Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 19 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 18.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Ф

Архіеп. Филаретъ Гумилевскій († 1866 г.)
Слова и бесѣды на святую Четыредесятницу.

Бесѣда въ третью недѣлю поста.

Иже аще хощетъ душу свою спасти, погубитъ ю: а иже погубитъ душу свою Мене ради и евангелія, той спасетъ ю (Марк. 8, 35).

Странное, повидимому, ученіе предлагаетъ намъ Господь Іисусъ въ нынѣ чтенномъ евангеліи. Кто хочетъ, говоритъ Онъ, спасти душу свою: тотъ погубитъ ее и кто погубитъ ее Мене ради, тотъ спасетъ ее. Отчего это такъ? Почему нельзя, не погубляя души́, спасти ее и, спасая ее, не погубить? И какъ это такъ? Спасая душу погубляешь ее, а погубляя спасаешь? Не наоборотъ ли? Кажется, что тотъ, кто рѣшился спасти душу, кто рѣшился употребить всѣ способности къ ея Сохраненію и преодолѣть всѣ препятствія, какія только могутъ встрѣчаться ему, тотъ рано или поздно достигнетъ цѣли, — сохранитъ душу.

Чтобы не быть въ недоумѣніяхъ, которыя иногда могутъ оканчиваться ложными убѣжденіями, вредными для душевнаго спасенія, разсмотримъ внимательно, что значатъ слова Спасителя, произнесенныя для насъ нынѣ при крестѣ Его: Иже бо аще хощетъ душу свою спасти, погубитъ ю: а иже погубитъ душу свою Мене ради, той спасететъ ю.

О какой душѣ говоритъ здѣсь Спаситель? Не имѣетъ ли Онъ въ виду только временную жизнь, требуя ея пожертвованія для Его имени предъ гонителями имени Его? Такой смыслъ простъ и слова Спасителя въ такомъ случаѣ мало касались бы насъ, которые живемъ не во времена открытыхъ гоненій за вѣру. Но подлинно, одно ли пожертвованіе жизнію разумѣетъ Спаситель? Если бы было такъ, тогда надлежало ожидать, что всѣ возлюбленные Христовы умирали бы не иначе, какъ смертію мученическою; а вмѣстѣ съ тѣмъ награда за подвигъ мученическій была бы не очень значительна, — возвращеніе жизни физической за предѣлами гроба. Сколько первое несогласно между прочимъ съ повелѣніемъ Спасителя — удаляться изъ того мѣста, гдѣ не принимаютъ вѣрнаго ученика Христова, столько второе несовмѣстно съ благостію небеснаго Отца.

