Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - среда, 13 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

С

Софонія (Сокольскій), архіеп. Туркестанскій и Ташкентскій († 1877 г.)

Софонія Сокольскій (въ мірѣ Стефанъ Васильевичъ), первый епископъ Туркестанскій и Ташкентскій († 1877 г.), одинъ изъ видныхъ іерарховъ Русской Церкви XIX вѣка. Родился въ 1800 г. въ селѣ Эсько Тверской губерніи въ семьѣ священника. Первоначальное образованіе получилъ въ Бѣжецкомъ духовномъ училищѣ; съ 1817 по 1823 г. обучался въ Тверской семинаріи, съ 1823 по 1827 г. въ С.-Петербургской духовной академіи (VII курсъ), которую и окончилъ со степенью магистра. 6 сентября 1827 г. постриженъ въ монашество, 11 сентября рукоположенъ въ іеромонаха (архимандритъ — съ 28 іюля 1833 г.) и опредѣленъ профессоромъ всеобщей исторіи и греческого языка въ Тверскую семинарію; въ 1829 г. назначенъ инспекторомъ семинаріи Вологодской, въ 1831 г. — ректоромъ семинаріи Орловской, въ 1839 г. — Каменецъ-Подольской, въ 1844 г. — Ярославской, въ 1845 г. — Тверской, въ 1847 г. — Могилевской. 11 февраля 1848 г. назначенъ настоятелемъ посольской церкви въ Константинополѣ, а 2 октября 1855 г. — въ Римѣ. 3 марта 1863 г. хиротонисанъ во епископа Новомиргородского, викарія Херсонской епархіи, а съ 12 ноября 1871 г. переведенъ во вновь открытую Туркестанскую епархію (архіепископъ — съ 1877 г.). Скончался 26 ноября 1877 года.

Слова и рѣчи

Архіеп. Софонія Сокольскій († 1877 г.)
Слово на недѣлю Православія, сказанное въ Казанскомъ соборѣ (въ Петербургѣ) въ 1845 году
[1].

На семъ камени созижду Церковь Мою, и врата адова не одолѣютъ ей: и дамъ ти ключи царства небеснаго: и еже аще свяжеши на земли, будетъ связано на небесѣхъ; и еже аще разрѣшиши на земли, будетъ разрѣшено на небесѣхъ (Матѳ 16, 18-19).

Вотъ, два великихъ обѣтованія, которыя изрекъ о Церкви самъ Законоположникъ и Глава Церкви, Богочеловѣкъ Христосъ. Первое изъ нихъ состоитъ въ томъ, что св. общество людей, исповѣдующихъ Іисуса Христа единороднымъ Сыномъ Бога живаго, непрерывно имѣетъ пребывать на землѣ до конца міра, противостоя не только враждебнымъ силамъ человѣческимъ, но и самымъ твердынямъ ада: на семъ камени созижду Церковь Мою, и врата адова не одолѣютъ ей. Второе заключаетъ въ себѣ тѣ высокія права и преимущества, ту духовную власть, коею Божественный Основатель Церкви облекъ Апостоловъ, какъ ближайшихъ слугъ своихъ и строителей таинъ Божіихъ (1 Кор. 4, 1), а въ лицѣ ихъ и всѣхъ пастырей и учителей, коихъ Духъ Святый и нынѣ поставляетъ (Дѣян. 20, 28) въ Церкви Христовой на дѣло служенія: и дамъ ти ключи царства небеснаго: и еже аще свяжеши на земли, будетъ связано на небесѣхъ; и еже аще разрѣшиши на земли, будетъ разрѣшено на небесѣхъ.

