Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 17 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 21.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Ф

Свт. Филаретъ, митр. Кіевскій († 1857 г.)
Слово 5. Въ недѣлю о блудномъ сынѣ.

Рече Господь притчу сію: человѣкъ нѣкій имѣ два сына (Лук. 15, 11).

Хотя и все Евангеліе возвѣщаетъ намъ, братіе, безпредѣльное милосердіе Отца Небеснаго къ кающимся грѣшникамъ: но можетъ быть нѣтъ мѣста, въ которомъ бы сіе утѣшительнѣйшее для насъ свойство Бога открыто было въ столь ясныхъ и разительныхъ чертахъ, какъ въ нынѣ чтенной Евангельской притчѣ. Единородный Сынъ Божій Господь Іисусъ Христосъ, пришедый въ міръ грѣшныя спасти, подъ образомъ человѣка имѣвшаго двухъ сыновъ представляя Бога любящаго праведниковъ и грѣшниковъ милующаго, раскрываетъ въ ней, такъ сказать, всю глубину неизмѣримой Его благости. Здѣсь виденъ грѣшникъ своевольнымъ удаленіемъ отъ любообильнаго Отца Небеснаго безконечно оскорбившій Его благость; грѣшникъ презрѣвшій всѣ отеческія объ немъ попеченія Творца и Промыслителя своего; беззаконною и распутною жизнію своею расточившій всѣ дары благодати и милосердія Божія; словомъ, грѣшникъ пришедшій во глубину золъ: — но неистощимое милосердіе Божіе силою благодати своей и сего грѣшника извлекло изъ самой бездны погибели. Истинное покаяніе и сему оскорбителю величества Божія возвратило всю любовь и нѣжность Отца Небеснаго; и сей погибшій уже сынъ очень скоро, и сверхъ всякаго чаянія своего, получилъ отъ Отца все то, или еще болѣе, нежели сколько расточилъ своею порочною жизнію.

Святая Церковь для того и положила чтеніе сей Евангельской притчи нынѣ, когда всѣхъ чадъ своихъ матернимъ гласомъ заблаговремянно призываетъ въ подвигъ покаянія и поста, дабы никто изъ грѣшниковъ, сколь бы многи и велики ни были грѣхи его, не только не отчаявался, но ниже усумнился въ милосердіи Божіемъ, и дабы каждый тѣмъ съ бóльшею бодростію и ревностію вступилъ въ сей спасительной подвигъ. И ктожъ изъ насъ, братіе, не грѣшникъ? Кому не дорого спасеніе отъ грѣховъ души своея? Кому не желательно не только возвратить сердцу своему истинный миръ и истинную радость: но и сотворить собою радость Ангеламъ на небесахъ, какова бываетъ тамъ о каждомъ истинно кающемся грѣшникѣ, по слову Господа и Спасителя нашего? Внемлемъ убо вси съ собраннымъ сердцемъ словесамъ Его, въ которыхъ безпредѣльная Его любовь открываетъ намъ и начало грѣховъ нашихъ, и пагубныя слѣдствія ихъ, и Божественное отъ нихъ врачевство покаянія, и спасительныя для насъ плоды онаго.

И рече юнѣйшій изъ нихъ отцу: отче, даждь ми достойную часть имѣнія; и раздѣли имъ имѣніе.

Таковое безразсудное требованіе дерзкаго юноши для всякаго отца конечно весьма оскорбительно. (Оно показываетъ въ немъ своевольство и неуваженіе къ родителю, которому принадлежитъ право раздѣлять имѣніе дѣтямъ своимъ, и назначать для сего время по своему благоусмотрѣнію.) Долгъ сыновній обязывалъ его ожидать на то отеческой воли, подобно какъ старшій сынъ безмолвно повиновался изволенію отца своего. Но оскорбленный отецъ по преизбытку чадолюбія своего не восхотѣлъ оскорбить своего сына отказомъ въ его требованіи. Онъ отдѣлилъ ему часть имѣнія равную съ старшимъ, въ чаяніи, что сей новый опытъ чадолюбія его, возбудитъ въ сынѣ чувство благодарности и любви; что онъ будетъ подъ отеческимъ надзоромъ учиться управлять своимъ имѣніемъ. Но дерзкій юноша оскорбилъ новыми преступленіями чадолюбиваго отца своего.

