Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 30 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 19.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Ф

Архіеп. Филаретъ Гумилевскій († 1866 г.)
Слова и бесѣды на святую Четыредесятницу.

Бесѣда I. На притчу о блудномъ сынѣ,
во вторникъ первой недѣли поста.

Св. церковь, желая пробудить въ сердцахъ нашихъ раскаяніе, представляетъ намъ притчу Спасителя о блудномъ сынѣ.

Какая это дивная притча! Каждая черта ея дышетъ жизнію и силою. Каждая черта, при простотѣ и естественности, полна мыслей глубокихъ. Какъ живо и полно представленъ въ ней грѣшникъ на путяхъ его заблужденія! Какъ трогательно изображено раскаяніе грѣшника! Въ какихъ поразительныхъ образахъ показана любовь Отца небеснаго къ преступнымъ дѣламъ его!

Притча сія предложена Спасителемъ тогда, какъ фарисеи и книжники винили Его, что Онъ съ грѣшниками ѣстъ и пьетъ (Лук. 15, 1-2). Имъ-то Онъ показываетъ, какъ явный грѣшникъ, когда искренно обращается къ Богу, принимается Отцемъ небеснымъ, и какъ тотъ, кто мечтаетъ о своей праведности, оказывается несправедливымъ предъ Богомъ.

Намѣреваясь послѣдовательно объяснить эту дивную притчу Спасителя, на первый разъ представимъ картину грѣшника.

Человѣкъ нѣкій имѣ два сына. И рече юнѣйшій отъ нихъ отцу: отче, даждь ми достойную часть имѣнія. И раздѣли имъ имѣніе (ст. 11-12).

И рече юнѣйшій. Почему же не старшій? Спаситель, въ этомъ случаѣ хочетъ удержать за мнимымъ праведникомъ, любимымъ фарисеями, преимущество, — преимущество первенства. Въ такихъ мысляхъ выставляетъ Онъ молодаго человѣка, который прежде времени хочетъ казаться зрѣлымъ и нетерпѣливо ждетъ смерти отца.

Отче, даждь ми достойную часть имѣнія. Молодой человѣкъ, хочетъ отдѣлиться отъ отца, который смотритъ за его жизнію; ему хочется быть на своей волѣ, хочется располагать своею жизнію, по своему усмотрѣнію. Добрый, нѣжный отецъ даетъ ему все нужное для него; но онъ мечтаетъ о свободѣ.

Какъ у отца есть право, такъ указываетъ и сынъ на свое право. Зачѣмъ сыну не жить только любовію къ отцу вмѣсто того, чтобы жить по правамъ? Не ослабляетъ ли онъ въ себѣ чувства сыновней любви, когда замѣняетъ ихъ въ себѣ другими побужденіями? Или добрый отецъ не могъ дать самъ часть сыну, когда бы то счелъ нужнымъ?

Сынъ ищетъ себѣ свободы. Вотъ начало, вотъ первый шагъ отступленія души отъ Отца небеснаго! Повидимому ничего нѣтъ преступнаго, когда желаютъ пользоваться свободою, какъ даромъ Божіимъ. Но эта жажда свободы, это настойчивое требованіе ея есть уже дѣло своеволія, гордости присвоивающей себѣ то, что не принадлежитъ намъ. Что значитъ истинная свобода наша? Истинная свобода, какова свобода святыхъ, есть безмолвная, добровольная покорность волѣ Отца небеснаго. Когда же ищутъ себѣ свободы: значитъ тяготятся быть подъ властію Божіею, хотятъ жить не по волѣ Божіей, дозволяютъ располагать свободою своевольно. Гордость оскорбляется чужою властію, и по ея внушенію тайному, составляютъ себѣ правила, несогласныя съ любовію къ Богу, плодятъ въ себѣ мысли, возстающія на вѣру, Богомъ данную намъ, умножаютъ желанія, оскверняемые дыханіемъ то гордости, то нечистоты плотской. Такъ, съ своею волею первый шагъ намъ не только бываетъ шагомъ преступнымъ, но шагомъ, который влечетъ насъ отъ преступленія къ преступленію. Вотъ почему христіанство такъ рѣшительно требуетъ отъ насъ отреченія отъ своей воли!

И раздѣли има имѣніе. Отецъ могъ отказать сыну въ его прихотливомъ желаніи и заставить его жить подъ законною властію отца: но какой отецъ захочетъ держать сына на положеніи раба?

