Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 17 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Ф

Свт. Филаретъ, архіеп. Черниговскій и Нѣжинскій († 1866 г.)
Слова и бесѣды на праздники Господни.

Слово въ день Преображенія Господня.

И се мужа два съ Нимъ глаголюща, яже бѣста Моисей и Илія: явлшася во славѣ, глаголаша же исходъ Его, его же хотяше скончати во Іерусалимѣ (Лук. 9, 30-31).

И среди славы небожители говорятъ не о славѣ. Послѣ столькихъ благодѣяній для людей, и послѣ столькихъ оскорбленій, со стороны людей, человѣчество Христа Іисуса осіявается на Ѳаворѣ славою божественною; Божество, скрывавшееся подъ завѣсою плоти, проявляется сквозь завѣсу плоти въ своемъ величіи и славѣ. О чемъ бы, казалось, приличнѣе всего говорить теперь явившимся Моисею и Иліи, какъ не о славѣ, въ которой они видятъ еще на землѣ Богочеловѣка-искупителя? Но — они говорятъ не о томъ. Они говорятъ о крестѣ и смерти, которые ожидаютъ Господа въ Іерусалимѣ.

Такъ ли мы поступаемъ, слушатели, въ счастіи? Такъ ли мы считаемъ нужными несчастія? Въ несчастіи мы унываемъ, въ счастіи не думаемъ о несчастіи, въ томъ и другомъ случаѣ поступаемъ такъ оттого, что не понимаемъ цѣны несчастій. Недавно посѣтилъ Господь страну нашу бѣдствіями. Всѣ ли понимали значеніе сего посѣщенія? Всѣ ли теперь понимаемъ, какъ несчастія нужны и полезны, особенно для счастливцевъ міра?

Если небожители въ славѣ Ѳаворской бесѣдовали о скорбяхъ: то, конечно, не лишнее дѣло для насъ подумать о значеніи скорбей для дѣтей счастія.

Богъ справедливъ. Онъ не опускаетъ изъ виду ни одного добраго нашего дѣла, даже ни одной доброй мысли. За Нимъ не пропадаетъ и слеза покаянія. Но Онъ и не воздаетъ болѣе, чѣмъ кто стóитъ. Избави Богъ несчастія — видѣть между нами такихъ, которые не дѣлали бы ничего кромѣ зла. Почти каждый, сколько видимъ, дѣлаетъ что нибудь доброе. И Богъ справедливый надѣляетъ каждаго благами, но не болѣе, чѣмъ кто стóитъ. Оттого-то Авраамъ сказалъ богачу: «ты получилъ блага въ земной жизни твоей, а Лазарь страдалъ». Это значитъ, что богачу заплачено въ земной жизни за все что слѣдовало, а Лазаря оставалось наградить тамъ — за гробомъ. Такимъ образомъ недобрые счастливцы міра получаютъ за свои кое-какія добрыя дѣла награду здѣсь и уже не имѣютъ ея тамъ. — Какъ же не желать послѣ сего, чтобы довелось пострадать лучше здѣсь, во времени, чѣмъ страдать тамъ, — вѣчно? Что значатъ всѣ возможныя утѣшенія времени въ сравненіи съ вѣчностію мукъ? Чтó значатъ всѣвозможныя бѣдствія времени въ сравненіи съ вѣчностію блаженства? Только счастливъ и счастливецъ міра, когда чувствуя ничтожество счастія земнаго, воздыхаетъ о радостяхъ неба и тайными скорбями покаянія готовитъ себѣ лучшую долю въ вѣчности.

Богъ — благъ. Онъ желаетъ намъ покоя и счастія. Но что дѣлать съ нами, когда покой земной обращается намъ не въ пользу, а во вредъ? Богъ — благъ. Цѣлая вѣчность блаженства неизобразимаго приготовлена Имъ для насъ. Но — здѣсь всѣ мы больные, для которыхъ нужны лекарства горькія. Всѣ мы — дѣти Адама; всѣ любимъ жить болѣе для плоти, чѣмъ для духа. Такъ всегда бываетъ съ нами, тѣмъ болѣе тогда, какъ счастіе земное манитъ насъ къ покою плоти и доставляетъ средства выполнять всѣ желанія плоти. Какъ легко счастіе земное разслабляетъ самый крѣпкій духъ! Премудрый не былъ изъ числа слабыхъ, а онъ молилъ Бога: не даждь ми богатства, — да не насыщся ложъ буду и реку: кто мя видитъ (Прит. 30, 8. 5)? Среди покоя внѣшняго, при готовыхъ способахъ жить по желаніямъ грѣшной души, счастливецъ міра занятъ только тѣмъ, какъ удовлетворять желаніямъ плоти своей. А душа, которая больше плоти? А духъ, который такъ незамѣнимъ ничѣмъ земнымъ? Они забыты. Счастливецъ питаетъ и утучняетъ плоть, которую надлежало бы распинать съ ея страстями и влеченіями, а душа — остается безъ пищи и питья небеснаго. И вотъ человѣкъ, украшенный образомъ Божіимъ, приложися скотомъ несмысленнымъ и уподобися имъ. И вотъ христіанинъ, возрожденный въ купѣли крещенія для жизни духовной, обогащенный неоцѣнимыми небесными дарами благодати, валяется въ грязи земной. Это жалко, очень жалко! Но тѣмъ не ограничивается несчастіе больной души. Счастіе земное, вмѣстѣ съ тѣмъ, какъ нѣжитъ и развиваетъ чувственность, воспитываетъ помыслы и желанія гордости. Кто мя видитъ? говоритъ тотъ, кому все удается, и не думаетъ о томъ, что онъ сынъ грѣшной плоти, чадо гнѣва Божія.

