Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 20 ноября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 25.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Ф

Святитель Филаретъ, митрополитъ Московскій и Коломенскій († 1867 г.)

Святитель Филаретъ Московскій (въ міру Василій Михайловичъ Дроздовъ) родился 26 декабря 1783 года (ст. ст.) въ городѣ Коломнѣ Московской губерніи. Первоначальное воспитаніе Василій получилъ отчасти дома, отчасти въ семьѣ дѣда, священника Богоявленской церкви. Въ 1791 году Василій поступилъ въ Коломенскую семинарію, гдѣ въ то время господствовали суровые порядки и учиться было нелегко. Въ 1800 году будущій святитель перешелъ въ философскій классъ подмосковной Троицкой семинаріи. Въ 1801 году будущій митрополитъ обратилъ на себя вниманіе тѣмъ, что написалъ четверостишіе по-гречески въ честь митрополита Платона. Въ семинаріи Василій особенно усердно изучалъ греческій и еврейскій языки и по окончаніи курса былъ назначенъ преподавателемъ этихъ языковъ въ той же семинаріи. Съ 1806 году начинается проповѣдническая дѣятельность будущаго святителя. Въ это же время его назначили преподавателемъ поэзіи. Въ 1808 году Василія постригаютъ въ монашество съ именемъ Филаретъ и переводятъ въ Санктъ-Петербургъ инспекторомъ духовной академіи и профессоромъ философскихъ наукъ… далѣе>>

Слова и рѣчи

Свт. Филаретъ, митр. Московскій († 1867 г.)
Слова и рѣчи.

Отдѣленіе второе: Слова и рѣчи, напечатанныя при жизни проповѣдника, но не внесенныя въ собранія 1844, 1848 и 1861 годовъ.
1814 г.

XXVIII.
15. Слово на день Введенія во храмъ Пресвятыя Богородицы.

(Говорено въ церкви Живоначальныя Троицы, что въ домѣ его сіятельства князя Александра Николаевича Голицына, ноября 21 дня; напечатано отдѣльно и въ собр. 1820 и 1821 г.)

Слыши дщи и виждь и приклони ухо твое, и забуди люди твоя и домъ отца твоего. И возжелаетъ царь доброты твоея: зане той есть Господь твой. И поклонишися ему (Псал. 44, 11-12).

Дивный въ судьбахъ своихъ Богъ, дабы облаженствовать сущія отъ Него бытія высочайшимъ и непостижимымъ блаженствомъ, отъ вѣка положилъ соединить естество свое съ естествомъ человѣческимъ, въ лицѣ единороднаго Сына своего: дабы чрезъ Него простирая сіе соединеніе и на все исполненіе Церкви, которая, по закону вочеловѣченія, есть тѣло Его, и такимъ образомъ срастворяя и какъ бы взаимно изравнивая всяческая Божества съ ничтожествомъ всяческихъ, въ смотрѣніе исполненія временъ (Ефес. 1, 10), какъ говоритъ Апостолъ, возгласити всяческая о Хрістѣ, яже на небесѣхъ и яже на земли въ Немъ, да будетъ, наконецъ — Богъ всяческая во всѣхъ (1 Кор. 15, 28). Сіе великое опредѣленіе вѣчнаго совѣта, или, по Апостолу, сію тайну, хотя сокровенную отъ вѣкъ и родовъ (Кол. 1, 26), хотя и нынѣ явленную токмо святымъ и, даже въ самомъ откровеніи своемъ, еще носящую на себѣ седмь печатей, издревле впрочемъ открывалъ Духъ Святый своимъ таинникамъ, а чрезъ нихъ и всему человѣчеству по толику, по колику ея постепенно возрастающее разумѣваніе долженствовало соотвѣтствовать и споспѣшествовать ея постепенному исполненію. Такъ одинъ изъ Пророковъ, видѣвъ человѣчество уже прошедшее дни младенчества и подъ пѣстунствомъ закона возраставшее въ то исполненіе лѣтъ, когда оно долженствовало содѣлаться способнымъ къ предуставленному обрученію своему съ Божествомъ и рожденію безлѣтнаго чада, представляетъ Сына Божія царемъ грядущимъ на бракъ, и, воспріявъ на себя лице невѣстоводителя или друга женихова, какъ бы съ нетерпѣніемъ убѣждаетъ человѣческую природу — не отдалять болѣе сего блаженнаго союза измѣною и непокорностію, но предаваться ему со всею искренностію и вѣрностію. Слыши дщи и виждь и приклони ухо твое, и забуди люди твоя и домъ отца твоего. И возжелаетъ царь доброты твоея.

