Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 21 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Ф

Архіеп. Филаретъ Гумилевскій († 1866 г.)
Слова и бесѣды на святую Четыредесятницу.

Слово въ пятокъ первой недѣли Великаго поста, на утрени.

Святая церковь призываетъ насъ нынѣ къ исповѣди. Она желаетъ, она требуетъ, чтобы мы не только предъ лицемъ своей совѣсти каялись въ грѣхахъ своихъ, но принесли покаяніе и предъ служителемъ Божіимъ. Полезнаго ли для насъ требуютъ отъ насъ? Необходимое ли дѣло возлагаютъ на насъ?

Для чего исповѣдь предъ подобнымъ намъ человѣкомъ? Конечно не для Господа. Онъ знаетъ грѣхи наши даже и тогда, какъ скрываемъ ихъ не только отъ другихъ, но и отъ самихъ себя. Онъ знаетъ наши тайны сердечныя. Но знаетъ ли каждый, что кроется въ сердце его? Въ состояніи ли каждый дать подробный и вѣрный отчетъ въ дѣлахъ своихъ? А покаяніе необходимо требуетъ полнаго и вѣрнаго осмотра не только дѣламъ, но и побужденіямъ нашимъ. Правда, кому ближе знать себя, какъ не самому себѣ? Но нужно ли говорить, что цѣлыя тысячи между нами такихъ, которые слишкомъ мало способны входить въ себя, мало знаютъ законъ Божій, а еще менѣе способны повѣрять себя закономъ Божіимъ? Кто-жъ имъ покажетъ ихъ самихъ, какъ не служитель Божій? А не долженъ ли каждый сознаться, что слишкомъ много обманываемся мы въ себѣ самолюбіемъ; многое видимъ въ себѣ не въ надлежащемъ видѣ, а многаго худаго совсѣмъ не видимъ. Итакъ, благодареніе Господу, что Онъ даетъ намъ помощника, при испытаніи нашей совѣсти.

Почему тебѣ не хочется говорить другому о грѣхахъ своихъ? Стыдно? О, если бы это было такъ! Тогда оставалось бы сказать: потому-то и долженъ ты открыть все священнику, не исключая никакихъ дѣлъ, чтобы въ душѣ твоей могъ пробудиться спасительный стыдъ, котораго ты дотолѣ, быть можетъ, и не чувствовалъ, или чувствовалъ, но не столько, сколько заслуживаютъ дѣла гнусныя. Потому-то и долженъ ты исповѣдывать все служителю Божію, чтобы стыдъ, который пробудится въ тебѣ при исповѣди, могъ послужить впередъ стражемъ душѣ твоей противъ низкихъ дѣлъ. Но стыдъ ли; или, одинъ ли стыдъ удерживаетъ тебя открыть священнику грѣхи твои? Будь искрененъ къ себѣ: гордость живетъ во всѣхъ насъ; это — общая наша собственность. А, по ея милости, не любимъ мы думать о себѣ низко, не любимъ казаться даже себѣ, не только другимъ, въ черномъ видѣ. Согласитесь же, можетъ ли быть пріятно для гордости нашей исповѣдь? Если такъ, то исповѣдь — дорогое, неоцѣненное лѣкарство, когда она смягчаетъ самую опасную болѣзнь души нашей — гордость. Смиреніе — основа добродѣтелей; безъ нея совершенство духовное въ человѣкѣ — мечта, и мечта пагубная. Исповѣдь, заставляя нисходить въ глубину души и извлекать на свѣтъ одинъ за другимъ пороки и нечистоты сердечныя, сокрушаетъ гордость нашу и засѣваетъ въ душѣ смиреніе.

