Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 28 iюля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 22.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Ф

Святитель Филаретъ, митрополитъ Московскій и Коломенскій († 1867 г.)

Святитель Филаретъ Московскій (въ міру Василій Михайловичъ Дроздовъ) родился 26 декабря 1783 года (ст. ст.) въ городѣ Коломнѣ Московской губерніи. Первоначальное воспитаніе Василій получилъ отчасти дома, отчасти въ семьѣ дѣда, священника Богоявленской церкви. Въ 1791 году Василій поступилъ въ Коломенскую семинарію, гдѣ въ то время господствовали суровые порядки и учиться было нелегко. Въ 1800 году будущій святитель перешелъ въ философскій классъ подмосковной Троицкой семинаріи. Въ 1801 году будущій митрополитъ обратилъ на себя вниманіе тѣмъ, что написалъ четверостишіе по-гречески въ честь митрополита Платона. Въ семинаріи Василій особенно усердно изучалъ греческій и еврейскій языки и по окончаніи курса былъ назначенъ преподавателемъ этихъ языковъ въ той же семинаріи. Съ 1806 году начинается проповѣдническая дѣятельность будущаго святителя. Въ это же время его назначили преподавателемъ поэзіи. Въ 1808 году Василія постригаютъ въ монашество съ именемъ Филаретъ и переводятъ въ Санктъ-Петербургъ инспекторомъ духовной академіи и профессоромъ философскихъ наукъ… далѣе>>

Слова и рѣчи

Свт. Филаретъ, митр. Московскій († 1867 г.)
Слова и рѣчи.

Отдѣленіе первое: Слова и рѣчи, избранныя самимъ проповѣдникомъ для изданій 1844, 1848 и 1861 годовъ.
1811 г.

I.
1. Слово въ день Пятдесятницы.

(Говорено іеромонахомъ Филаретомъ въ Александроневской лаврѣ; напечатано отдѣльно и въ собраніяхъ 1820, 1821, 1844 и 1848 гг.)

Исполнишася вси Духа Свята (Дѣян. 2, 4).

Послѣ того, какъ «погрузившійся въ твари» [1], не могши сносить несозданнаго свѣта, человѣкъ скрылся (Быт. 3, 8) отъ Бога, и Богъ скрылся отъ человѣка, дабы не истребить преступника святымъ Своимъ присутствіемъ, «Единый» [2] Тріѵпостасный, «по неизреченной благости, вновь приближился къ отчужденному» [3], въ постепенныхъ откровеніяхъ, да Благодать Господа нашего Іисуса Христа, и любы Бога и Отца и общеніе Святаго Духа (2 Кор. 13, 13) возставитъ и паки превознесетъ падшаго. Явился Отецъ въ обѣтованіяхъ любви и милосердія и устрашеннаго всемогущимъ правосудіемъ грѣшника провождалъ къ ходатайству Сына: явился Сынъ подъ покровомъ человѣчества, и, въ Себѣ Самомъ побѣдивъ грѣхъ, и умертвивъ смерть, отверзъ Благодати Святаго Духа дверь къ сынамъ гнѣва: явился наконецъ Духъ Святый въ знаменіи огненныхъ языковъ и проникнулъ въ Апостолахъ естество человѣческое, дабы усвоить ему благоволеніе Отца и заслуги Сына и содѣлать, да будемъ причастницы божественнаго естества (2 Петр. 1, 4).

«Въ тотъ самый день, въ который данъ нѣкогда на Синаѣ законъ духа работы въ боязнь смерти; въ тотъ самый день исшелъ нынѣ» [4] отъ Сіона законъ Духа жизни, свободы, сыноположенія (Рим. 8, 15. 2); да разумѣемъ, что не постигнутое плотскимъ Израилемъ оправданіе закона исполняется въ чадахъ вѣры, ходящихъ по духу (Рим. 9, 31; 8, 4), и общество спасаемыхъ предъизмѣреннымъ шествіемъ приближается къ совершенію.

