Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 17 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Ф

Архіеп. Филаретъ Гумилевскій († 1866 г.)
Слова и бесѣды на праздники Господни.

Слово въ день Богоявленія Господня.

Богъ — вездѣприсущъ. Онъ Духъ, и все наполняетъ собою. Въ этомъ согласны и вѣра и разумъ. Что же такое значитъ, что вѣра такъ часто говоритъ намъ о богоявленіяхъ? Что такое значитъ, что Церковь христіанская назвала нынѣшній день преимущественно днемъ Богоявленія?

Богъ — вездѣприсущъ. Тѣмъ не менѣе Онъ можетъ являть особенную свою силу, въ извѣстномъ мѣстѣ, для извѣстныхъ людей. Онъ есть Духъ; дышетъ, идѣже хощетъ; и такъ, какъ хощетъ, дышетъ: то въ громахъ и молніяхъ — въ грозномъ могуществѣ силы; то въ кроткомъ вѣяніи вѣтра — въ силѣ благости своей. На небѣ — престолъ Его, градъ Его — Іерусалимъ небесный; на небѣ — обители многія многихъ слугъ, говоритъ намъ откровеніе: это значитъ, что намъ указывается на то положеніе, въ которомъ яснѣе, нежели намъ земнымъ жителямъ, является Богъ, и творитъ блаженными святыхъ слугъ своихъ; это значитъ, что Духъ — ревнитель святыни, наполняя все собою, особенно близокъ къ духамъ чистымъ. И на землѣ открывается Онъ съ особенною своею благостію для благихъ, и съ грознымъ величіемъ для грѣшныхъ; и на землѣ Онъ являетъ крѣность свою великую и дивную тамъ, гдѣ хощетъ, по премудрому и благому хотѣнію своему. Богъ нашъ есть Богъ самосущій, всевластный, — Онъ непокоренъ неизбѣжной неподвижности, или неподвижной необходимости. И духъ сотворенный, властвуя надъ соединеннымъ съ нимъ тѣломъ, обнаруживаетъ особенное присутствіе свое, — то въ томъ, то въ другомъ членѣ повелѣваетъ — то тою, то другою частію ввѣреннаго ему состава тѣлеснаго. Тѣмъ болѣе Духъ всевластный и высше-свободный можетъ выполнять мысль свою тамъ, гдѣ восхощетъ, и какъ восхощетъ.

Богъ есть Духъ: но Онъ дѣйствуетъ въ мірѣ видимомъ, вещественномъ. Духъ сотворенный — тонокъ, невещественъ, а дѣйствуетъ въ тѣлѣ грубомъ, многосложномъ. Явленія Бога-Духа въ образахъ вещественныхъ такъ же доступны для разумѣнія, какъ несомнѣнны дѣйствія того же Духа на міръ вещественный. То и другое явленіе есть явленіе силы Божіей въ вещественномъ.

Богъ — Духъ вездѣприсущій. Но потому-то духъ ограниченный и обнимаетъ Его не иначе, какъ въ явленіяхъ, не иначе, какъ въ образахъ ограниченныхъ. Какъ необъятнаго обнимаетъ тварь? Только по частямъ, только въ той мѣрѣ, въ какой Онъ самъ благоволитъ открывать Себя, познаетъ Его человѣкъ.

Богъ — благъ. Онъ являлъ Свою волю благую въ постигаемыхъ знакахъ во всѣ времена; исторія временъ тому доказательство. Человѣкъ грѣшникъ! когда Господь не являлъ тебѣ особенную любовь Свою въ образахъ видимыхъ? Ты палъ въ первый разъ; Богъ искалъ и нашелъ тебя. Ты не преставалъ и послѣ того уклоняться отъ Бога грѣхопаденіями новыми, не преставалъ отдалять себя отъ Него преступленіями повседневными; но любовь вѣчная преслѣдовала тебя на всѣхъ твоихъ стезяхъ, удерживала отъ путей заблужденія, возвращала къ пути спасительному. Какъ многочастно, какъ многообразно показывалъ Богъ тебѣ силу благости Своей: то въ словѣ спасительномъ, то въ образахъ таинственныхъ! Что значитъ исторія народа Божія, какъ не исторія богоявленій, какъ не внятная для души и слуха бесѣда Божія съ человѣкомъ-грѣшникомъ? Тотъ только, для кого непонятенъ голосъ исторіи вѣрной, тотъ только можетъ представлять себѣ непонятною мысль о богоявленіяхъ.

