Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 1 мая 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 23.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

П

Митр. Платонъ Рождественскій († 1934 г.)
Рѣчь, произнесенная при нареченіи во епископа Чигиринскаго, викарія Кіевской епархіи, 1902 года 31 мая.

Ваше Святѣйшество, Богомудрые Архипастыри и Отцы!

Теперь, когда столько православныхъ людей насыщается тлетворнымъ духомъ странныхъ ученій, когда многіе изъ «премудрыхъ и разумныхъ», омраченные гордыней своего ума, отходятъ отъ Господа и поклоняются идоламъ преходящаго дня, когда особенно погустѣли ряды враждебно настроенныхъ къ Церкви лицъ, — когда весьма многіе, подчиняясь самымъ нелѣпымъ авторитетамъ, плывутъ по безбрежной пучинѣ, не вѣдая куда и увлекая за собой и другихъ, — когда эти люди, преподающіе другимъ тотъ совѣтъ, которымъ искуситель омрачилъ свѣтлую зарю человѣческой жизни, отвергающіе Христа и неутомимо изрыгающіе на Него хулы, когда эти люди научаютъ другихъ должной, по ихъ мнѣнію, жизни, — въ это время я призываюсь къ епископскому служенію, поставляюсь на ту высоту, съ которой бы могъ видѣть многое, чтобы направлять его на истинный, единственно вѣрный путь любви, мира и правды.

Обращусь я къ вамъ, богомудрые святители, съ смиреннѣйшею просьбою представить себѣ то состояніе, которое пережилъ я, когда дошелъ до меня слухъ о моемъ избраніи на это столь высокое и столь отвѣтственное служеніе. На дняхъ только любовь моего милостивѣйшаго Владыки вручила мнѣ кормило академической жизни. Не безъ смущенія вступалъ я на этотъ высокій постъ, со всею ясностію представляя себѣ ожидающій меня трудъ. Но надежду выполнить его поддерживало во мнѣ то обстоятельство, что я, прошедшій всѣ ступени академической жизни, проникся ею, сроднился съ нею, полюбилъ ее всею своею душею, искренно и беззавѣтно предался интересамъ этой дорогой мнѣ, любимой мною, академической семьи, старшимъ и младшимъ членамъ ея.

Изъ своей жизни съ послѣдними я убѣдился, что юное сердце — это дѣйствительно міръ высшихъ, святыхъ идей. Дружба, любовь, стремленіе къ лучшему, высшему, идеальному, — всѣмъ этимъ готово переполниться сердце нашего юноши, во всемъ этомъ онъ имѣетъ живую потребность.

Удовлетворить эту потребность, дать юношѣ здоровую пищу, поспособствовать выработкѣ въ немъ добраго направленія въ духѣ вѣры Христовой, — дѣло весьма нелегкое. Но его дѣлаютъ положительно труднымъ тѣ вредныя стороннія вліянія, отъ которыхъ приходится бдительно охранять наше юношество. Трудно теперь бороться съ этими вліяніями, такъ трудно, что можно было бы опустить руки, если бы въ борьбѣ этой не помогали намъ сами же наши юноши. Наши юноши, серьезно относясь и къ злободневнымъ вопросамъ, привыкли въ словахъ искать содержанія и не довольствуются красивой фразой, если въ ней нѣтъ смысла. Но какъ юношѣ не прислушиваться къ рѣчамъ тѣхъ, которые свои противоцерковные и противохристіанскіе взгляды проводятъ на почвѣ проповѣди самопожертвованія и самоотверженія, подвиговъ человѣколюбія, высокаго въ жизни, разумности въ ней и отвѣтственности. Юной душѣ близокъ предметъ такихъ рѣчей, и юноша, даже незамѣтно для себя, можетъ отравляться ядомъ ихъ, воспринимая вмѣстѣ съ добрымъ то злое и худое, пресѣкать и уничтожать которое нашъ святой долгъ.

Таковъ трудъ ректорскаго служенія.

Теперь я призываюсь еще и къ болѣе высшему служенію, служенію епископскому.

Конечно, если видѣть въ этомъ великомъ знакѣ милости Божіей ко мнѣ указаніе на то, что я и въ словѣ и въ дѣлѣ долженъ являть академической семьѣ добрый примѣръ духовной жизни, тогда эту милость Божію я пріемлю съ глубочайшимъ чувствомъ молитвенной благодарности.

Но я представляю себѣ и другія задачи, связанныя съ епископскимъ служеніемъ и предъявляемыя ему современностью.

Теперь въ особенности епископъ долженъ помнить то, что онъ стоитъ на свѣщницѣ, на которой онъ долженъ стоять такъ, чтобы всѣ видѣли его жизнь и добрыя дѣла, поучались ими, назидались, утѣшались, ободрялись, а иные и вразумлялись.

Таковъ трудъ епископскаго служенія.

Душа моя, поэтому, приходитъ въ смущеніе, и я готовъ былъ бы обратиться къ Богу съ мольбою — снизойти къ моей молодости (Іер. 1, 6) и послать на это служеніе другого, кого можно послать (Исх. 4, 13).

Но Господь знаетъ, почему и для чего утверждаетъ стопы человѣка (Псал. 36, 23), такъ что мнѣ остается сказать: да исполнится на мнѣ воля Его, всегда святая и совершенная (Рим. 12, 2). Господь поставляетъ меня на такое высокое дѣло, Онъ же поддержитъ меня на немъ, Онъ же дастъ и силу Свою, чтобы она являлась въ немощи моей.

Сама жизнь воспитала меня въ такой вѣрѣ и такой надеждѣ на Бога.

Не такъ давно постигло меня большое горе. Я могъ бы впасть въ отчаяніе. Но милость Божія привела меня сюда — въ святую Лавру къ одному, нынѣ уже блаженно почившему старцу, который указалъ мнѣ мой нынѣшній путь, сказавъ при этомъ, что «путь сей кажется узкимъ только для того, кто смотритъ на него со стороны, а также для того, кто, ставши на него, тучнѣетъ, питаясь мірскою прелестью».

Благодарю Бога! Идя по этому пути, я доселѣ не озирался вспять.

Надѣюсь на то же и въ будущемъ, такъ какъ дальнѣйшее шествіе мое въ званіи епископа будетъ освѣщаться Твоимъ свѣтлымъ образомъ, мой милостивѣйшій Владыка-Отецъ. Ты призываешь меня къ этому служенію, и Твоя доброта, Твоя мудрость дѣлаютъ то, что я, сознавая всю трудность и всю отвѣтственность предстоящаго мнѣ дѣла, всею своею природою — моимъ умомъ, моимъ сердцемъ, моею волею — влекусь на Твой отеческій зовъ и отвѣчаю на него: готовъ, Владыка, готовъ я быть тѣмъ, чѣмъ Ты желаешь, чтобы я былъ.

Благослови же меня, Отецъ мой, на предстоящій мнѣ трудъ и, взыскавъ меня своею отеческою любовію, не оставь безъ своего мудраго попеченія и молитвенной помощи, дабы я въ своемъ епископскомъ служеніи и «усердіемъ не ослабѣвалъ и духомъ пламенѣлъ» (Рим. 12, 11).

Источникъ: Рѣчь, произнесенная Ректоромъ Кіевской духовной Академіи, архимандритомъ Платономъ, при нареченіи во епископа Чигиринскаго, викарія Кіевской епархіи, 1902 года 31 мая. // Журналъ «Труды Кіевской духовной академіи» — 1902. — Томъ II. — Кіевъ: Типографiя И. И. Горбунова, 1902. — С. IV-VII. [Ос. паг.].

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0