Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 15 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Ф

Святитель Филаретъ, митрополитъ Московскій и Коломенскій († 1867 г.)

Святитель Филаретъ Московскій (въ міру Василій Михайловичъ Дроздовъ) родился 26 декабря 1783 года (ст. ст.) въ городѣ Коломнѣ Московской губерніи. Первоначальное воспитаніе Василій получилъ отчасти дома, отчасти въ семьѣ дѣда, священника Богоявленской церкви. Въ 1791 году Василій поступилъ въ Коломенскую семинарію, гдѣ въ то время господствовали суровые порядки и учиться было нелегко. Въ 1800 году будущій святитель перешелъ въ философскій классъ подмосковной Троицкой семинаріи. Въ 1801 году будущій митрополитъ обратилъ на себя вниманіе тѣмъ, что написалъ четверостишіе по-гречески въ честь митрополита Платона. Въ семинаріи Василій особенно усердно изучалъ греческій и еврейскій языки и по окончаніи курса былъ назначенъ преподавателемъ этихъ языковъ въ той же семинаріи. Съ 1806 году начинается проповѣдническая дѣятельность будущаго святителя. Въ это же время его назначили преподавателемъ поэзіи. Въ 1808 году Василія постригаютъ въ монашество съ именемъ Филаретъ и переводятъ въ Санктъ-Петербургъ инспекторомъ духовной академіи и профессоромъ философскихъ наукъ… далѣе>>

Слова и рѣчи

Свт. Филаретъ, митр. Московскій († 1867 г.)
Слова и рѣчи.

Отдѣленіе первое: Слова и рѣчи, избранныя самимъ проповѣдникомъ для изданій 1844, 1848 и 1861 годовъ.
1822 г.

XLIX.
20. Слово въ день Алексія Митрополита, и въ недѣлю сыропустную.

(Говорено въ Каѳедральномъ Чудовѣ Монастырѣ, Февраля 12 дня; напечатано въ собр. 1822, 1835, 1844 и 1848 гг.).

Овцы Моя гласа Моего слушаютъ, и Азъ знаю ихъ: и по Мнѣ грядутъ, и Азъ животъ вѣчный дамъ имъ (Іоан. 10, 27-28).

Въ сихъ словахъ Іисусъ Хрістосъ, истинный Пастырь и Посѣтитель душѣ, и Образъ всѣхъ духовныхъ пастырей, изображая Себя и Своихъ овецъ, даетъ наставленіе всѣмъ намъ, каковъ долженъ быть Пастырь для своихъ овецъ, и въ какомъ союзѣ должны быть овцы съ своимъ Пастыремъ. Овцы Моя гласа Моего слушаютъ, и Азъ знаю ихъ: и по Мнѣ грядутъ, и Азъ животъ вѣчный дамъ имъ.

Какъ радостно видѣть теперь, — и Пастыря по сему образу, и овецъ въ семъ союзѣ съ Пастыремъ! Хрістоподобный Пастырь, Святитель Алексій, конечно, зналъ и знаетъ овецъ сего словеснаго стада, и его духовную потребность, и вѣрность его послушанія, когда предоставилъ и предоставляетъ ему донынѣ сей безцѣвный залогъ, — свои священные останки; конечно желалъ и желаетъ намъ жизни вѣчной, когда въ самомъ гробѣ своемъ открылъ и не престаетъ открывать источникъ благодатныхъ исцѣленій и надежду вѣчной жизни. Се, и новыя овцы древняго стада его, сколь ни давно уже онъ безмолвствуетъ, еще слушаютъ гласа его; хотя онъ здѣсь — покоится на ложѣ своемъ, а тамъ — далеко шествуетъ въ небесахъ, еще приходятъ лобызать слѣды его. О, если бы всѣ овцы сего великаго стада таковы были къ Пастырю своему, каковы предстоящія теперь въ сей священной оградѣ! О, если бы предстоящіе здѣсь, каковы въ сей торжественный часъ, таковы были во всю жизнь свою, во-первыхъ къ Пастыреначальнику Іисусу Хрісту, а по Немъ и ко всякому отъ Него поставленному Пастырю!

