Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 17 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 22.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Р

Проф. В. П. Рыбинскій († 1944 г.)
Слово въ пятокъ четвертой недѣли Великаго поста при воспоминаніи страстей Христовыхъ.
О храненіи церковныхъ уставовъ
[1].

Ведоша же Іисуса отъ Каіафы въ преторъ, бѣ же утро, и тіи не внидоша въ преторъ, да не осквернятся, но да ядятъ пасху (Іоан. 18, 28).

Итакъ, среди клеветы и ненависти, сплетшихъ терновый вѣнецъ Спасителю нашему, въ безднѣ злобы, уготовавшей крестъ и смерть Сыну Божію, мы видимъ, наконецъ, и проявленіе благочестія... У судилища римскаго игемона старѣйшины іудейскіе являютъ себя ревнителями отеческихъ уставовъ и преданій. Они вспоминаютъ о томъ, что съ вечера наступившаго дня начинается великій праздникъ Пасхи. И вотъ, боясь лишить себя участія въ этомъ праздникѣ, они не рѣшаются даже войти въ преторію римскаго правителя, дабы не оскверниться чѣмъ-либо въ жилищѣ язычника...

Безъ сомнѣнія, въ настоящій часъ, когда евангельское повѣствованіе оживило въ насъ образъ распятаго Господа, мы чувствуемъ, братіе, тщетность этой внѣшней праведности іудейскихъ старѣйшинъ. Какое внутреннее противорѣчіе, — невольно говоримъ мы, — какое пагубное лицемѣріе! Попираютъ основные законы правды и любви, но въ то же время надѣются соблюсти чистоту! Готовятся пролить неповинную кровь и совершить преступленіе, величайшее изъ всѣхъ, свидѣтелемъ которыхъ когда-либо былъ міръ, но вмѣстѣ съ тѣмъ боятся осквернить себя посѣщеніемъ преторіи римскаго игемона!... И при этихъ воспоминаніяхъ у многихъ изъ насъ, безъ сомнѣнія, возникаетъ, невольная скорбь о заблуждавшихся по невѣдѣнію и невольное негодоваыіе на лицемѣрившихъ сознательно.

Не будемъ, однакоже, судить враговъ Господа нашего, чтобы и намъ не быть осужденными въ томъ же. Не подражая лицемѣрію, научимся лучше у старѣйшинъ іудейскихъ той ревности, съ какой блюдутъ они свои отеческіе уставы и преданія.

