Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 21 iюля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Ф

Свт. Филаретъ, архіеп. Черниговскій и Нѣжинскій († 1866 г.)

Часть вторая. Отдѣленіе III.
Слова на праздники Богородицы.

Слово на день Введенія Богоматери во храмъ [1843].

Поучительный примѣръ представляетъ намъ нынѣ св. Церковь.

Праведные Іоакимъ и Анна приводятъ единственную Дщерь свою въ храмъ, и посвящаютъ Господу. То что было для нихъ всего дороже, отдаютъ Господу. Юное, единственное дитя, котораго едва дождались во дняхъ старости своей отнимаютъ у себя самихъ, отторгаютъ отъ объятій своихъ. Они хотятъ, чтобы воспиталось оно благочестіемъ предъ лицемъ Божіимъ, — и, ни возрастъ трехлѣтней дочери, ни то, что это была одна, долго ожиданная дочь ихъ, не останавливаетъ рѣшимости ихъ. Они увѣрены, что въ храмѣ Божіемъ, въ семъ мѣстѣ присутствія Божія, юная отрасль ихъ возрастетъ какъ нельзя лучше, и по душѣ и по тѣлу, процвѣтетъ какъ маслина, орошаемая влагою слышанія закона Господня согрѣваемая теплотою молитвеннаго возношенія къ Богу. И — вѣка знаютъ, какъ величественно исполнились надежды ихъ!

Отцы и матери! примѣръ сей не учитъ ли васъ вашимъ обязанностямъ къ дѣтямъ? Не показываетъ ли, какъ вамъ надобно быть внимательными къ своему званію? Вмѣстѣ съ вами желаю размыслить о вашихъ отношеніяхъ къ дѣтямъ.

Сама природа говоритъ отцу и матери, что ихъ долгъ не тѣмъ только ограничивается, чтобы рождать дѣтей, — но имъ надобно кормить и пристроить дѣтей по состоянію. Того, кто отказалъ бы въ пищѣ своему птенцу, общее чувство считаетъ ниже звѣря: и лютая львица кормитъ своего львенка, и птенцы хищнаго коршуна не бросаются безъ призора, пока не будутъ въ состояніи летать и находить себѣ пищу. Ужели между людьми могутъ встрѣчаться отцы и матери, которые бросали бы дѣтище свое на волю судьбы, отвергнувъ отъ своего призора?

Сердце содрогается, когда подумаемъ, что есть дѣти, брошенныя безъ крова, безъ пищи. Но — дѣло еще не въ томъ, что юное тѣло обречено страданіямъ. Далеко болѣе важно, что души гибнутъ гладомъ. Далеко болѣе страшно, когда вовсе не заботятся о сохраненіи души дѣтей своихъ, оставляютъ ее въ жертву погибели, даже сами содѣйствуютъ погибели. И знаете ли, что особенно ужасно? Дѣтей, которыхъ души, хотя и не тѣла, обрекаются погибели, такъ много встрѣчаемъ, что трудно составить имъ исчисленіе.

А какъ дорогъ выкупъ за душу? Она — дыханіе Божіе. Для нея Самъ Сынъ Божій нисходилъ на землю; ей принесъ свѣтъ истины; для нея страдалъ, былъ распятъ, и умеръ въ мукахъ. Чѣмъ же платить будутъ тамъ на судѣ — на судѣ страшномъ, если по легкомыслію, по разсѣянности безпечной, по нерадѣнію крайнему, не только ничего не дѣлали для спасенія юныхъ душъ, но были виною гибели ихъ?

Съ какою нѣжностію Спаситель принималъ къ Себѣ дѣтей! Оставите ихъ приходити ко Мнѣ, и не браните имъ: таковыхъ бо есть Царствіе Божіе (Лук. 18, 16). Въ купели крещенія души младенческія посвящаются Господѵ: а вы, отцы и матери, самымъ именемъ своимъ обязываетесь хранить и возращать ихъ для Господа. Дѣлаете ли вы это? Апостолъ говоритъ: спасется жена чадородія ради, т. е., если рожденные ею, по ея заботливости, возрастутъ въ вѣрѣ и любви къ Господу (1 Тим. 2, 15). Слѣдователь-но, спасенія ли можетъ ожидать себѣ жена, когда она не знаетъ и не хочетъ знать, что такое рожденіе духовное?