Настоящее торжество Церкви удостовѣряетъ насъ, братія, что, точно, скорѣе небо и земля прейдутъ, нежели одна іота изъ словъ Господнихъ (Марк. 13, 31). Міръ лукавый какихъ не воздвигалъ ополченій, чтобы разрушить царство свѣта и благодати! Не довольно было, что и вся вселенная извнѣ возставала и воевала на Христа и Церковь Его. По неисповѣдимымъ судьбамъ Промысла надобно было, чтобы изъ самыхъ нѣдръ христіанства являлись люди, силившіеся поколебать Церковь Божію, затмитъ чистоту ея вѣры и ниспровергнуть благочестіе. Надобно было, чтобы матерь вѣрующихъ, Церковь Христова — была озлобляема отъ собственныхъ чадъ своихъ, уязвлявшихъ ее, какъ разжженными стрѣлами, внутренними раздорами, расколами и богохульными мудрованіями. Надобно было, чтобы на страницахъ ея дѣеписаній, рядомъ съ благосвѣтлыми именами поборниковъ вѣры: Аѳанасіевъ, Кипріановъ, Василіевъ, Григоріевъ, Кирилловъ, легли, какъ темныя пятна, нечестивыя имена Савелліевъ, Аріевъ, Несторіевъ, Діоскоровъ, Евтихіевъ и другихъ хульниковъ и продерзателей православія.

Но, стрѣлы младенецъ быша язвы ихъ (Псал. 63, 8), говоритъ Пророкъ. Что лукавая воля человѣковъ измышляла на разрушеніе благодатной твердыни Божіей, то св. Промыслъ обратилъ къ ея славѣ и величію. Вселенскіе пастыри и учители православія, будучи исполнены духа и силы, противопоставляли безумной дерзости ересеначальниковъ богопросвѣщенную ревностъ о славѣ Божіей, коварнымъ замысламъ и ухищреніямъ — твердость вѣры и духовную опытность, суемудрымъ умствованіямъ и намѣренному. извращенію слова Божія — преданія св. Апостоловъ и опредѣленія соборовъ, упорному ожесточенію и богохульству — страшную анаѳему, отсѣкавшую нераскаянныхъ, какъ согнившіе члены отъ тѣла Церкви Христовой.

И вотъ, св. православіе, возсіявъ надъ тьмою заблужденій, какъ свѣтлое утро Божіе, дошло до насъ во всей лѣпообразной славѣ, и Церковь Бога жива, — этотъ столпъ и утвержденіе истины (1 Тим. 3, 15), — пребываетъ на землѣ до вѣка, неизмѣнно сохраняя тѣ же духовныя права и власть, которыя изначала дарованы ей отъ самаго Христа, и по которымъ она есть и на всегда останется единственною истолкновательницею вѣры и благочестія и рѣшительницею грѣховныхъ узъ человѣковъ.