О какой же душѣ говоритъ Спаситель? Всмотримся ближе въ слова Его. Иже бо аще хощетъ: слова показываютъ, что слова сіи имѣютъ связь съ предъидущимъ. Что же сказано прежде того? И призвавъ народы со ученики своими, рече имъ: иже хощетъ по Мнѣ идти, да отвержется себе, и возьметъ крестъ свой, и по Мнѣ грядетъ. Иже бо аще хощетъ душу свою спасти, погубитъ ю. Итакъ, Спаситель сперва предлагаетъ заповѣдь о самоотверженіи, о несеніи креста своего, и послѣдованіи за Нимъ; и потомъ представляетъ побужденіе къ тому — то, что кто хочетъ душу свою спасти, тотъ погубитъ ее. Скажешь ли теперь, что заповѣдь о самоотверженіи и несеніи креста надобно соблюдать потому, что иначе, сберегая жизнь тѣлесную, можно погубить ее? Но не ясно ли, что побужденіе, принимаемое въ такомъ смыслѣ, касается силою своею только случаевъ, когда надобно жертвовать жизнію: что же побуждать насъ будетъ къ самоотверженію, къ несенію креста, къ послѣдованію за Іисусомъ во всякое другое время, т. е. во всю жизнь земную, исключая опасностей смерти? Притомъ, въ такомъ случаѣ побужденіе слишкомъ слабо было бы въ сравненіи и съ одною заповѣдію о самоотверженіи. Что значитъ сохраненіе жизни тѣлесной, хотя бы и самой долгой, въ сравненіи съ подвигомъ самоотреченія? Что значитъ тоже пріобрѣтеніе въ сравненіи съ такимъ подвигомъ, каковъ подвигъ терпѣть во всю жизнь, терпѣть скорби, страданія, лишенія разнаго рода? Напротивъ и сила побужденія и естественность смысла словъ вполнѣ открываются для насъ, когда скажемъ, что слова: иже хощетъ душу свою спасти, погубитъ ю, — означаютъ то, что кто хочетъ беречь себя для себя, тотъ навѣрно погубитъ себя. Тройственная заповѣдь о самоотреченіи, о несеніи креста, о послѣдованіи за Іисусомъ, по содержанію своему, есть одна заповѣдь о полномъ самоотреченіи. Надобно выполнять эту заповѣдь, надобно вполнѣ отрещись себя — почему? Естественный смыслъ Спасителева отвѣта тотъ: иначе поступая погибнешь, а — поступая по заповѣди, спасешься; или: кто захочетъ беречь себя, погубитъ себя, а кто погубитъ себя для Господа, спасетъ себя. Итакъ, не отрекаться отъ себя и беречь душу свою одно и тоже. Спаситель каждый разъ, говоря о спасеніи или погубленіи души, прибавляетъ къ слову о душѣ слово: свою. Кто хощетъ душу свою спасти; иже погубитъ душу свою. Что же это значитъ? То что въ человѣкѣ, каковъ онъ нынѣ, двѣ жизни: одною жизнію живетъ онъ для себя, для своихъ желаній, для своихъ страстей, для своихъ влеченій; а другая жизнь та, которую онъ живетъ и дышетъ для Господа. Живя одною первою жизнію, онъ до такой степени можетъ прилѣпляться къ своему тѣлу, что изъ всего состава его выйдетъ только плоть, какъ и называется такой человѣкъ въ писаніи (1 Кор. 15, 50); или — до того можетъ обольщаться гордостію, самомнѣніемъ, что приблизится къ положенію духа отверженнаго: разгордѣвся въ судъ впадетъ діаволъ. Другая жизнь — совсѣмъ другаго рода; она живетъ не для плоти, она только смиряетъ себя, воздыхаетъ о грѣхахъ, плачетъ о немощахъ, молитъ о помощи и — вся, въ Господѣ. Нѣтъ ничего въ мірѣ, нѣтъ ничего въ желаніяхъ и расположеніяхъ сердца, чего бы не готова была она принесть Господу своему, такъ какъ Господь Самъ все сдѣлалъ для нее, отрекся отъ славы Сына Божія и въ образѣ раба предалъ Себя на крестную смерть. Въ одномъ и томъ же человѣкѣ эти два рода жизни остаются до гроба: но въ иномъ преобладаетъ жизнь для Господа, и только по временамъ обнаруживается жизнь для себя; въ другомъ преобладаетъ жизнь для себя, и едва замѣтна жизнь для Господа. Есть инъ законъ во удѣхъ моихъ, противувоюющъ закону ума моего, и плѣняющъ мя закономъ грѣховнымъ (Рим. 7, 23), исповѣдуетъ о себѣ небошественный Павелъ.

Теперь понятно, почему спасая душу свою, мы можемъ погубить ее, а пагубляя спасать? Пусть жизнь для себя будетъ жизнію для плоти, что выдетъ изъ того? Смерть души, вѣчная погибель. Не льститеся: Богъ поругаемъ не бываетъ; еже бо аще сѣетъ человѣкъ, тожде и пожнетъ: яко сѣяй въ плоть свою, отъ плоти пожнетъ истлѣніе (Гал. 6, 7-8). Безпечность можетъ жить для плоти въ совершенной забывчивости о послѣдствіяхъ такой жизни; наглое нечестіе можетъ даже говорить: гдѣ обѣтованіе пришествія Его? (2 Петр. 3, 4). То и другое какъ бы въ сонной дремотѣ говоритъ: все пройдетъ и мы поживемъ спокойно. Но — пусть безпечностъ и нечестіе не обольщаютъ себя пустыми мечтами. Законы вѣчнаго непреложны и правда Его назначила каждому должное. Кто сѣялъ сѣмена дѣлъ на почвѣ плоти, получитъ и жатву плоти — тлѣніе, погибель. Врагамъ креста Христова кончина — погибель (Флп. 3, 19). Пусть жизнь для себя будетъ жизнію ослѣпленной гордости, тщеславія, любочестія: какой конецъ будетъ такой жизни? Другому быть нельзя, кромѣ того, какой постигъ духъ гордыни. Богъ гордымъ противится. Мерзость предъ Господемъ всякъ горделивый. Гордость живетъ внѣ Бога; чему же быть внѣ Бога, кромѣ ада и геенны? Тайная гордость защищаетъ иныхъ отъ низкихъ поступковъ, заставляетъ рѣшаться даже на дѣла великодушія, безкорыстія видимаго, честности. Но вѣренъ Тотъ, кто сказалъ: аще не избудетъ правда ваша паче книжникъ и фарисей, не внидете въ царствіе небесное (Матѳ. 5, 20).