Итакъ, мы должны взирать на сошествіе Святаго Духа не токмо какъ на чудо, прославившее Апостольскую церковь, но и какъ на событіе, существенно сопряженное съ дѣломъ нашего спасенія. Настоящее торжество не есть простое воспоминаніе прошедшаго, но продолженіе Апостольскаго приготовленія къ пріятію онаго Духа, непрестанно дышащаго, идѣже хощетъ. Апостолы, какъ повѣствуетъ книга ихъ дѣяній, послѣ постоянныхъ и единодушныхъ молитвъ, исполнишася Духа Свята; и не только Апостолы, но, по изъясненію святаго Златоуста, и пребывавшіе съ ними ученики, именъ народа вкупѣ яко сто и двадесять (Дѣян. 1, 16), исполнишася вси. И насъ нынѣ церковь, какъ и въ Іерусалимской горницѣ (Дѣян. 1, 13), во храмѣ семъ совокупляетъ, дабы призвать Утѣшителя Духа истины, да пріидетъ и вселится въ насъ.

Чтобы столь важное прошеніе не срѣтилось съ древнимъ упрекомъ: не вѣста, чего просита, — вникнемъ, слушатели, предварительно, что такое исполниться Духа Свята и колико даръ сей необходимъ для всѣхъ и каждаго.

Не осмѣлимся говорить здѣсь о Духѣ Святомъ, какъ о третіемъ лицѣ покланяемыя Троицы, исходящемъ отъ Отца и почивающемъ въ Сынѣ; самъ только Божій Духъ испытуетъ глубины Божія (1 Кор. 2, 10-11). Духъ, посылаемый Сыномъ отъ Отца (Іоан. 15, 26) въ спасительныхъ дарахъ, Духъ, исполняющій человѣка, человѣкъ, исполненный Духа: — вотъ предметы, которые постигаетъ человѣкъ, но и то человѣкъ, Духомъ же обитаемый; мы, едва ли начатокъ духа имуще (Рим. 8, 23), только издалека, чрезъ зерцало слова Божія, приникать можемъ въ явленія сего великаго таинства.

Что такое Духъ Святый въ первоначальныхъ дарахъ Своихъ, сіе изъясняетъ Самъ Онъ Своими огненными языками. Онъ есть невещественный огнь, который дѣйствуетъ двумя силами: свѣтомъ и теплотою, — свѣтомъ вѣры, теплотою любви. Сей небесный свѣтъ, по выраженію «Соломона» [5], предходитъ и просвѣщаетъ, дондеже исправится день (Прит. 4, 18). «Разгоняетъ мглу невѣдѣнія и сомнѣній; открываетъ обманъ призраковъ» [6], которые погрязшіи въ чувственности разумъ принимаетъ не рѣдко за истины; даетъ человѣку видѣть себя самого въ наготѣ растлѣнной природы, познать міръ въ отношеніи къ душѣ и ощутить присутствіе Бога, яко источника свѣта; сообщаетъ уповаемыхъ извѣщеніе вещей, обличеніе невидимыхъ (Евр. 11, 1) [7]. По той мѣрѣ, какъ свѣтъ отъ Солнца правды умножается въ умѣ, согрѣвается и воспламеняется сердце. Любовь Божественная изгоняетъ изъ него самолюбіе, попаляетъ въ немъ терніе плотскихъ пожеланій, очищаетъ, упраздняетъ его и взаимно привлекаетъ въ душу новый свѣтъ. Сліяніе сихъ источныхъ даровъ духовныхъ образуетъ огненный языкъ, изрекающій законъ Бога Слова въ сердцѣ (Псал. 36, 31) человѣка, воображающій въ немъ Хріста (Гал. 4, 19), совершающій «возрожденіе» [8] въ жизнь духовную.