Итакъ, первое проявленіе власти церковной есть истолкованіе вѣчныхъ истинъ спасенія. Да, братія, никто не имѣетъ права благовѣстить Евангеліе царствія Божія, кромѣ Церкви: никтоже бо самъ себѣ пріемлетъ честь, но токмо званный отъ Бога, якоже и Ааронъ (Евр. 5, 4). Если въ скиніи подзаконной пріемлющіи священство отъ сыновъ Левіиныхъ (Евр. 7, 5) — принимали вмѣстѣ съ тѣмъ и право глаголать къ народу языкомъ наученія, изъяснять книгу закона Господня и утѣшать людей Божіихъ обѣтованіемъ благъ грядущихъ (Ис. 40, 1): то въ Церкви Христовой, — въ этой благодатной скиніи, юже водрузи Господь, а не человѣкъ (Евр. 8, 9), пастыри и учители, законно призванные на служеніе алтарю Христову, тѣмъ болѣе сподобляются права возвѣщать слово слышанія Божія (1 Сол. 2, 13), — права, которое заимствуетъ силу свою не столько отъ внѣшняго и видимаго рукоположенія святительскаго, сколько отъ внутренняго, невидимаго тайнодѣйствія Божія, сопровождающаго видимое рукоположеніе. Самъ Богъ поставляетъ рукополагаемаго святителемъ, самъ Духъ Святый проручествуетъ и знаменуетъ его печатію своея благодати, не только освящая, но и сообщая ему особенное дарованіе: внемли ученію, пишетъ святый Павелъ къ Тимоѳею; и потомъ присовокупляетъ: не неради о своемъ дарованіи, живущемъ въ тебѣ, еже дано тебѣ бысть съ возложеніемъ рукъ священничества (1 Тим. 4, 13-14). Вслѣдствіе сего, пріемлющіе благодать священства становятся посланниками Божіими и вступаютъ въ права вѣстниковъ отъ лица Господа Вседержителя. Благовѣствуя Евангеліе благодати, они говорятъ не свое, а Божіе; чрезъ нихъ, какъ чрезъ живыя орудія, вѣщаетъ самъ Христосъ. «Знаешь ли», вопрошаетъ св. Златоустъ, «что такое священникъ? Это Ангелъ Божій; онъ не свое говоритъ» [2]. Такимъ образомъ пастыри Церкви, какъ поставленные Богомъ на служеніе слову, не могутъ не проповѣдывать, не только наставляя, но и настоя благовременнѣ и безвременнѣ (2 Тим. 4, 2), такъ что священное право благовѣствованія обращается для нихъ въ прямую обязанность. Иначе и быть не можетъ. Пастыри Церкви суть избранные стражи и блюстители дому Божію (Іез. 33, 7); имъ ввѣряется охраненіе словомъ благовѣствованія святыни Господней, — Церкви Господа и Бога, юже стяжа кровію своею (Дѣян. 20, 18). Кромѣ того, они же суть и тѣ духовные отцы и пѣстуны, которые должны тѣмъ же словомъ благовѣствованія не только раждать истинныхъ чадъ о Христѣ Іисусѣ (1 Кор. 4, 15), но и воспитывать ихъ словесы вѣры, и добрымъ ученіемъ (1 Тим. 4, 6), вдыхая въ нихъ новую жизнь, и такимъ образомъ, созидая изъ нихъ новую тварь, новыхъ людей, созданныхъ по Богу въ правдѣ и преподобіи истины (Ефес. 4, 24).

Если бы Началоположникъ Церкви, Іисусъ Христосъ, не далъ ей овы убо Апостолы, овы же Пророки, овы же благовѣстники, овы же пастыри и учители (Ефес 4, 11-12), то и самая Церковь — это таинственное тѣло Его — не могло бы создаться и возрасти, какъ исполненіе исполняющаго всяческая во всѣхъ (Ефес. 1, 23). Краеугольный камень Церкви есть Зиждитель и Главы ея; вѣра въ Него служитъ основаніемъ, на коемъ мы, какъ камни живые, зиждемся въ храмъ духовенъ (1 Петр. 2, 5), но вѣра — отъ слышанія, слышаніе же — отъ проповѣданія: како увѣруютъ, восклицаетъ св. Апостолъ, егоже не услышаша? како же услышатъ безъ проповѣдающаго (Рим. 10, 14)? Посему, въ самомъ началѣ устроенія Церкви на землѣ, Господь избралъ изъ числа учениковъ своихъ двѣнадцать Апостоловъ, именно съ тѣмъ, чтобы они возвѣстили Его небесное ученіе во всемъ мірѣ и всякой твари (Марк. 16, 15). Замѣтьте, что Спаситель Христосъ не всѣмъ вѣрующимъ въ Него предоставилъ право проповѣдывать и изъяснять евангельскія истины, а только тѣмъ, коихъ нарочито избралъ для сего. Ихъ только назвалъ свѣтомъ міра и солію земли (Матѳ. 5, 13-14); предъ ними особенно глаголалъ, яже о царствіи Божіи (Дѣян. 1, 3); имъ однимъ открывалъ свое ученіе не въ притчахъ только, но и съ объясненіями (Лук. 8, 9-11); ихъ однихъ послалъ въ міръ точно также, какъ и самъ Онъ посланъ былъ отъ Отца своего (Іоан. 20, 21-22); то есть, съ такими же правами и властію не только благовѣствовать, но и избирать изъ среды вѣрующихъ преемниковъ благовѣствованія. Само собой слѣдуетъ, что св. Апостолы вездѣ и всюду, неотмѣнно исполняли слово Христово, поставляя въ свою чреду пастырей по всѣмъ насаждаемымъ ими Церквамъ, и передавая имъ не только свою власть и права, но и заповѣдь непрестанно пребывать въ словѣ и ученіи.

