Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 25 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 18.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Ф

Святитель Филаретъ, митрополитъ Московскій и Коломенскій († 1867 г.)

Святитель Филаретъ Московскій (въ міру Василій Михайловичъ Дроздовъ) родился 26 декабря 1783 года (ст. ст.) въ городѣ Коломнѣ Московской губерніи. Первоначальное воспитаніе Василій получилъ отчасти дома, отчасти въ семьѣ дѣда, священника Богоявленской церкви. Въ 1791 году Василій поступилъ въ Коломенскую семинарію, гдѣ въ то время господствовали суровые порядки и учиться было нелегко. Въ 1800 году будущій святитель перешелъ въ философскій классъ подмосковной Троицкой семинаріи. Въ 1801 году будущій митрополитъ обратилъ на себя вниманіе тѣмъ, что написалъ четверостишіе по-гречески въ честь митрополита Платона. Въ семинаріи Василій особенно усердно изучалъ греческій и еврейскій языки и по окончаніи курса былъ назначенъ преподавателемъ этихъ языковъ въ той же семинаріи. Съ 1806 году начинается проповѣдническая дѣятельность будущаго святителя. Въ это же время его назначили преподавателемъ поэзіи. Въ 1808 году Василія постригаютъ въ монашество съ именемъ Филаретъ и переводятъ въ Санктъ-Петербургъ инспекторомъ духовной академіи и профессоромъ философскихъ наукъ… далѣе>>

Слова и рѣчи

Свт. Филаретъ, митр. Московскій († 1867 г.)
Слова и рѣчи.

Отдѣленіе первое: Слова и рѣчи, избранныя самимъ проповѣдникомъ для изданій 1844, 1848 и 1861 годовъ.
1821 г.

XLVIII.
19. Слово на Рождество Хрістово и на воспоминаніе освобожденія Церкви и Державы Россійскія отъ нашествія Галловъ.

(Говорено въ Каѳедральномъ Чудовѣ Монастырѣ; напечатано отдѣльно и въ собраніяхъ 1822, 1835, 1844 и 1848 гг.).

И внезапу бысть со Ангеломъ множество вой небесныхъ, хвалящихъ Бога и глаголющихъ: слава въ вышнихъ Богу (Лук. 2, 13).

Нынѣ Ангелы проповѣдуютъ вамъ, Христіане, и Ангелы же показываютъ, что вамъ должно дѣлать по ихъ проповѣди: что можетъ быть лучше сего поученія, и нужно ли послѣ сего другое? Ангелъ является, и проповѣдуетъ человѣкамъ: се благовѣствую вамъ радость велію, яже будетъ всѣмъ людемъ, яко родися вамъ днесь Спасъ (Лук. 2, 10-11). Надлежало бы человѣкамъ на сію радостную проповѣдь воскликнуть: аминь, и прославить Бога за сіе благовѣстіе. Но съ Ангеломъ проповѣдникомъ Ангелы же являются и слушателями. И внезапу, то есть, какъ скоро произнесъ онъ проповѣдь о Рождествѣ Хрістовомъ, они цѣлымъ воинствомъ восклицаютъ: слава въ вышнихъ Богу! Восклицаютъ же такъ, что не только горнія, имъ принадлежащія обители, но и дольній міръ оглашается ихъ славословіемъ. Для чего? Безъ сомнѣнія, для того, чтобъ и дольній міръ послѣдовалъ горнему, чтобы къ славословію Ангельскому присоединилось человѣческое славословіе. Итакъ будемъ послушны поученію Ангельскому. Пріидите возрадуемся Господеви, воскликнемъ Богу Спасителю нашему (Псал. 94, 1). Слава въ вышнихъ Богу! Но вы уже и пришли радоваться о Рождествѣ Спасителя; славословіе, которое Церковь переняла у Ангеловъ, оглашаетъ не только храмы Божіи, но и жилища ваши; проповѣдь Ангельская, не смотря на то, что произнесена за столько вѣковъ, оказала и нынѣ свою силу; дѣло, кажется, совершено.

Надлежало бы теперь земнымъ служителямъ слова умолкнуть и успокоиться, когда дѣйствуютъ проповѣдники небесные. Но ихъ проповѣдь краткая и многозначущая, ихъ славословіе внезапное, невольно возбуждаютъ къ удивленію, а чрезъ удивленіе къ изслѣдованію и размышленію. Притомъ всходитъ на мысль, что, когда небесныя Силы проповѣдывали и торжествовали Рождество нашего Спасителя, кромѣ не многихъ пастырей, весь дольній міръ погруженъ былъ во снѣ, и не слыхалъ ихъ проповѣди и славословія. Неужели, — скажутъ, вѣроятно, нѣкоторые, — не ужели и мы среди яснаго дня Господня можемъ продремать великое славословіе Церкви? — Не укоряя симъ никого, я напомню только, что Давидъ, который, безъ сомнѣнія, бодрственнѣе насъ былъ въ славословіи, нужнымъ находилъ иногда пробуждать свою славу: востани слава моя (Псал. 56, 9)! Испытаемъ и мы, размышленіемъ о славѣ Божіей въ рожденіи Спасителя нашего, пробуждать нашу славу, или, яснѣе сказать, нашу ревность къ славѣ Божіей.