Можетъ быть на сіе скажутъ: врачу, исцѣлися самъ (Лук. 4, 23)! Пріемлю совѣтъ; признаю немощь; желаю уврачеванія; ищу врачевства во врачебномъ хранилищѣ слова Хрістова, и, какъ извѣстно, что и поставленные врачевать другихъ не могутъ врачевать сами себя, избираю врачемъ Богоноснаго Алексія, дабы его рукою, то есть, посредствомъ его предстательства и его примѣра, почерпнуть изъ слова Хрістова духъ и силу Пастыря.

Азъ знаю ихъ, говоритъ Іисусъ Хрістосъ объ овцахъ Своихъ. И такъ свойство истиннаго Пастыря есть знать своихъ овецъ; или, если совершенное знаніе принадлежитъ токмо испытующему сердца Іисусу, [Который потому и есть единый Пастырь (Іоан. 10, 16), коего пастырства отчасти причащаются всѣ пастыри], по крайней мѣрѣ истинный Пастырь, по образу Хрістову, долженъ употреблять всѣ возможныя усилія, чтобы знать своихъ овецъ и внутреннее ихъ состояніе. Подлинно, сіе необходимо. Если Пастырь не знаетъ своихъ овецъ: онъ, можетъ быть, вздумаетъ преслѣдовать чужихъ — суетный трудъ, и оставитъ своихъ — погибель! Если онъ не знаетъ особеннаго состоянія нѣкоторыхъ изъ нихъ: статься можетъ, что новорожденнымъ, вмѣсто словеснаго нелестнаго млека, отъ котораго бы онѣ расли во спасеніе (1 Петр. 2, 2), онъ предложитъ твердую пищу (Евр. 5, 14), а крѣпкихъ захочетъ питать млекомъ; удалитъ отъ воды жаждущихъ; простретъ жезлъ на немощныхъ; не дастъ покоя имѣющимъ во чревѣ. Кажется, притча ясна, истина очевидна; не нужно изъясняться о семъ болѣе, для тѣхъ, которымъ должно разумѣть всѣ притчи.

Пастырю Алексіе! Какъ ты зналъ овецъ дарованныхъ, и даже издалеча проразумѣвалъ даруемыхъ тебѣ отъ Пастыреначальника, особенно дивнымъ образомъ открылось въ совершившемся тобою исцѣленіи Агарянскія царицы. Предпріемля для сего путь въ страну, омраченную зловѣріемъ, воистинну ты былъ Евангельскій Пастырь, оставившій девятьдесять и девять овецъ, и шедшій искать заблуждшія. Кто могъ думать, что исканіе сіе будетъ не тщетно? Кто, кромѣ живущаго въ тебѣ Духа Божія, могъ предвозвѣстить тебѣ, что сія новая Сирофиникіянка, по вѣрѣ, отъ нея неожиданной, способна получить отъ Хріста, еже хощетъ? Онъ вѣрно предвозвѣстилъ тебѣ сіе; и мы можемъ думать, что, отверзши ей чудеснымъ образомъ очи тѣлесныя, ты бросилъ ей въ сердце и нѣкія искры свѣта духовнаго, и превратилъ козлище въ агницу.