Долго еще сей Божественный гласъ отзывался въ Церкви, какъ въ пустынѣ, и, повидимому, не находилъ для себя отверстаго уха. Человѣчество не имѣло дерзвонія торжественно изыти во срѣтеніе Божеству. — Что было бы съ нами, еслибы не сердце благословенныя Дѣвы Маріи отверзлось невмѣстимому глаголу воплощенія, еслибы не безпредѣльная преданность ея въ волю Божію отвѣщала небесному вѣстнику: се раба Господня: буди мнѣ по глаголу твоему (Лук. 1, 38)? Она неограниченно вручила себя желанію Царя царей — и обрученіе Божества съ человѣчествомъ на вѣки совершилось.

Отселѣ можемъ мы усматривать, христіане, какимъ образомъ толь частное, повидимому, происшествіе — введеніе во храмъ и посвященіе Богу трилѣтныя дѣвы — становится предметомъ всеобщаго торжества въ Церкви. Сіе приключеніе младенчествующія Богоневѣсты есть нѣкій начатокъ Ея обрученія Святому Духу и потому, нѣкоторымъ образомъ, первый залогъ обрученія всего человѣчества Божеству. Правда, сія тайна еще глубоко долженствовала быть въ ней сокрыта въ сіе время, подобно какъ цвѣтъ въ своемъ сѣмени; но Провидѣніе, дабы показать непогрѣшительность путей своихъ, не рѣдко предваряетъ существенныя свои дѣйствія нѣкоторыми знаменательными событіями, вразумляющими о будущемъ: и благочестивое преданіе говоритъ, что, при самомъ введеніи Пресвятыя Дѣвы во храмъ, она была уже оглашаема оными Пророческими словами: слыши дщи и виждь и проч.

Нынѣ, во дни совершенія древнихъ начатковъ и предзнаменованій, желаете ли вы яснѣе видѣть славу настоящаго торжества? — Послѣдуйте указанію Пророка. Приведутся, говоритъ онъ далѣе, приведутся Царю дѣвы во слѣдъ Ея (Псал. 44, 15). Не видите ли теперь, что приведеніе Пресвятыя Дѣвы къ Царю царей есть начало великаго торжественнаго шествія, въ которомъ всѣ чистыя, цѣломудренныя души за Нею послѣдуютъ; что настоящее торжество, по намѣренію Церкви, есть часть и продолженіе онаго великаго шествія; что желающіе участвовать въ настоящемъ торжествѣ должны присоединиться къ одному торжественному шествію, облекшись въ качества сообразныя образу великія Ликоначальницы онаго: дѣвы во слѣдъ Ея?

Дабы не закоснѣть намъ, христіане, въ священномъ шествіи семъ и не остаться токмо праздными зрителями чуждаго праздника, обратимъ мы къ душѣ нашей оное Пророческое воззваніе: слыши дщи и виждь и приклони ухо твое, и забуди люди твоя и домъ отца твоего. И возжелаетъ Царь доброты твоея: зане той есть Господь твой. И поклонишися Ему.

И во-первыхъ признай здѣсь, христіанская душа, вѣчное право, по которому ты принадлежишь Царю царей, да приведешися къ Нему повиновеніемъ и любовію. Возжелаетъ Царь доброты твоея: зане той есть Господь твой.

Въ царствіи человѣческомъ показалось бы страннымъ, если-бы кто въ самомъ домѣ и въ присутствіи царя своего вошелъ въ изслѣдованіе о его правахъ надъ подданными: не естьли нѣкоторая дерзость и въ семъ домѣ, и въ семъ хотя невидимомъ, но тѣмъ не менѣе близкомъ и неотступномъ присутствіи Царя царей, разсуждать о вѣчномъ правѣ господства Его надъ нами? Но что дѣлать съ человѣками, которые благоговѣютъ предъ величествомъ человѣческимъ, а отметаются господства, и не трепещутъ славы (Іуд. 8) Божіей? Толь многія надменныя помышленія, толь многія своевольныя желанія, толь многія дѣла, въ забвеніи Бога совершаемыя, не говорятъ ли громче, нежели оныя обличаемыя Давидомъ устны льстивыя и языкъ велерѣчивый: кто намъ Господь есть (Псал. 11, 4-5)? О если-бы могли мы хотя нѣсколько утишить сей возмутительный вопль исповѣданіемъ и ощущеніемъ Божія надъ нами господства!