Чада Церкви! Всѣ мы призваны въ благодатный свѣтъ Христовъ; всѣмъ намъ заповѣдано возрастать во всякой премудрости и разумѣ духовнѣмъ (Кол. 1, 9). Итакъ, если вы хотите достойно ходить званія (Ефес. 4, 1) вашего, и мудрствовать во спасеніе: прибѣгайте къ Церкви святой въ простотѣ и незлобіи сердца, слушайте ея гласа, какъ гласа Христова, повинуясь во всемъ и покаряясь наставникамъ вашимъ (Евр. 13, 16), такъ-какъ имъ отъ самаго Господа ввѣрено попеченіе о душахъ вашихъ, и такъ какъ они предъ Нимъ же должны дать отчетъ въ своемъ служеніи Слову и вашему спасенію.

Умъ пытливый нерѣдко силится постигнуть предвѣчные совѣты Божіи и разрѣшить неразрѣшимое; но это уже есть грѣховное посягательство на разумъ Божій. Едва разумѣваемъ, яже на земли, а яже на небесѣхъ, кто изслѣди, волю же Твою, Господи, кто позна (Прем. 9, 16-17)? Евангеліе есть такая наука, которая пріемлется не столько умомъ, сколько сердцемъ и вѣрою. Обычныя состязанія и совопрошенія здѣсь неумѣстны. Всѣ наши званія, какъ бы онѣ обширны ни казались, въ дѣлахъ вѣры изчезаютъ, такъ сказать, въ безднѣ премудрости Божіей. И богопросвѣщенные умы, изслѣдывая стези благодати, съ изумленіемъ восклицали: о глубина (Рим. 11, 33)! Да и по слову самого Христа, тайны царствія открываются не премудрымъ и разумнымъ, а боящимся Господа (Матѳ. 11, 25), — тѣмъ, кои съ благоговѣніемъ приносятъ въ жертву Богу не только сердце и волю, яко Преблагому, но и познанія и разумъ, яко Премудрому. И къ чему мудрованіе плоти и крови тамъ, гдѣ все нужное для спасенія нашего самъ Отецъ явилъ (Матѳ. 16, 17) чрезъ Сына своего, и положилъ въ Церкви, которая исполнена благодати и истины непрестающей? Въ ея средѣ — Спаситель Христосъ, который есть путь и истина и животъ (Іоан. 14, 6); въ ея средѣ — Святый Духъ, который сохраняетъ ее, наставляетъ, освящаетъ, животворитъ и движется въ ней, какъ душа въ тѣлѣ. Итакъ, вы не можете быть чадами искупленія и благодати, если будете умствовать вопреки ученію Церкви. Всякое умствованіе, противное ея догматамъ, есть киченіе ума, непокореннаго подъ иго вѣры, и даже возстаніе на Церковь, которой мы давали обѣтъ въ вѣрности, и которая за это имѣетъ судить насъ, какъ строптивыхъ и непокорныхъ чадъ своихъ.

Да, Церковь имѣетъ право судить; но это уже есть проявленіе церковной власти, или же и самая власть въ собственномъ смыслѣ. Это суть тѣ духовные ключи, коими Церковь можетъ заключать и отверзать для вѣрующихъ двери царства небеснаго, связуя и разрѣшая. Это есть власть, имѣющая свою силу и дѣйствіе не на землѣ токмо, но и на небѣ, и слѣдственно, власть, въ извѣстномъ отношеніи, вѣчная. Словомъ: это есть власть, принадлежащая единому Богу, но, по благодати Христа, дарованная человѣкамъ — пастырямъ и учителямъ Церкви. «Апостолы и ихъ преемники», говоритъ св. Златоустъ, «получили такую власть, какой не далъ Богъ ни Ангеламъ, ни Архангеламъ; разрѣшеніе и связываніе пастырей касается души и проникаетъ въ самое небо: ибо что дѣлаютъ пастыри на земли, то утверждаетъ Богъ на небеси. Какая власть можетъ быть выше этой? Отецъ весь судъ отдалъ Сыну, но вижу, что Сынъ весь судъ этотъ отдалъ пастырямъ» [3].

