Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 11 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

С

Софонія (Сокольскій), архіеп. Туркестанскій и Ташкентскій († 1877 г.)

Софонія Сокольскій (въ мірѣ Стефанъ Васильевичъ), первый епископъ Туркестанскій и Ташкентскій († 1877 г.), одинъ изъ видныхъ іерарховъ Русской Церкви XIX вѣка. Родился въ 1800 г. въ селѣ Эсько Тверской губерніи въ семьѣ священника. Первоначальное образованіе получилъ въ Бѣжецкомъ духовномъ училищѣ; съ 1817 по 1823 г. обучался въ Тверской семинаріи, съ 1823 по 1827 г. въ С.-Петербургской духовной академіи (VII курсъ), которую и окончилъ со степенью магистра. 6 сентября 1827 г. постриженъ въ монашество, 11 сентября рукоположенъ въ іеромонаха (архимандритъ — съ 28 іюля 1833 г.) и опредѣленъ профессоромъ всеобщей исторіи и греческого языка въ Тверскую семинарію; въ 1829 г. назначенъ инспекторомъ семинаріи Вологодской, въ 1831 г. — ректоромъ семинаріи Орловской, въ 1839 г. — Каменецъ-Подольской, въ 1844 г. — Ярославской, въ 1845 г. — Тверской, въ 1847 г. — Могилевской. 11 февраля 1848 г. назначенъ настоятелемъ посольской церкви въ Константинополѣ, а 2 октября 1855 г. — въ Римѣ. 3 марта 1863 г. хиротонисанъ во епископа Новомиргородского, викарія Херсонской епархіи, а съ 12 ноября 1871 г. переведенъ во вновь открытую Туркестанскую епархію (архіепископъ — съ 1877 г.). Скончался 26 ноября 1877 года.

Слова и рѣчи

Архіеп. Софонія Сокольскій († 1877 г.)
Слово на освященіе храма въ г. Казалинскѣ, во имя Пресвятой Дѣвы Богородицы, явленія Ея иконы, именуемой Казанскою, произнесенное 15 декабря 1874 года.

И радости вашея никтоже возметъ отъ васъ (Іоан. 16, 22).

Не къ вамъ, братія, сказаны Спасителемъ слова сіи, но особенно живое настроеніе духа вашего, въ настоящую минуту, даетъ возможность приложить ихъ и къ вамъ. Не правда ли, что святое дѣло сооруженія храма, такъ долго васъ томившее, нынѣ, изволеніемъ Зиждителя всяческихъ, приведено къ желаемому концу? А это есть такое явленіе въ средѣ вѣрующихъ, что истинные рабы Божіи не могутъ не восторгаться радостію, сколько духовною и святою, столько же и неотъемлемою. Да, подобной радости вашея никтоже возметъ отъ васъ.

Но вѣдаете ли, возлюбленные, всю необъятность того блага, которое явилъ вамъ Господь, сподобивъ нынѣ не завершить только храмъ зиждемый, но и освятить его, по чину святой православной Церкви? Вѣдаете ли, что, чрезъ это освященіе, вы привлекли на себя такое благоволеніе Божіе и такую милость и благодать, что самъ всемогущій Содѣтель всея твари, самъ Обладающій небомъ и землею, самъ Господь силъ и Царь славы, благоволилъ, какбы, снизойти къ вамъ, и открыть посредѣ васъ свое особенное, благодатное присутствіе, избравъ для сего мѣстомъ селенія славы своея (Псал. 25, 8) этотъ новоосвященный храмъ? Какое же благо можетъ быть выше и радостнѣе для насъ земнородныхъ, какъ не благодатная близость къ намъ Бога, Подателя всѣхъ благъ земныхъ и небесныхъ?

Такъ-то милостивъ къ вамъ Святый Вседержитель, чадца моя о Господѣ! Можно ли не благоговѣть предъ толикимъ богатствомъ благости Его и не благодарить Его присно не словомъ только, но и дѣломъ, — не однимъ устнымъ благохваленіемъ, но и ревностнымъ исполненіемъ тѣхъ обязанностей, кои возлагаются на васъ самою близостію къ вамъ храма, и кои состоятъ въ томъ, чтобы всѣмъ вамъ посѣщать это благодатное жилище Божіе, нелѣностно и какъ можно чаще, а затѣмъ и стоять въ немъ и молиться съ должнымъ благоговѣніемъ и даже со страхомъ, подобающимъ мѣсту святыни Господней?