Кольмижъ паче оскорбительно для безпредѣльной любви Отца небеснаго, когда человѣкъ, получившій отъ Него и бытіе и жизнь, и силы души и тѣла, и всѣ дарованія внутреннія и наружныя, естественныя и благодатныя, дерзаетъ присвоять ихъ себѣ, и располагать ими не по волѣ Божіей, а по своеволію. Богъ по преизбытку своей благости сотворивши человѣка свободнымъ, никогда не отъемлетъ у него сего дара — и свобода конечно есть высочайшій даръ благости Творческой, какъ отличнѣйшая черта образа Божія въ человѣкѣ: — но чѣмъ превосходнѣе сей даръ, тѣмъ злоупотребленіе его гибельнѣе для насъ. Чѣмъ драгоцѣннѣе сей даръ, тѣмъ бóльшаго требуется отъ насъ попеченія, дабы сохранить его во всей лѣпотѣ. Сохраняютъ его, а съ нимъ и всѣ дары благости Божіей, одни праведники, которыхъ вся жизнь есть безмолвная покорность волѣ Отца Небеснаго, и исполненіе святыхъ Его заповѣдей: подобно упоминаемому въ сей притчѣ старшему сыну, неотлучившемуся отъ отца своего и тогда, когда онъ раздѣлилъ обоимъ имѣніе. Но ничто такъ не убиваетъ истинной свободы человѣка, какъ своевольное и гордое присвоеніе себѣ того, что отнюдъ не наше, но чистый даръ благости Божіей. И съ тѣхъ поръ всякой начинаетъ терять свою свободу, а съ нею и всѣ дары Творческой любви, коль скоро зараждается въ сердцѣ его дерзкое отторженіе воли своей отъ воли Божіей. Вотъ пагубное начало и смертоносный источникъ грѣховъ, который не будучи остановленъ въ первомъ своемъ стремленіи, превращается въ сильный потокъ опустошающій всѣ и наилучшія дарованія души нашей. Счастливъ тотъ, кто при всякомъ первомъ порывѣ страстей своихъ, когда онѣ еще не усилились, прибѣгаетъ къ Отцу Небесному, и получая отъ Него молитвою силы благодати, умѣетъ побѣждать свое самолюбіе любовію къ Богу. Но какъ часто своевольство, единожды овладѣвъ сердцемъ грѣшника, ведетъ его отъ грѣха ко грѣху, и повергаетъ въ неудержимыя волны страстей. Подобно какъ упоминаемый въ притчѣ безразсудный юноша не долго оставался подъ отеческимъ кровомъ — но

Не по мнозѣхъ днехъ собравъ все имѣніе, отыде на страну далече, и ту расточи имѣніе свое, живый блудно.

Какъ легко можно было ему возвратить прежнюю любовь отца своего, и сохранить имѣніе, ежели бы онъ, получивъ оное, раскаялся въ своей дерзости, и принявъ родительскій даръ съ благодарностію, остался въ отцовскомъ домѣ! Но отеческій надзоръ сдѣлался несноснымъ для его своевольнаго сердца. Присвоивъ себѣ единому право располагать имѣніемъ, изъ одного милосердія ему дарованнымъ, и мечтая самъ собою составить свое счастіе, онъ собираетъ все, и отходить на страну далеку, куда бы не могъ достигнуть взоръ отца его, дабы тамъ ненаказанно предаться влеченію страстей своихъ. Безразсудный, конечно думалъ онъ, что ему достанетъ имущества на много лѣтъ, какъ бы онъ глупо ни проживалъ его. Но для распутной жизни его не надолго стало и великаго богатства. Скоро расточилъ онъ все имѣніе свое.

