Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 25 марта 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Ф

Святитель Филаретъ, митрополитъ Московскій и Коломенскій († 1867 г.)

Святитель Филаретъ Московскій (въ міру Василій Михайловичъ Дроздовъ) родился 26 декабря 1783 года (ст. ст.) въ городѣ Коломнѣ Московской губерніи. Первоначальное воспитаніе Василій получилъ отчасти дома, отчасти въ семьѣ дѣда, священника Богоявленской церкви. Въ 1791 году Василій поступилъ въ Коломенскую семинарію, гдѣ въ то время господствовали суровые порядки и учиться было нелегко. Въ 1800 году будущій святитель перешелъ въ философскій классъ подмосковной Троицкой семинаріи. Въ 1801 году будущій митрополитъ обратилъ на себя вниманіе тѣмъ, что написалъ четверостишіе по-гречески въ честь митрополита Платона. Въ семинаріи Василій особенно усердно изучалъ греческій и еврейскій языки и по окончаніи курса былъ назначенъ преподавателемъ этихъ языковъ въ той же семинаріи. Съ 1806 году начинается проповѣдническая дѣятельность будущаго святителя. Въ это же время его назначили преподавателемъ поэзіи. Въ 1808 году Василія постригаютъ въ монашество съ именемъ Филаретъ и переводятъ въ Санктъ-Петербургъ инспекторомъ духовной академіи и профессоромъ философскихъ наукъ… далѣе>>

Слова и рѣчи

Свт. Филаретъ, митр. Московскій († 1867 г.)
Слова и рѣчи.

Отдѣленіе третіе: Слова и рѣчи, не напечатанныя при жизни проповѣдника.
1825 годъ.

CV.
26. Слово въ день Успенія Пресвятыя Богородицы.

(Говорено въ Московскомъ большомъ Успенскомъ Соборѣ, августа 15.)

Святый Діонисій Ареопагитъ былъ на погребеніи Богородицы, и что притомъ происходило, частію можно видѣть въ его писаніяхъ. Мы, пишетъ онъ, и многіе изъ священныхъ нашихъ братій собрались для зрѣнія живоначальнаго и Богопріемнаго тѣлеси. Прибылъ и Богобратъ Іаковъ и Петръ, между высокими Богословами верховный и старѣйшій. Послѣ зрѣнія благоугодно было всѣмъ іерархамъ, поколику каждый былъ способенъ, пѣснословить безмѣрно могущественную благость Богоначальственной немощи (о Божеств. имен. гл. 3).

Подъ именемъ Богоначальственной немощи, какъ изъясняетъ святаго Діонисія святый Максимъ, должно разумѣть вольное снисхожденіе Сына Божія даже до плоти, кромѣ грѣха. Ибо, по причинѣ вольнаго къ намъ снисхожденія, все претерпѣвъ даже до смерти, смерти же крестныя, и немощи наши Онъ понесъ.

Пріятно даже до нынѣ узнавать единую, святую, соборную и Апостольскую Церковь, между прочимъ, по единству ея священныхъ и Апостольскихъ обычаевъ. Послѣ столь многихъ вѣковъ, отъ дня успенія Пресвятыя Богородицы, и нынѣ для сего дня собираются многіе изъ священныхъ нашихъ братій. Въ подражаніе Божественному зрѣлищу Сіонскому или Геѳсиманскому и здѣсь представляется для благоговѣйнаго зрѣнія изображеніе живоначальнаго и Богопріемнаго тѣлеси, какъ бы въ день его погребенія. Вся іерархія пѣснословитъ, или, иначе сказать, словомъ и пѣснопѣніемъ прославляетъ безмѣрно могущественную благость Сына Божія, въ Его спасительномъ воплощеніи, чрезъ немощь и смерть проложившаго путь къ безсмертію и славѣ Божественной.

О, если бы могли мы теперь услышать хотя одно изъ тѣхъ самыхъ пѣснословій, которыя по внушенію Святаго Духа принесены были Господу и Матери Его въ первоначальномъ Апостольскомъ Успенскомъ Соборѣ! Но святый Діонисій только сказываетъ о нихъ, а ничего изъ нихъ не пересказываетъ.