И у насъ, братіе, есть уставы, которыми опредѣляется образъ выраженія нашей вѣры и нашихъ стремленій къ христіанскому совершенству. Эти уставы завѣщаны намъ глубокою древностью и утверждены для насъ Церковью. Какъ извѣстно, предки наши отличались ревностью о храненіи ихъ, и земля наша нѣкогда именовалась за это святою. Но намъ, потомкамъ, приходится быть свидѣтелями того, какъ съ каждымъ годомъ слабѣетъ эта ревность. Нынѣ въ средѣ православнаго народа русскаго усиленно распространяются ученія, имѣющія своею цѣлью отвергнуть всю внѣшнюю сторону христіанскаго благочестія, и эти ученія находятъ одобреніе и встрѣчаютъ сочувствіе у многихъ. Въ послѣдніе годы образовались у насъ даже цѣлыя общества, которыя открыто заявляютъ о своемъ отрицаніи церковныхъ уставовъ и во имя этого отрицанія отдѣляются отъ церковнаго единства. Сознаемся, что и многіе изъ насъ, — конечно считающихъ себя членами Православной Церкви, — на дѣлѣ давно уже перестали исполнять съ должнымъ вниманіемъ ея уставы. Церковныя празднества превратились у насъ въ дни мірскаго веселья; посты сдѣлались лишь только напоминаніемъ объ извѣстныхъ періодахъ времени; общественное богослуженіе, почти не посѣщаемое одними, стало безжизненной формой и мертвымъ обрядомъ для другихъ... Приходится слышать даже о томъ, что въ нѣкоторыхъ кругахъ нашего общества считается непринятымъ совершать крестное знаменіе, класть земные поклоны и участвовать въ тѣхъ или иныхъ священнодѣйствіяхъ... Какъ видно, церковные уставы о внѣшнемъ благочестіи представляются нынѣ уже излишнимъ стѣсненіемъ, неудобоносимымъ тяжелымъ игомъ, и, слыша напоминаніе о нихъ, мы готовы сказать: жестоко есть слово сіе, и кто можетъ его послушати (Іоан. 6, 60). Иные же пытаются даже отвергать эти уставы во имя нѣкоей высшей праведности христіанской. Предписываемыя Церковью дѣла внѣшняго благочестія имъ кажутся слишкомъ малыми и потому недостойными ихъ вниманія. Они готовы обратиться къ Церкви со словомъ древнихъ нечестивцевъ, съ насмѣшкой говорившихъ нѣкогда пророку: «кого хочетъ онъ учить вѣдѣнію и кого вразумлять проповѣдью? Отнятыхъ отъ грудного молока, отлученныхъ отъ сосцовъ матери? Ибо все заповѣдь на заповѣдь, правило на правило, тутъ немного и тамъ немного» (Ис. 27, 9-10)... Сущность благочестія христіанскаго, разсуждаютъ они, заключается въ настроеніи, въ нашихъ мысляхъ и чувствахъ, — и современному человѣку должно предоставить полную свободу въ проявленіи этихъ чувствъ: онъ выросъ изъ тѣхъ рамокъ, которыя опредѣлены для него церковными уставами, и послѣдніе должны быть приведены въ согласіе съ порядками теперешней жизни... Быть можетъ, мы, стоящіе здѣсь, не утвердились въ этихъ мысляхъ; но, безъ сомнѣнія, нерѣдко онѣ приходятъ каждому изъ насъ, и немало ослабляютъ наше усердіе къ храненію церковныхъ уставовъ.

Въ виду этого благовременно привести намъ, братіе, на мысль, что и основы нашей вѣры, и образъ нашего благочестія не могутъ быть опредѣляемы самими нами, по нашимъ личнымъ понятіямъ и желаніямъ. Область вѣры безпредѣльна и окружена глубокой тайной. Для ограниченнаго ума человѣческаго, предоставленнаго самому себѣ, трудно проникнуть въ эту область, трудно не уклониться отъ прямого пути на распутія сомнѣній и заблужденій. Намъ должно отдаться, поэтому, подъ руководство Господа Іисуса Христа, который одинъ есть свѣтъ истинный, просвѣщаяй всякаго человѣка грядущаго въ міръ (Іоан. 1, 9). Но этотъ свѣтъ, братіе, сіяетъ только въ Церкви. По волѣ самого Господа, только Церковь есть истинная хранительница евангельскаго ученія, только она есть сокровищница благодатныхъ силъ, дарованныхъ намъ, она одна есть посредница между нами и Богомъ. Поэтому для каждаго, кто желаетъ исповѣдывать подлинное ученіе Христово, необходимо принадлежать къ Церкви. Но пока мы члены Церкви, она есть наша руководительница въ духовной жизни, она даетъ намъ и правила вѣры, и уставы благочестія. Въ области обычныхъ житейскихъ отношеній мы видимъ, что принадлежность къ извѣстному обществу предполагаетъ обязательство соблюдать его уставы. Во всякихъ человѣческихъ союзахъ сознательное и упорное нарушеніе уставовъ разсматривается, какъ измѣна цѣлямъ союзовъ, и ведетъ нарушителей къ исключенію изъ нихъ. Справедливость требуетъ, чтобы то же самое имѣло мѣсто и въ области духовной нашей жизни. Если хотимъ мы оставаться добрыми членами того великаго союза, который именуется Церковію, то долгъ нашъ свято блюсти церковные уставы во всей ихъ полнотѣ.