Не то же ли самое происходатъ и въ душѣ грѣшника, допустившаго своеволію возобладать надъ своимъ сердцемъ, и во зло употребившаго дарованныя ему отъ Бога силы? Нарушеніе Кореннаго закона любви и повиновенія Богу, отъ исполненія котораго единственно проистекаетъ всякое истинное благо наше, влечетъ за собою нарушеніе всѣхъ законовъ, и всякое зло. Развращенное самолюбіе въ сердцѣ грѣшника, заступивъ мѣсто любви къ Богу, прасвоиваетъ себѣ все, неоставляя ничего Господу, подателю всякаго блага. И хотя во всей вселенной нѣтъ мѣста, куда бы можно было удалиться отъ Вездѣсущаго: но грѣшникь находитъ его въ своемъ сердцѣ, изгоняя изъ онаго чувство вездѣприсутствія Божія, отдаляя отъ себя мысли о праведномъ судѣ Его, дабы заглушить, ежели возможно, и гласъ совѣсти, сего недремлющаго стража, и неумолимаго судіи дѣлъ нашихъ. Такъ нераскаянный грѣшникъ отходитъ отъ Бога Отца Небеснаго на страну далеку, куда для освѣщенія омраченной грѣхами души его не проникаетъ свѣтъ Божій, свѣтъ истиннаго Боговѣдѣнія, и дѣятельнаго разумѣнія воли и заповѣдей Божіихъ. И въ сей темной странѣ предаваясь безстрашно необузданному стремленію страстей своихъ, расточаетъ сокровище даровъ Божіихъ, живя блудно. Такъ-то часто гибнутъ самыя превосходныя дарованія ума, и самыя добрыя отъ природы качества сердца, не будучи воспитаны въ благочестіи и ограждены спасительнымъ страхомъ Господнимъ: подобно какъ распутный сынъ скоро лишился всего своего имѣнія, удалившись отъ мудраго надзора отца своего.

Изжившу ему все, бысть гладъ крѣпокъ въ странѣ той, и той начатъ лишатися. И шедъ прилѣпися единому отъ жителей тоя страны: и посла его на села своя пасти свинія. И желаше насытити чрево свое отъ рожецъ, яже ядяху свинія: и никтоже даяше ему.

Живя вь изобиліи и удовлетворяя всѣмъ страстямъ своимъ, блудный сынъ конечно забылъ и думать о тѣхъ бѣдственныхъ случаяхъ, которыми Богъ, въ праведномъ гнѣвѣ своемъ посѣщаетъ землю. Но гладъ наступилъ великій въ странѣ той. А онъ ничего не сберегъ на время глада. Что ему оставалось дѣлать? Не столько бы еще былъ онъ несчастенъ, ежели бы вспомнилъ о чадолюбіи отца своего, и поспѣшилъ возвратиться къ нему. Но страсти ослѣпляютъ умъ. Онъ лучше захотѣлъ быть рабомъ у неизвѣстнаго жителя страны той, дабы скрыть свои пороки, нежели съ раскаяніемъ въ оныхъ возвратиться къ отцу своему. Но житель тотъ не отечески его принялъ. Назначилъ ему самую презренную службу — пасти свиней — и за работу свою питаться свинскимъ кормомъ. Радъ онъ былъ утолить свой гладъ и сею горькою пищею. Но господинъ его больше пекся о своихъ свиньяхъ, нежели объ немъ. Нечистыя сіи животныя пожирали все, а ему несчастному и отъ нихъ ничего не оставалось, кромѣ голодной смерти.