Богъ есть Господь нашъ по праву сотворенія, Господь по праву своего въ насъ образа, Господь по праву искупленія, Господь по праву непрестаннаго храненія и промышленія благодатнаго.

Богъ есть Господь нашъ по праву сотворенія. — Если мы почитаемъ собственностію домъ, который созидаемъ, или садъ, который насаждаемъ; то не безъ сравненія ли большее право имѣетъ Богъ, какъ собственностію Его, располагать всѣмъ, что мы имѣемъ и что есмы? Еслибы дѣла рукъ нашихъ могли состязаться съ нами о нашей власти надъ ними, подобно какъ нѣкоторые изъ насъ хотятъ состязаться съ Богомъ о предѣлахъ Его надъ нами владычества; то и домъ нашъ могъ бы сказать, что не мы произвели древо и каменіе, въ которомъ обитаемъ, и садъ нашъ, — что не мы возрастили плоды, которые собираемъ. Но ты что имаши, о человѣче, егоже нѣси пріялъ (1 Кор. 4, 7) отъ Бога? Откажись хотя на минуту отъ даровъ Того, Котораго владычество надъ тобою желалъ бы ты ограничить; возврати то, что пріялъ: что же осталось? — ничтожество и, что еще хуже ничтожества — грѣхъ, разоряющій созданія Божіи!

Богъ есть Господь нашъ по праву своего въ насъ образа. — Какъ мы полагаемъ свою печать или на такія вещи, которыя утверждаемъ въ нашу собственность, или на такія, которыя желаемъ сокрыть отъ другихъ: такъ Богъ запечатлѣлъ человѣка своимъ образомъ, какъ свою собственность, которую бы никакое существо не дерзадо себѣ присвоять, и какъ рукописаніе, котораго бы никто не отверзалъ кромѣ единороднаго Сына Божія. Хотя же человѣкъ сокрушилъ сію священную печать, обнажилъ сокрытую въ себѣ тайну познанія добра и зла и Божественную собственность продалъ подъ грѣхъ; но еще сохраняются и нынѣ въ естествѣ человѣческомь нѣкія, такъ сказать, сотрѣнія Божественной печати, нѣкіе останки образа Божія, и сохраняются для того, чтобы по симъ знаменіямъ человѣкъ вновь усвоенъ былъ Богу и запечатлѣнъ для Него. Въ человѣкѣ непорочномъ образъ Божій былъ источникомъ блаженства, — въ человѣкѣ падшемъ онъ есть надежда блаженства. Онъ есть самое основаніе человѣческаго естества, которое хотя нынѣ засыпано прахомъ и сокрыто въ землѣ, но которымъ однако держится все зданіе. Дабы лучше уразумѣть отношеніе наше къ Богу посредствомъ Его въ насъ образа, представимъ себѣ образъ тѣла, помощію окружающаго свѣта начертаваемый тѣнію его на землѣ. Что была бы сія тѣнь безъ тѣла и свѣта? — сіе-то есть перстный человѣкъ безъ силы и свѣта Божія!

Богъ есть Господь нашъ по праву искупленія. — Случается, что мы, желая удержать за собою любимую собственность, на которую право у насъ оспориваютъ, соглашаемся вновь пріобрѣсти ее куплею — и жертвуемъ другою собственностію несправедливымъ притязаніямъ, дабы обезпечить себѣ обладаніе тѣмъ, что любимъ. Такъ безконечная любовь Божія дивнымъ образомъ усугубляетъ вѣчное право свое надъ нами, въ безпримѣрномъ дѣлѣ нашего искупленія. Человѣкъ не восхотѣлъ принадлежать Богу; похитилъ себя у Бога; отвергся господства Божія; возмечталъ самъ для себя быть господомъ и богомъ. Обличенъ святотатецъ и крамольникъ нелицепріятнымъ правосудіемъ, осужденъ и преданъ вѣчной смерти. Но любовь не хощетъ потерять человѣка. Она предпріемлетъ отъять его у ада и вновь усвоить его себѣ паче прежняго. Искупляетъ преступника отъ клятвы законныя (Гал. 3, 13), и какъ? — содѣлавшись сама клятвою; стяжаваетъ возвратно проданнаго подъ грѣхъ, и какою цѣною стяжаваетъ? — не истлѣннымъ сребромъ или златомъ, но честною кровію, яко агнца, непорочна и пречиста Хріста (1 Петр. 1, 18-19). О непостижимое господство любви, которая, дабы преобладать нами, предаетъ намъ саму себя; и пріобрѣтаетъ насъ для того, чтобы вся намъ дарствовать! Христіане! Господь не могъ содѣлать для васъ бóльшаго блага, какъ то, что вы нѣсте свои (1 Кор. 6, 19).