Не будемъ искушать себя лукавою мыслью о томъ, что уставы эти есть нѣчто малое, и потому не требующее нашихъ особенныхъ попеченій. Много ли у каждаго изъ насъ великихъ дѣлъ, чтобы пренебрегать ради ихъ малыми? Припомнимъ, съ другой стороны, что въ очахъ Божіихъ цѣнны и малыя проявленія благоговѣнія къ Нему и любви. Въ книгу жизни заносится братіе, и кружка холодной воды, поданной жаждущему, и лепта бѣдной вдовицы, и смиренный вздохъ грѣшнаго мытаря... Притомъ же, слово Божіе внушаетъ намъ, что вѣрный въ малѣ, и во мнозѣ вѣренъ есть (Лук. 16, 10). А по свидѣтельству опыта, паденію человѣка всегда предшествуетъ невѣрность въ маломъ, и мы знаемъ, что многіе, погубившіе вѣру, начали съ небреженія о постѣ и молитвѣ... Но самое главное, — мы глубоко заблуждаемся, когда церковные уставы считаемъ чѣмъ-то слишкомъ малымъ, когда, оправдывая небреженіе о нихъ, ссылаемся на то, что благочестіе христіанское должно проявляться въ душѣ человѣка и въ его внутренней праведности.

По заповѣди Господа Іисуса Христа, дѣйствительно, послѣдователи Его прежде всего должны пещись о чистотѣ помысловъ и чувствъ, желаній и намѣреній. Гдѣ отсутствуетъ чистота сердца, въ комъ не обновляется внутренній человѣкъ, въ томъ можетъ быть только образъ благочестія, но не сила его. По слову апостола, и вѣра и знаніе, и милостыня и страданія не имѣютъ настоящей цѣны, если не соединяются съ христіанской любовью (1 Кор. 13, 2-3). Однакоже одними добрыми чувствами нельзя ограничить все христіанское благочестіе. Вѣра христіанская не есть одно только ученіе, которое можетъ быть воспринимаемо умомъ и ощущаемо сердцемъ. Господь Іисусъ Христосъ не ученіе только преподалъ намъ, но даровалъ и благодатныя силы, и эти силы Онъ заключилъ въ Церкви. Благочестіе христіанское состоитъ не въ принятіи только отвлеченныхъ истинъ евангельскихъ, но и въ усвоеніи этихъ благодатныхъ силъ. А чтобы усвоить ихъ, мы необходимо должны жить жизнью Церкви, которая выражается въ ея уставахъ. Никакими добрыми чувствами, никакою внутренней праведностью мы не можемъ замѣнить того, что даетъ намъ участіе въ жизни Церкви, въ исполненіи всѣхъ ея уставовъ.

Да и обладаемъ ли мы, братіе, въ дѣйствительности той внутренней праведностью, во имя которой считаемъ ненужными уставы внѣшняго благочестія? Гдѣ въ жизни нашей чистота сердца, гдѣ любовь христіанская, гдѣ другія добродѣтели евангельскія, которыя мы такъ охотно противополагаемъ исполненію церковныхъ уставовъ? Не является ли та высшая праведность, которою мы хвалимся, по большей части одной только внѣшней благопристойностью? Не сказалъ-ли бы и намъ Господь того же, что говорилъ Онъ нѣкогда фарисеямъ и книжникамъ іудейскимъ: Горе вамъ, яко очищаете внѣшнее сткляницы и блюда, внутрьуду же суть полни хищенія и неправды. Горе вамъ, яко подобитеся гробомъ повапленымъ, иже внѣуду убо являются красны, внутрьуду же полни суть костей мертвыхъ и всякія нечистоты (Матѳ. 23, 25-27)?.. Но если такъ, то, очевидно, не избытокъ внутренней праведности, не ревность о ней именно побуждаетъ насъ къ пренебреженію уставами внѣшняго благочестія. Причина сего, безъ сомнѣнія, въ томъ, что недостаетъ намъ внутренняго одушевленія своею вѣрой, нѣтъ у насъ искренняго стремленія къ христіанскому совершенству. Кто ищетъ этого совершенства, тотъ не отказывается отъ подвиговъ для Господа, тотъ памятуетъ слово Писанія, что Царствіе небесное берется силою, путемъ самопринужденія и труда. А мы въ глубинѣ своей души всегда желаемъ облегчить путь къ достиженію спасенія и снять съ себя все, что можетъ служить преградой для нашихъ грѣховныхъ желаній. Потому и стремимся мы такъ усиленно свести все благочестіе къ области чувствъ, что за ихъ неопредѣленностью и непроизвольностью надѣемся оставить много свободы для своихъ грѣховныхъ навыковъ. Потому и говоримъ мы, что соблюденіе заповѣдей Церкви есть нѣчто внѣшнее и маловажное...