Вся ваша суть, вы же Христовы, Христосъ же Божій (1 Кор. 3, 23), учитъ св. апостолъ. Вотъ связь всего существующаго! Все для насъ готово, и средства къ жизни земной, и средства къ жизни вѣчной. Кто измѣритъ безпредѣльную любовь Божію къ намъ грѣшнымъ? Вся ваша суть: но съ тѣмъ, чтобы вы были Христовы, тогда какъ Христосъ есть Божій, отъ Бога посланный Спаситель, спасающій всѣхъ грѣшниковъ. Если Христовы мы, если все наше приносится въ жертву Христу Господу: то Его жизнь становится нашею жизнію, Онъ вселяется въ сердца наша; а со Христомъ — въ чемъ мы можемъ нуждаться? Самопожертвованіе, котораго требуетъ отъ насъ Господь, есть прежде всего умерщвленіе грѣха въ себѣ и всѣхъ грѣховныхъ похотей; а грѣхъ и смерть нераздѣльны, такъ же какъ правда и жизнь. Отселѣ, елико внѣшній нашъ человѣкъ тлѣетъ, толико внутренній обновляется по вся дни (2 Кор. 4, 16). Отсѣкая волю свою, мы даемъ мѣсто въ душѣ волѣ Господа; умирая для самихъ себя, живемъ для Господа; погубляя жизнь самолюбія, жизнь ничтожную, низкую, ты пріобрѣтаешь вѣчную жизнь благодатію животворящаго Духа утѣшителя; не безъ болѣзней сей подвигъ: но сила Христова совершается въ немощахъ, Духъ спослушествуетъ духови нашему, яко есмы чада Божія. За подвиги крестнаго, но временнаго, самопожертвованія готовятся вѣчная радость и миръ на небѣ. Побѣждающему дамъ сѣсти со Мною на престолѣ, глаголетъ вѣрный и истинный.

Тѣмже убо, братіе, должны есмы не плоти еже по плоти жити. Аще бо по плоти живете, имате умрети: аще ли духомъ дѣянія плотская умерщвляете, живи будете (Рим. 7, 12-13).

Братія! не будемъ беречь души́ земной, плотской, жаждущей наслажденій чувственныхъ. Иначе, жестоко обмануты мы будемъ: она, питаемая и раздражаемая нами, доведетъ насъ до погибели. Обуздаемъ ее постомъ, охладимъ ея похоти строгимъ воздержаніемъ. Будемъ бдительны: она лукава, прикрываетъ свои требованія то немощію нашею, то мыслію о неважности тѣлеснаго воздержанія; не вѣрьте ей, а вѣрьте неложному слову: — царство Божіе нѣсть брашно и питіе, но правда, и миръ и радость о Дусѣ Святѣ (Рим. 14, 17-18). Будемъ твердо помнить объ участи богача, веселившагося здѣсь свѣтло и тамъ напрасно просившаго одной капли воды для охлажденія языка своего (Лук. 16, 24-25).

Душа земная алчетъ богатствъ; ей мало необходимаго для жизни, она требуетъ серебра, золота, со дня на день больше и больше, — и дѣлаетъ тысячи несправедливостей, оскорбленій, беззаконій, обидъ. О, какъ погибельна для насъ эта ненасытная алчба! Братія! спѣшите обуздывать въ себѣ эту жажду, чтобы не обратилась она въ геенну. Спѣшите погашать ее дѣлами милосердія, мыслями о грозной участи ненасытныхъ богачей міра. Повторяйте, чаще повторяйте себѣ слова апостола Христова: пріидите нынѣ богатіи, плачитеся и рыдайте о лютыхъ скорбехъ вашихъ, грядущихъ на вы. Богатство ваше изгни, и ризы ваша моліе поядоша. Злато ваше и сребро изоржавѣ, и ржа ихъ во свидѣтельство на васъ будетъ, и снѣсть плоти ваша аки огнь, егоже снискасте въ послѣднія дни (Іак. 5, 1-3),

Возлюбленный братъ! Если придетъ тебѣ помыслъ гордости мірской или духовной; если душа твоя начнетъ мечтать о себѣ, утѣшаться тою или другою собственностію, превозноситься предъ тѣмъ или другимъ братомъ; если начнетъ она скучать, что не достаетъ тебѣ той или другой почести, что униженъ ты между другими: поспѣши вспомнить, что это — шептаніе змія, ищущаго твоей погибели. Будете яко бози, говорилъ онъ невиннымъ прародителямъ, — и чѣмъ стали они? А съ твоею душею, и безъ того израненною грѣхомъ, а съ твоею душею, которой бѣдность столько оплакивать тебѣ надобно, что будетъ отъ дыханія дракона древняго? О! не щади въ себѣ самолюбія! обличай его, унижай, посрамляй, поражай мыслію о безчисленныхъ грѣхахъ твоихъ, дабы иначе оно не низвело тебя во огнь вѣчный, назначенный духамъ отверженнымъ.