Когда человѣкъ могъ сказать, что не имѣетъ онъ нужды въ бесѣдѣ съ Богомъ, въ явленіяхъ Божества благаго? Даже и тогда, когда онъ не былъ еще грѣшникомъ, даже и тогда онъ жаждалъ откровенія высшаго, какъ созданіе немощное, какъ ограниченное существо: — тѣмъ болѣе тогда, какъ онъ сталъ грѣшникомъ, благословлять долженъ благость Божію, являющуюся ему въ знакахъ видимыхъ. До чего бы дошли люди въ грѣхопаденіяхъ своихъ, если бы премудрый и всеблагій не просвѣщалъ омраченныхъ грѣхомъ очей ихъ, и не подкрѣплялъ слабой для добра воли своими явленіями?

Христіанинъ! Никогда Богъ не являлъ Себя на землѣ въ такомъ обильномъ свѣтѣ, въ такихъ высокихъ образахъ, какъ Онъ явился тебѣ во Христѣ. Христіанство есть полное откровеніе божества, — столько полно, сколько можетъ оно быть полнымъ на землѣ; оно есть самое духовное, самое чистое откровеніе божества, сколько можетъ быть духовнымъ откровеніе, назначаемое для сыновъ земли. Было время, когда Богъ бесѣдовалъ съ людьми, какъ съ дѣтьми. Во Христѣ Онъ открылъ то, что надлежало открыть для мужей. Для людей-дѣтей Онъ являлся, и являлъ истину Свою въ осязаемо-чувственныхъ образахъ, открывалъ истины первоначальныя на языкѣ понятномъ для воображенія и чувства. Какъ обиленъ, и какъ чистъ Божій свѣтъ, пролитый на тебя, христіанинъ! Представь себѣ, что ты живешь язычникомъ; представь все, что ты могъ думать, что ты могъ дѣлать, оставаясь съ языческими мыслями, съ языческою душею. Ты ужаснуться долженъ тѣхъ грубыхъ суевѣрій, тѣхъ отвратительныхъ пороковъ, которые обременяли бы тебя, какъ язычника. Оставаясь іудеемъ, ты вздыхалъ бы подъ немощными и слабыми стихіями міра, подъ обрядами вещественными. Высокая, духовная истина явилась для тебя въ Іисусѣ, въ своемъ духовномъ видѣ. Какъ высока участь твоя, устроенная во Христѣ! Къ несчастію, порча растлила и умы и сердца наши, — и мы слишкомъ мало чувствуемъ достоинство богоявленія христіанскаго. Чѣмъ заняты мысли, чѣмъ заняты сердца большей части изъ насъ? О чемъ думаютъ съ услажденіемъ? Чемъ восхищаются люди? Истина ли Христова, самая высокая, самая чистая, истина Божія наполняетъ собою души? О, нѣтъ! у людей часто изливаются сердца въ веселіи и радости, въ восторгахъ самыхъ сладкихъ, но только не свѣтъ Христовъ услаждаетъ ихъ. Земнымъ, часто ничтожнымъ, часто вреднымъ заняты ихъ мысли и сердца: любятъ тьму, паче свѣта. То что дано знать человѣку для жизни земной, дознаютъ со всею ревностію: а то, что открыто для жизни вѣчной, признаютъ за ненужное, или за излишнее; науку жить на землѣ для земли дѣлятъ на отрасли, разбираютъ по частямъ, пересматриваютъ простымъ и искусственнымъ окомъ, стараются замѣтить всѣ стороны съ отчетливою точностію; а лучшую науку — науку жить для неба — оставляютъ въ сторонѣ, или занимаются ею, но довольно холодно. Заботы о землѣ подавили дѣятельность христіанина — того самаго христіанина, который долженъ жить преимущественно для одного неба, котораго Отецъ небесный столько благоволилъ и благоволитъ искать для себя одного, хощетъ исполнить собою однимъ, въ которомъ — хощетъ открыть славу Свою.