Итакъ, первая изъ обязанностей, лежащихъ на васъ, возлюбленные, относительно храма, есть неопустительное хожденіе къ церковнымъ богослуженіямъ. Да и кто сего не знаетъ? Кому неизвѣстно, что святые храмы для того и зиждутся, чтобы, подъ ихъ кровомъ, всѣмъ намъ собираться во имя Христово, если не всегда, то и не рѣдко, — собираться на тотъ конецъ, чтобы всѣ нарочитые дни освящать всенародными славословіями и молитвами ко Пресвятому? Храмъ, предъ алтаремъ коего мы стоимъ въ настоящую минуту, воздвигнутъ, въ тѣхъ видахъ, чтобы замѣнить имъ храмъ, уже бывшій здѣсь. Но что имѣли въ виду христолюбивые ктиторы, сооружая это новое святилище Божіе, нетолько болѣе боголѣпное, но и болѣе обширное и для всѣхъ доступное и вмѣстительное? Не то ли, чтобы доставить полную возможность приходить сюда, всѣмъ принадлежащимъ къ сему храму, — приходить и старымъ и малымъ и немощнымъ и крѣпкимъ, — приходить и день и ночь, и вечеръ и утро, словомъ: приходить сюда всѣмъ и каждому, сколько возможно чаще и во всякое время дня и года? Такимъ образомъ, нельзя не видѣть, что самая цѣль построенія сего храма, убѣждаетъ васъ, братія, не только не оставлять церковныхъ собраній, но и спѣшить предъ лице Божіе, подобно псалмопѣвцу, — спѣшить съ готовностію и радостію при одномъ напоминаніи о храмѣ: возвеселихся, говорилъ онъ, о рекшихъ мнѣ: въ домъ Господень пойдемъ (Псал. 41, 5; 121, 1).

Да и какъ намъ, немощнымъ и смертнымъ, не учащать въ святилище Божіе? Кто непонимаетъ и невидитъ, что мы каждую минуту, какбы, висимъ надъ бездною ничтожества, и что невидимая десница всесотворшаго Бога держитъ насъ такъ, что Его благою волею, Его милосердіемъ и щедротами всѣ мы и живемъ и движемся и есмы (Дѣян. 17, 28). Какъ же и чѣмъ надежнѣе и вѣрнѣе поддержать намъ и продлить къ себѣ безмѣрное благоутробіе Отца всѣхъ тварей, дающаго намъ не одну лишь жизнь и дыханіе, но и вся, яже къ животу и благочестію (Дѣян. 17, 25; 2 Петр. 1, 3), — какъ и чѣмъ, если не молитвою и моленіемъ предъ благосердымъ Жизнодавцемъ и въ Его же святомъ храмѣ? А наши непрерывные труды и занятія, среди коихъ, болѣе или менѣе, всѣ мы проходимъ стихійное поприще жизни, не къ тому ли же насъ обязываютъ, если хотимъ видѣть дѣла рукъ своихъ вѣнчаемыми полнымъ успѣхомъ? Кому неизвѣстно, что Виновникъ нашего благодѣланія и благоуспѣшія, во всѣхъ трудахъ нашихъ, есть тотъ же Отецъ свѣтовъ, отъ коего, по мѣрѣ нашихъ молитвъ къ Нему о помощи, исходитъ всякъ даръ совершенъ (Іак. 1,17)? Кто не знаетъ, что во всякомъ дѣлѣ и дѣланіи, отъ Господа только, исправляются стопы человѣку (Псал. 36, 23) по мѣрѣ нашей вѣры въ Его вседѣйствующее благословеніе? Да и не Онъ ли, милосердый и долготерпѣливый, и градъ хранитъ, всуе нами стрегомый, и домъ блюдетъ, въ безопасности коего сами зиждущіи не всегда увѣрены (Псал. 126, 1)?