Способъ, каковымъ человѣкъ исполняется благодатныхъ даровъ, есть единое нераздѣльное дѣйствіе Святаго Духа, которое, однако, въ человѣкѣ начинается и прекращается, уменьшается и возрастаетъ, длится и ускоряется, пріемлетъ различныя направленія и виды; всегда соотвѣтствуетъ готовности пріемлющаго, но никогда не зависитъ отъ его произвола; сопровождается ощутительными слѣдствіями, но убѣгаетъ отъ разсудка, желающаго взойти къ его началу. Простираясь изъ внутренняго во внѣшнее, оно уподобляется влагѣ, сходящей на руно Гедеоново (Суд. 6, 38), которая изъ воздуха открывается въ капляхъ воды и наполняетъ окринъ, — или вѣтру, примѣчаемому въ тѣхъ движеніяхъ, которыя онъ производитъ, но не въ тѣхъ, которыя его составляютъ. Духъ, идѣже хощетъ, дышетъ, и гласъ его слышиши, но не вѣси, откуду приходитъ и камо идетъ, тако есть всякъ человѣкъ, рожденный отъ Духа (Іоан. 3, 8). Какія же суть примѣчательнѣйшія перемѣны, которыя могутъ означить путь Духа Божія въ душѣ человѣческой? Бываютъ минуты, въ которыя и преданный міру и плоти человѣкъ пробуждается отъ очарованія, въ каковомъ они держатъ его; видитъ ясно, что прошедшая жизнь его есть цѣпь заблужденій, слабостей, преступленій, измѣнъ Богу, что дѣла его естественно суть сѣмя будущихъ казней, и что самыя добродѣтели его не постоятъ предъ взоромъ вѣчнаго Судіи; осуждаетъ самъ себя, трепещетъ всѣмъ существомъ своимъ и, будучи отчаянъ въ самомъ себѣ, чрезъ сіе отчаяніе влечется къ упованію на Бога: «сіе расположеніе» [9] къ покаянію что есть иное, какъ не тотъ Духъ великъ и крѣпокъ, разоряя горы и сокрушая каменіе (то-есть низлагающій гордость и умягчающій жестокосердіе), который посылаетъ предъ собою мимоходящій Господь (3 Цар. 19, 11)? Что, какъ не то дыханіе бурно, которое предвѣщаетъ сошествіе Святаго Духа (Дѣян. 2, 2)? Что, какъ не тотъ страхъ Твой, Господи, среди коего мы во чревѣ пріемлемъ Духъ спасенія Твоего (Ис. 26, 18)? Блаженъ, кто «съ покорностію даетъ влещи себя» [10] сему стремленію Духа Божія! Оно поведетъ его тѣснымъ путемъ (Матѳ. 7, 14) самоотверженія; заставитъ его самого исторгать то, что прежде посѣялъ, и разрушать то, что созидалъ; научитъ его страдать и радоваться во страданіяхъ (Кол. 1, 24); распять плоть со страстьми и похотьми (Гал. 5, 24), дабы совершенно предать духъ въ руцѣ Божіи. Мало-по-малу бурное дыханіе превратится въ тѣ кроткія, неизглаголанныя воздыханія, коими Самъ Духъ о насъ ходатайствуетъ (Рим. 8, 26), — въ-тотъ живой гласъ, коимъ вопіетъ Онъ въ сердцахъ нашихъ: Авва Отче (Гал. 4, 6); и тогда человѣкъ исполняетъ Хрістову заповѣдь о непрестанной молитвѣ (Лук. 18, 1), «что, при однѣхъ собственныхъ силахъ, было бы для него невозможно и по его склонности къ разсѣянію, и по невѣдѣнію предметовъ и образа истинной молитвы: о чесомъ бо помолимся» [11], якоже подобаетъ, не вѣмы. Съ упражненіемъ въ непрестанной молитвѣ неразлучно соединяется Духовное уединеніе, въ которомъ христіанинъ, вошедъ въ клѣть свою и затворивъ двери (Матѳ. 6, 6), пребываетъ, подобно какъ Апостолы, въ ожиданіи обѣтованія Отча (Дѣян. 1, 4). Онъ не вдается въ развлеченіе, въ коемъ міролюбцы, связанные суетными благоприличіями, преслѣдуя утѣхи, преслѣдуемы заботами, рѣдко возвращаются къ себѣ: но плѣняетъ разумъ въ послушаніе Хрістово (2 Кор. 10, 5) и всѣ свои желанія или воскриляетъ горѣ, гдѣ животъ его сокровенъ есть со Хрістомъ въ Бозѣ (Кол. 3, 3), или упокоиваетъ внутрь себя, гдѣ Благодать, наконецъ, должна открыть царствіе Божіе (Лук. 17, 21). Исполняетъ обязанности своего состоянія, не привязываясь къ соединеннымъ съ ними выгодамъ; пользуется наружными благами, но «не прилѣпляется къ нимъ» [12]; пріобрѣтаетъ такъ, какъ бы не имѣлъ нужды; теряетъ такъ, какъ бы отдавалъ излишнее. Если человѣкъ твердо рѣшится, по возможности, удерживать себя въ семъ состояніи самоотчужденія, то скоро его пустыня жаждущая процвѣтетъ, яко кринъ (Ис. 35, 1); зерно горушно, вверженное въ вертоградъ души его, возрастетъ въ древо веліе (Лук. 13, 19); сквозь тлѣющій покровъ ветхаго человѣка, отчасу болѣе совлекаемый, будетъ просіявать новый человѣкъ, созданный по Богу въ правдѣ и преподобіи истины (Кол. 3, 9; Ефес. 4, 24); и духъ святыни дышать будетъ во всѣхъ его способностяхъ и дѣйствіяхъ.