Тайна, самая высокая тайна, открыта для христіанина при крещеніи Христа Іисуса. По единогласному свидѣтельству святыхъ евангелистовъ, крестився Іисусъ, взыде абіе отъ воды, и се отверзошася Ему небеса, и видѣ Духа Божія сходяща яко голубя, и грядуща на Него. И се гласъ съ небесе глаголя: сей есть Сынъ Мой возлюбленный, о Немже благоволихъ (Матѳ. 3, 16-17). Отецъ небесный свидѣтельствуетъ о Себѣ гласомъ съ неба, что Онъ есть Отецъ возлюбленнаго Сына. Благоговѣй, христіанинъ, и покланяйся Богу Отцу! Сынъ погружается въ водѣ крещенія, и гласъ съ неба наименовываетъ Его Сыномъ Отца небеснаго. Креститель Сына свидѣтельствуетъ, что до того времени не зналъ онъ Сына, но въ крещеніи позналъ, что Онъ есть Сынъ Божій; что Онъ есть тотъ, который, родившись послѣ него, предшествовалъ ему, такъ какъ былъ прежде него, такъ какъ есть первый изъ всѣхъ, — вѣчный (Іоан. 1, 30-34). Благоговѣй, христіанинъ, и покланяйся крещающемуся Богу Сыну! Духъ Святый — не духъ человѣческій, не Духъ сотворенный, а Духъ самаго Божества, Духъ съ славою и силою Божества: но Онъ является отдѣльный и отъ Отца, и отъ Сына, въ тѣлесномъ видѣ. Благоговѣй, христіанинъ, и поклоняйся Богу Духу Святому! Такъ, свято поетъ Церковь: «во Іорданѣ крещающуся Тебѣ, Господи, поклоненіе Троицѣ явилось намъ». Если представимъ себѣ, что тайна Святой Троицы не была открыта съ такою ясностію и опредѣленностію самимъ патріархамъ, самимъ пророкамъ, всѣмъ ветхозавѣтнымъ праведникамъ; если представимъ, что она въ полномъ свѣтѣ въ первый разъ открыта только при крещеніи Христа Іисуса: то какимъ глубокимъ благоговѣніемъ должны исполниться сердца наши къ сей тайнѣ? Все прочее, что можетъ познавать человѣкъ о Богѣ, о Его свойствахъ, далеко — ниже сей тайны: это самая глубокая, самая внутренняя тайна существа Божія, которой человѣкъ самъ по себѣ никогда дознать не могъ и не можетъ. Потому-то вѣрно именуетъ Церковь день сей днемъ богоявленія: ибо непостижимый Богъ явился нынѣ людямъ.

Христіане-братія! понимаемъ ли, чувствуемъ ли мы богатство благости Божіей, озаряющей насъ столь чуднымъ свѣтомъ своимъ? Мысль о Троичномъ Божествѣ составляетъ отличительную принадлежность откровенія христіанскаго; но составляетъ ли она для нашихъ мыслей мысль необходимую? Или, такъ много у насъ мыслей въ душѣ, что и столь высокая мысль едва ли когда находитъ въ насъ себѣ мѣсто? Многіе ли размышляютъ, кто для насъ сей Сынъ, крещающійся въ Іорданѣ? Кто для насъ Духъ Святый, сошедшій на крестившагося Іисуса? Вступая въ истинную вѣру, мы крестились во имя Отца и Сына и Духа Святаго; это значитъ, что, по вѣрѣ Церкви и Слова Божія, безъ вѣры въ Святую Троицу, нельзя быть истинной христіанской вѣрѣ, нельзя и считаться истинновѣрующимъ въ Бога: но такъ ли мы думаемъ теперь о тайнѣ сей? Возлюбленный братъ! ужели нѣтъ у насъ съ тобой и столько любви къ правдѣ, чтобы вспомнить объ имени, которое я и ты носимъ на себѣ, — объ имени христіанина, и объ обязанности, возложенной на насъ симъ именемъ при крещеніи нашемъ?

Отче, Сыне и Душе Святый! просвѣти насъ свѣтомъ Твоимъ, — омрачаемымъ нерадѣніемъ о своемъ спасеніи и — о Твоихъ тайнахъ. Аминь.

1845 г.

Источникъ: Слова, бесѣды и рѣчи Филарета (Гумилевскаго), архіепископа Черниговскаго и Нѣжинскаго. Въ 4-хъ частяхъ. — Изданіе третье. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1883. — С. 37-41.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0