Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 21 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Ф

Архіеп. Филаретъ Гумилевскій († 1866 г.)
Слова и бесѣды на святую Четыредесятницу.

Бесѣда I. На псал. 50, во вторую недѣлю поста.

Помилуй мя Боже, по велицѣй милости Твоей.

Кто это такъ трогательно молитъ Бога о помилованіи? Кто стѣсненъ такою нуждою въ помощи небесной? Чья душа изливаетъ такую скорбь о себѣ предъ Господомъ? Это молится царь и пророкъ Давидъ! Пророкъ и — исповѣдуетъ свой тяжкій грѣхъ предъ Богомъ? Царь славный не только въ своемъ царствѣ, но и у сосѣдей и — составляетъ пѣснь о своемъ паденіи, чтобъ всѣ слышали ее. Начальнику пѣвцовъ пѣснь Давида [1], внегда внити къ нему Наѳану пророку, егда вниде къ Вирсавіи женѣ Уріевой: такъ говоритъ надпись псалма. И тоже показываетъ содержаніе псалма.

Не правда ли, что этого уже довольно, чтобы обратить все вниманіе на эту пѣснь покаянную? Не правда ли, что грѣшникамъ (а кто же всѣ мы, какъ не грѣшники?) надобно изучить псаломъ Давида, чтобы умѣть молиться его молитвою? И когда приличнѣе всего изучать эту молитву, какъ не во дни, назначенные для покаянія, каковы нынѣшніе дни?

Обратимся же съ полнымъ вниманіемъ къ молитвѣ Давида.

Въ покаянномъ псалмѣ Давида двѣ молитвы: одна молитва прошеній о себѣ (ст. 3-14), другая — молитва благодареніе за исполненіе прошеній (ст. 15-21).

Въ молитвѣ прошеній о себѣ кающійся Давидъ кратко выражаетъ просьбу о помилованіи (ст. 3 и 4), выставляетъ причины прошенія (ст. 5-8), затѣмъ изливаетъ моленія, — сперва о прощеніи грѣховъ (ст. 9-11), потомъ о возвращеніи даровъ благодати (ст. 12-14).

Помилуй мя, Боже, по велицѣй милости Твоей и по множеству щедротъ Твоихъ очисти беззаконіе мое.

Наипаче (по премногу) омый мя отъ беззаконія моего и отъ грѣха моего очисти мя.

Въ какомъ состояніи, въ какое время изливаетъ сію молитву Давидъ?

Страшное дѣло — грѣхъ. Кающійся Давидъ съ высоты царе-пророческаго достоинства падаетъ въ нечистоту плотскую, и не останавливается на томъ, проливаетъ кровь Уріи и невинныхъ его товарищей, защитниковъ отечества. — Проходятъ дни, мѣсяцы, проходитъ годъ; Давидъ не чувствуетъ грѣховъ своихъ. Онъ не оставляетъ другихъ прежнихъ правилъ своихъ. Онъ молится, выполняетъ обряды богослуженія, занимается судьбою подданныхъ и все не сознаетъ своего положенія, все не видитъ того, куда завлекло его несчастное сердце, въ какіе грѣхи палъ онъ. Уже родился плодъ грѣха. Давидъ покоенъ. Является пророкъ, говоритъ царю о богачѣ, похитившемъ у бѣднаго единственную его овцу и проситъ приговора богачу. Давидъ смѣло говоритъ: смерть ему и не чувствуетъ, что себѣ самому произноситъ приговоръ. Тогда пророкъ Божій открываетъ ему одну сторону положенія его: ты еси мужъ, сотворивый сіе, говоритъ онъ. Тогда-то Давидъ видитъ все. И благодареніе Господу, что видитъ! Другіе, что ни говори, когда ни говори имъ, остаются глухи и безчувственны. Давидъ сознаетъ свое положеніе и столько поражается имъ, что едва можетъ выговорить слова: согрѣшихъ ко Господу. Пророкъ видитъ, что Давидъ всею душею почувствовалъ свое состояніе, всею душею затрепеталъ предъ грѣхами своими и потому объявляетъ ему, что бѣдствія, какія имѣли обрушиться на главу его, на весь домъ его, на все потомство его, болѣе не коснутся его кающагося, умретъ только плодъ преступленія.