Если слишкомъ больно намъ перенесть непріятное слово брата, насмѣшку острую, укоризну мѣткую: будемъ увѣрены, братія, что и это внушеніе того же погибельнаго духа гордыни. Кто же можетъ оскорбить меня, какъ оскорбилъ, изранилъ я себя грѣхами? Отъ главы до ногъ все въ язвахъ; время ли думать о томъ, что говоритъ о мнѣ братъ мой? Время ли гнѣву на другихъ, когда столько нужно негодованія противъ себя самого? И что мнѣ можетъ сдѣлать слово брата, если несправедливо оно? А если справедливо: не долженъ ли я быть благодарнымъ за обличеніе въ несправедливости моей, которой, быть можетъ, не видалъ въ себѣ по гордости? Ничего не доставитъ намъ слава міра, которой такъ домогается самолюбіе наше, ничего не доставитъ, кромѣ раскаянія въ потерѣ славы предъ Господомъ. Зачѣмъ такъ слѣпы мы въ своей суетности? Къ чему это домогательство блистать тѣмъ, чего не даютъ намъ ни силы, ни средства наши? Зачѣмъ безжалостны мы къ собственной душѣ нашей, тревожа ее такими ничтожными желаніями? И однакожъ мы думаемъ беречь ее тогда, какъ губимъ!

Братія! Живя для себя, мы только губимъ себя, съ какой стороны ни посмотримъ на такую жизнь. Итакъ, не заставляетъ ли насъ самая нужда посвящать, какъ можно болѣе дѣлъ, какъ можно, болѣе дней, какъ можно, болѣе собственности нашей, для Господа нашего? Больно намъ разставаться съ страстями сердца нашего: а что значатъ скорби времени, въ сравненіи съ радостію вѣчною, или же съ муками безконечными? О! скорѣе, скорѣе къ Господу нашему. Возжада душа моя къ Богу крѣпкому, живому. Когда пріиду и явлюся лицу Божію? Вскую прискорбна еси душе моя, и вскую смущаеши мя? Уповай на Бога, яко исповѣмся Ему: спасеніе лица моего и Богъ мой. Братія! не легко бороться намъ съ грѣхами нашими. Но — нѣсколько мужества, нѣсколько терпѣнія! Еще мало, еще мало и — подвигъ окончится, и вѣнцы славы даны будутъ намъ. Не сладко ли, не отрадно ли жертвовать Господу всѣмъ, когда все готовъ Онъ дать намъ, что только можемъ принять? Ему, Ему единому приносить будемъ наши труды, наши воздыханія, наши болѣзни и лишеніе. О Немъ будемъ радоваться и скорбѣть, Его именемъ освящать наши вечеръ и утро, полуночь и полдень. Ему отдавать будемъ, кто что можетъ. У Него ничто наше не пропадетъ, даже чаша студеной воды, даже лепта убогой вдовы. Онъ все наше возвратитъ намъ. Для насъ же Онъ требуетъ отъ насъ нашего. Для насъ же Онъ требуетъ отъ насъ — насъ, чтобы дать намъ Себя Самаго. О, какъ безпредѣльна Его милость къ намъ! Не принадлежимъ ли мы Ему и по зависимости бытія нашего отъ Него? Но Онъ хочетъ, Онъ убѣждаетъ, чтобы мы и по волѣ своей принадлежали Ему, — и для чего же? Только для того, чтобы обогатитъ насъ благодѣяніями и времени и вѣчности; только для того, чтобы за кратковременной подвигъ самопожертвованія надѣлить насъ щедротами, непостижимо великими и нескончаемыми.

Распеншійся за насъ Господи Іисусе! благодатною силою креста Твоего укрѣпи наши руцѣ ослабленыя и колѣна разслабленая (Ис. 35, 3). Влецы насъ вслѣдъ Тебѣ и потечемъ (Пѣсн. 1, 3), чтобы здѣсь и тамъ славить имя Твое со Отцемъ и Святымъ Духомъ. Аминь.

1847 г.

Источникъ: Слова, бесѣды и рѣчи Филарета (Гумилевскаго), архіепископа Черниговскаго и Нѣжинскаго. Въ 4-хъ частяхъ. — Изданіе третье. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1883. — С. 539-544.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0