Но молиться, вы скажете, можно всегда и вездѣ, и внѣ церкви, тѣмъ паче, что Господь нашъ Іисусъ Христосъ, освятивъ уединенную молитву своимъ собственнымъ примѣромъ, и намъ заповѣдалъ молиться въ затворенной клѣти (Матѳ. 6, 6). Да, братія, все это правда. Молитва уединенная, по мѣрѣ вѣры молящагося, неоспоримо привлекаетъ на насъ благій взоръ Отца небеснаго, а потому достойно и праведно возносится и должна возноситься ко Господу, на всякомъ мѣстѣ владычествія Его (Псал. 102, 22). Но дѣло въ томъ, что эта молитва, гдѣ бы и когда бы она ни была возносима, никакъ не замѣняетъ того моленія, которое мы, въ извѣстные дни, должны творить во св. храмѣ, при общенародныхъ службахъ. А если это такъ, то понятно, что ни примѣръ Спасителя, молившагося въ уединеніи, ни прямая Его заповѣдь, чтобы и намъ молиться также, не освобождаютъ насъ отъ святой обязанности, приходить въ церковь, для совокупной молитвы, — не освобождаютъ тѣмъ болѣе, что самъ же Господь и Спаситель нашъ, такъ часто молившійся на единѣ, отнюдъ не считалъ сего вполнѣ для себя достаточнымъ, но во всѣ субботы и праздники іудейскіе неотмѣнно посѣщалъ, когда только можно было, и синагоги Галилейскія и святилище Іерусалимское.

Святые Апостолы, доколѣ оставались въ Іерусалимѣ поступали также. Молясь уединенно и по домамъ (Дѣян. 2, 46), — каждый о себѣ самомъ и о своихъ дѣлахъ, они собирались по вся дни и для совокупной молитвы, какъ другъ о другѣ, такъ и о томъ великомъ дѣлѣ, которое предлежало каждому изъ нихъ и было для всѣхъ ихъ общимъ, — собирались и въ Сіонской горницѣ, служившей первообразомъ Церкви Христовой на землѣ, и въ самомъ храмѣ (Дѣян. 1, 13-14; 2, 46). И все это дѣлали потому, что молитва объ одномъ и томъ же, возносимая отъ многихъ устъ и сердецъ, проникнутыхъ взаимною братскою любовію и единодушіемъ, доступнѣе къ престолу благодати и пріятнѣе для Бога любве и мира (2 Кор. 13, 11), да и самихъ молящихся — такая молитва тѣснѣе соединяетъ союзомъ любви во имя Христово. Преблагій Господь всегда къ намъ милостивъ, и щедроты Его присно на всѣхъ дѣлѣхъ Его (Псал. 144, 9): однако же, Отцемъ по преимуществу, Отцемъ, наиболѣе благосердымъ и милующимъ насъ, является Онъ тогда лишь, когда мы, совокупляясь въ одну святую семью, взываемъ къ Нему, какбы однѣми устами: Отче нашъ!..

Вторая обязанность, лежащая на васъ, братія, относительно храма, состоитъ въ томъ, чтобы стоять въ немъ и молиться съ подобающимъ благоговѣніемъ и страхомъ Божіимъ. А чтобы вамъ яснѣе уразумѣть и это, слѣдуетъ только вспомнить, для чего вы собираетесь подъ кровъ святилища Божія? Не правда ли, что то самое дѣло, для коего вы сюда приходите, какбы, невольно и неотклонимо располагаетъ духъ вашъ къ смиренію и покорности? Не правда ли, что вы приходите въ храмъ, для того, чтобы творить въ немъ, по Апостолу, молитвы, моленія, прошенія и благодаренія (1 Тим. 2, 1)? Но молитвы и прошенія таковы по свойству своему, что мы, обращаясь съ просьбами даже и къ тѣмъ изъ среды насъ самихъ, кои во всемъ намъ равны и подобострастны, всегда болѣе или менѣе, какбы, смиряемся предъ ними и излагаемъ свои прошенія почтительно и осторожно. А нужно ли говорить о томъ, что чувства почтительности, уваженія и покорности, сами собой и неудержимо возрастая въ насъ, еще живѣе даютъ себя видѣть, когда мы прибѣгаемъ съ нашими прошеніями къ высшимъ насъ и начальствующимъ надъ нами. О, кому не случалось видѣть, съ какимъ опасеніемъ и безпокойствомъ, и стоятъ и говорятъ, смиренные просители, предъ лицемъ высокихъ особъ и умилостивляемыхъ властей, боясь, чтобы въ чемъ либо не проговориться предъ ними, а еще болѣе, не огорчить ихъ и не разгнѣвать!

