Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 24 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

П

Митр. Платонъ Левшинъ († 1812 г.)
Слово, говоренное при освященіи знаковъ новаго военнаго ордена святаго Великомученика и Побѣдоносца Георгія
[1]

Пространная и пріятная матерія предлагается къ разсужденію нашему, слушатели! Ибо — се, установляются почести воинамъ мужественнымъ, се соплетаются вѣнцы побѣдоносцамъ, се видимъ достойное за добродѣтель воздаяніе, и сильное къ ней же побужденіе. А съ симъ вкупѣ воображаемъ и мудрую прозорливость Самодержицы нашей и возрастающую славу Россіи, и Божіе о ней благоволеніе.

Пріидите убо, истинные отечества любители! пріидите, вникнемъ прилежнѣе въ сіе дѣйствіе и насладимся удовольствія, отсюда обильно проистекающаго.

Рѣчь наша есть не объ удаленныхъ въ послѣдніе краи земли странахъ но объ отечествѣ нашемъ, — не о народахъ, морями и долами отъ насъ отдѣленныхъ, но о любезныхъ нашихъ согражданахъ, — не о славѣ, каковою въ свѣтѣ гремѣли Геркулесы, Александры, Аннибалы, Сципіоны и прочіе, но каковою россіяне прославились и прославляются. Ибо, если съ прилежаніемъ разсмотримъ мы домашніе примѣры, — найдемъ не меньше знаменитыхъ храбростію мужей, какъ сколько намъ представляетъ ихъ и древность.

Самые первые Россійскіе князи мужествомъ своимъ не сосѣдей токмо, но и дальныхъ содержали въ границахъ справедливости и въ почтеніи къ себѣ. Ихъ власть распростиралась по берегамъ Дуная; на ихъ геройство не одинъ разъ съ удивленіемъ взирали стѣны Константинопольскія, и сей, Европу и Азію соединяющій, градъ Россійскому скипетру жертвовалъ данью. И если когда сіянію Россіи каковые ущербы приключались, то по скоромъ прехожденіи затменія, она паки въ прежнемъ своемъ блистаніи возсіявала, и случившіяся въ тѣлѣ ея болѣзни послужили къ большему утвержденію здравія ея.

Но, когда Богъ въ Россіи возставилъ паки самодержавіе, когда, притомъ, воздвигъ и мужа по сердцу своему, Петра, глаголю, именемъ и дѣлами Великаго, — съ того времени сіе благословенное древо паче и паче утвердило корень свой, вѣтви его далѣе распространились, и подъ пріятную его тѣнь притекли множество народовъ искать себѣ покоя. Тогда-то отечество наше въ большую стало приходить славу, какъ другими многими дѣлами, такъ особливо мужествомъ своимъ и храбростію воинства своего. Имя «Россіянинъ» стало у всѣхъ народовъ почтенное, у недоброжелателей страшное: гдѣ Россійскія знамена показываются, тамъ и мужественный непріятель приходитъ въ сумнѣніе, — тамъ и мудрый политикъ находитъ затрудненіе, какъ отвратить опасность. Мужеству воина нашего всѣ мѣста стали проходимыми, всѣ крѣпости перестали быть неприступными. Границы Россійскія столь распространились, что превзошли границы древней Имперіи Римской и всей Европы; и если бы нынѣ Россія не восхотѣла своихъ предѣловъ расширять далѣе, то не для того, аки бы подъ Божіимъ предводительствомъ не могла она мужественно стремиться до концевъ вселенной; но что уже почла бы себя обильно удовольствованною настоящею славою.

Зря на сіе съ удивленіемъ, окрестные народы, изобрѣли способъ для себя полезнѣйшій, для насъ славнѣйшій: начали искать покровительства Россіи и почитать себѣ за честь быть въ союзѣ съ отечествомъ нашимъ.

Все сіе воображая, или паче сказать, очами своими видя, мы, Россіяне, что думать или говорить должны? кажется, что, принесши благодареніе Господу силъ и владѣющему небомъ и землею, могли бы мы утвердительно заключить, что слава наша взошла на высочайшую свою степень, — что мужество и храбрость россіянъ достигла своихъ предѣловъ, — что осталось токмо сохранять, а не умножать столь великое сокровище.