Такъ исполненный Духа Свята человѣкъ не потемненному предразсудками оку представляетъ такой образъ совершенства, предъ которымъ, какъ тѣнь, исчезаетъ все, что міръ называетъ прекраснымъ и высокимъ. Его, слушатели, оцѣнилъ Апостолъ, когда о нѣкоторыхъ подвижникахъ вѣры сказалъ, что ихъ не бѣ достоинъ весь міръ (Евр. 11, 38). Благодать превращаетъ въ безцѣнное сокровище все, къ чему ни коснется въ человѣкѣ, ей преданномъ. Въ его умѣ сіяетъ духъ премудрости, — не той, которою сыны вѣка сего преимуществуютъ, по словамъ Спасителя, въ родѣ своемъ (Лук. 16, 8), то-есть которая научаетъ ихъ быть изобрѣтательными въ способахъ и ловкими въ случаяхъ къ снисканію временныхъ выгодъ и умножать свое достоинство не столько въ себѣ, сколько во мнѣніи другихъ, — но премудрости, духовно востязующей вся (1 Кор. 2, 15), дабы все обратить въ средства къ единому вѣчному благу души. Его волю движетъ духъ свободы: ибо законъ Духа жизни о Хрістѣ Іисусѣ его свободилъ отъ закона грѣховнаго и смерти, который даетъ своимъ рабамъ столько тяжкихъ владыкъ, сколько есть нуждъ и прихотей, страстей и привычекъ. Во глубинѣ сердца его почиваетъ духъ утѣшенія и мира, всякъ умъ превосходящаго (Флп. 4, 7), который Іисусъ Хрістосъ даетъ ученикамъ своимъ, не якоже міръ даетъ (Іоан. 14, 27): ибо миръ міра есть краткая дремота подъ шумомъ опасной бури, — безопасность, основанная на невѣдѣніи, такъ что радостныя восклицанія: миръ и утвержденіе! иногда прерываетъ внезапу нападающее всегубительство (1 Сол. 5, 3); напротивъ того, «миръ, даруемый Хрістомъ» [13], утверждается на непоколебимой увѣренности въ примиреніи съ Богомъ, «такъ что христіанинъ въ самыхъ искушеніяхъ, скорбяхъ и опасностяхъ не стужаетъ си, но и въ смерть предается мирно, въ увѣреніи» [14], что еже нынѣ легкое печали по преумноженію въ преспѣяніе тяготу вѣчныя славы содѣлываетъ (2 Кор. 4, 8-17). Въ немъ обитаетъ духъ величія, которое не есть ни слѣпая отважность, ни гордость, покрытая пышностью, ни блескъ естественныхъ добродѣтелей, нечистыхъ въ своемъ источникѣ, но истинная возвышенность мыслей, занятыхъ Богомъ, обширность видовъ, ограничивающихся одною вѣчностію, благородство чувствованій, рожденныхъ и воспитанныхъ словомъ Божіимъ, — духъ смиренія, которое среди богатства благости Божіей усматриваетъ въ себѣ одну бѣдность и недостоинство, дабы тѣмъ болѣе величить Господа; между тѣмъ какъ «не возрожденные» [15] Духомъ Божіимъ въ самыхъ недостаткахъ своихъ стараются находить нѣчто великое, самымъ униженіемъ просятъ себѣ почтенія, «пресмыкаются, чтобы подавлять другихъ» [16], — духъ силы, съ которымъ христіанинъ не есть болѣе оный человѣкъ «безсильный» [17], плѣнникъ собственныхъ чувствъ, со всѣхъ сторонъ открытый нападеніямъ врага, побѣжденный прежде сраженія и, дабы усмирить одну страсть, покаряющійся другой; но добрый воинъ, облеченный во вся оружія Божія (Ефес. 6, 11)» [18], могущій вся о укрѣпляющемъ его Іисусѣ Хрістѣ (Флп. 4, 13), силою восхищающій царствіе Божіе (Матѳ. 11, 12). Что сказать о тѣхъ чрезвычайныхъ дарованіяхъ, о тѣхъ явленіяхъ Духа, которыя избраннымъ Божіимъ даются на пользу (1 Кор. 12, 4. 7) другихъ, въ созиданіе всея церкви?