Но сколь ни высока такая власть, однако же она и была и будетъ въ Церкви Христовой всегда, до исполненія всѣхъ лѣтъ и временъ. Вы сами, братія, сл́ужите тому живымъ доказательствомъ, когда, отягченные грѣхами, прихóдите къ жертвеннику Божію, и, повергаясь предъ подножіемъ креста Христова, исповѣдуете ваши согрѣшенія отцу духовному. Не правда ли, что въ ту минуту совершается надъ вами судъ, судъ не послѣдній, но тѣмъ не менѣе страшный? Съ какимъ смущеніемъ и боязнію вы износите изъ глубины души сокровенную книгу вашей совѣсти, вашихъ дѣлъ, вашихъ тайнъ, вашей жизни, и разгибаете ее предъ очами пастыря, ожидая отъ него приговора, или милующаго, или осуждающаго? И не онъ ли, по благодати, данной ему отъ самого Христа, разрѣшаетъ грѣхи ваши, имѣя власть связать ихъ? Не онъ ли разрѣшаетъ васъ на земли такъ, что въ тоже время всѣ грѣховныя узы ваши разрѣшаются на небѣ во святилищѣ правосудія Божія? Господь, съ которымъ вы паки вступаете въ таинственное общеніе, какъ члены съ Главою, даруетъ вамъ благодать, примиряющую васъ съ небомъ, успокоивающую вашъ духъ, исполняющую умиленіемъ и радостію ваше сердце, но даруетъ все это рукою пастыря нашего, и не иначе, какъ при его разрѣшеніи вашихъ грѣховъ.

Но это не всѣ. Въ настоящій день въ семъ же храмѣ имѣетъ совершиться священный обрядъ православія. Что это значитъ? Не то ли, что Церковь Христова, если когда и гдѣ, то здѣсь соборнѣ и торжественно вступаетъ въ права власти своей, и всенародно возобновляя, въ памяти вѣрующихъ, всѣ основныя истины вѣрованія, и всѣ важнѣйшія правила жизни христіанской, произноситъ на однихъ изъ насъ слово прещенія и осужденія, а на другихъ, — слово похвалы и ободренія. Скажемъ яснѣе. Въ настоящій день, св. Церковь, послѣдуя священному Писанію и держась преданій первовѣковыхъ и самоапостольскихъ, съ одной стороны, всенародно произноситъ судъ надъ тѣми изъ упорныхъ грѣшниковъ, коихъ жизнь — явное нечестіе, правила — соблазнъ, ученіе — богохульство, и затѣмъ, отлучая таковыхъ отъ общенія съ вѣрующими, всенародно же предаетъ ихъ конечному суду Божію, а съ другой, также всенародно, восхваляетъ и ублажаетъ вѣчными благословеніями не только нарочитыхъ поборниковъ православія, но и всѣхъ христіанъ, просіявшихъ и сіяющихъ чистотою вѣры и святостію жизни.