Но настоящія времена, — о, времена блаженныя! — ясно доказываютъ, что милостивый Божій Промыслъ ведетъ насъ еще къ превосходнѣйшей славѣ и хочетъ милосердно возвысить Свое достояніе паче и паче. О, благодѣтелю нашъ Господи! веліе Твое есть промышленіе о насъ! неисповѣдимы и неизсдѣдимы судьбы Твои!

Россія покоилась въ объятіяхъ мира и наслаждалась въ тишинѣ плодами славы своей. Страшный военный звукъ молчалъ, и храброе оружіе отдыхало. Сей сладкій покой отважился помутить вѣроломный непріятель и дерзнулъ разбудить спящаго льва. Возсталъ воинъ противъ своего хотѣнія, гнѣваясь на дерзнувшаго безпокоить его; и тотчасъ мужество россіянъ открылось въ прежней славѣ, или и большей. Ибо Господь поборствовалъ по насъ, ибо воевали стихіи со стороны нашей, и Днѣстръ почти то же сталъ агарянину, что древле египтянину было Чермное море. Бѣжитъ дерзкій непріятель, оставляя вездѣ по слѣдамъ своимъ страхъ и стыдъ. Входитъ россіянинъ въ его предѣлы, занимаетъ его княженія, доходитъ до бреговъ Дунайскихъ и, находясь теперь въ семъ славномъ теченіи, простираетъ желанія свои и намѣренія далѣе. Таковыя дѣйствія воинства нашего коликою радостію исполнили все отечество, и коликія надежды впредь вложили въ мысль нашу — того слово мое изъяснить не можетъ.

Довольно сказать, что, управляемая мудростію божественною, Государыня наша сіе счастливое дѣйствіе оружія своего почла способнѣйшимъ случаемъ къ установленію почестей мужества военнаго, дабы и прежнюю славу, храбростію снисканную, утвердить и вновь доказанную наградить, и другихъ возбудить къ той же ревности, а чрезъ то державу Россіи или далѣе распространить, или, по крайней мѣрѣ, всѣмъ непріятелямъ сдѣлать ее страшною.

Къ большему же доказательству святости и справедливости намѣренія сего, не можно здѣсь оставить, чтобы хотя кратко не показать, сколь достойно и вообще должно быть уважаемо воинство, и особливо какъ справедливо храбрые поступки нѣкоторыхъ заслуживаютъ награжденіе.

Что бо есть воинство? — воинство есть защита отечества, ограда государства, вѣры оборона, охраненіе не имѣній нашихъ токмо, но и жизней нашихъ. Что земледѣлецъ спокойно влечетъ свой плугъ, что класами роскошествуютъ поля, что корабль свободно плыветъ въ свое пристанище, что художникъ въ тишинѣ упражняетъ свои руки въ работѣ, что совершаются въ веселіи и радости церковныя собранія, — кому мы симъ всѣмъ одолжены особеннымъ образомъ? кому? если не мужеству воинства, отъ нападенія и козней непріятельскихъ тѣлами своими насъ закрывающаго?

Ихъ трудъ намъ пріобрѣтаетъ покой; плодами, кровію ихъ напоенными и возрастшими, мы наслаждаемся; лишеніе ихъ жизней сохраняетъ наши жизни. О, доказательство величайшее вѣрности и любви къ отечеству! Больши сея любве, — сказалъ Спаситель нашъ, — больши сея любве никто же имать, да кто душу свою положитъ за други своя (Іоан. 15, 13). Ибо человѣкъ ничего въ свѣтѣ не оцѣниваетъ дороже жизни своей. Когда убо таковое неоцѣненное сокровище воинъ охотно отдаетъ въ пользу общую, то есть, «нашу», — какое, думаете, возлагаетъ онъ обязательство на насъ къ благодарности и воздаянію?