Но мы, насущіе тамъ, гдѣ ты послѣ пастырскаго подвига почиваешь, какъ мало ревнуемъ о духовномъ дарованіи прозорливости! Такъ мало, что нѣкоторые изъ насъ, можетъ быть, и не почитаютъ ея потребностію своего званія. Нѣкоторые изъ насъ, къ сожалѣнію, не имѣютъ, и, къ осужденію своему, не стараются имѣть даже обыкновеннаго познанія о внутреннемъ состояніи овецъ, имъ ввѣренныхъ. По слабому понятію о своемъ званіи, нѣкоторые почти все дѣло пастыря ограничиваютъ свиряніемъ на свирѣли, предками настроенной; другіе превозносятъ искусство гласа и слова; иные полагаются на крѣпость жезла: или, сказать безъ притчи, одни думаютъ, что все дѣло священника состоитъ въ священнослуженіи по древнему чиноположенію; другіе выше всего поставляютъ искусственую проповѣдь; иные надѣются спасти духовное стадо свое одною властію вязать и рѣшить, какъ бы ни была она употребляема. Необходимо и спасительно все, и священнослуженіе, и проповѣдь, и власть вязать и рѣшить: но все сіе требуетъ мудрыхъ рукъ и разсудительнаго употребленія, и не то или другое по случаю, но все совокупно и въ порядкѣ приводитъ ко спасенію. Что, если мы только свиряемъ, а овцы требуютъ пищи; если мы хотимъ дать имъ пищу въ словѣ нашемъ, но съ трапезы нашей сыплются только сухія плевы, или цвѣты, увеселяющіе, но не питающіе; если мы угрожаемъ жезломъ, гдѣ надлежало бы утѣшать, или разрѣшаемъ, гдѣ надлежало бы устрашить вѣчными узами? — Пастырю истинный! пріими сіе исповѣданіе недостатковъ нашихъ; научи насъ примѣромъ Твоимъ разумнѣ разумѣвать души стада нашего (Прит. 27, 23), и ходатайствуй о насъ предъ Пастыреначальникомъ, да даруетъ намъ и ревность и искусство, знать овецъ, отъ Него намъ ввѣренныхъ дабы мы умѣли и изнемогшее подъять, и болящее уврачевать и сокрушенное обязать, и заблуждающее обратить, и погибшее взыскать (Езек. 34, 4), Его спасительною благодатію.

Азъ животъ вѣчный дамъ имъ, говоритъ еще Пастыреначальникъ объ овцахъ Своихъ. Очевидно, что сего не можетъ сказать никто, кромѣ Его: ибо единъ Онъ имѣетъ ключи ада и смерти (Апок. 1, 18). Но какъ Онъ во всякомъ дѣлѣ, которое совершилъ, и во всякомъ словѣ, которое произнесъ на земли, даетъ намъ образъ, да якоже Онъ творилъ, и мы творимъ (Іоан. 13, 15), по мѣрѣ даруемой отъ Него благодати и ввѣряемаго намъ служенія: то и въ семъ случаѣ, когда Онъ открываетъ въ Себѣ свойство добраго Пастыря, дающаго вѣчную жизнь овцамъ Своимъ, чрезъ сіе самое Онъ поучаетъ насъ, и заповѣдуетъ намъ, для ввѣренныхъ отъ Него словесныхъ овецъ не имѣть инаго намѣренія, какъ пріобрѣтеніе имъ вѣчной жизни. Сія мысль должна воспламенять наши молитвы, одушевлять слова, управлять поступками. Сію цѣль должно намъ имѣть въ виду, во всѣхъ отношеніяхъ нашихъ къ словеснымъ овцамъ, учимъ ли во храмѣ, бесѣдуемъ ли въ домѣ, утѣшаемъ ли въ скорби, разрѣшаемъ ли отъ грѣховъ, даже связуемъ ли, — и въ семъ послѣднемъ случаѣ, угрожая вѣчною смертію, мы должны имѣть въ намѣреніи вѣчную жизнь, дабы и стоящихъ на краю погибели страхомъ спасти отъ огня восхищающе (Іуд. 1, 23).