Мы не будемъ говорить вполнѣ о томъ, съ какою цѣлію Церковь установила и каждогодно совершаетъ это священное дѣйствіе. Мы скажемъ о томъ лишь, что отлученіе отъ Церкви, приводя въ невольное содроганіе грѣшника, какъ ни кажется страшнымъ, но въ порядкѣ благодатныхъ средствъ, коими милосердіе Божіе зоветъ насъ ко спасенію, и оно необходимо, какъ мѣра спасительная и вполнѣ богомудрая. Кто здѣсь не видитъ, что нравственное сотрясеніе обумершаго грѣшника направлено къ приведенію его въ чувство и къ возбужденію въ немъ дыханія жизни Божіей и святой? И посмотрите, съ какимъ матернимъ болѣзнованіемъ, съ какимъ умиленіемъ св. Церковь молится о нераскаянныхъ, даже и по преданіи ихъ суду Божію, — молится, чтобы самъ благій Отецъ, силою благодати искупленія, оживилъ и эти засохшія вѣтви, возбудилъ бы въ нихъ желаніе привиться къ животворной лозѣ — Господу Іисусу. Такимъ образомъ св. Церковь совершаетъ обрядъ отлученія явныхъ продерзателей отъ общенія съ вѣрующими, не въ видахъ только отнятія, отъ тѣла Церкви, членовъ зараженныхъ, а скорѣе, въ видахъ уврачеванія ихъ, и — предохраненія отъ нравственной заразы своихъ собственныхъ чадъ, еще неутвердившихся въ вѣрѣ Христовой. На этотъ-то конецъ и низводитъ она животворную росу благословеній на всѣхъ вѣрующихъ, чтобы ободрить, воодушевить и укрѣпить ихъ въ неослабномъ шествіи по пути хотя и царскому, но не широкому и не свѣтлому.

Итакъ, дерзайте и мужайтесь, избранные сыны благодати! Міръ, которому вы не должны служи́ть, хотя и живете въ немъ, не престанетъ искушать васъ своими соблазнами и озлобленіями; но и вы не преставайте побѣждать его вѣрою (1 Іоан. 5, 4). Благословенія, кои нынѣ изрекаетъ вамъ Церковь, не суть конечная награда за ваши труды и подвиги, но онѣ суть вѣрный залогъ той мзды многой, которая уготована вамъ въ небѣ (Матѳ. 5, 12), и какбы знаменіе, по которому всемірный Судія взыщетъ васъ въ день воздаянія и введетъ въ наслѣдіе царствія, уготованнаго вамъ отъ сложенія міра (Матѳ. 25, 34). Въ благословеніяхъ Церкви васъ благословляетъ самъ Отецъ небесный. Церковь не возглашаетъ именъ вашихъ, но онѣ извѣстны Тому, который знаетъ сущія своя (2 Тим. 2, 19), и уже написаны тамъ, въ книгу живота, буквами недовѣдомыми, но неизгладимыми.

Таковы, братія, священныя права и непререкаемая власть Церкви, которую Господь «воздвигнулъ на земли», по словамъ одного отца Церкви, «какъ безопасную пристань, въ которой міръ, волнуемый и обуреваемый отъ грѣховъ, можетъ находить пристанище и спасеніе» [4]. О, какая неизреченная милость Божія къ намъ грѣшникамъ! Искупитель, совершившій спасеніе наше, не только даровалъ намъ всѣ средства къ полученію благодати спасенія, но и приблизилъ къ намъ, положивъ ихъ въ Церкви своей, какъ въ нѣкоей сокровищницѣ. «Въ Церкви», говоритъ св. Василій Великій, «полнота всѣхъ благъ и благословеній» [5]. И подлинно, Церковь есть живоносный источникъ благостыни небесной и всѣхъ даровъ благодати; въ ней — познаніе Христа и поклоненіе Богу въ Троицѣ; въ ней — очищеніе грѣховъ и возрожденіе водою и духомъ; въ ней — оправданіе, освященіе, всыновленіе Божіе, такъ что никто не можетъ быть святымъ и праведнымъ, кто не освящается Церковію; никто не можетъ имѣть Бога Отцемъ, кто не имѣетъ Церкви мáтерію [6]. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Въ бытность на чредѣ священнослуженія.
[2] Іерем., патр. конст., отвѣтъ лютер. на 8 гл.
[3] 3-я кн. о священ. т. 4, стр. 168.
[4] Ѳеоф. Антіох. II, 14.
[5] Толков. на псал. 44.
[6] Св. Кипріана, О единствѣ Церкви.

Источникъ: Слова и рѣчи преосвященнаго Софоніи, епископа Туркестанскаго и Ташкентскаго. Томъ I. — СПб.: Въ типографіи духовнаго журнала «Странникъ», 1876. — С. 217-229.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0