Давидъ оставляетъ тогда все. — У него тогда не кончена была война съ аммонитянами (2 Цар. 12, 29): но онъ отлагаетъ всѣ дѣла царскія, все величіе царя и обращается къ покаянію. Слагаетъ вѣнецъ, забываетъ трапезу и ложе, отдѣляется отъ всего міра, какъ прокаженный грѣхомъ. Молится день, молится два, молится цѣлые семь дней. И взыска Давидъ Господа о дѣтищѣ (2 Цар. 12, 16). Въ живомъ чувствѣ упованія на милость Божію, онъ съ глубокимъ раскаяніемъ въ грѣхахъ своихъ соединяетъ молитву о пощадѣ невиннаго плода грѣха. Молитва высокая въ томъ отношеніи, что выражаетъ живое упованіе на Бога, но не чуждая привязанности къ земному, всегда недальновидной въ дѣлахъ духовныхъ. Дитя умерло. Давидъ, свободный въ душѣ отъ всего земнаго, вошелъ въ домъ Божій для поклоненія Господу (2 Цар. 12, 20). И вотъ теперь-то, являясь лицу Бога, столько благодѣявшаго ему и такъ оскорбленнаго имъ, Давидъ не могъ снова не повергнуться предъ Богомъ, не могъ снова не возчувствовать глубины паденія своего и слезы полились рѣкою изъ глазъ его, и онъ вопіетъ изъ глубины сердца: помилуй мя Боже, по велицѣй милости Твоей.

Помилуй! сжалься надъ бѣднымъ грѣшникомъ, котораго грѣхъ лишилъ даровъ Твоихъ, такъ что онъ не узнаетъ самъ себя. Давидъ не смѣетъ уже назвать Бога Богомъ своимъ, какъ называлъ онъ Его невинный и чистый душею. Онъ едва позволяетъ себѣ коснуться Его имени и выставляетъ только свое положеніе. Давидъ съ счастливыми способностями природы, Давидъ богатый и въ почестяхъ царскихъ, Давидъ счастливый во всѣхъ войнахъ съ сосѣдями и съ Сауломъ: но къ чему все это, когда онъ грѣшникъ? Истинно блаженны только тѣ, которые боятся Господа (Псал. 3, 1). Давидъ глубоко оскорбилъ Бога. Помилуй мя, вопіетъ онъ, по велицѣй милости Твоей. Я такой грѣшникъ предъ Тобою, что мало просить милости у тебя. — Слишкомъ тяжекъ грѣхъ мой, слишкомъ велико беззаконіе мое. — Потому нужна великая милость Твоя, нужны великія щедроты Твои, чтобы простить меня. Такъ кается искренно кающійся! Живое чувствованіе грѣховъ своихъ отверзаетъ взоръ его на величіе милости Божіей. И чѣмъ живѣе, чѣмъ искреннѣе чувствуетъ грѣшникъ величіе грѣховъ своихъ, тѣмъ яснѣе, тѣмъ живѣе представлябтъ онъ себѣ, что благость Божія велика, какъ Самъ Богъ. И потому не чисто, не искренно, каялся Каинъ, когда говорилъ: грѣхи мои болѣе велики, чѣмъ Ты можешь простить ихъ. У Бога не можетъ быть недостатка въ милости для помилованія грѣшника; если же грѣшникъ не получаетъ милости Божіей: то это отъ того, что не достаетъ въ немъ желанія, не достаетъ пріемлемости для принятія милости.