Какое можетъ быть жалостнѣе зрѣлище, какъ представляемое симъ несчастнымъ, который бывъ сыномъ богатаго и чадолюбиваго отца, могъ бы провождать жизнь свою въ счастливѣйшемъ на земли состояніи, повинуясь родителю своему; но отъ своего безразсуднаго и необузданнаго своевольства дошелъ до самаго крайняго бѣдствія! Но точно таково есть внутреннее состояніе души всякаго предавшагося страстямъ своимъ грѣшника, доколѣ онъ пребываетъ въ нераскаянности о грѣхахъ своихъ. Сей блудный сынъ и въ странѣ далекой омраченнаго грѣхами сердца своего не скрывается отъ всевидящихъ очей Божіихъ. Господь предваряя его многократно дѣйствіями своей благости и милосердія, и призывая къ Себѣ симъ отеческимъ своимъ гласомъ, обыкновенно посѣщаетъ послѣ нераскаяннаго праведнымъ своимъ судомъ; дабы хотя симъ болѣзненнымъ опытомъ смягчить жестокое сердце его, и произвесть въ немъ покаяніе. Богъ, коего существо есть любовь и благость, и коего праведный судъ всегда растворенъ бываетъ милостію, для обращенія грѣшниковъ, часто даетъ имъ чувствовать свой гнѣвъ, то гладомъ, то болѣзнями тѣлесными, то оскорбленіемъ ихъ честолюбія, то разными бѣдами и напастями. И счастливъ тотъ грѣшникъ, который примѣтивъ наказующую его руку Отца Небеснаго, и возчувствовавъ свою грѣховность поспѣшитъ всѣмъ сердцемъ возвратиться къ Нему и въ самомъ гнѣвѣ чадолюбивому! Но горе ему, ежели онъ отторгаетъ себя отъ смиряющей его отеческой руки Господней, и упорно стоитъ въ своемъ своевольствѣ. Тогда-то Господь во гнѣвѣ своемъ отвращаетъ отъ него лице свое, и страсти ослѣпляютъ умъ его. Тогда-то сей несчастный попадается въ мучительскія руки какого нибудь изъ населяющихъ темную область духа злобы, и отдается въ постыдное ему рабство; который наполняетъ душу его всѣми нечистыми помышленіями похотей и грѣховъ. И сей бѣдный рабъ страстей своихъ хочетъ извлечь для души своей нѣкую сладость, изъ самаго корня всякой горечи, — изъ грѣха — хочетъ найти себѣ пищу въ удовлетвореніи необузданныхъ похотей своихъ. Но похоти сами пожираютъ нечистыя свои сладости — сей свинскій кормъ, — а бѣдной душѣ грѣшника ничего неостается отъ нихъ кромѣ горечи — и онъ истаеваетъ смертельнымъ гладомъ. — Тогда-то все для него потеряно. Но у него остается еще Отецъ, Богъ богатый въ милостяхъ и щедротахъ, коего любовь и благость никогда не истощаются — подобно какъ у распутнаго сына оставался еще въ живыхъ отецъ его, ожидавшій безпрестанно возвращенія къ себѣ сына своего.

Въ себе же пришедъ рече: колико наемникомъ отца моего избываютъ хлѣбы, азъ же гладомъ гиблю! Воставъ иду ко отцу моему, и реку ему: отче, согрѣшихъ на небо и предъ тобою, и уже нѣсмь достоинъ нарещися сынъ твой: сотвори мя, яко единаго отъ наемникъ твоихъ. И воставъ иде ко отцу своему.

Конечно чадолюбивый отецъ сего несчастнаго употреблялъ всѣ мѣры къ обращенію его въ родительскій домъ — и тогда, когда онъ отшелъ на страну далеку, и предавшись распутству совсѣмъ забылъ о нѣжности отеческаго его сердца. И конечно въ сердцѣ сего блуднаго сына оставалась еще искра добра, что онъ могъ образумиться и пріити въ себе, увидѣть свои пороки и свою погибель; вспомнилъ о щедрости отца своего; и смирившись столь глубоко, рѣшился твердо возвратиться къ нему и исповѣдать предъ нимъ тяжкіе грѣхи свои. Кольмижъ паче Богъ Отецъ Небесный не престаетъ дѣйствовать безконечною своею любовію и премудростію надъ обращеніемъ всякаго грѣшника, доколѣ еще онъ живъ, и доколѣ не совсѣмъ еще погасла въ сердцѣ его искра добра — ибо нѣсть грѣхъ побѣждающь милосердіе Божіе.

Еще же далече ему сущу, узрѣ его отецъ его, и милъ ему бысть, и текъ нападе на выю его, и облобыза его. Рече же ему сынъ: отче, согрѣшихъ на небо и предъ тобою, и уже нѣсмь достоинъ нарещися сынъ твой. Рече же отецъ къ рабомъ своимъ: изнесите одежду первую, и облецыте его, и дадите перстень на руку его, и сапоги на нозѣ: и приведше телецъ упитанный, заколите, и ядше веселимся: яко сынъ мой сей мертвъ бѣ и оживе: и изгиблъ бѣ, и обрѣтеся.