Не будемъ, однакоже, обольщать себя! Опредѣленный Церковью образъ внѣшняго благочестія не стѣсняетъ свободы нашихъ христіанскихъ чувствъ, не мѣшаетъ нашимъ стремленіямъ къ истинному совершенству. Напротивъ, для того и существуютъ уставы Церкви, чтобы укрѣплять и возгрѣвать вѣру нашу, вселять въ насъ навыкъ къ добродѣтели и вести насъ по пути добра. Мірская суета, братіе, окружаетъ насъ со всѣхъ сторонъ, и шумъ ея изгналъ бы у насъ всякую мысль о душѣ, если бы не приходила къ намъ на помощь св. Церковь съ своими уставами внѣшняго благочестія. Какъ любвеобильная мать, пекущаяся о непослушныхъ и легкомысленныхъ дѣтяхъ, своими уставами Церковь напоминаетъ намъ о томъ, что есть едино на потребу и что, однакоже, постоянно забывается нами. Въ богослуженіяхъ и празднествахъ она предлагаетъ намъ опыты и упражненія въ молитвѣ. Въ постахъ и говѣніяхъ она учитъ обуздывать страсти, наставляетъ самоотверженію и любви. Колѣнопреклоненіями и земными поклонами она внушаетъ намъ смиренное сознаніе своего ничтожества предъ Богомъ. Всѣмъ своимъ чиномъ внѣшняго благочестія она хочетъ запечатлѣть въ насъ начала и основанія христіанскихъ добродѣтелей. И уроки, преподаваемыя Церковью, тѣмъ поучительнѣе для насъ, что они выработаны вѣковою мудростью, богопросвѣщенными людьми, проникавшими въ глубины человѣческаго сердца и знавшими всѣ его потребности. Да и каждый изъ насъ не испытывалъ-ли хоть разъ въ жизни силу этихъ спасительныхъ уроковъ! Не очищалась-ли душа наша, не смягчалось-ли сердце, не проникалось-ли внутреннимъ миромъ все существо наше въ тѣ дни, которые проводили мы въ согласіи съ церковнымъ уставомъ?.. Безъ сомнѣнія, если бы возвратить намъ древнюю ревность объ этихъ уставахъ, то вмѣстѣ съ нею возвратились бы и многія добродѣтели христіанскія, нынѣ почти утерянныя нами. Живя дѣйствительно жизнью Церкви, мы жили бы въ общеніи съ Богомъ, источникомъ всякаго блага. А нынѣ, удаляясь отъ Церкви и ея уставовъ, мы удаляемся и отъ Бога. И вотъ, вмѣстѣ съ этимъ уходятъ отъ насъ и миръ, и довольство, и безопасность, и счастье!

Будемъ же, братіе, твердо стоять въ вѣрѣ и свято хранить преданіе Церкви, которая есть единственная надежная руководительница наша на пути спасенія. Но будемъ хранить церковные уставы не такъ, какъ распявшіе Господа старѣйшины іудейскіе: будемъ, вмѣстѣ съ этимъ созидать въ себѣ и сердце чистое, и духъ правый!

Примѣчаніе:
[1] Произнесено въ церкви Кіево-Братскаго монастыря 1901 г. 9 марта.

Источникъ: Вл. Рыбинскій. Слово въ пятокъ четвертой недѣли Великаго поста при воспоминаніи страстей Христовыхъ. О храненіи церковныхъ уставовъ. // Журналъ «Труды Кіевской духовной академіи» — 1901. — Томъ I. — Кіевъ: Типографiя И. И. Горбунова, 1901. — С. 483-490.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0