Богъ есть Господь нашъ по праву непрестаннаго храненія и промышленія благодатнаго. — Воззваніе человѣка изъ ничтожества, его возвеличеніе образомъ Божіимъ и возстановленіе падшаго — составляютъ, по мнѣнію сыновъ человѣческихъ, древнія права Божія надъ нами владычества, которыя мы можемъ болѣе чтить благоговѣйнымъ воспоминаніемъ, нежели ощущать въ силѣ и дѣйствіи. Но что глаголетъ Сынъ Божій? — Отецъ мой доселѣ дѣлаетъ, и Азъ дѣлаю (Іоан. 5, 17). Для вѣчнаго нѣтъ прошедшаго: все и всегда настоящее. Все существуетъ токмо непрестаннымъ дѣйствіемъ Сущаго. Человѣкъ можетъ оставить свое дѣло; поелику онъ не творитъ, а токмо претворяетъ готовое; но Богъ еслибы отвратилъ только взоръ отъ своихъ твореній, то ихъ бы не осталось. Отвращшу тебѣ лице возмятутся, и исчезнутъ (Псал. 103, 29). Далеко ли убо намъ искать Тебя, Господи! Если мы только не исчезаемъ, то и сіе уже служитъ знаменіемъ того, что лице Твое обращено къ намъ. Возгарается ли въ насъ чистое желаніе? Совершается ли нами благое дѣло? — Ты дѣйствуешь въ насъ и еже жотети и еже дѣяти о благоволеніи (Флп. 2, 13). Возникаетъ ли добрая мысль? — мы не довольны есмы и помыслити, что доброе отъ себе, яко отъ себе, но довольство наше отъ Тебе есть (2 Кор. 3, 5). Минуютъ ли насъ опасности, прискорбія растворяются утѣшеніемъ, побѣждаются искушенія? — Ты не оставляеши насъ искуситися паче, еже можемъ: но твориши со искушеніемъ и избытіе (1 Кор. 10, 13). О, какъ чудились бы мы, христіане, каждую минуту, еслибы довольно имѣли проницанія, дабы открывать тайные слѣды правленія Божія во всемъ, что съ нами случается и насъ окружаетъ!... Нѣкогда пророкъ Елисей, желая успокоить малодушіе отрока своего, боявшагося враговъ, молился: Господи, отверзи нынѣ очи отрока, да узритъ. И отверзе Господь очи его, и видѣ: и се гора исполнь коней, и колесница огненна окрестъ Елисея (4 Цар. 6, 17). Еслибъ и нынѣ вѣра отверзла очи духа нашего, — мы узрѣли бы окрестъ себя всѣ небесныя силы подвигнутыми для охраненія безопасности нашей и для споборствованія намъ противу царства тьмы, — такъ! всѣ небесныя силы; ибо не вси ли суть служебніи дуси въ служеніе посылаеми за хотящихъ наслѣдовати спасеніе (Евр. 1, 14)? Даже тотъ, кто не смѣетъ, вѣрить ничему, чего не осяжетъ, — и тотъ при постоянномъ наблюденіи за всѣми событіями, подобно Ѳомѣ, не долго будетъ ожидать случая, чтобы, ощутивъ близость, исповѣдать истину являющагося повсюду владычества Бога и Хріста: Господь мой и Богъ мой (Іоан. 20, 28).