Что же надобно дѣлать для спасенія юныхъ душъ?

Что дѣлаетъ искусный садовникъ съ молодымъ деревцомъ? Поливаетъ, очищаетъ, оберегаетъ. Дѣлайте и вы тоже съ юною душею.

Да накажеши ими (заповѣдями) сыны твоя, и да возглаголети о нихъ сѣдяй въ дому, и идый путемъ, и лежа, и востая (Втор. 6, 7). Вотъ что заповѣдалъ Самъ Господь родителямъ! Учить дѣтей заповѣдямъ Божіимъ — вотъ самый важный долгъ родителей! Выше, нужнѣе, питательнѣе вѣры нѣтъ ничего на свѣтѣ. Всѣ другія знанія имѣютъ цѣну относительную временную, касаясь нуждъ души неважныхъ и случайныхъ: но съ вѣрою душа должна жить вѣчно. Вѣра — живой источникъ спокойствія, счастія заслугъ для времени и вѣчности. Безъ вѣры душѣ жить нельзя; безъ нея въ душѣ мракъ, порча, разстройство, и жизнь ея — мука. Вѣра съ первымъ движеніемъ души обнаруживаетъ права свои на душу и этихъ правъ, хотя бы хотѣли, не могутъ отвергнуть, — душа сама ихъ освящаетъ. И, послѣ дѣтскаго возраста нѣтъ, другаго болѣе способнаго и готоваго принимать отъ родителей и наставниковъ благотворныя сѣмена вѣры. Какъ страшно вамъ будетъ, безпечные родители, отвѣчать за дѣтей вашихъ! Лишивъ ихъ въ юности спасительныхъ сѣмянъ вѣры, которыя такъ легко и такъ глубоко могли бы пустить корни въ нѣжныхъ сердцахъ ихъ, вы пускаете ихъ въ свѣтъ съ пустотою, — и грѣшный свѣтъ свободною рукою наполняетъ эту пустоту соблазнами, пороками, заблужденіями самыми дикими. Не будутъ ли послѣ того ваши собственныя дѣти вопіять на васъ предъ судомъ Божіимъ? Да, онѣ будутъ обвинять васъ, какъ самыхъ жестокихъ враговъ своихъ.

Да возглаголеши о нихъ сѣдяй въ дому, и идый путемъ и лежа, и востая. Такъ важны для души заповѣди Господни, что о нихъ надобно говорить очень часто. Но не слишкомъ ли часто требуется говорить о нихъ? Когда же обучатъ дѣтей другимъ предметамъ? Слушатели мои! я не знаю, разумѣлъ ли Моисей всѣ тѣ предметы, которымъ многіе обучаютъ дѣтей своихъ? Но не сомнѣваюсь, что для предметовъ, совмѣстныхъ съ заповѣдями Божіими, онъ оставилъ такъ много времени, что не можете жаловаться.

Предлагаемый имъ способъ преподаванія и изученія вѣры, удивительно, какъ удобенъ по всему! Учить вѣрѣ, по наставленію Моисея, не то означаетъ, чтобы заставить дитя выучить памятію десятословіе или члены сѵмвола вѣры. Нѣтъ, надобно говорить съ дитятею о вѣрѣ, какъ о предметѣ ежедневной жизни, какъ о предметѣ, который нуженъ на каждомъ шагу, и который нужно изучать на каждомъ шагу: и идый путемъ, и лежа, и востая. Надобно только умѣть это дѣлать, а умѣть не трудно, потому что говорить о вѣрѣ не трудно. Показывайте дитяти, что грѣхъ дѣйствительно вреднѣе всего на свѣтѣ, что любить Отца Небеснаго также нужно, также сладко, какъ любить мать, какъ любить отца, которыхъ дитя видитъ. Говорите дитяти, что все мы получаемъ отъ Отца Небеснаго, что безъ Его любви къ намъ не было бы у насъ ни пищи, ни питья, ни одежды, ни цвѣтовъ, что Онъ все видитъ, все слышитъ, все знаетъ, даже мысли и намѣренія наши; что Онъ любитъ только добрыхъ, и наказываетъ за худое; что любовь Его велика къ намъ, такъ велика, что Онъ Сына Своего Единороднаго послаль съ неба на землю для спасенія нашего, и Сей Сынъ за наши грѣхи распялся на крестѣ, чтобы мы видѣли, какъ грѣхъ низводитъ на себя гнѣвъ Божій. Если бы такъ говорили съ дитятею: такой языкъ, такой разговоръ, безъ сомнѣнія, былъ бы понятенъ ему. Оно слушало бы васъ со вниманіемъ, само спрашивало бы васъ о томъ и другомъ предметѣ съ открытою душею. Вопросы о вѣрѣ — основные вопросы въ отношеніи къ цѣлому міру; рѣшая ихъ, рѣшаютъ или побуждаютъ рѣшать вопросы объ окружающемъ мірѣ. Поелику же нѣтъ ничего выше и животворнѣе предметовъ вѣры: то, питая юную душу вѣрою, облагороживали бы ее, какъ нельзя болѣе, разширяли бы силы ея для труда, даже въ тѣхъ случаяхъ, гдѣ остается безуспѣшнымъ всякое человѣческое усиліе. — Такъ — вы можете запрещать угрозами дѣлать худое; но думать о худомъ, желать худаго запрещала бы дитяти мысль вѣры о Всевѣдущемъ Судіѣ сердецъ.