Такъ и Отецъ небесный, какихъ благъ не далъ намъ въ наше распоряженіе! Божіе имѣніе есть все, что получаемъ мы, являясь на свѣтъ: и умъ, и сердце, и свобода, и блага внѣшнія. И все, что имѣемъ въ жизни духовной, есть даръ бдагодати Божіей. Наша собственность есть только ничтожество, по выраженію блаж. Августина, и, что хуже ничтожества, — грѣхъ. Отецъ небесный не препятствуетъ намъ располагать собою по нашему произволу. Онъ — Отецъ правды и любви. По требованію правды, Онъ не принуждаетъ насъ дѣлать добро противъ воли и награждаетъ свободно служеніе Ему. По требованію любви, Онъ предоставляетъ данной Имъ свободѣ дѣйствовать по ея изволенію, но въ самыхъ уклоненіяхъ ея отъ закона, даетъ ей разныя вразумленія. Таковы дѣла Божіи! Онѣ — святы. Но грѣшны мы, когда на то, что получаемъ отъ Господа, перестаемъ взирать какъ на дары Божіи, а смотримъ какъ на свою собственность; когда съ самоуслажденіемъ думаемъ: это наши способности, это наши познанія, это наши достоинства, это наши богатства, это наши заслуги. Жалкое, опасное самообольщеніе!

И не по мнозѣхъ днехъ, собравъ все мній сынъ, отыде на страну далече, и ту расточи имѣніе свое, живый блудно (ст. 13). На нѣсколько дней совѣсть еще могда удержать своевольнаго сына въ домѣ отца, который такъ любитъ его. Но потомъ страсти, тайно побуждавшія просить наслѣдства, повлекли его на страну дальнюю.

Многіе ли изъ насъ, замѣтивъ въ себѣ движенія преступнаго своеволія, останавливаются на томъ, чтобы не идти далѣе по пути грѣха? Къ сожалѣнію, стóитъ только разъ поскользнуться слабой душѣ, какъ уже спѣшно идетъ она и уходитъ въ страну далекую. Выступивъ изъ-подъ управленія Духа Божія и предавшись влеченію испорченнаго сердца, она идетъ отъ преступленія къ преступленію, отъ порока къ пороку, все дальше и дальше отъ Бога. Богъ вездѣ; но грѣшникъ удаляетъ отъ себя мысль о Богѣ, теряетъ его изъ виду, погружаясь во мракъ пороковъ. Богъ вездѣ; но въ сердце грѣшника не проникаетъ благодатный свѣтъ Его, встрѣчая препятствіе въ пристрастіяхъ души къ грѣху. Предавшись стремленію страстей, грѣшникъ становится далекимъ отъ жизни Божественной, и благодать Божія удаляется отъ него, гнушаясь нечистотами его.

И ту расточи имѣніе свое, живый блудно. Грѣшникъ! посмотри на себя, не растерялъ ли ты даровъ Божіихъ жизнію преступною? Посмотри на себя, чѣмъ ты былъ, и что ты теперь? Тебѣ данъ былъ умъ, способный возносить тебя къ созерцанію тайнъ Божіихъ. Но какъ ты унизилъ, какъ испортилъ даръ Божій, употребляя его на служеніе страстямъ! Въ чемъ онъ ищетъ себѣ пищи? Ему не нравится книга жизни вѣчной — святое евангеліе; онъ находитъ себѣ отраду въ книгахъ или безбожныхъ, или нечистыхъ, или тѣхъ, гдѣ говорятъ только о выгодахъ земныхъ. — Тебѣ дано было сердце доброе, богобоязливое, способное раскрываться для впечатлѣній небесныхъ, а теперь оно у тебя и черство, и злобно, и все проникнуто нечистотами похоти. Совѣсть твоя, которая была такъ внимательна, разборчива ли теперь по прежнему въ отношеніи къ доброму и худому, или она уже не стала и тревожить тебя за худое? А гдѣ дѣвались неоцѣнимыя дары благодати, которые должны быть пріумножены? Гдѣ одежда чистоты и невинности, которою облеченъ ты былъ въ купѣли крещенія? Что добраго осталось въ душѣ твоей? Тамъ ничего нѣтъ, кромѣ страстей грѣшныхъ: тамъ дышетъ то страсть къ извѣстности земной, то страсть къ разсѣянію, то страсть къ богатству тлѣющему.

Изжившу ему все, бысть гладъ крѣпокъ на странѣ той, и той начатъ лишатися (ст. 14). Безразсудный сынъ думалъ, что онъ, живя на своей волѣ, будетъ всегда жить весело, будетъ жить такъ, какъ душѣ его угодно. И вотъ мечты его разсѣялись. Онъ страдаетъ отъ нищеты.