Толь мощный, толико благодѣющій, толь присущій намъ Господь и Владыка чего не властенъ требовать отъ рабовъ своихъ, которыхъ жребій въ единой рукѣ Его, и которые о Немъ единомъ живемъ, движемся и есмы (Дѣян. 17, 28)? Какое иго, Имъ возлагаемое, дерзнули бы мы назвать тягостію для нашей свободы? Какую дань, Имъ взыскуемую, — несоразмѣрною правамъ Его надъ нами? Какую жертву — довольною для Него? Если-бы Онъ сказалъ намъ, что желаетъ паки взять у насъ все, что когда-либо даровалъ, — чтó могли бы мы отвѣщать Ему, кромѣ сего: да будетъ, Господи, воля Твоя, ибо мы не имѣли никакого права ни на единую крупицу даровъ Твоихъ, ниже на единое мгновеніе бытія? Но Богъ не возлагастъ на насъ никакого ига и бремени, развѣ благое и легкое; не взыскуетъ никакой дани, кромѣ простертой руки для пріятія даровъ Его; не хощетъ жертвы и всесожженія, удовлетворивъ самъ себѣ за насъ вѣчною жертвою своего Сына. И сей Сынъ Его, толикою цѣною стяжавшій право царствовать надъ нами, господствуетъ нами токмо для насъ, и Его безпредѣльное владычество, дерзнемъ сказать во славу благости Его, — есть токмо разнообразное служеніе тварямъ своимъ. Чего же, наконецъ, желаеть Царь сей отъ рабовъ своихъ? — Возжелаетъ, говоритъ посланникъ Его къ душѣ нашей, возжелаетъ Царь доброты твоея. Твой спаситель желаетъ обручить (2 Кор. 11, 2) тебя себѣ Дѣву чисту, обручити себѣ во вѣкъ (Ос. 2, 19). Якоже радуется женихъ о невѣстѣ, тако желаетъ возрадоватася Господь о тебѣ (Ис. 62, 5). Можешь ли ты прерѣкать сему блаженному для тебя желанію?

Итакъ, слыши дщи и виждь и приклони ухо твое, и забуди люди твоя и домъ отца своего. И возжелаетъ царь доброты твоея. И поклонишисяЕму. Научися, христіанская душа, — и сей есть вторый предметъ пророческаго возглашенія, — научися вѣрности, которая должна привести тебя во благоволеніе Царя царей, какъ единственная вожделѣнная для Него доброта въ насъ, неимѣющихъ никакой доброты собственной.

Слыши дщи и виждь. Но Пророкъ не изъясняетъ, что должны мы слышать, или гдѣ можемъ видѣть возлюбленнаго Жениха душъ. Сего и не можно было сказать единожды для всѣхъ. Не для всякаго слуха единый гласъ, ниже для всякаго взора единое видѣніе. Иногда Господь является и глаголетъ душѣ, когда она Его и не чаяла: явленъ быхъ не ищущимъ Мене, обрѣтохся не вопрошающимъ о Мнѣ, рекохъ: се есмь, языку, иже не признаша имене Моего (Ис. 65, 1). Но иногда Онъ премолчеваетъ и не обрѣтается ищущей и призывающей Его: возстану, и обыду, и поищу, егоже возлюби душа моя: поискахъ Его, и не обрѣтохъ Его, звахъ Его, и не послуша мене (Пѣсн. 3, 2). Но ты не унывай отъ сего, дщерь милосердія Его: ты токмо слыши, внимай непрестанно всякому знаменію Его присутствія, и виждь, — озирай всѣ пути Его, да взыщеши Его, егда, обрѣтается; и призовеши Его, егда близъ есть (Ис. 55, 6).

Слыши дщи и виждь. Два только чувства изъ пяти оставляетъ тебѣ провозвѣстникъ воли Царя царей. Начинай исходить, яко Лотъ, изъ сихъ пяти градовъ, долженствующихъ вскорѣ погибнуть. Оставляй область чувствъ, отрѣшаясь отъ тѣхъ прежде, которыя болѣе плотяны и грубы. Не коснися, ниже вкуси, ниже осяжи (Кол. 2, 21) въ вожделѣніе и наслажденіе и пресыщеніе, но токмо за нужду и немощь плоти. Пресыщенные удовольствіями чувствъ дремлютъ предъ чертогомъ небеснаго Жениха и не услышатъ гласа Его; елей въ ихъ свѣтильникахъ истощается, и они не узрятъ лица Его.