Всякъ другаго состоянія человѣкъ имѣетъ въ производствѣ дѣла своего особливый для себя предметъ, собственную корысть и пользу. Земледѣлецъ взираетъ на богатую жатву, которою онъ имѣетъ наслаждаться съ домашними своими; художникъ ободряетъ себя довольною платою за работу свою; купецъ размышляетъ о прибыткахъ, кои подадутъ жизни его довольное и спокойное содержаніе; судія получаетъ подобающее награжденіе, не лишаясь, однако, жизни, безъ которой и все награжденіе ни къ чему бы не послужило. Подлинно, во всѣхъ сихъ дѣлахъ заключается и общая польза, но такъ, что соединяется притомъ и собственная каждаго.

Но какой предметъ имѣетъ воинъ, видя предъ очами смерть? и при опасности жизни своей можетъ ли онъ веселить себя надеждою, что удастся ему пользоваться воображаемыми выгодами? О, сколь сильно таковому человѣку надобно быть увѣрену въ общемъ добрѣ, — слѣдовательно, сколь много честну! ибо хотя, положимъ, воинъ и получаетъ награжденіе довольное, и оно къ ревности есть побудительно, но можетъ ли онъ во время ужаснаго жара воображать сіе награжденіе? и предстоящая смерть дозволитъ ли ему столь вольно располагать своими мыслями? Нѣтъ, не столько воображаемое награжденіе, сколь ревность къ отечеству и общая польза одушевляетъ его тогда. Ибо тотъ, кто думаетъ умереть, о здѣшнемъ награжденіи размышлять много не можетъ; однако, тѣмъ самымъ дѣлаетъ себя больше награжденія достойнымъ. Впрочемъ, всякъ воюющій, хотя и предохраненъ будетъ судьбою Господнею отъ смертнаго случая, однако, такъ долженъ почитаемъ быть, какъ бы онъ уже за отечество животъ свой положилъ. Ибо онъ жизнь свою на жертву уже принесъ, всѣ смертные страхи претерпѣлъ; не доставало токмо одной минуты нечувствительной.

Ежели же мужество воинства вообще заслуживаетъ столь великое уваженіе, то что надобно особливо сказать о тѣхъ, которыхъ древность называла героями, то есть, «полубогами», — кои въ мужественномъ воинствѣ нашемъ отличились мужествомъ своимъ? которые опасностію жизней своихъ защитили жизни и самыхъ тѣхъ, кои защищаютъ наши жизни? Таковые должны быть отличены по справедливости, ибо и въ добродѣтели суть разныя степени. Мнози текутъ въ позорищи, но не вси пріемлютъ почесть (1 Кор. 9, 24). И хотя въ свѣтѣ обыкновенно таковыхъ людей бываетъ весьма мало, но Россія ими и была и есть изобильна. Это доказываютъ какъ всѣ прешедшія времена, такъ и война настоящая, въ которой многіе бѣжали на мечи и огни не иначе, какъ бы къ полученію вѣнцовъ прекрасныхъ, а почитали себѣ за смерть, если бы непріятелю обратили тылъ.

О, воины мужественные! вы — дражайшій залогъ отечества. Ваше блистаніе славы радостно въ очахъ нашихъ. Какъ таковыхъ справедливость могла бы оставить безъ награжденія? и какъ благоразуміе могло бы попустить, чтобъ зеленѣющіе и цвѣтущіе сіи лавры увяли? Но таковаго несчастія не можно опасаться во времена наши. Благочестивая Монархиня наша и умершихъ на брани воиновъ безъ награжденія не оставила: мудрое и святое оное учрежденіе ея, чтобы по умершимъ на брани за вѣру и отечество отъ Церкви приносить Богу ежегодныя молитвы. Таковое для умершихъ награжденіе изъ возможныхъ есть наибольшее: ибо, чрезъ сіе отъ всей Церкви предъ престоломъ Господнимъ воспоминаніе, ихъ души награждаются блаженнымъ вѣчнымъ покоемъ, заслуги ихъ предаются безсмертію, плачущіи же и болѣзнующіи объ ихъ лишеніи пріемлютъ чувствительнѣйшее утѣшеніе.

Таковымъ образомъ, Монархиня, отдавъ справедливый долгъ положившимъ за отечество животъ свой, се установляетъ и оставшимся, съ блистаніемъ подвиговъ своихъ и заслугъ, достойное награжденіе. Се почести, се вѣнцы, се воздаяніе! тутъ вкупѣ соединены и побужденіе къ мужеству, и награжденіе за оное, и честь, и польза, и чувствительная благодарность отечества къ заслугамъ ихъ.