Но въ храмѣ мы имѣемъ дѣло не съ людьми, и кланяемся не земнымъ властямъ и началамъ. Въ храмѣ мы являемся предъ лице великаго Бога боговъ и Господа господей, и высказываемъ свои желанія и мольбы предъ Зиждителемъ судебъ, не нашихъ только, но и всего міра. Какими же чувствами умиленія, притрепетности, смиренномудрія и благоговѣйной преданности, долженъ быть объятъ духъ нашъ, когда мы вступаемъ въ молитвенное разглагольствіе съ Тѣмъ, предъ лицемъ коего трепещутъ и Херувимы и Серафимы!

Святый Израилевъ, призирая нѣкогда на приходившихъ въ храмъ Іерусалимскій, возглашалъ: на кого воззрю изъ тѣхъ, кои являются ко Мнѣ и молятся въ столпостѣнахъ дому Моего, — на кого воззрю милостиво и благосердно, чтобы излить на достойныхъ щедроты Мои и отъ тука земли и отъ росы неба? — И затѣмъ Самъ же, какбы отвѣтствуя на свой вопросъ, благоволилъ изречь: токмо на кроткаго и молчаливаго, и трепещущаго словесъ Моихъ (Ис. 66, 2). То есть, Я буду, взирать окомъ благоутробія, какбы такъ вѣщалъ Вышній, — буду взирать на тѣхъ только; кои, предстоя лицу Моему кротко, смиренно и съ благоговѣйнымъ безмолвіемъ, возносятъ ко Мнѣ свои моленія не съ вѣрою только въ силу словесъ Моихъ, но и съ трепетомъ предъ ихъ непреложностію и святостію.

Такъ много требовалось отъ чтителей храма Іерусалимскаго, чтобы ихъ мольбы были слышимы; но отъ насъ, братія, молящихся въ храмѣ христіанскомъ, требуется еще болѣе, — и болѣе на столько, на сколько все, совершаемое въ нашихъ храмахъ выше, святѣе и досточтимѣе того, чтó совершалось и было слышимо и зримо въ храмѣ іудейскомъ.

Церковь ветхозавѣтная утверждалась, какъ извѣстно, на божественномъ откровеніи о спасеніи людей чрезъ Христа Господня. Но это откровеніе, какъ ни уяснялось въ ней; однако же далеко не могло достигнуть той степени ясности и полноты, коей оно достигло въ Церкви новозавѣтной. Тайна царствія Христова, тайна искупленія и спасенія нашего, въ Церкви подзаконной, при всемъ уясненіи ея тайнозрителями, до самаго пришествія въ міръ Спасителя, оставалась прикровенною и мерцала, какбы въ сумракѣ сѣни и гаданій, такъ что почти все дѣло богослуженія въ храмѣ іудейскомъ, сосредоточиваясь въ разныхъ видахъ жертвоприношеній, состояло или во всенародномъ покаяніи, или въ чтеніи пророчествъ и обѣтованій, или въ закаланіи жертвенныхъ животныхъ.

Но у насъ — въ Церкви новозавѣтной — совсѣмъ иное. Новозавѣтная Церковь, имѣла утѣшеніе видѣть и видѣла полное раскрытіе всего домостроительства Божія о нашемъ спасеніи. Она видѣла, какъ обѣтованный Искупитель сошелъ съ неба, воплотился отъ пресвятой Дѣвы и, вселившись посредѣ людей, научилъ ихъ истинному боговѣдѣнію, указавъ всѣмъ пути къ царствію Божію. Она видѣла, какъ Онъ — вочеловѣчшійся Сынъ Божій — принесъ Себя въ искупительную жертву за грѣхи наши, — видѣла Его страданія и крестную смерть; но она же видѣла и Его тридневное воскресеніе, вознесеніе на небо, сѣдѣніе одесную Отца и посланіе въ міръ Пресвятаго Духа. Да, новозавѣтная Церковь видѣла всю тайну искупленія въ полномъ ея раскрытіи, и не только видѣла, но и узаконила, хранить эту тайну и воспоминать о ней непрерывно до скончанія вѣка (1 Кор. 11, 24-26).