Слышу по крайнѣй мѣрѣ родъ пѣснословія, приличествующаго настоящему случаю, изъ устъ усыновленника Пресвятыя Дѣвы и ближайшаго служителя Ея въ Ея жизни и погребеніи. Блаженъ, восклицаетъ Іоаннъ, и святъ, иже имать часть въ воскресеніи первѣмъ (Апок. 20, 6).

Кто же первѣе можетъ имѣть часть въ воскресеніи, какъ не родившая Начальника воскресенія? И преданіе увѣряетъ, что и Она, какъ Онъ, въ третій день послѣ Своего погребенія, однѣ погребальныя пелены оставила во гробѣ Своемъ. Итакъ, первѣе всѣхъ блаженна еси и паче всѣхъ свята еси Мати Дѣво, яже первая имаши часть въ воскресеніи Твоего Сына и Бога!

Но что есть воскресеніе первое, поколику въ немъ и многіе участіе имѣть могутъ? Поищемъ на сіе отвѣта, не для любопытства, но для славы Воскресителя, и для наставленія нашего.

Каждый день возвѣщаемъ мы себѣ и другъ другу воскресеніе, когда говоримъ въ символѣ вѣры: чаю воскресенія мертвыхъ. При семъ обыкновенно думаютъ объ одномъ только всеобщемъ воскресеніи умершихъ человѣковъ. Но въ семъ разумѣ нельзя сказать: блаженъ и святъ, иже имать часть въ воскресеніи: поелику во всеобщемъ воскресеніи участіе имѣть будутъ не только святые, но и грѣшные, не только блаженные, но и подлежащіе осужденію въ муку вѣчную. Грядетъ часъ, возвѣщаетъ Самъ Начальникъ воскресенія, въ оньже вси сущіи во гробѣхъ услышатъ гласъ Сына Божія, и изыдутъ сотворшіи благая, въ воскрешеніе живота: а сотворшіи злая, въ воскрешеніе суда (Іоан. 5, 28-29).

Какое же воскресеніе возвѣщаетъ намъ тайновидецъ, предоставленное исключительно блаженнымъ и святымъ? Оно называется первымъ: слѣдственно, воскресеніе не одно. Если не находимъ перваго воскресенія, поищемъ другаго, или послѣдняго: не укажетъ ли послѣднее на первое?

Всякъ видяй Сына, глаголетъ воплощенный Сынъ Божій, и вѣруяй въ Него, имать животъ вѣчный, и воскрешу его Азъ въ послѣдній день (Іоан. 6, 40). Найдено послѣднее воскресеніе: послѣднее потому, что должно, совершиться въ послѣдній день сего преходящаго міра. Отъ сего предѣла по необходимости должно возвратиться назадъ путемъ временъ, чтобы искать воскресенія перваго. Далеко ли? Безъ сомнѣнія, не далѣе дня воскресенія Самого Іисуса Хріста. Ибо, какъ говоритъ Апостолъ, Хрістосъ воста отъ мертвыхъ, начатокъ умершимъ бысть (1 Кор. 15, 20). О Хрістѣ вси оживутъ, продолжаетъ онъ, кійждо же во своемъ чину: начатокъ Хрістосъ, потомъ же Хрісту вѣровавшіи въ пришествіи Его: таже кончина (1 Кор. 15, 22. 23. 24). Итакъ воскресенія перваго, воскресенія блаженныхъ и святыхъ, должно искать между днемъ воскресенія Хрістова и послѣднимъ днемъ міра. Гдѣ же они? Подлинно, взятіе Пресвятыя Дѣвы съ тѣломъ на небо, по признакамъ оставшимся на землѣ, подобное воскресенію Хрістову, не есть ли первый примѣръ перваго воскресенія? Если Матерь Начальника воскресенія послѣдуетъ за нимъ въ воскресеніи въ третій день по Своемъ успеніи: то не можетъ ли случиться, что и нѣкоторые другіе, по преимуществу святые и достойные блаженства, какъ напримѣръ тѣ, которые жизнь свою отдали за имя Воскресителя, чрезъ многіе, можетъ быть, вѣки, однакожъ ранѣе послѣдняго всеобщаго воскресенія умершихъ и измѣненія живущихъ, получатъ нѣкоторое предварительное, особенно имъ предоставленное участіе, какъ въ воскресеніи, такъ и въ славѣ и блаженствѣ, ему свойственныхъ? Какъ просто, повидимому, и непринужденно симъ образомъ изъясняются слова тайновидца — души растесанныхъ за свидѣтельство Іисусово, и за слово Божіе, ожиша; прочіи же мертвецы не ожиша; — се воскресеніе первое (Апок. 20, 4-5)!