«Время убо воспривѣтствовать васъ, о храброе Россійское воинство, съ таковымъ счастіемъ, съ Монаршимъ, а вкупѣ и Божіимъ, о васъ благоволеніемъ. Прежде заслуги ваши отличили васъ, отнынѣ заслуги ваши будутъ отличены и приведены отечеству въ откровеніе. Состояніе ваше вмѣсто того, чтобы оно могло почитаться страшнымъ, стало завиднымъ. Мужайтеся убо и крѣпитеся; радуйтеся о прешедшемъ, вооружайте себя храбростію къ будущему. Платите сіе одолженіе вѣрностію усердною, и ревностію непобѣдимою; охраняйте границы отечества вашего, или оныя и распространяйте. Докажите свѣту, что Россія есть жилище героевъ и покровительство прибѣгающихъ къ ней народовъ. А притомъ, если угодно, изъявите всѣмъ и о намѣреніяхъ ея, что оныя не состоятъ въ неправедномъ похищеніи чужихъ владѣній, но въ правосудномъ отмщеніи покушеній напрасныхъ и въ покровительствѣ утѣсняемыхъ мучительною властію. Мечъ Россійскій блистаетъ, не — чтобы напрасно умертвить, но чтобы животъ даровать угрожаемымъ смертію».

Впрочемъ, съ сего священнаго мѣста долженъ я вамъ, о воины, напомянуть, что мужество не должно быть безъ человѣколюбія. И для того основаніемъ храбрости своей полагайте законное правило, неустрашимость свою умѣряйте благоразуміемъ и страхомъ суда Божія. Когда удостоитесь сихъ знаковъ ношенія, то облецытеся вкупѣ въ броню правды, препояшите чресла ваша истиною, уготовайте ноги къ благовѣствованію мира, воспріимите щитъ вѣры и шлемъ спасенія, и вооружите себя мечемъ духовнымъ, иже есть глаголъ Божій (Ефес. 6, 14-17). Аще бо и постраждетъ кто, — говоритъ слово Божіе, — не вѣнчается, аще не законно подвизатися будетъ (2 Тим. 2, 5).

По выслушаніи таковаго привѣтствія и по возчувствованіи живой радости, храброе Россійское воинство обращается къ Тебѣ, Всепресвѣтлѣйшая Монархиня! Оно, чувствуя таковое о себѣ благоволеніе Величества Твоего, приноситъ усердное благодареніе. Оно почитаетъ сіе установленіе за сильнѣйшее подкрѣпленіе охоты къ высокой службѣ Твоей. Оно таковое, имѣющее быть, отличіе заслугъ ихъ вмѣняетъ за оживленіе своей жизни, — жизни въ жертву отечества посвященной. Оно признается, что новый жаръ воспламенитъ ихъ, и потщится доказать, что они суть слуги, достойные таковой Монархини; оно обѣщается сіи знаки оставить своимъ дѣтямъ въ дражайшее наслѣдіе и въ вѣчное имени Твоего прославленіе.

Съ таковымъ искреннимъ изъясненіемъ храбраго Твоего, Великая Государыня, воинства сорадуется и все отечество и, съ ними вкупѣ благодарность свою всегда изъявлять, почитаетъ и почитать будетъ за наибольшее обязательство вѣрности своей.

О благопоспѣшествѣ же сего Ея Императорскаго Величества намѣренія и предпріятія, и о благословеніи знаковъ сихъ остается вамъ, священнѣйшіе мужи, молитву свою принести Богу всеблагому и всемогущему. Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Сказано въ присутсвіи Ея Императорскаго Величества и Его Императорскаго Высочества, Святѣйшаго Сѵнода, Правительствующаго Сената и всего случившагося военнаго чина, въ бывшей придворной церкви, въ С.-Петербургѣ, 1769 года, ноября 26 дня.

Источникъ: Полное собраніе сочиненій Платона (Левшина), Митрополита Московскаго. Томъ I. — СПб.: Издательство П. П. Сойкина, [1913]. — С. 290-295.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0