По премногу омый мя отъ беззаконія моего и отъ грѣха моего очисти мя. Люди считаютъ грѣхи малостію, называютъ ихъ то невиннымъ увлеченіемъ, то извинительною слабостію, то другими мягкими именами. Но не такъ смотритъ на грѣхи слово Божіе. Грѣхъ есть скверна, говоритъ оно; и жалокъ. неразуменъ, несчастенъ тотъ, кто не спѣшитъ избавиться отъ этой скверны; онъ — предметъ отвращенія для Бога святаго и праведнаго. Въ нечистотѣ твоей укропъ: понеже осквернялся еси ты и не очистихся отъ нечистоты твоея: и что будетъ, аще не очиститися по семъ, дондеже ярость Мою въ тебѣ исполню? (Езек. 24, 13).

Омый мя отъ беззаконія моего, очисти мя отъ грѣха моего. Чѣмъ? Благодатію, проливающею воды слезъ на грѣшника. Слезы — дѣло милости Божіей; онѣ не льются изъ души черствой, ожестѣвшей отъ грѣховъ; онѣ не очищаютъ души сами по себѣ, но очищаютъ благодатію, источающею ихъ, очищаютъ, когда не составляютъ только плода мягкосердечія природнаго, а растворяются глубокимъ сокрушеніемъ о бѣдности души, соединяются съ испытаніемъ скорбей. Чувствуя тяжесть грѣховъ своихъ, Давидъ проситъ обильнаго омовенія, многократнаго очищенія, готовъ терпѣтьмного скорбей, принесть много жертвъ, лишь бы возвратилась къ нему вполнѣ милость Божія.

Яко беззаконіе мое азъ знаю, и грѣхъ мой предо мною есть выну. Тебѣ единому согрѣшихъ и лукавое предъ Тобою сотворихъ, яко да оправдишися во словесѣхъ Твоихъ и побѣдиши, внегда судити ми. Послѣ мольбы Давидъ выставляетъ основанія своей мольбѣ. Указываетъ сперва на то, что онъ глубоко чувствуетъ виновность свою и потому въ состояніи принять милость Божію.

Помилуй мя, — яко беззаконіе мое азъ знаю. Не опасайся приближаться ко мнѣ своею милостію: она уже не будетъ сопровождаться во мнѣ самозабвеніемъ и нечувствіемъ, ни возвратомъ къ прежнему; нѣтъ, я уже не тотъ, что прежде. Было несчастное время, что я многое видѣлъ, кромѣ себя самаго; ослѣпленный страстію не понималъ, не чувствовалъ, что дѣлаю беззаконія. — Но пророкъ Наѳанъ открылъ мнѣ меня, а совѣсть моя еще сильнѣе Наѳана обличаетъ меня; Наѳанъ простилъ меня, но совѣсть неумолимѣе ко мнѣ Наѳана, — она не прощаетъ: грѣхъ мой предо мною всегда, стоитъ какъ грозный призракъ и не даетъ мнѣ покоя. О! сжалься надо мною, Господи, милостивый къ страждущимъ. — Слово Божіе говоритъ намъ: покрываяй нечестіе свое не успѣетъ въ благая: повѣдаяй же обличенія возлюбленъ будетъ (Прит. 28, 13). Тотъ, кто скрываетъ свои беззаконія, не получитъ отъ того выгоды, а кто открываетъ и обличаетъ ихъ, получитъ помилованіе. Грѣхъ не престаетъ бытъ грѣхомъ и тогда, какъ сознаешься въ немъ: но сознаніе грѣховъ — непремѣнное условіе для того, чтобы Богъ простилъ намъ грѣхъ; почему? Потому, что грѣшникъ, сознавая свой грѣхъ и чувствуя всю низость его, становится лицемъ къ пути благому, отверзаетъ сердце свое для правды и добра и заключаетъ для грѣха, открываетъ душу для пріятія даровъ Божіихъ. Не сознавая же себя грѣшникомъ, какъ пожелаетъ онъ быть праведникомъ? Какъ пожелаетъ оставить путь погибели, по которому шелъ дотолѣ? Богъ знаетъ насъ безъ насъ. Но намъ развѣ не надобно знать самихъ себя? Для того ли данъ намъ смыслъ, чтобы мы знали все, кромѣ самихъ себя? Или не для того ли всего прежде, чтобы мы знали, кто мы таковы? Куда намъ идти надобно и по какимъ путямъ ходимъ мы?