Но кто разумѣ умъ Господень (Рим. 11, 34)? Человѣкъ не вѣдающій, что породитъ находящій день (Прит. 3, 28), можетъ ли домогаться вѣдѣнія о томъ, что родятъ вѣки, чреватые тайнами Божіихъ судебъ? — Вышшихъ себе не ищи, учитъ благочестивый мудрецъ, и крѣплшихъ себе не испытуй: яже ти повелѣнна, сія разумѣвай, нѣсть бо ти потреба тайныхъ (Сир. 3, 21-22).

Повинуюсь опытному наставнику. Оставляю испытаніе таинъ будущаго, которыхъ подлинно не столько истинное разумѣніе потребно, сколько ложное опасно. Ищу разумѣть только повелѣнное.

Блаженъ и святъ, иже имать часть въ воскресеніи первомъ. — Есть ли что здѣсь повелѣнное? А святость? Не повелѣлъ ли о ней Самъ Богъ; святи будите, яко Азъ святъ есмь (1 Петр. 1, 16). А блаженство? Не повелѣно ли намъ искать его подъ именемъ царствія Божія? Но какъ тайновидѣцъ провозглашаетъ блаженнымъ и святымъ того, кто имѣетъ часть въ воскресеніи первомъ: то не должно ли опасаться, что кто не имѣетъ никакого участія въ воскресеніи первомъ, тотъ столь же мало можетъ надѣяться блаженства? Сіе заставляетъ насъ уже съ заботливостію о самихъ себѣ возобновить вопросъ: что же есть воскресеніе первое?

Воскресеніе бываетъ изъ мертвыхъ: ибо кто живъ, тому воскресать не нужно. Посему къ уразумѣнію воскресенія вести можетъ правильное познаніе того, что есть смерть. И такъ что есть смерть? Разлученіе души отъ тѣла? Понятіе обыкновенное въ языкѣ человѣческомъ, но чуждое для языка Христіанскаго и для слова Божія. Чуждое для языка Христіанскаго: ибо не сами ли вы говорите, напримѣръ: успеніе Богоматери? А сказать: празднуемъ смерть Богоматери — не почли ли бы вы сего выраженіемъ грубымъ, такъ сказать, иноплеменническимъ въ Христіанствѣ, почти укоризненнымъ? Чуждое для слова Божія; ибо когда, напримѣръ, Адаму сказано: въ оньже аще день снѣсте отъ него, смертію умрете (Быт. 2, 17); а онъ жилъ обыкновенною для насъ, видимою жизнію, послѣ вкушенія отъ запрещеннаго древа, девятьсотъ тридцать лѣтъ: то не ужели скажемъ, что слово Божіе не исполнилось? Если же, какъ всякій долженъ признать, оно исполнилось вѣрно и точно: то не открывается ли, что смерть, по разуму слова Божія, совсѣмъ не то, что мы себѣ воображаемъ при видѣ бездушнаго тѣла? Истинная смерть родилась на земли точно въ день перваго грѣха, и съ того дня жила съ Адамомъ, участвовала въ его дѣлахъ и въ рожденіи его дѣтей, почему и разродилась вмѣстѣ съ родомъ человѣческимъ.

Что же есть смерть? Для отвѣта на сіе, по разуму слова Божія, всего лучше употребить вопросъ: что есть жизнь? Ибо смерть есть только лишеніе жизни. Итакъ, пріидите, познаемъ жизнь въ ея источникѣ. Въ Томъ животъ бѣ, сказуетъ Богословъ, и животъ бѣ свѣтъ человѣкомъ (Іоан. 1, 4). Къ Богѣ-Словѣ жизнь, и сія жизнь есть свѣтъ человѣковъ. Причастіе жизни сущей въ Богѣ-Словѣ и свѣта его — есть истинная жизнь человѣка. Она есть дѣятельное состояніе свѣта, спокойствія, свободы, силы, чистоты, нетлѣнія.