Слыши дщи и виждь и приклони ухо твое. Внимай! Есть многіе и благолѣпные гласы, поражающіе внутренній слухъ; но не все есть гласъ Господа Бога, ходяща въ раи, — дано было въ раи глаголать и змію. Есть многіе и свѣтлые виды, встрѣчающіеся духовному оку, но не все есть истинный свѣтъ Хрістовъ; и сатана преобразуется въ ангела свѣтла (2 Кор. 11, 14). Познай же, куда обращаться должно, чтобы не быть увлечену призраками: приклони ухо твое, или, яснѣе, приклони, съ Давидомъ, сердце твое во свидѣнія (Псал. 118, 36) Господни. — Въ наученія странна и различна не прилагайся (Евр. 13, 9). Имамы извѣстнѣйшее пророческое и апостольское слово, дабы внимать ему, яко свѣтильнику (2 Петр. 1, 19) чистѣйшаго свѣта.

Начавъ духовное шествіе наше къ небесному Жениху и соблюдая нашу къ нему вѣрность отъ прельщеній чувствъ и отъ заблужденій ума, еще долго мы можемъ быть удерживаемы отъ приближенія къ Нему, пристрастіями нашего сердца. Но должно разрѣшиться и отъ сихъ узъ: забуди люди твоя и домъ отца твоего. Возможно ли сіе? говоритъ страстная душа. — Но вопрошаютъ ли о семъ, когда тотъ же Богъ закономъ любви супружеской повелѣваетъ оставить человѣку отца своего и матерь (Быт. 2, 24)? Не дѣлается ли тогда любящее сердце истолкователемъ и защитникомъ такъ же строгаго, повидимому, закона? Для любви ли къ Богу невозможно то, что возможно для любви къ твари? Не должна ли первая быть несравненно сильнѣе послѣдней? Если любовію къ твари можно жертвовать другой любви къ твари: то можно ли любви къ Богу принести меньшую жертву, какъ всѣ роды законной даже любви къ себѣ и другимъ? И можетъ ли Божественный Женихъ предлагать меньшія требованія желающимъ обрученія съ Нимъ, какъ сіи: иже хощетъ по Мнѣ ити, да отвержется себе (Матѳ. 16, 24). Иже любитъ отца или матерь паче Мене, нѣсть Мене достоинъ: и иже любитъ сына или дщерь паче Мене, нѣсть Мене достоинъ (Матѳ. 10, 37). Не должна быть никакая преграда, никакое посредство, не должна падать никакая тѣнь между Имъ и душею. Братъ мой мнѣ, и азъ Ему (Пѣсн. 2, 16), воспѣваетъ она Ему въ Пѣсни пѣсней.

Блаженна ты, если уразумѣешь и воспоешь пѣснь сію, христіанская душа. Тогда-то возжелаетъ царь доброты твоея, и явитъ тебѣ сокровища любви своей. Азъ любящія Мя люблю (Прит. 8, 17).

Но брегись еще, о дщерь благоволенія, да не преткнешися въ самомъ приближеніи къ Царю твоему. Взирай съ трепетомъ на славу, которую Онъ тебѣ обѣщаетъ; и помышляй, что ты ничѣмъ не можешь заслужить ее, но малѣйшею невѣрностію можешь лишиться ея на вѣки. Поминай послѣднее наставленіе невѣстоводителя Царева: и поклонишися Ему. Молися непрестанно Исполняющему во благихъ желанія твоя, и, когда Онъ вѣнчаетъ тебя милостію и щедротами, ты упадай къ стопамъ Его смиреніемъ. Да покрыется, по слову блаженнаго, да покрыется любящее сердце твое страхомъ Господнимъ, смиренномудрствующее, да не вознесшееся отпадетъ отъ Всещедраго [1].

Симъ вѣрнымъ путемъ и неуклоннымъ шествіемъ отъ міра къ Богу и отъ тьмы ко свѣту — да приведутся Царю небесному дѣвы души наши, христіане, во слѣдъ приведенныя нынѣ во храмъ преблагословенныя Дѣвы; и да введутся нѣкогда въ нерукотворенный и вѣчный храмъ Царевъ, Его благодатію, и щедротами, и человѣколюбіемъ, Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Въ Антифонахъ. Прим. Автора.

Источникъ: Сочиненія Филарета, митрополита Московскаго и Коломенскаго. Слова и рѣчи. Томъ I: 1803-1821. Съ портретомъ автора. — М.: Типографія А. И. Мамонтова, 1873. — С. 204-212.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0