Слава въ вышнихъ Богу!


Не прежде, какъ при рожденіи Іисуса Хріста, земля слышитъ сіе Ангельское славословіе: для чего не прежде? И прежде не имѣлъ ли Богъ славы въ вышнихъ?

Такъ! Богъ имѣлъ высочайшую славу отъ вѣка. По изреченію одного ясновидца славы Его, Онъ есть Богъ славы (Дѣян. 7, 2), то есть, съ самымъ именемъ, съ самымъ существомъ Его соединена слава, такъ что Онъ не былъ бы и Богомъ, если бы не имѣлъ славы.

Слава есть откровеніе, явленіе, отраженіе, облаченіе внутренняго совершенства. Богъ отъ вѣчности открытъ Самому Себѣ въ вѣчномъ рожденіи, единосущнаго Сына Своего, и въ вѣчномъ исхожденіи единосущнаго Духа Своего; и такимъ образомъ единство Его во Святой Троицѣ сіяетъ существенною, непреходящею и неизмѣняемою славою. Богъ Отецъ есть Отецъ славы (Ефес. 1, 17); Сынъ Божій есть сіяніе славы Его (Евр. 1, 3) и Самъ имѣетъ у Отца Своего славу, прежде міръ не бысть (Іоан. 17, 5); равнымъ образомъ Духъ Божій есть Духъ славы (1 Петр. 4, 14). Въ сей собственной,   в н у т р е н н е й [1] славѣ живетъ блаженный Богъ превыше всякія славы, такъ что не требуетъ въ оной никакихъ свидѣтелей, и не можетъ имѣть никакихъ участниковъ. Но какъ, по безконечной благости и любви Своей, Онъ желаетъ сообщить блаженство Свое, имѣть   б л а г о д а т н ы х ъ [2] причастниковъ славы Своея: то подвизаетъ Онъ Свои безконечныя совершенства, и онѣ   о т к р ы в а ю т с я [3] въ Его твореніяхъ; Его слава является небеснымъ силамъ, отражается въ человѣкѣ, облекается въ   б л а г о л ѣ п і е [4] видимаго міра; она даруется отъ Него, пріемлется причастниками, возвращается къ Нему, и въ семъ, такъ сказать, кругообращеніи славы Божіей, состоитъ блаженная жизнь и благобытіе тварей. Такъ Херувимы стоятъ предъ престоломъ Господнимъ, въ полнотѣ славы Его, и во славу Пресвятыя Троицы взываютъ другъ ко другу трисвятую пѣснь: святъ, святъ, святъ Господь Саваоѳъ (Ис. 6, 3); они закрываютъ лица свои, потому что существенная слава Божія есть свѣтъ неприступный (1 Тим. 6, 16) и для вышнихъ тварей; они окрестъ и внутрьуду исполнены очей, потому что желаніе, созерцаніемъ пріобщаться славы Божіей, все существо ихъ дѣлаетъ окомъ; они покоя не имутъ день и нощь (Апок. 4, 8), не потому, чтобы имъ возбраненъ былъ покой, но потому, что блаженство, которымъ преисполняетъ ихъ созерцаніе и причастіе славы Божіей, какъ будто изъ переполненнаго сосуда, непрестанно изливается въ радостномъ журчаніи славословія, и такимъ образомъ слава, яже отъ единаго Бога (Іоан. 5, 44), возвращается къ Богу. Такъ человѣкъ, въ своемъ первобытномъ состояніи, былъ образъ и слава Божія (1 Кор. 11, 7), и безъ одежды не зналъ наготы, будучи одѣянъ сею славою. Такъ и видимыя небеса повѣдаютъ славу Божію; день дни отрыгаетъ о ней глаголъ, и нощь нощи возвѣщаетъ разумъ (Псал. 18, 2-3).

Но если такимъ образомъ слава Божія пребываетъ отъ вѣка въ Богѣ; и въ самыхъ тваряхъ, не только въ невидимыхъ, но даже и въ видимыхъ, возвѣщается давно и непрестанно: то для чего при Рождествѣ Іисуса Хріста новымъ и нечаяннымъ образомъ провозглашается оная съ неба на землю, какъ нѣчто неизвѣстное и неслыханное? Христіанинъ! здѣсь твоя чреда быть окомъ, и особенно внутрьуду, стани добрѣ, и созерцай: здѣсь есть слава и тайна, — слава заключенная въ тайнѣ, тайна открытая въ славѣ.