Въ сихъ съ толикою подробностію изложенныхъ чертахъ безпримѣрнаго чадолюбія Спаситель Христосъ столь ясно указуетъ намъ на безпредѣльное милосердіе Отца Небеснаго къ истинно кающимся грѣшникамъ, что каждое Христіанское сердце и безъ дальнѣйшаго объясненія, не можетъ не видѣть ихъ при одномъ слышаніи словъ Его. Ибо на земли едвали найдется отецъ толико чадолюбивый.

Но къ сожалѣнію многіе изъ грѣшниковъ слыша о безконечномъ милосердіи Божіемъ, вмѣсто того, чтобъ истинно раскаяться во грѣхахъ своихъ, и начать рѣшительно жизнь добродѣтельную и святую, изъ самаго спасительнаго милосердія Божія дѣлаютъ себѣ пагубное возглавіе безпечности, — и утопая во грѣхахъ, часто умираютъ лишаясь благъ вѣчной жизни, — ибо послѣ смерта святое Писаніе не открываетъ намъ ни времени ни мѣста покаянія. Почему кающимся грѣшникамъ надлежитъ тщательно замѣчать свойства и плоды истиннаго покаянія, открытыя намъ Спасителемъ Христомъ въ сей Евангельской притчѣ.

Должно въ себе прійти — обратиться изъ разсѣянности чувствъ и страстей и тлетворныхъ обычаевъ міра сего лукаваго и прелюбодѣннаго. Уединиться въ клѣть сердца своего. При свѣтильникѣ закона Божія разсмотрѣть тщательно бѣдное состояніе онаго. Во смиреніи духа глубоко возчувствовать всю грѣховность свою, и то оскорбленіе, которое мы многократно дѣлаемъ величеству Божію, при свидѣтельствѣ зрящихъ на насъ небожителей святыхъ Ангеловъ хранителей нашихъ. Съ вѣрою во Христа твердою востать отъ мрачнаго сна грѣховнаго, и неуклонно итти къ Отцу Небесному, — не взирая ни на какія узы грѣха, привязывающія насъ къ плотской и мірской жизни — и содержащія души наши въ странѣ темной и удаленной отъ свѣта благодати Божіей. И тогда воистинну милосердый Отецъ Небесный еще далече сущимъ намъ, — еще покрытыхъ рубищами грѣховъ, еще отчужденныхъ отъ жизни праведныхъ и святыхъ, еще слабыхъ въ хожденіи по пути заповѣдей Его, узритъ насъ чадолюбивымъ окомъ; возвратитъ намъ потерянное грѣхами нашими право на имя сыновъ Его; облечетъ насъ ризою свѣтлою оправданія заслугами Христовыми; ризою чистоты и непорочности, очищенною кровію Христовою; дастъ сердцамъ нашимъ перстень обрученія въ жизнь вѣчную со Христомъ въ Богѣ; послетъ намъ Духа своего Святаго, и изліетъ въ души наши любовь свою. Силою благодати Своей утвердитъ слабыя стопы наши въ безпреткновенномъ хожденіи во свѣтѣ заповѣдей Его святыхъ; приобщитъ насъ къ радостотворной трапезѣ закланнаго на крестѣ за грѣхи міра Агнца Единороднаго Сына Божія Господа нашего Іисуса Христа — и сотворитъ радость велію Ангеламъ на небесахъ, — еже буди всѣмъ намъ получити благодатію и щедротами Господа нашего Іисуса Христа, Емуже со Отцемъ и Святымъ Духомъ слава и держава во вѣки вѣковъ. Аминь.

Источникъ: Слова и рѣчи говоренныя въ разныя времена Сѵнодальнымъ Членомъ Филаретомъ, митрополитомъ Кіевскимъ и Галицкимъ и Священно-архимандритомъ Кіево-Печерскія Лавры. Томъ III. — Кіевъ: Въ типографіи Кіевопечерскія Лавры, [1857]. — С. 29-40.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0