Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 21 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

С

Митр. Сергій Ляпидевскій († 1898 г.)
Слово въ день трехъ святителей Василія Великаго, Григорія Богослова и Іоанна Златоустаго. (Первое.)

А имена ихъ живутъ въ роды (Сир. 44, 13).

Празднуемъ нынѣ тремъ святителямъ, изъ которыхъ каждый, кромѣ своего имени, носитъ свое отличительное названіе. Когда же и почему названы: Василій — Великимъ, Григорій — Богословомъ, Іоаннъ — Златоустымъ?

Имя «Великаго», когда еще былъ въ живыхъ святый Василій, содѣлалось собственнымъ именемъ его: уже современники называли его мужемъ «истинно великимъ» [1]. Названіе сіе основывается на словахъ Христовыхъ: иже сотворитъ, и научитъ, сей велій наречется (Матѳ. 5, 19). Не длинна была жизнь святаго Василія (онъ жилъ около пятидесяти лѣтъ); но была обильна дѣлами благочестія, и не обыкновенно велика сила души его. Довольно припомянуть здѣсь то, чтó говорилъ онъ сильнымъ земли. Валентъ требовалъ отъ него покровительства аріанству; Василій отвѣчалъ: «Когда итетъ дѣло о Богѣ, все прочее для насъ ничто. Огонь, мечъ, звѣри, желѣзныя когти скорѣе радость доставятъ намъ, нежели повергнуть въ ужасъ» [2]. Какъ дѣйствія святаго Василія отличались необыкновенною твердостію: такъ въ его ученіи всегда выражалось духовное, благодатное величіе. Ученые Греки о немъ отзывались: «Если кто другой обладаетъ языкомъ чистымъ и величественнымъ: Василію нужно отдать преимущество. Убѣдительность соединяетъ онъ съ пріятностію и ясностію. Рѣчь его такъ обильна и плавна, какъ ручей, свободно вышедшій изъ своего источника» [3]. Полный пламенной любви къ Богу и благоговѣйнаго удивленія къ красотамъ природы, онъ утверждалъ и въ окружавшихъ его чувство благоговѣнія къ Богу, истинной вѣры и любви къ ближнимъ. Писанія святаго Василія безсмертныя и живительныя, какъ и его дѣла, утвердили за нимъ названіе Великаго.

Святаго Григорія, также издревле, Церковь почтила именованіемъ Богослова, приближая его по духу къ высокому между апостолами Іоанну Богослову. Ибо какъ созерцаніе сего Евангелиста проникало дальше другихъ умовъ въ глубины Божества, и преимущественно было обращено къ Предвѣчному Слову, Божію Сыну: такъ и святитель Григорій, превосходя современниковъ глубокомысленнымъ постиженіемъ догматовъ православія, подробно, противъ современныхъ ересей, изложилъ чистое ученіе о единосущіи Сына Божія съ Богомъ Отцемъ и Святымъ Духомъ. Богословствованіе Григорія служило руководствомъ для послѣдующихъ, православныхъ богослововъ. Такъ Іоаннъ Дамаскинъ, пользуясь его словами, составилъ «изложеніе вѣры» и самыя вдохновенныя пѣснопѣнія, каковы напримѣръ ирмосы на Рождество Христово: «Христосъ раждается, славите!» Григорій Богословъ былъ ученнѣйшій мужъ своего времени; но всю свою ученость обратилъ къ Богомыслію и на защиту Православія. На седьмомъ вселенскомъ соборѣ онъ называемъ былъ «соименникомъ богословія».

Почему святый Іоаннъ прозванъ Златоустымъ, легко можетъ догадаться и тотъ, кто не знакомъ съ его твореніями. Очевидно, уста златыя служатъ означеніемъ изищества рѣчи. Есть преданіе [4], что одна женщина, слушая проповѣдь его, въ восторгѣ воскликпула: «О златоустый! Кладязь твоего краснорѣчія глубокъ; а вервь моего разумѣнія коротка». Если послѣдняя половина сего восклицанія свидѣтельствуегъ о смиреніи христіанки, слушавшей Златоуста: то первая часть сего отзыва вѣрно указываетъ на глубину и силу его краснорѣчія. Его ученіе такъ привлекательно и неистощимо, какъ рудникъ, который, хотя и много изъ него извлекаютъ драгоцѣнностей, не перестаетъ быть златосодержательнымъ. Достоинство его слова не только въ томъ, что оно обильно, чисто и изящно, но и въ томъ, что оно для всѣхъ и всюду полезно, какъ золото, которое вездѣ и всегда цѣнится высоко. Описываетъ ли онъ пороки? — Они какъ будто изъ жизни нашего общества. Даетъ ли совѣты? — Ими очень можно пользоваться и нынѣшнимъ христіанамъ. Объясняетъ ли предметы вѣры? — Дѣлаетъ это такъ близко къ понятіямъ каждаго, такъ ясно и вразумителыю, что непримѣтно вливаетъ въ душу свѣтъ истины и теплоту вѣры. Посему, въ честь Златоуста, мы поемъ: «Устъ твоихъ якоже свѣтлость огня возсіявши благодать, вселенную просвѣти!» [5]

Итакъ, достойно усвоены ублажаемымъ нынѣ святителямъ высокія ихъ наименованія, которыхъ притомъ они сами не искали. Чрезъ сіе и намъ подается нѣкоторое вразумленіе. Въ наше время, иные стараются присвоить себѣ почетныя названія незаслуженно и напрасно; хотятъ почитаться образованными, имѣя самый поверхностный взглядъ на предметы высшей важности; любятъ говорить о своихъ обширныхъ занятіяхъ и неутомимомъ трудолюбіи, тогда какъ все дѣлаютъ чужимъ умомъ и чужими руками; бываютъ даже такіе, которые желаютъ прослыть благочестивыми, не касаясь и перстомъ бремени подвига, не зная на дѣлѣ ни молитвы, ни поста. Не такъ опредѣлилъ Богъ отъ начала міра: прежде изъ ничтожества явились созданія, а потомъ наречены имъ имена. Подобное сему и въ кругѣ жизни человѣка: прежде онъ долженъ чтó-либо доброе и примѣчательное создать, а доброе именованіе, рано или поздно, само придетъ къ нему. Но еслибъ и совсѣмъ общественная молва не оцѣнила подъятыхъ нами трудовъ: развѣ мы должны трудиться только для почетныхъ отзывовъ и высокихъ именованій? Христіанство славно не по названіямъ и земнымъ почестямъ, а по чистотѣ вѣры и святымъ дѣламъ. Не тотъ великъ, кто здѣсь таковъ; но тотъ, кто велій наречется въ царствіи небеснѣмъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Григорій Богословъ въ похвальномъ словѣ ему.
[2] Творенія Григорія Богослова. Ч. IV, стр. 105.
[3] Объ отцахъ Церкви. Том. II, стр. 133.
[4] У Метафраста.
[5] Тропарь Святителя.

Источникъ: Слова Сергія, епископа Курскаго. — М.: Въ Университетской типографіи, 1870. — С. 371-376.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0