Человѣкъ остановилъ въ себѣ присноживотное обращеніе славы Божіей, рѣшась не возвращать ея Богу, но присвоить ее себѣ, въ надеждѣ, по обѣщанію обольстителя, самому быть, яко Богъ. Отъ сего въ духовномъ человѣкѣ произошло нѣчто подобное тому, что происходитъ въ чувственномъ человѣкѣ, когда останавливается обращеніе крови. Человѣкъ духовно умеръ для славы Божіей, или по крайней мѣрѣ, омертвѣлъ такъ, что въ немъ остались слабыя, въ сравненіи съ прежнимъ состояніемъ, движенія жизни душевной, омраченной, обнаженной, болѣзненной и тлѣнной. Поелику же и во всемъ видимомъ мірѣ слава Божія распространялась преимущественно чрезъ человѣка, отражаясь въ немъ, какъ въ образѣ Божіемъ: то, сокрывшись отъ человѣка, она уже не столь ясно, какъ въ началѣ, просіяваетъ и во всемъ видимомъ мірѣ. Хотя очистившій чувствія Псалмопѣвецъ и послѣ сего слышалъ глаголъ небесъ, повѣдающихъ славу Божію, и   з в у к ъ [5] ихъ проходящій по всей землѣ: но сей звукъ, безъ сомнѣнія, уже не такъ высокъ и великолѣпенъ, какъ былъ въ началѣ; ибо тогда слышны были только величественные и сладостные звуки жизни и согласія, а нынѣ къ нимъ примѣшиваются раздирающіе звуки страданія и шумъ разрушенія. Сіе печальное затмѣніе славы Божіей въ мірѣ, омраченные грѣхомъ человѣки довершили тѣмъ, что, всѣ желанія и помышленія свои погрузя въ твари, измѣнили славу нетлѣннаго Бога въ подобіе образа тлѣнна человѣка, и четвероногъ, и гадъ (Рим. 1, 23).

Богъ славы, вѣдая, что безъ славы Его нѣтъ блаженства для Его тварей, употреблялъ, скажемъ по человѣчески, многоразличныя и необыкновенныя усилія, дабы паки проявить ее въ человѣкахъ: но сіи усилія долго казались тщетными, и въ самомъ дѣлѣ были только болѣе или менѣе отдаленными и частными приготовленіями къ дѣйствительному, всеобщему, единственно возможному явленію славы Его между тѣми, которые лишены ея потому, что вси согрѣшиша (Рим. 3, 23). Въ самыя первыя минуты отлученія человѣка отъ славы Божіей, Богъ искалъ его, дабы возвратить къ ней: Адаме, гдѣ еси? но грѣшникъ не могъ сносить ея присутствія; бѣжалъ, и крылся отъ нея. Послѣ, дабы содѣлать ее доступною человѣкамъ, Богъ облекалъ ее иногда въ явленія Своихъ Ангеловъ: но и сіе приводило въ ужасъ человѣческую природу, и не могло посредствовать въ общеніи ея съ славою Божіею. Увы мнѣ, Господи, Господи, вопіетъ Гедеонъ, яко видѣхъ Ангела Господня лицемъ къ лицу (Суд. 6, 22). Смертію умремъ, взываетъ Маное, яко Бога видѣхомъ (Суд. 13, 22). Народъ Израильскій, сколь ни тщательно, по наставленію Самаго Бога, чрезъ Моисея, приготовленъ былъ къ явленію славы Божіей на Синаѣ, даже стоя въ отдаленіи, не выдержалъ сего явленія; и рекоша Моисею: глаголи ты съ нами, и да не глаголетъ къ намъ Богъ, да не когда умремъ (Исх. 20, 19). Что сказать о тѣхъ явленіяхъ славы Божіей, когда по исполненіи мѣры беззаконій человѣческихъ, на восходящій къ Богу вопль, не могъ Онъ, не измѣня святости Своей, отвѣтствовать гласомъ любви и милосердія, но отвѣтствовалъ грозными и карающими судьбами Своего правосудія, какъ было, напримѣръ, въ осужденіи Каина, во всемірномъ потопѣ, въ истребленіи Содома? — Богъ славы гремѣлъ (Псал. 28, 3); земля трепетала; человѣкъ исчезалъ: гдѣ было радоваться? Кому славословить?