Какъ глубоко, какъ основательно было Давидово разумѣніе грѣха своего, показываютъ слова Давида. Тебѣ единому согрѣшихъ, говоритъ онъ, и лукавое предъ Тобою сотворихъ. Грѣхъ мой тѣмъ мучителенъ для меня, что оскорбляя ближнихъ моихъ, въ лицѣ ихъ оскорбилъ я Тебя, Владыку міровъ и единаго законодателя для всѣхъ, Тебя, Отца и благодѣтеля моего, отъ котораго со дней юности видѣлъ столько любви и покровительства ко мнѣ. Не говоритъ ли законъ Моисея, не говоритъ ли законъ сердецъ нашихъ: чти и люби Бога въ Немъ Самомъ и во всѣхъ тѣхъ, которые носятъ на себѣ образъ Его? Проливай кровь человѣчу, въ ея мѣсто, его проліется, яко во образъ Божій сотворихъ человѣка, говоритъ Самъ Богъ (Быт. 9, 6). Да, все святое потому только и свято, что оно есть воля Божія, и то только свято, что есть воля Божія. Единъ есть законоположникъ и Судія. — Права человѣческія святы, но потому, что онѣ освящены Богомъ. Потому-то страшенъ каждый грѣхъ, какъ оскорбленіе Богу. Онъ страшенъ, хотя бы законы человѣческіе и не преслѣдовали его, или преслѣдуя, не въ состояніи были уловить его. Отъ всевидящаго ока Судіи грознаго не укроется онъ и счастіе грѣшника, если онъ наказывается на землѣ за грѣхъ. Иначе и безъ того что значатъ казни человѣческія въ сравненіи съ местію мстителя небеснаго врагу своему?

Яко да оправдишися во словесѣхъ Твоихъ и побѣдиши, внегда судити ми. Давидъ представляетъ себѣ судъ Божій, который произнесъ надъ нимъ Наѳанъ и глубоко сознаетъ, что какъ ни грозенъ былъ тотъ приговоръ, но согрѣшившій Давидъ вполнѣ заслужилъ его, такъ что долженъ былъ сказать: согрѣшихъ ко Господу (2 Цар. 12, 9-13). Яко да оправдишися — показывается послѣдствіе того, что Тебѣ согрѣшихъ. Связь мыслей та, что человѣкъ можетъ грѣшить много и долго, не понимая себя; ослѣпленный страстію можетъ считать себя правымъ въ дѣлахъ своихъ наперекоръ суда закона Божія, можетъ грѣшить и не видѣть грѣха своего, какъ и было съ Давидомъ: но все это окончится только славою суда Божія, который рано или поздно откроется надъ человѣкомъ, какъ открылся надъ Давидомъ. Иначе, Божія слава никогда не теряетъ правъ своихъ надъ нами; если живемъ мы праведно, она является въ насъ любовію и благодатію; если живемъ мы нечестиво, она является въ насъ грознымъ правосудіемъ. Богъ не заставляетъ грѣшника грѣшить: но когда грѣшникъ грѣшитъ по своей волѣ, правда Божія вступаетъ въ права свои и является въ величіи нелицепріятнаго и точнаго суда надъ грѣшникомъ.

Тебѣ, Господи, слава, намъ же стыдѣніе. Аминь.

1849 г.

Примѣчаніе:
[1] По еврейскому подлинному тексту.

Источникъ: Слова, бесѣды и рѣчи Филарета (Гумилевскаго), архіепископа Черниговскаго и Нѣжинскаго. Въ 4-хъ частяхъ. — Изданіе третье. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1883. — С. 530-535.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0