Слѣдственно, разлученіе съ жизнію Бога-Слова, и отчужденіе отъ свѣта Его, есть истинная смерть человѣка. Она есть состояніе мрака, скорби, безпокойства, немощи, нечистоты, наконецъ тлѣнія.

Слѣдственно, возобновленіе общенія съ жизнію Бога-Слова, и возвращеніе къ свѣту Его, есть истинное воскресеніе человѣка, въ которомъ участвующій блаженъ и святъ.

Послѣднее воскресеніе нечестивыхъ въ тѣлахъ осужденія не есть истинное воскресеніе: поелику они воскресаютъ не для общенія съ жизнію Бога-Слова и свѣтомъ Его, но для новаго удаленія отъ Него: отъидите отъ Мене проклятіи (Матѳ. 25, 41); они воскресаютъ для второй смерти (Апок. 21, 8).

Послѣднее воскресеніе праведныхъ съ тѣлесами славы есть воскресеніе истинное, но не начальное, а окончательное; оно есть торжественное въ тѣлесахъ праведныхъ открытіе предварительнаго, сокровеннаго, духовнаго воскресенія, подобно какъ тѣлесная смерть есть только видимое явленіе предшествовавшей смерти невидимой, духовной. Сила послѣдняго, тѣлеснаго воскресенія заключается въ предварительномъ, духовномъ. Послѣднее тѣлесное воскресеніе нечестнвыхъ потому не есть истинное и блаженное, что въ нихъ не предшествовало оному первое, духовное воскресеніе.

Посему блаженъ и святъ, иже имать часть въ воскресеніи первѣмъ, то-есть духовномъ.

Итакъ желаемъ ли, чтобы въ насъ исполнялась воля Божія — святость наша? Подвизаемся ли, чтобы достигнуть блаженства? Должно вмѣстѣ съ симъ желать и подвизаться, чтобы и намъ имѣть участіе въ воскресеніи первомъ, въ воскресеніи духовномъ, чрезъ умерщвленіе плоти отреченіемъ отъ ея удовольствій, чрезъ вѣру въ Воскресителя и любовь къ Нему, чрезъ непрестанное обращеніе и отверзеніе къ Нему сердца и ума, яко къ живоначальному Солнцу духовъ, для принятія отъ Него лучей свѣта и жизни.

Такъ поступалъ Апостолъ, который съ попеченіемъ и заботливостію, какъ бы колеблясь между страхомъ и надеждою, говоритъ: аще како достигну въ воскресеніе мертвыхъ (Флп. 3, 11). Такъ поступать убѣждаетъ онъ и другихъ, когда восклицаетъ: востани спяй и воскресни отъ мертвыхъ, и освѣтитъ тя Хрістосъ (Ефес. 5, 14). Отъ какого сна пробуждаетъ онъ и къ какому воскресенію возбуждаетъ? Не Апостольское дѣло пробуждать кого либо отъ обыкновеннаго тѣлеснаго сна; но и къ послѣднему тѣлесному воскресенію возбуждать также не Апостольское дѣло: ибо тогда Самъ Господь въ повелѣніи, во гласѣ Архангеловѣ, и въ трубѣ Божіи снидетъ съ небесе (1 Сол. 4, 16); тогда мертвіи услышатъ гласъ Сына Божія, и услышавше оживутъ (Іоан. 5, 25). Слѣдственно, Апостолъ хочетъ насъ пробудить отъ сна чувственности, отъ смерти невидимо заражающей и отравляющей всю плотскую жизнь нашу; онъ хочетъ вобудить насъ къ воскресенію первому, духовному.