Что же наконецъ творитъ неистощимый въ средствахъ милованія и спасенія Богъ, дабы возстановить человѣка въ упованіе славы? Поелику человѣкъ не дерзалъ приближиться къ Богу, и пріобщиться славы Его: Богъ приближается къ человѣку, и пріобщается его уничиженія. Дабы грѣшникъ не убѣгалъ болѣе присутствія Божія, Сынъ Божій является ему въ подобіи плоти грѣха (Рим. 8, 3). Дабы немощная тварь не исчезла отъ славы всемогущаго Творца, Онъ уже не облекается во исповѣданіе и въ велелѣпоту (Псал. 103, 1), но въ немощное и нѣмотствующее младенчество и въ убогія пелены. Какъ искусный врачь, видя, что болящій страшится сильнаго врачевства, скрываетъ сіе врачевство подъ инымъ видомъ; и такимъ образомъ врачевство принято, и больной спасенъ: такъ и Небесный Врачь душъ и тѣлесъ, видя, что человѣчество, зараженное смертоносною болѣзнію грѣха, страшится Божественнаго, между тѣмъ какъ ничѣмъ не можетъ быть излѣчено, кромѣ Божественнаго, заключаетъ Божество Свое въ образъ человѣчества, и такимъ образомъ человѣческій родъ, прежде нежели узналъ, дѣйствительно вкусилъ Божественное, всецѣлебное врачевство благодати. Какъ же скоро Божество въ человѣчествѣ: то и вся намъ Божественныя силы Его, яже къ животу и благочестію, поданы (2 Петр. 1, 3); и потому наша немощь восполнена будетъ силою Божіею; наша неправда изглаждена будетъ правдою Божіею; наша тьма просвѣщена будетъ свѣтомъ Божіимъ; наша смерть упразднена будетъ жизнію Божіею; въ самомъ сокрытіи для насъ славы Божіей мы получаемъ надежду славы; и когда слава сія откроется, она не ослѣпитъ, не устрашитъ, не разрушитъ насъ, но, просіявъ въ насъ, просвѣтлитъ и весь міръ, въ которомъ мы ее затмили. Хрістосъ въ васъ, упованіе славы (2 Кор. 13, 5), обнадеживаетъ Апостолъ. Се славная тайна и таинственная слава настоящаго дня! Небесные служители свѣта прежде насъ увидѣли зарю сея славы, и тотчасъ, обратясь къ намъ, воскликиули: слава въ вышнихъ Богу! Теперь уже не заря, но полный день сея славы: да востанетъ и наша слава; да взыдетъ взаимно къ небожителямъ; да вознесется въ радостномъ восхищеніи сердецъ къ самому престолу Всевышняго: слава въ вышнихъ Богу!

Братія! Помыслите, что Ангелы такъ торжественно прославляютъ Бога не за ихъ спасеніе, но за наше. Съ какою же ревностію должны мы прославлять Его за себя самихъ! Кто дастъ мнѣ искру небеснаго огня, Ангельской любви къ Богу, чтобы я могъ возжечь ею сердца ваши къ Ангельскому, неумолкному, не имѣющему покоя славословію? Ибо знаю, что міръ уже готовится заглушить въ душѣ вашей отголосокъ Ангельскаго славословія, шумомъ празднующихъ, суетными бесѣдами, пѣніемъ растлѣвающимъ чистоту духа, отягчить сердца ваши объяденіемъ и піянствомъ (Лук. 21, 34). Берегитесь, чтобы Бога Спасителя своего, прославляемаго словомъ во храмѣ, не оскорбить дѣлами въ домѣ. Зане токмо прославляющія Мя прославлю, глаголетъ Онъ, и уничижаяй Мя безчестенъ будетъ (1 Цар. 2, 30). И не испыталиль уже мы недавно сего безчестія тяжкимъ опытомъ, такъ что Господь не только домы наши предалъ хищенію и огню, но и храмы Свои уничижилъ? За что иначе, если не за то, что мы жизнію, недостойною славы Его, уничижили Его въ домахъ нашихъ, и нерадѣніемъ о благочестіи уничижили Его во храмахъ? Но се, Онъ и паки помиловалъ и прославилъ насъ: прославимъ Его, чтобы вновь не подвигнуть на себя Его негодованія, которымъ столь необыкновенно мятущійся чинъ природы уже намъ угрожаетъ. Дадите славу Богови (Псал. 67, 35)! Прославите Бога въ тѣлесѣхъ вашихъ и въ душахъ вашихъ (1 Кор. 6, 20)! Аминь.

Примѣчанія:
[1] Въ отд. изд. и въ собр. 1822 г. этого слова нѣтъ.
[2] Въ отд. изд. и въ собр. 1822 г. этого слова нѣтъ.
[3] Въ собр. 1822 г.: далѣе открываются...
[4] Въ собр. 1822 г.: въ образы...
[5] Въ отд. изд.: звукъ струнъ...

Источникъ: Сочиненія Филарета, митрополита Московскаго и Коломенскаго. Слова и рѣчи. Томъ II: 1821-1826. Съ портретомъ автора. — М.: Типографія А. И. Мамонтова, 1874. — С. 35-41.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0