Что же можетъ привесть въ сознаніе себя эту душу больную и не знающую своей болѣзни? Скорби, однѣ скорби. На первый разъ онѣ невольно оторвутъ ее отъ чувственныхъ удовольствій, лишатъ то способовъ, то времени заниматься предметами суеты и униженія духовнаго; а тамъ, при помощи Божіей, она и сама мало-по-малу будетъ усматривать, какъ суетны, какъ низки, какъ недостойны безсмертной души чувственныя удовольствія, которыя дотолѣ страстно любила она, будетъ усматривать, какъ безцѣнно Царствіе Божіе, которое можемъ находить внутри себя, независимо отъ всѣхъ способовъ земнаго счастія. Скорби пробудятъ въ ней воздыханія молитвенныя о своихъ грѣхахъ, о своей бѣдности и униженіи; а молитва прольетъ въ сердце ея утѣшеніе, при которомъ забудутся земныя утѣшенія. Такъ она будетъ чаще и чаще уединяться и отъ скорбей и отъ радостей земныхъ въ потаенную клѣть сердца своего и тамъ бесѣдовать съ Богомъ сердца. Такъ, всякое несчастіе, хотя на первый разъ не кажется радостію, въ послѣдствіи доставляетъ мирный плодъ праведности тѣмъ, которые умѣютъ пользоваться несчастіемъ.

Посмотримъ еще ближе, какъ дѣйствуетъ на насъ тотъ или другой видъ счастія земнаго. Возьмемъ честь и славу земную. Сперва заботятся о чести, какъ будто только для нуждъ земной жизни. Но, достигнувъ одной чести, — почему, думаютъ, не искать другой? Достигнувъ другой — почему не искать третьей? И вотъ уже душа зянята мыслями только о честяхъ! Вотъ желанія ея стремятся только къ честямъ. Если и приходитъ ей иногда мысль о почести вышняго званія: она говоритъ себѣ: да, надобно подумать и о переходѣ въ вѣчность, — но еще успѣю, а теперь такъ много дѣлъ нужныхъ. Между тѣмъ время идетъ, не дожидаясь нашихъ досуговъ для вѣчности. Между тѣмъ сердце честолюбца становится тверже для всего, кромѣ земной чести. Даже мысль о Богѣ великомъ и страшномъ рѣдко приходитъ ему на умъ и еще рѣже пробуждаетъ страхъ и благоговѣніе.

Точно то же бываетъ и съ богатымъ счастливцемъ. Пусть собралъ онъ довольно богатства: но онъ говоритъ: вотъ еще соберу и займусь употребленіемъ его на дѣла добрыя. Но чѣмъ болѣе собираетъ, онъ, тѣмъ сильнѣе становится въ немъ любовь къ богатству, тѣмъ больше онъ хочетъ собирать и меньше расточать. Вотъ еще соберу, думаетъ онъ, и въ старости буду помышлять объ одномъ небѣ. Какъ будто старость и дала ему слово посѣтить его; какъ будто старость и обязалась сдѣлать его щедрымъ. Бѣднякъ не видитъ себя. И теперь оскорбляется онъ, когда просятъ у него помощи; и теперь знаетъ онъ одно божество — тельца золотаго. Что же будетъ въ старости?

Скажите же, не милосердіе ли Божіе является для этихъ несчастныхъ счастливцевъ міра, когда посылаются имъ несчастія для вразумленія ихъ? Что можетъ дать имъ почувствовать, что они обманываются, отлагая отъ времени до времени покаяніе? Что можетъ вразумить ихъ, что они — странники на землѣ, которымъ никто не сказалъ о времени возвращенія ихъ въ отчизну? Что можетъ показать имъ суету всѣхъ заботъ и трудовъ и крайнюю нищету, крайнее униженіе души ихъ? Если не принесутъ имъ пользы несчастія: то уже, конечно, не исцѣлитъ ихъ счастіе, которое такъ льститъ страстямъ ихъ. Тяжело честолюбцу, когда лишаютъ его любимой чести: но посланное свыше лекарство окажетъ свое дѣйствіе, болѣе или менѣе ясно, болѣе или менѣе глубоко сознаетъ онъ, что земная слава — то же, что звукъ, то же, что движеніе воздуха, — не стóитъ и вздоха. Тяжело корыстолюбцу, когда лишаютъ его любимаго золота. Но не придетъ ли ему тогда невольно на мысль, что земное богатство, какъ ни береги его, ускользаетъ изъ рукъ, — а нищимъ душею явиться туда — страшно!

Душа христіанская! если ты употребляешь счастіе свое во славу Божію, во благо свое и другихъ, а между тѣмъ Господь посѣщаетъ тебя скорбями: не скорби, а радуйся о Господѣ. Онъ хочетъ очистить тебя скорбями, какъ золото очищается огнемъ. Праведный Іовъ дѣлалъ доброе и въ счастіи; но, испытанный скорбями, онъ сталъ образцемъ самой высокой преданности волѣ Божіей.

Не будемъ, други мои, забываться въ счастіи. Будемъ на столько разумны, чтобы понимать и чувствовать значеніе счастія и несчастія земнаго для вѣчной жизни нашей, — и Господь Богъ пребудетъ съ нами во времени и въ вѣчности. Аминь.

1849 г. Въ селѣ Мерчикѣ.

Источникъ: Слова, бесѣды и рѣчи Филарета (Гумилевскаго), архіепископа Черниговскаго и Нѣжинскаго. Въ 4-хъ частяхъ. — Изданіе третье. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1883. — С. 123-126.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0