Земные власти могутъ класть оковы на руви и ноги; у нихъ есть темница, заточеніе: но все это связуетъ ли душу? Нѣтъ. Гордость не ставитъ выше себя ничего человѣческаго. Другое дѣло — власть не земная, а небесная. Злодѣи, которыхъ не могли исправлять никакія казни, предъ смиреннымъ служителемъ Божіимъ приходили въ глубокое сокрушеніе, и разъ навсегда отказывались отъ прежней жизни. Хищникъ возвращалъ чужое, непримиримый врагъ мирился съ врагомъ, тяжущіеся прекращали тяжбу, ссорившіеся супруги забывали ссору, по внушеніямъ служителя Божія, — потому что онъ не слуга человѣковъ, а слуга и посланникъ Божій. О, мудрость земная! какъ слѣпа она, отвергая помощь неба, столько полезную даже для земли!

Рѣхъ: исповѣмъ на мя беззаконіе мое Господеви (Псал. 31, 5), такъ говоритъ кающійся Давидъ. Что это значитъ? Означаетъ ли только сердечное сознаніе въ беззаконіи своемъ? Но объ этомъ онъ уже сказалъ, когда сказалъ предъ тѣмъ: беззаконіе мое познахъ и грѣха моего непокрыхъ. Если говоритъ Давидъ: исповѣмъ на мя беззаконіе: то, и по значенію словъ, онъ говоритъ не о сознаніи грѣха въ своей совѣсти, а о повѣданіи, обнаруженіи беззаконія предъ другимъ. Повѣримъ слова пѣсни Давидовой исторіею Давида, и найдемъ то-же. Пророкъ Наѳанъ обличалъ Давида въ грѣхѣ съ Вирсавіею, и Давидъ не ограничился тѣмъ, чтобы сознать грѣхъ въ душѣ своей; онъ исповѣдалъ беззаконіе предъ Наѳаномъ, сказалъ въ слухъ его: согрѣшихъ ко Господу (2 Цар. 12, 13). Заповѣдь Божію о исповѣди видимъ еще въ законѣ Моѵсеевомъ; тамъ Богъ повелѣлъ возвѣстить Израилю: Мужъ или жена, иже аще сотворитъ отъ всѣхъ грѣховъ человѣческихъ, и презирая презритъ Господа, и преступитъ душа óна: да исповѣсть грѣхъ, егоже сотвори, и да отдастъ преступленіе истое (Числ. 5, 6-7). Извѣстны различныя жертвы за грѣхи; принося ихъ, исповѣдывали надъ ними грѣхи свои въ присутствіи жреца, который молился, дабы, для вѣры въ будущую всемірную жертву, не взыскано было за согрѣшенія (Лев. 4, 1-26). Предтеча Іоаннъ крестилъ во Іорданѣ только тѣхъ, которые, приходя къ нему, исповѣдали грѣхи свои. Онъ давалъ при томъ особенныя наставленія мытарямъ, особенныя воину, и особенныя людямъ простымъ (Лук. 3, 10-15; Матѳ. 3, 6); а эта частность наставленій, конечно, сообразна была съ тѣмъ, что неодинаковые открываемы были грѣхи, или неодинаковое положеніе душъ открывалось исповѣдію. Что исповѣдь предъ Іоанномъ не была дѣломъ произвола человѣческаго, о томъ ясно сказано. Фарисеи не хотѣли исповѣдывать Іоанну грѣховъ своихъ и креститься отъ него, — и слово Божіе говоритъ о фарисеяхъ: совѣтъ Божій отвергоша о себѣ, не крещшеся отъ него (Лук. 7, 29-30).

Не понятно, какъ могутъ сомнѣваться въ святости исповѣди, когда не сомнѣваются, что покаяніе въ грѣхахъ должно быть искреннее? Если ты искренно каешься, если душа твоя полна скорби о грѣхахъ: при такомъ состояніи чего естественно ожидать отъ души твоей? Вопли и стонъ, горькія жалобы на потери, — вотъ что льется само собой изъ души скорбной! По крайней мѣрѣ, тогда какъ свято чувство души, не можетъ быть грѣшнымъ выраженіе чувства; когда свята скорбь о грѣхахъ, свято и исповѣданіе скорби о грѣхахъ. Напротивъ, нежеланіе открыть грѣхъ есть признакъ того, что грѣхъ еще нравится душѣ, что къ нему не чувствуетъ она отвращенія, что скорбь о немъ еще неискренна, неполна и неглубока.