О, несравненное счастіе быть сосудомъ, жилищемъ, орудіемъ Духа Божія! О, блаженство на земли небесное! О, таинство, въ которомъ сокрывается все, чего ищетъ духъ человѣческій, и о чемъ вся тварь совоздыхаетъ и сболѣзнуетъ (Рим. 8, 22)! Но, Господи! кто вѣрова слуху нашему, и мышца Господня кому открыся (Ис. 53, 1)? Плоть и кровь не являютъ (Матѳ. 16, 17) сего таинства: міръ думаетъ, что и на небесахъ дышатъ духомъ міра, и, столь многократно слыша глаголющихъ языкомъ Духа Твоего, доселѣ, такъ же, какъ прежде, ругается: виномъ исполнени суть.

Такъ. Есть и между христіанами люди, которымъ дары Святаго Духа кажутся столь странными, что если не смѣютъ совсѣмъ отвергнуть ихъ, по крайней мѣрѣ относятъ къ другимъ лицамъ и временамъ; а сами, не помышляя о возрожденіи, довольствуются или праздною надеждою на заслуги Ходатая, или даже собственною честностію.

Не будемъ обманываться привлекательнымъ видомъ, который имѣетъ обыкновенная мірская честность. Не быть врагомъ вѣры, не дѣлать вопіющихъ несправедливостей, оказывать иногда благодѣянія, убѣгать вредныхъ излишествъ, — кратко, исполнять только необходимыя и нарушныя обязанности человѣка и члена общества — значитъ только повапливать свой гробъ (Матѳ. 23, 27), который между тѣмъ остается внутрь-уду полнъ костей мертвыхъ; значитъ срывать листвіе древа животнаго, данное во исцѣленіе языкомъ, но не вкушать плодовъ (Апок. 22, 2) его, долженствующихъ питать христіанина; значитъ имѣть правду книжниковъ и фарисеевъ, которая не вводитъ въ царствіе небесное (Матѳ. 5, 20). А проникнуть въ изгибы своего сердца, отколѣ исходятъ помышленія злая (Матѳ. 15, 19), и тамъ водворить чистоту и святость, а соблюсти весь законъ, и не согрѣшить ни во единомъ, дабы всѣмъ не быть повинну (Іак. 2, 10), — какой своему токмо разуму и силамъ оставленный человѣкъ похвалится, что исполнитъ сіе? Единъ Богъ зиждетъ въ человѣкѣ сердце чисто, и духъ правъ обновляетъ во утробѣ его (Псал. 50, 12). Должно родиться свыше, чтобы видѣть царствіе Божіе (Іоан. 3, 3).

Съ другой стороны, когда неистлѣнное сѣмя (1 Петр. 1, 23) сего вышняго рожденія низведено на землю смертію Богочеловѣка, мы не можетъ и остальное предоставить, безконечной впрочемъ, силѣ заслугъ Его. Какъ? Развѣ Богъ предалъ Сына Своего въ жертву не только своему Правосудію, но и нашей неблагодарности? Развѣ мы для того познали дѣйствительность крестной жертвы, чтобы тѣмъ съ бóльшею безпечностію оставаться въ бездѣйствіи? Такъ мыслить не есть возвышать цѣну заслугъ Хрістовыхъ, но паче «унижать ихъ» [19] и почивать на нихъ съ такою же пагубною безопасностію, какъ нѣкогда Іудеи почивали на законѣ. «Если мы во Хріста крестились, то, согласно сему исповѣданію, да явимъ въ себѣ плоды крещенія не только водою, но и духомъ; ибо Хрістосъ креститъ Духомъ Святымъ и огнемъ» [20] (Матѳ. 3, 11).