О, если бы такъ бесѣдовали съ дѣтьми отцы и матери! Но такъ ли бесѣдуютъ? О томъ ли говорятъ съ ними? Нѣтъ, не о Тебѣ, о Боже сердецъ нашихъ, не о Тебѣ говорятъ въ семействахъ; другими предметами занимаютъ юныя души, столько дорогія для Тебя; тысячи предметовъ, милліоны предметовъ разговора; не говорятъ только о душѣ и Богѣ! О имени Іисуса въ иныхъ домахъ едва ли когда и слышали; не слышали о Томъ поклоняемомъ имени, которое дѣти должны бы были имѣть во устахъ, какъ скоро лепетать начинаютъ. Къ чему же готовятъ себя и дѣтей эти люди? А еще жалуются, что дѣти не знаютъ ничего существенно-добраго, не занимаются и не хотятъ заниматься дѣльнымъ, лѣнивы и непокорны, капризны и непочтительны. Какъ же быть имъ иными?

Иже щадитъ жезлъ, ненавидитъ сына своего, любяй же наказуетъ прилѣжно (Прит. 13, 25). Язвы и обличенія даютъ мудрость (Прит. 29, 15). Такъ говоритъ древній мудрецъ. Наказанія, говорятъ — жестокость. Не спорю и, слѣдуя древнему мудрецу, оставляю на волю ненавидѣть дѣтей. Что? это еще жестче? Безъ сомнѣнія. Послушайте же, други мои. Если есть болѣзнь: то нужно и врачевство, сообразное съ болѣзнію. А наша бѣда въ томъ, что всѣ мы больны и болѣзни обнаруживаются въ насъ еще въ дѣтствѣ. Разность между нами въ томъ, что, если лѣчатъ насъ, бываемъ здоровѣе; не лѣчатъ, — болѣзнь застарѣваетъ. Наказанія необходимы, какъ лѣкарство противъ зла, когда въ питомцѣ чувственность беретъ верхъ, или своеволіе самолюбія выходитъ изъ предѣловъ естественной немощи. Напрасно мечтаютъ иные, что любовь ихъ возведена на высшую степень, если ни въ какомъ случаѣ не дозволяютъ себѣ мѣръ благоразумной строгости. Тутъ видна не полнота любви, а отсутствіе разумной любви къ человѣчеству. Тутъ видно только то, что не знаютъ ни благихъ плодовъ той крѣпкой любви, которая любя наказываетъ, ни гибельныхъ слѣдствій той слабой любви, которая, отвергая всякое наказаніе, даетъ просторъ всякому злу. «Онъ еще молодъ, онъ еще ребенокъ, говорятъ; съ лѣтами будетъ умнѣе». Правда, дѣти съ лѣтами становятся смышленнѣе; но худыя наклонности, худыя привычки, если не укротятъ ихъ въ самомъ началѣ, не только не ослабляются съ лѣтами, но растутъ и становятся сильнѣе. Угодно ли тебѣ, нѣжная мать, чтобы нѣжно любимый сынъ, который теперь такъ воленъ, въ послѣдствіи обращался съ тобою, какъ съ послѣднею служанкою? Будетъ, непремѣнно будетъ онъ таковъ, если не станешь вразумлять его строгостію, какъ требуютъ поступки его. Ты еще не вѣришъ? Потрудись посѣтить смирительный домъ; тамъ увидишь опыты; тамъ услышишь жалобы — въ родѣ слѣдующей: «если бы отецъ и мать наказали меня за первое худое дѣло, я не былъ бы теперь такимъ негодяемъ предъ Богомъ и предъ людьми».