И вотъ, наши святые храмы, какъ живые, неумолкаемые проповѣдники великихъ дѣлъ Божіихъ, явленныхъ въ искупленіи, дѣйствительно, и хранятъ и воспоминаютъ все дѣло спасенія Божія, представляя его вниманію вѣрующихъ, и въ своихъ иконописныхъ изображеніяхъ, и въ каждодневномъ богослуженіи, и въ церковныхъ обрядахъ и празднествахъ, и въ духовныхъ пѣснопѣніяхъ и молитвословіяхъ. Но, если когда и гдѣ мы видимъ и слышимъ и какбы обоняемъ неизреченную тайну искупленія: то особенно, въ чтеніяхъ Евангельскихъ и въ приношеніи святѣйшей безкровной жертвы при литургіи.

Такимъ образомъ, въ нашихъ храмахъ, какъ вы видите, братія, не Моисей, хотя и великій и вѣрный и Боговидѣцъ, но все же не болѣе, какъ рабъ Божіи и служитель въ дому Церкви ветхозавѣтной (Апок. 15, 3; Евр. 3, 5), — не Моисей съ скрижалями десятословнаго закона и съ кодексомъ уставовъ подзаконныхъ, но самъ Христосъ, самъ Богочеловѣкъ и Сынъ Божій, самъ Господь Ангеловъ и человѣковъ, самъ Зиждитель Церкви и міра, съ радостною вѣстію о благодати, спасающей всѣхъ вѣрующихъ въ Него. Въ нашихъ храмахъ — не левиты и священники съ тѣми жертвами всесожженія, кои они, въ очищеніе грѣховъ своихъ и людскихъ,по вся дни приносили Богу, какъ безъисходно и по вся дни состоявшіе подъ грѣхомъ и клятвою, — не левиты, говорю, и священники, по чину Ааронову и изъ среды людей грѣшныхъ и смертныхъ: но великій, вѣчный и святѣйшій Первосвященникъ по чину Мелхиседекову (Евр. 5, 10), который, однажды принесши Себя самого во всесожженіе за грѣхи міра, вошелъ съ своею кровію, въ скинію небесную, и тамъ, умилостививъ разгнѣваеное правосудіе, навсегда примирилъ небо съ землею и Божество съ человѣчествомъ, потребилъ отъ земли клятву и, возвративъ ей миръ и благословеніе, всѣмъ даровалъ и животъ вѣчный и блаженство нескончаемое и славу царствія.

Столько-то, братія, святъ и дивенъ въ правдѣ нашъ храмъ христіанскій (Псал. 64, 5)! Столько-то возвышенъ онъ надъ храмомъ іудейскимъ! А такое превосходство, такая святость и высота нашего новозавѣтнаго святилища не обязываетъ ли насъ христіанъ, и любить его искренно и посѣщать его съ готовностію, и стоять въ немъ безмолвно и благоговѣйно, и молиться съ духомъ смиренія, благодаренія и преданности Богу — Спасителю нашему?

Вѣдая все это, возревнуйте, возлюбленные, о славѣ Господней и о вашемъ спасеніи. Явивъ собою св. примѣръ любви къ благолѣпію зиждемаго вами храма, какъ дому Отца небеснаго (Іоан. 2, 16), явите примѣръ благочестія, усердія и любви и къ самымъ службамъ, совершаемымъ во храмѣ, какъ въ домѣ молитвы (Лук. 19, 46). Ваша вѣра, выражаемая дѣлами и жизнію, не только привлечетъ на васъ сугубую милость и благодать Божію, но за молитвами пресвятой Дѣвы, усердной Заступницы нашей, и самихъ васъ созиждетъ, яко каменіе живо, въ благодатное жилище Божіе, въ храмъ духовенъ и церковь святую о Господѣ (1 Петр. 2, 5; Ефес. 2, 21-22). О, когда бъ исполнилось надъ вами не на время только, но и въ роды родовъ, слово благоволенія и особенной милости Божіей, къ избраннымъ своимъ: вселюся въ нихъ, и похожду, и буду имъ Богъ, и тіи будутъ Мнѣ людіе (2 Кор. 6, 16). Аминь.

Источникъ: Слова и рѣчи преосвященнаго Софоніи, епископа Туркестанскаго и Ташкентскаго. Томъ II. Съ приложеніемъ: Обозрѣніе и изъясненіе притчи о неправедномъ домоправителѣ. — СПб.: Въ типографіи духовнаго журнала «Странникъ», 1876. — С. 94-105.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0