Такъ ли ходимъ мы въ служеніи пастырскомъ? Сюда ли точно устремлены всѣ наши мысли и желанія? Приставили ль мы, но изреченію Соломона, сердце наше ко стаду нашему (Прит. 27, 23)? Стараемся ли, непрестанно умножать силу духа, дабы отъ себя и другихъ отрѣвать прахъ суеты, возметаемый вихремъ легкомыслія, и разгонять облако житейскихъ попеченій, коими закрывается отъ очей міра свѣтъ жизни духовной и вѣчной? Не случается ли напротивъ, что нѣкоторые изъ насъ, занимаясь менѣе важными дѣлами пастырскаго служенія, и то не съ довольнымъ вниманіемъ, теряютъ изъ вида великую послѣднюю цѣль онаго? Обезпечивая себя мыслію, что Датель жизни вѣчной есть единый Пастыреначальникъ, равнодушно смотрятъ на то, живутъ ли ввѣренныя имъ овцы жизнію благодати, заражены ли болѣзнію грѣха, или совсѣмъ духовно умираютъ. Были нѣкогда и такіе пастыри, которыхъ въ исканіи одной собственной корысти, вмѣсто спасенія овецъ, обличилъ Самъ Пастыреначальникъ: се млеко ядите, и вóлною одѣваетеся, и тучное закалаете, а овецъ Моихъ не пасете. Пасоша пастыри самихъ себе, а овецъ Моихъ не пасоша. Се Азъ на пастыри (Іез. 34, 3. 8. 10)! О, если бы мы могли быть увѣрены, что не встрѣтимъ болѣе столь невѣрныхъ пастырей, непщующихъ пріобрѣтеніе быти благочестіе (1 Тим. 6, 5), осужденныхъ Пастыреначальникомъ!

Добрый и вѣрный Пастырю Алексіе! Сохрани насъ молитвами твоими отъ опаснаго небреженія и пагубной невѣрности предъ Пастыреначальникомъ. Да подвизаемся, по Апостолу, добрымъ подвигомъ вѣры, да емлемся за вѣчную жизнь, въ нюже и званы есмы (1 Тим. 6, 12). Никтоже, и наипаче никто изъ пастырей, своего си да ищетъ, но еже ближняго кійждо (1 Кор. 10, 24). Да сокровиществуемъ себѣ, и другимъ, основаніе добро въ будущее, да вси пріимемъ вѣчную жизнь (1 Тим. 6, 19).

Но тогда, какъ я врачую себя, когда у ногъ Богоноснаго Пастыря поучаюсь обязанности Пастыря, — въ сей самый часъ я останусь виновнымъ противъ сей обязанности, если и для сего словеснаго стада не поищу слова исцѣленія и жизни. Благослови, Пастырю нашъ, и для овецъ твоихъ воспріять слово Пастыреначальника; чрезъ тебя же да изыдетъ въ нихъ сила благовѣстія.