Впрочемъ, да не подумаютъ, что древній мудрецъ требуетъ, чтобы для исправленія виновныхъ дѣтей обращались къ гнѣву, запальчивости, брани. Онъ требуетъ обличеній для того, чтобы пріобрѣталась мудрость, а не для того, чтобы сѣяли неразуміе. Будьте строги, но спокойны духомъ, будьте тверды, но съ твердостію любви; будьте внимательны, но къ тому, чтобы доброе свободно росло въ юныхъ сердцахъ: пусть онѣ видятъ, что вы обращаетесь къ горькому лѣкарству только по нуждѣ, и изъ любви къ долгу. Иначе, дѣти будутъ бояться побоевъ, но не пороковъ; иначе пороки ихъ, подъ вліяніемъ несправедливости вашей, будутъ тайно умножаться и рости.

Вашъ примѣръ, отцы и матери, ваше поведеніе сильнѣе словъ и наставленій дѣйствуютъ на юныя сердца. Если худъ примѣръ: не ждите плода отъ наставленій; примѣръ все погубитъ. Неопытное дитя идетъ по слѣдамъ своихъ воспитателей; въ немъ болѣе, чѣмъ въ зрѣломъ человѣкѣ, замѣчается охота и способность подмѣчать все, что вы дѣлаете, и обращать въ правило для себя. Таково свойство души, въ которой еще не развита дѣятельность мысли, а дѣйствуютъ память и наблюдательность чувственная. Не говорите ребенку неправды, и онъ будетъ стыдиться лжи. Если упрекаете его за рѣзкость укоризнъ и жосткость словъ, а сами за минуту предъ тѣмъ дѣлали выговоръ грубый: то вы бьете воздухъ. Вы учите сына страху Божію, а сами клянетесь безъ нужды, или съ забвеніемъ Бога правды: повѣрьте, наставленіе ваше пропадетъ безъ плода. Вы говорите сыну, что надобно молить и благодарить Господа, а сами вмѣсто храма идете туда, гдѣ вовсе не думаютъ о Богѣ, гдѣ безчестятъ Его дѣлами: что вы дѣлаете? Вы убиваете вѣру въ сынѣ. Добрая мать! ты учишь дочь твою скромности, стыдливости, чистотѣ, и при ней же осуждаешь знакомыхъ тебѣ, тревожишь языкомъ честь и покой едва извѣстныхъ тебѣ, говоришь о томъ, о чемъ и на-единѣ надобно только плакать: понимаешь ли ты, чтó ты дѣлаешь? Нѣтъ, если вы хотите, чтобы дѣти ваши любили добро, показывайте дѣлами, что добро достойно любви, а порокъ то же, что язва. Пусть жизнь ваша будетъ хвалою Господу и любовію къ человѣчеству: тогда и ваши дѣти будутъ жить для славы Божіей и для пользы людей. Какъ необходимо для васъ, родители, быть благочестивыми! Гнѣвъ и благословеніе Божіе переходятъ отъ васъ къ дѣтямъ и внукамъ. Отчего это? Какъ это? Очень просто. Худой примѣръ вашъ научаетъ худому дѣтей вашихъ и — худыя привычки, худыя расположенія, достаются по наслѣдству дѣтямъ вашимъ. Дикое дерево даетъ ли плоды вкусные?

Боже, Благій и Всемогущій! Молитвами Преблагословенной Дѣвы Богоматери подай сердцамъ нашимъ свѣтъ и силу да творимъ волю Твою святую. Аминь.

Источникъ: Слова, бесѣды и рѣчи Филарета (Гумилевскаго), архіепископа Черниговскаго и Нѣжинскаго. Въ 4-хъ частяхъ. — Изданіе третье. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1883. — С. 228-233.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0