Была ли когда нибудь страна заблужденія и порока, та область, гдѣ живетъ душа разсѣянная, была ли когда нибудь страною изобилія и довольства? Ахъ! въ ней всегда нищета и бѣдность, всегда крѣпкій голодъ. Дѣло только въ томъ, что грѣшная душа, въ чаду страстей, долго не замѣчаетъ своего положенія; долго не чувствуетъ что тѣснитъ ее нищета, изнуряетъ ее крѣпкій голодъ. Если же начинаетъ она видѣть свою бѣдность: то это всегда по тайному дѣйствію благодати Божіей, призывающей заблудшую къ возврату въ домъ родной. Начатъ литатися: какъ много сказано симъ о внутреннемъ состояніи грѣшника! Нѣсколько времени жилъ онъ въ упоеніи чувствъ и не понималъ себя. Но вотъ начинаетъ чувствовать, что не хорошо на душѣ его; начинаетъ чувствовать скуку, томленіе, пустоту.

И шедъ прилѣпися единому отъ житель тоя страны. И той посла его на села своя пасти свинія (ст. 15).

Сынъ богатаго отца, сынъ, тяготившійся и такою нѣжною властію, какова власть отца, отъ нуждъ нищеты отдаетъ себя въ рабство чужому человѣку, и тотъ посылаетъ его пасти свиней. Какое униженіе! Зачѣмъ же несчастный, тѣснимый нищетою и нуждою, не возвращается къ отцу, нѣжно любящему его? Зачѣмъ вмѣсто того, чтобы обрекать себя на низкую долю, не спѣшитъ онъ въ домъ родительскій, богатый и покойный?

Не то же ли бываетъ и съ грѣшною душею? Почему бы ей тогда, какъ по милости Божіей чувствуетъ она пустоту жизни своей не спѣшитъ возвратомъ къ Отцу небесному? Нѣтъ, своеволіе влечетъ ее далѣе на распутіе грѣха. Грѣшникъ пытается наполнить пустоту души грубою вещественностію и отдается въ рабство грѣху. — Прилѣпися единому отъ житель тоя страны. Жители страны, далекой отъ дома Отца небеснаго, это — души, которыя живутъ въ забвеніи о Богѣ и преданы превратному уму, чтобы дѣлать непотребства (Рим. 1, 22). Душа заблудшая, но еще чувствующая себя и свое положеніе, пока не въ числѣ погибшихъ. Но несчастная, чтобы заглушить свою тоску по отчизнѣ, она начинаетъ вести жизнь самую низкую. И умъ, и сердце, и воля ея порабощены грѣху. По временамъ умъ хочетъ освободиться отъ власти чувственности и бѣдное сердце вздыхаетъ по свободѣ святой: но уступаетъ силѣ навыковъ и прелестямъ грѣха; и несчастный пасетъ и питаетъ чувственныя скотскія похоти, которыхъ гнусность такъ отвратительна. Жалкое состояніе!

И желаше насытити чрево свое отъ рожецъ, яже ядяху свинія, и никтоже даяше ему (ст. 16).

Распутный сынъ, покрытый позоромъ, лишенный насущнаго хлѣба, всѣми оставленъ наконецъ; мучимый голодомъ, онъ желаетъ насытиться хотя тѣмъ, чѣмъ питаются нечистыя животныя. Но и въ томъ ему отказываютъ съ презрѣніемъ. Какая печальная картина!

Міръ — жестокій господинъ. Онъ не щедръ къ поступающимъ къ нему на службу; онъ и въ самомъ началѣ обѣщаетъ новому слугѣ не болѣе, какъ должность пастуха свиней, но потомъ начинаетъ явно пренебрегать тѣхъ, которые сами унизили себя нравственно. Особенно міръ оказывается къ нимъ жестокимъ тогда, какъ оставляетъ ихъ счастіе. Но міръ дѣлаетъ свое, а благій Промыслъ имѣетъ въ виду свое. Отецъ небесный, незримо для насъ располагающій ходомъ дѣлъ человѣческихъ, поставляетъ развратнаго грѣшника въ безвыходное положеніе для того, чтобы дать ему очувствоваться. Растворяя судъ милостію, Онъ подвергаетъ грѣшника напастямъ, потерѣ средствъ къ жизни, болѣзнямъ, безчестію, съ тѣмъ, чтобы болѣзненными опытами смягчить ожестѣвшее сердце его и привесть его въ самаго себя.

Слушатели! мрачна картина заблужденій грѣшника. Для чего изображена она? Не для того ли, чтобы души благочестивыя утвердить въ благочестіи страхомъ бѣдъ, навлекаемыхъ на насъ грѣхомъ? Не для того ли, чтобы имѣвшіе несчастіе впасть въ положеніе заблудшаго сына образумились страшною картиною заблудшей жизни?

Господи, Господи! Низведи свѣтъ Твой въ глубину сердецъ нашихъ, чтобы озаренные имъ, трепетали мы предъ грѣхомъ, какъ предъ самымъ страшнымъ бѣдствіемъ! Аминь.

Источникъ: Слова, бесѣды и рѣчи Филарета (Гумилевскаго), архіепископа Черниговскаго и Нѣжинскаго. Въ 4-хъ частяхъ. — Изданіе третье. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1883. — С. 502-506.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0