Кто можетъ оставляти грѣхи, токмо единъ Богъ? Въ Его десницѣ — жизнь и смерть наша, предъ Нимъ мы грѣшники. Онъ только и можетъ простить, или не простить насъ. Согрѣшилъ ты предъ человѣкомъ? Въ его волѣ или предать тебя во власть суда, или примириться съ тобою. Точно то же предъ Богомъ. Кайся, сколько хочешь: но, пока не скажутъ тебѣ, что ты прощенъ, ты остаешься подъ отвѣтственностію; — если-жъ скажешь самъ себѣ, что прощенъ ты: это будетъ новая дерзость, которая не останется безъ наказанія. Правда, и въ ветхомъ завѣтѣ говорено было, что Богъ готовъ простить кающагося грѣшника. Но рѣшительный отвѣтъ на исповѣдь зависѣлъ тогда отъ будущаго времени, отъ времени явленія Примирителя. Тогда, какъ явился на землѣ Самъ Сынъ Божій для примиренія правды Божіей съ виновнымъ человѣчествомъ, тогда Сынъ Божій возвѣстилъ людямъ, что Онъ, какъ Богъ и примиритель, имѣетъ право прощать грѣхи, и въ Своемъ же лицѣ Онъ передалъ Божественную власть своимъ рабамъ Пріимите Духъ Святъ, сказалъ Онъ апостоламъ, имже отпустите грѣхи, отпустятся, и имже держите, держатся (Іоан, 20, 22-23). Поймите, какъ установленіе особенной власти прощать или не прощать грѣхи людей всего міра соотвѣтствовало времени самаго полнаго откровенія любви Божіей къ людямъ, самой полной близости Бога къ человѣчеству. То, что передано было апостоламъ въ отношеніи къ грѣхамъ людей, передано было всѣмъ преемникамъ ихъ, такъ какъ не для одного апостольскаго времени учреждалъ церковь свою Христосъ Господь, и такъ какъ не для однихъ апостоловъ дарованъ былъ Духъ Святый, дѣйствіемъ коего должно совершаться разрѣшеніе или неразрѣшеніе грѣшника. И въ писаніяхъ апостольскихъ видимъ, что апостолы Христовы заповѣдуютъ преемникамъ своимъ продолжать дѣло примиренія грѣшниковъ съ Богомъ, вручаютъ имъ власть вязать и разрѣшать совѣсти, съ наставленіемъ о употребленіи сей власти. Вспомните, напримѣръ, какъ не доволенъ былъ святый Павелъ пастырями коринѳскими за ихъ слабость въ отношеніи къ открытому грѣшнику (1 Кор. 5, 2). Итакъ, вотъ кто изъ людей имѣетъ власть прощать, или не прощать грѣшника. Это тѣ, кому передана сія власть самимъ Богомъ, искупителемъ — Сыномъ Божіимъ. Что же сказать о тебѣ, не призванный пастырь раскола, который самъ на себя принимаешь власть Божественную, облекаешь себя правомъ, котораго тебѣ не дали? Горе слѣпой дерзости твоей! А спасеніе ли и тѣмъ, которые ожидаютъ отъ тебя того, чего дать ты имъ не можешь? Такъ — преступно, страшно пренебрегать богоустановленною властію, не обращаться къ ней за выслушаніемъ приговора грѣхамъ своимъ! Нѣтъ, идите къ пріявшему власть надъ совѣстію вашею, идите не какъ на судъ человѣческій, но какъ на судъ Божій. Не человѣкъ будетъ произносить приговоръ вамъ; онъ — только слуга Божій, которому поручено именемъ Бога прощать, или не прощать грѣшника.