Наконецъ, когда Божественный даръ Духа кажется намъ рѣдкимъ явленіемъ: не заключимъ изъ сего, что онъ не для всѣхъ. Онъ для всѣхъ, какъ скоро всѣ для него. Если не примѣчаютъ болѣе слѣдовъ Его: то или имѣютъ очи — и не видятъ; или въ самомъ дѣлѣ вопросъ: егда пріидетъ Сынъ человѣческій, обрящетъ ли вѣру на земли (Лук. 18, 8), — приближается къ разрѣшенію, и самый міръ находится при послѣднемъ издыханіи. Вселенная знаетъ, что случилось съ нею тогда, когда рекъ раздраженный Богъ: не имать Духъ Мой пребывати въ человѣцѣхъ сихъ во вѣкъ, зане суть плоть (Быт. 6, 3). Тогда не только беззаконный родъ человѣческій, но и тварь, повинувшаяся суетѣ неволею, потребились мстительными волнами. Еще подобное прещеніе — и наступитъ огненный потопъ суда послѣдняго!

Но доколѣ Богъ сохраняетъ бытіе наше, христіане, и благоденствіе Церкви Своей, дотолѣ мы не можемъ сомнѣваться, что Духъ Божій въ ней пребываетъ Также, какъ при созданіи міра, Онъ ношашеся верху воды, носится Онъ и нынѣ, при продолжающемся возсозданіи человѣка, надъ бездною разстроеннаго естества нашего и животворящимъ осѣненіемъ оплодотворяетъ его къ благодатному «возрожденію» [21]. Предадимъ себя Его всесильному дѣйствію; преведемъ къ нему наши мысли и желанія отъ смѣшенія плоти и міра; воззовемъ изъ глубины отпаденія нашего, да снидетъ на насъ и Своею благодатію, ходатайствомъ Искупителя намъ пріобрѣтенною, очиститъ, просвѣтитъ, обновитъ, освятитъ и спасетъ, Благій, души наша. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Въ отдѣльномъ изданіи: «прилѣпившійся къ тварямъ».
[2] Этого слова нѣтъ въ отдѣльномъ изданіи.
[3] Въ отд. изд. и собр. 1820 и 1821 гг. «раздѣлился, если можно такъ сказать».
[4] Въ отд. изд.: «данъ нѣкогда на Синаѣ законъ духа работы въ боязнь смерти: нынѣ исшелъ».
[5] Въ отд. изд.: «того же Духа».
[6] Въ отд. изд.: «разсѣваетъ мглу невѣдѣнія и недоумѣній; открываетъ обманъ тѣхъ призраковъ».
[7] Въ отд. изд. далѣе слѣдуетъ: «предходитъ и просвѣщаетъ, дондеже исправится день».
[8] Въ отд. изд.: «отрожденіе».
[9] Въ отд. изд.: «сіе счастливое расположеніе».
[10] Въ отд. изд.: «неуклонно послѣдуетъ».
[11] Въ отд. изд.: «которая, при однѣхъ собственныхъ силахъ, была бы для него и несносна по его склонности къ разсѣянію, и невозможна, потому что мы о чесомъ помолимся...».
[12] Въ собр. 1820 и 1821 г. «не наслаждается…».
[13] Въ отд. изд.: «миръ Божій въ христіанинѣ».
[14] Въ отд. изд.: «такъ что въ самыхъ искушеніяхъ и бѣдахъ онъ утѣшается жезломъ и палицею (Псал. 22, 4) наказующей любви, въ сладкомъ упованіи».
[15] Въ отд. изд.: «не отрожденные».
[16] Въ отд. изд.: «ползаютъ для того, чтобы давить».
[17] Въ собр. 1820 и 1821 г.: «немощный».
[18] Въ отд. изд. далѣе слѣдуетъ: «восходящій отъ силы въ силу».
[19] Въ собр. 1820 и 1821 г.: «унижать, попирать ихъ».
[20] Въ собр. 1820 и 1821 г.: «если мы во Христа крестились водою; то, дабы не измѣнить сему исповѣданію, надобно предать себя ему, да креститъ Духомъ Святымъ и огнемъ».
[21] Въ отд. изд.: «отрожденію».

Источникъ: Сочиненія Филарета, митрополита Московскаго и Коломенскаго. Слова и рѣчи. Томъ I: 1803-1821. Съ портретомъ автора. — М.: Типографія А. И. Мамонтова, 1873. — С. 1-9.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0