Овцы Моя гласа Моего слушаютъ, говоритъ Іисусъ Хрістосъ. И такъ свойство истинныхъ овецъ есть слушать своего Пастыря. Подлинно, если овцы не будутъ слушать Пастыря, сіе будетъ тоже, какъ бы совсѣмъ не было надъ ними Пастыря. Оглашаетъ ли онъ звукомъ свирѣли, взываетъ ли гласомъ устъ, возноситъ ли жезлъ, все сіе не принесетъ пользы и спасенія овцамъ, если онѣ, удалясь, не видятъ и не слышатъ, или упорствуя, не слушаютъ, или не бывъ пріучены, не внимаютъ. Овца, не слушающая Пастыря, есть вѣрная добыча хищнаго звѣря. Разрѣшимъ притчу. Христіане суть овцы пажити Хрістовой; Пастырь, котораго должны они слушать, первоначально и существенно есть Самъ Іисусъ Хрістосъ, а по Немъ и тѣ кто бы ни были они, которые видимо представляютъ Его невидимое пастырство, и дѣйствуютъ ввѣренною отъ Него властію; ибо Онъ, какъ говоритъ Апостолъ, далъ есть Церкви пастыри и учители, къ совершенію святыхъ въ дѣло служенія (Ефес. 4, 11-12); и чтобы узнавали данныхъ отъ Него, Онъ поставилъ признакъ: входяй дверьми, пастырь есть овцамъ (Іоан. 10, 2), то-есть, вступающій въ сіе служеніе посредствомъ благодатнаго избранія; и чтобы сихъ служебныхъ пастырей слушали, какъ-бы Самого верховнаго, Онъ провозгласилъ, что слушать ихъ и Его есть едино: слушаяй васъ Мене слушаетъ (Лук. 10, 16). Дворъ овчій и духовная пажить, гдѣ слышимъ гласъ Пастыря, гдѣ пища и спасеніе овецъ, есть Церковь. Гласъ Пастыря есть молитва, ученіе, тайнодѣйствіе, управленіе, совѣтъ душеполезный. Если люди, называющіе себя Христіанами, оставивъ Церковь, блуждаютъ по дебрямъ расколовъ, влающеся и скитающеся всякимъ вѣтромъ ученія, во лжи человѣчестѣй, въ коварствѣ козней мщенія (Ефес. 4, 14); если вмѣсто истиннаго Пастыря, входящаго дверьми, слушаютъ прелазящихъ инудѣ (Іоан. 10, 1), которые, по суду Пастыреначальника, татіе суть и разбойницы; или если, и не отлучаясь отъ Церкви явно, не прилѣпляются однакоже къ ней искреннимъ, послушнымъ сердцемъ; не радятъ слушать Пастыря молящагося, учащаго, тайнодѣйствующаго; не ищутъ духовнаго совѣта; мечтаютъ, по невѣжеству и гордости, что они сами себя могутъ пасти и спасти: таковые, и подобные имъ, поелику не слушаютъ истиннаго Пастыря, то и не суть истинныя овцы; уклоняясь отъ послушанія спасительному гласу Пастыреначальника, они непримѣтно идутъ на встрѣчу льву, который рыкая ходитъ, искій кого поглотити (1 Петр. 5, 8).

Сего ради, вы, предстоящіе здѣсь, въ священной оградѣ Пастыреначальника Хріста, и избраинаго Пастыря Его Алексія! если, какъ самое присутствіе ваше свидѣтельствуетъ, сохраняете себя отъ болѣзни невниманія и непослушанія; какъ предохранительное врачебное средство, пріимате слово Пастыреначальника: овцы Моя гласа Моего слушаютъ, дабы воспоминаніемъ о семъ словѣ всегда возобновлялось и усиливалось ваше къ Нему сердечное вниманіе и послушаніе, и дабы шумъ и соблазны міра не увлекли инуды вашего сердца и помышленій. А тѣмъ, которыхъ душевное вниманіе отвлечено отъ Хріста соблазнами, заглушено шумомъ суетъ, удалено заблужденіями, разсѣяно по прелестямъ міра и плоти, понесите отсюда, какъ врачевство противъ сей болѣзни духа, сіе слово Хрістово: овцы Моя гласа Моего слушаютъ. Да познаютъ они гласъ истиннаго Пастыря своего, и да возвратятся къ Нему раскаяніемъ и твердымъ намѣреніемъ слушать Его неуклонно.