Странное ученіе, скажутъ, можетъ быть, люди, незнающіе иной жизни, кромѣ той, которая звѣзднымъ свѣтомъ и стихійною теплотою движится въ плоти и крови; странное ученіе, которое весь міръ живущихъ человѣковъ превращаетъ въ кладбище, наполненное движущимися мертвецами, и совѣтуетъ мертвымъ заботиться о своемъ воскресеніи! Да! Странно сіе для тѣхъ, которые, по выраженію Апостола, ходятъ въ суетѣ ума ихъ, помрачени смысломъ, суще отчуждени отъ жизни Божія, за невѣжество сущее въ нихъ, за окаменѣніе сердецъ ихъ (Ефес. 4, 18). Но можетъ ли находить сіе страннымъ тотъ, кому не странно ученіе Господа Іисуса? Не Онъ ли превратилъ святый градъ въ кладбище, а почтенное и многочисленное общество фарисеевъ во множество движущихся гробовъ, когда назвалъ ихъ гробами невѣдомыми (Лук. 11, 44) и гробами поваплеными, иже внѣуду убо являются красны, внутрьуду же полни суть костей мертвыхъ, и всякія нечистоты (Матѳ. 23, 27)? Или когда возлюбленный ученикъ Его духовнымъ созерцаніемъ видитъ и сказуетъ, что не любяй брата, пребываетъ въ смерти (1 Іоан. 3, 14); а сіе можно видѣть всякому, какъ много между человѣками не любящихъ брата, то есть, кого нибудь не любящихъ: то подумайте, сколько видитъ онъ на земли мертвыхъ, движущихся въ видѣ живыхъ!

Кто спитъ, тотъ неразумѣетъ въ то время, что спитъ онъ; а въ сновидѣніи обыкновенно почитаетъ себя бодрствующимъ, и только при пробужденіи становится для него яснымъ и очевиднымъ то, что онъ спалъ и мечталъ: такъ мертвый прегрѣшеніями не разумѣетъ въ семъ состояніи, что мертвъ онъ; и думаетъ, что сновидящая жизнь плотская и чувственная одна и есть истинная жизнь; надобно ему отъ слова Евангелія, силою благодати, пробудиться или воскреснуть въ жизнь духовную, дабы узнать, какъ тяжелъ былъ его сонъ, какъ лживы его сновидѣнія, какъ истинна его смерть, какъ многаго ему недоставало для блаженства. И потому страннымъ ли, безпокойнымъ ли кому сіе кажется; но мы на то поставлены, чтобы, по примѣру Апостола, взывать и пробуждать спящихъ и мертвыхъ: востани спяй и воскресни отъ мертвыхъ, и освѣтитъ тя Хрістосъ.

Если страннымъ кажется сіе ученіе, симъ обличается только то, что Христіанскій міръ устранился отъ истиннаго духа и разума ученія Хрістова, которое есть также ученіе и научившихся отъ него святыхъ и блаженныхъ. Призовемъ въ свидѣтеля и въ наставника одного изъ нихъ. Подлинная смерть, говоритъ Святый Макарій, внутрь сердца находится и кроется, и человѣкъ внутренно умерщвляется. Аще убо кто прейдетъ отъ смерти въ животъ по внутреннему человѣку, тотъ воистину во вѣки живетъ и не умретъ (Бесѣд. XV, 37). И въ другомъ мѣстѣ: сіе тѣло подобіе есть души, а душа есть образъ духа. И какъ тѣло безъ души есть мертво, не могущее ничего содѣлати: такъ безъ души небесной, безъ духа Божественнаго мертва есть душа въ разсужденіи царствія и ничего не можетъ содѣлати благопріятнаго безъ Духа Святаго (Бесѣд. XXX, 3). И паки: егда твоя душа сообщится съ Духомъ Божіимъ, и душа небесная внидетъ въ твою душу, тогда ты содѣлаешься совершеннымъ человѣкомъ, наслѣдникомъ и сыномъ Божіимъ (Бесѣд. XXXII, 6). И еще: въ общее же воскресеніе и самыя тѣла тѣхъ, которыхъ души напередъ таинственно предвоскресли (вотъ первое воскресеніе) и просвѣтилися небесною славою, вмѣстѣ съ оными воскреснутъ (вотъ послѣднее воскресеніе), прославятся и просвѣтятся (Бесѣд. XXXIV, 2).

Помолимся убо и мы, заключаю съ святымъ Макаріемъ, дабы силою Божіею и намъ заклатися и умрети вѣку злобы темныя; истребитися въ насъ духу грѣха, и воспріяти душу Небеснаго Духа, и пренестися изъ злобы темныя въ свѣтъ Хрістовъ, и упокоиться въ блаженной жизни во вся вѣки (Бесѣд. I, 9). Аминь.

Источникъ: Сочиненія Филарета, митрополита Московскаго и Коломенскаго. Слова и рѣчи. Томъ II: 1821-1826. Съ портретомъ автора. — М.: Типографія А. И. Мамонтова, 1874. — С. 394-400.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0