Служитель Божій, пріявъ власть прощать, или не прощать грѣхи, не можетъ располагать этою властію ни по своему произволу, ни по произволу людей; онъ долженъ будетъ дать строгій отвѣтъ въ употребленіи сей страшной власти. Потому, онъ долженъ во первыхъ внимательно осмотрѣть, достоинъ ли, или недостоинъ грѣшникъ прощенія грѣховъ?

Дать благодатное прощеніе недостойному означало бы подвергнуть себя осужденію; да и не означало бы спасенія для того, кто приметъ благодать недостойно. Если же священникъ долженъ видѣть, достоинъ или недостоинъ прощенія грѣшникъ, а какъ человѣкъ, онъ можетъ знать это только тогда, какъ открыто ему будетъ самимъ грѣшникомъ, при пособіи испытанія, внутреннее состояніе души грѣшной, ея дѣла, ея мысли, ея расположенія: то исповѣдь предъ священникомъ столько же сообразна съ волею Божіею, сколько несомнѣнно Божественное установленіе власти прощать грѣхи. Итакъ, исповѣдь предъ священникомъ есть установленіе Божіей воли. Страшись, грѣшная душа, скрывать дѣла свои предъ служителемъ Божіимъ: онъ принялъ власть отъ Бога быть судіею всѣхъ дѣлъ твоихъ. — Если ты и успѣешь обмануть его, какъ человѣка, въ положеніи души своей: то не обманешь Бога, Который, зная все тайное, не оставитъ безъ грознаго наказанія твоего дѣла, не оставитъ потому, что ты оскорбляешь собственно не человѣка, а Бога и Духа Святаго, дѣйствующаго чрезъ Божіяго служителя.

Служитель Божій пріялъ власть надъ совѣстію, для спасенія грѣшника отъ грѣха; онъ врачъ и учитель грѣшника. Смотря по состоянію душевной болѣзни, долженъ онъ подать и врачевство; смотря по ошибкамъ и недостаткамъ, онъ долженъ преподавать и наставленія. Если же такъ: то искреннее желаніе грѣшника исцѣлиться отъ душевныхъ болѣзней, искреннее желаніе идти прямымъ путемъ къ спасенію должно побуждать его искренно исповѣдывать грѣхи свои предъ душевнымъ врачемъ и учителемъ; точно такъ, какъ больной тѣломъ, искренно желая исцѣленія отъ болѣзни, самъ разсказываетъ врачу о состояніяхъ болѣзни. Итакъ, скрывать отъ священника грѣхи свои означало бы, кромѣ дерзости противъ воли Божіей, слѣпую вражду противъ своего спасенія.

Нужно ли послѣ того говорить, что въ первыя времена христіанства исповѣдь была святымъ дѣломъ для всѣхъ? Ахъ! развѣ для того, чтобы обличить нашу холодность къ святому долгу? Такъ какъ тогда сердца всѣхъ горѣли любовію къ Господу: то имѣвшіе несчастіе впадать въ грѣхи исповѣдывали тогда грѣхи не только вслухъ служителя Божія, но и вслухъ цѣлой церкви, и исповѣдывали ихъ не одинъ часъ, но по нѣсколько недѣль выставляли себя предъ всѣми, между кающимися. О, Боже мой! какъ далеки мы отъ лучшихъ рабовъ твоихъ.

Словомъ апостола заключаю: часъ уже намъ отъ сна востати. Отложимъ убо дѣла темная, и облечемся во оружіе свѣта (Рим. 13, 11-12). Аминь.

1846 г.

Источникъ: Слова, бесѣды и рѣчи Филарета (Гумилевскаго), архіепископа Черниговскаго и Нѣжинскаго. Въ 4-хъ частяхъ. — Изданіе третье. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1883. — С. 492-496.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0