своего долга предъ человѣчествомъ, помнятъ завѣты кн. Владиміра, ищутъ путей къ выполненію этихъ завѣтовъ! А жива память этихъ завѣтовъ, живо желаніе и исканіе путей къ ихъ осуществленію, — жива будетъ и Россія!

Ищущимъ-же всего этого св. кн. Владиміръ не только оставилъ завѣтъ, но показалъ въ своей жизни и примѣръ къ его осуществленію. Духовное возрожденіе онъ началъ съ себя и съ своей семьи, а простеръ его и на весь русскій народъ. Такъ и намъ, бр., дошедшимъ до сознанія ненормальности русской жизни, вспомнившимъ завѣтъ равноапостольнаго князя, нужно идти тѣмъ-же путемъ. Начнемъ-же духовное возрожденіе Руси каждый съ себя самого! Пусть каждый изъ насъ съ такою-же ревностыо, какъ св. князь займется перестройкой свой жизни по завѣтамъ Евангелія! Пусть каждый изъ насъ, если онъ семьянинъ, по этимъ-же завѣтамъ построитъ и жизнь своей семьи, что бы въ своихъ дѣтяхъ мы могли увидѣть ревностныхъ борцовъ на трудномъ пути возрожденія Россіи! Пусть каждый изъ насъ возьметъ на себя дѣло апостольства и защиты вѣры и церкви Христовой среди невѣрія, возрождающагося язычества: суевѣрій, иновѣрія... Пусть всѣ, такъ настроенные, объединяются для своей работы, помня, что въ единеніи сила! И тогда, если не сразу, то исподоволь, весь русскій народъ, какъ въ былое время, снова станетъ на истинный историческій свой путь, возьмется за ревностный трудъ надъ завѣтами св. кн. Владиміра, — и тогда драгоцѣнная жемчужина, имъ пріобрѣтенная и врученная Россіи, засіяетъ обаятельной красотой на всю вселенную, вси языцы познаютъ, яко съ нами Богъ (Ис. 8, 10) и человѣчество, быть можетъ, еще разъ истинною вѣрою Христовою спасено будетъ отъ разложенія! Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Произнесено въ Софійскомъ Соборѣ г. Кіева 15 іюля 1912 года.

Источникъ: Свящ. Т. Лященко. Слово въ день памяти святаго благовѣрнаго и равноапостольнаго князя Владиміра (15 іюля). Завѣты св. кн. Владиміра русскому народу. // Журналъ «Труды Кіевской духовной академіи» — 1912. — Томъ II. —Іюль-Августъ. — Кіевъ: Типографія Акц. Об-ва «Петръ Барскій въ Кіевѣ», 1912. — С. I-XIV.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0