Слушать неуклонно! Ибо, глаголетъ Пастыреначальникъ, овцы Моя не только слушаютъ гласа Моего, но и по Мнѣ грядутъ. Для чего иначе и слушать овцамъ пастыря, если не для того, чтобы неуклонно послѣдовать его водительству? Слушать Пастыря есть начало послушанія, но и то не всегда; ибо иногда слышатъ пастыря и хищные звѣри, но сіе не дѣлаетъ ихъ овцами: совершенное же послушаніе есть вѣрно послѣдовать слышанному. Спасительный гласъ указуетъ спасеніе; услышавъ его, мы еще не спасены: только тогда, когда твердыми стопами пойдемъ на сей гласъ, мы достигаемъ спасенія. И потому, слышишь ли Пастыря молящагося: не слушай только, но молись и ты; изъ дома молитвы приноси духъ молитвы и въ твой домъ и освящай имъ тайную храмину твою. Слышишь ли Пастыря учащаго: не слушай только, но и слагай глаголы его въ сердцѣ твоемъ; и какъ овцы, послѣ того, какъ примутъ пищу свою, отрыгаютъ ее изнутри, и повтореннымъ жваніемъ совершеннѣе приготовляютъ ее, дабы она превратилась въ ихъ плоть и кровь; такъ и ты, послѣ того, какъ пріемлешь пищу слышимаго слова, отрыгни ее паки отъ сердца твоего, и прилѣжнымъ размышленіемъ о слышанномъ преврати оное себѣ въ плоть и кровь, или лучше сказать, въ духъ и жизнь, и, въ крѣпости духовной яди сей, твори дѣла не мертвыя и плотскія, но живыя и духовныя. Сіе заповѣдывалъ и древній строгій законъ, которымъ пасомъ былъ Израиль, когда провозглашалъ о заповѣдяхъ: сотворивый та человѣкъ живъ будетъ въ нихъ (Лев. 18, 5). Къ сему призываетъ и свободный законъ Евангельскій: приникій въ законъ совершенъ свободы, и пребывъ, сей не слышатель забытливъ бывъ, но творецъ дѣла, сей блаженъ въ дѣланіи своемъ будетъ (Іак. 1, 25).

И въ семъ-то, слушатели, нужно и намъ, которые мнимся быть послушными, прилѣжно себя испытывать, не забытливые ли мы слушатели, по выраженію Апостола, прельщающіе себя самихъ (Іак. 1, 22). Чего въ семъ случаѣ не можемъ опасаться мы, недостойные служители слова, когда, непосредственно Богомъ руководимый въ словѣ, Пророкъ испыталъ сіе непостоянство слушателей? Израильтяне говорили о Іезекіилѣ у забралъ и во вратахъ домовъ: соберемся, и услышимъ исходящая изъ устъ Господнихъ (Іез. 33, 30). Но въ сіе самое время Сердцевѣдецъ открылъ Пророку, что его слушать будутъ, какъ слушаютъ искуснаго пѣвца, изъ любопытства, безъ пользы: и будеши имъ, яко гласъ пѣснивца сладкогласнаго благосличнаго, и услышатъ глаголы твоя, и не сотворятъ ихъ (Іез. 33, 32). Подумайте и вы, не для того ли только собираетесь слушать исходящая изъ устъ Господнихъ, чтобъ слышать и судить, какъ мы говоримъ, не заботясь о исполненіи того, что мы предлагаемъ? — Увы намъ, Слове Божій! то, чѣмъ Ты Себя именуешь, что Ты еси, чѣмъ сотворилъ Ты вселенную, чѣмъ возвеличилъ человѣка, чѣмъ является мудрость, чѣмъ подается жизнь, — слово, священное, Божественное слово, мы сдѣлали зрѣлищнымъ игралищемъ!

Повторяю: прилѣжно испытывать должно намъ, не любопытные ли только, не забытливые ли мы слушатели слова, прельщающіе себя самихъ. И чтобы дать вамъ краткій способъ сего испытанія на сей самый день, присовокуплю краткое слово: въ сей день, священный самъ по себѣ, и достойный особеннаго вниманія, по пріуготовленію ко днямъ воздержанія и покаянія, внимайте Хрісту, а не суетѣ міра, послѣдуйте Хрісту, а не обуявшимъ рабамъ плоти. Кто нынѣ сохранитъ себя вѣрнымъ сему слову: о томъ и надѣемся, и съ надеждою молимъ, да и впредь будетъ не слышатель забытливъ, но творецъ дѣла, и наконецъ совершенно блаженъ въ дѣланіи своемъ будетъ. Аминь.

Источникъ: Сочиненія Филарета, митрополита Московскаго и Коломенскаго. Слова и рѣчи. Томъ II: 1821-1826. Съ портретомъ автора. — М.: Типографія А. И. Мамонтова, 1874. — С. 42-49.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0