Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 17 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 16.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

П

Митр. Платонъ Городецкій († 1891 г.)
Слова на святую Пасху.

Слово 5-е. О томъ, что воскресеніе Іисуса Христа изъ мертвыхъ предъизображаетъ то состояніе, въ какомъ мы воскреснемъ по тѣлу.

Радуйтеся всегда о Господѣ: и паки реку, радуйтеся (Флп. 4, 4)!

Христосъ воскресе!

Многократно уже мы привѣтствовали васъ, братія, съ радостнѣйшимъ воскресеніемъ Спасителя нашего, и довольно бесѣдовали о тѣхъ причинахъ, по которымъ мы, христіане, должны всегда радоваться сему дивному событію. Но источникъ христіанской радости о воскресеніи Іисуса Христа такъ глубокъ и обиленъ, что никогда, кажется, не дойдешь до дна его слабымъ разумѣніемъ, и не исчерпаешь всѣхъ струй его скуднымъ словомъ нашимъ. Вотъ и нынѣ, сверхъ тѣхъ причинъ, о коихъ мы сказали въ предъидущихъ бесѣдахъ нашихъ въ настоящій праздникъ, мы находимъ еще новое побужденіе радоваться воскресенію Христову, и спѣшимъ сообщить вамъ оное. Именно, бесѣдуя съ вами вчера, мы сказали, что христіане должны радоваться воскресенію Христову, между прочимъ, потому, что оно предзнаменуетъ наше безсмертіе и будущее воскресеніе изъ мертвыхъ; а теперь объяснимъ вамъ, братія, что оно не только предзнаменуетъ наше воскресеніе, но и предъизображаетъ то состояніе наше по тѣлу и душѣ, въ какомъ мы воскреснемъ. Это не наша только мысль, — это мысль самихъ Апостоловъ Христовыхъ, изъ коихъ одинъ говоритъ: егда явится Сынъ Божій паки на землю, т. е. во время нашего воскресенія (1 Сол. 4, 15-16), подобни Ему будемъ (1 Іоан. 3, 2); а другой учитъ: якоже облекохомся въ образъ перстнаго Адама, такъ облечемся, при воскресеніи, и во образъ небеснаго, сирѣчь Господа Іисуса, — Иже преобразитъ тѣло смиренія нашего, яко быти сему сообразну тѣлу славы Его (1 Кор. 15, 42. 49; Флп. 3, 20-21). Значитъ, между состояніемъ Іисуса Христа и нашимъ, по воскресеніи, относительно природы человѣческой, будетъ великое сходство, такъ что по первому можно составить понятіе о послѣднемъ. Это мы и постараемся теперь сдѣлать; а для сего изобразимъ, по возможности, то состояніе, въ какомъ воскресъ Спаситель нашъ, и приложимъ оное къ себѣ. Поелику же на это потребуется довольно времени, а продолжительность бесѣды можетъ утомить ваше вниманіе: то мы ограничимся теперь изображеніемъ только того тѣла, въ которомъ воскресъ Іисусъ Христосъ и мы нѣкогда возстанемъ изъ мертвыхъ, а бесѣду о состояніи душъ нашихъ по воскресеніи отложимъ до другаго времени.

Но, приступая къ изображенію состоянія нашего по воскресеніи изъ мертвыхъ, я считаю нужнымъ предварить васъ, братія, что мы не принимаемъ на себя изобразить это состояніе вполнѣ и во всей ясности. Загробная — духовная область закрыта отъ насъ теперь непроницаемою завѣсою плоти нашей, и мы не имѣемъ на нынѣшнемъ языкѣ нашемъ такихъ словъ и понятій, которыми бы можно было вполнѣ выразить образъ бытія въ ней. Поэтому всѣ предметы духовнаго міра, — скажу съ Апостоломъ, — мы видимъ нынѣ якоже зерцаломъ въ гаданіи, какбы сквозь тусклое стекло, и разумѣваемъ отъ части (1 Кор. 13, 12); поэтому и о состояніи нашемъ по воскресеніи изъ мертвыхъ мы можемъ нынѣ разумѣть и говорить только отъ части же, — можемъ представить только такія черты его, какія открыты намъ въ словѣ Божіемъ и проявлены въ воскресшемъ Спасителѣ, поколику Онъ можетъ предъизображать въ Себѣ состояніе наше по воскресеніи, какъ Первенецъ изъ мертвыхъ (Апок. 1, 5). Бóльшаго, я думаю, и не можетъ требовать разсудительный христіанинъ. Теперь обратимся къ предмету бесѣды нашей.

Въ какомъ тѣлѣ воскресъ Спаситель нашъ? Это можемъ мы узнать только отъ Апостоловъ, предъ которыми Онъ постави Себе жива по страданіи своемъ, во мнозѣхъ истинныхъ знаменіихъ, являяся имъ въ продолженіи четыредесяти дней (Дѣян. 1, 3). А изъ сказаній апостольскихъ видно, что Іисусъ Христосъ, по воскресеніи, имѣлъ истинное тѣло человѣческое: ибо не только ходилъ, говорилъ, вкушалъ и совершалъ другія различныя дѣйствія, какъ всякій человѣкъ (Лук. 24, 15-31. 43. 50; Іоан. 20, 15-30; 21, 4-22), изъ чего должно заключить, что у Него были необходимые для сего тѣлесные органы; но и дѣйствительно имѣлъ плоть и кости, на которыя самъ указывалъ въ доказательство того, что Онъ не духъ или какой либо призракъ. Осяжите Мя, говорилъ Онъ ученикамъ своимъ, и видите: яко духъ плоти и кости не имать, якоже Мене видите имуща (Лук. 24, 39). Ученики и подлинно осязали Его, а одинъ изъ нихъ, именно Ѳома, влагалъ даже руку свою въ ребра Его (Іоан. 20, 24-28), — и увѣрившись чрезъ это въ истинѣ воскресенія Его изъ мертвыхъ, рѣшительно говоритъ въ наше увѣреніе: еже видѣхомъ очима нашима, еже узрѣхомъ, и руки наша осязаша, то свидѣтельствуемъ и возвѣщаемъ вамъ (1 Іоан. 1, 1-2). Какое же тѣло имѣлъ Іисусъ Христосъ по воскресеніи? — То самое, какое Онъ носилъ во время земной жизни. Это видно изъ того, что на рукахъ и ногахъ Его, равно какъ и въ ребрахъ, находились тѣ язвы, которыя сдѣланы были при Его распятіи. Видите руцѣ Мои и нозѣ Мои, говорилъ Онъ ученикамъ, и убѣдитесь изъ сего, яко Азъ самъ есмь, — что Я подлинно тотъ Учитель вашъ, котораго распяли іудеи (Лук. 24, 39). Можно думать, что и черты лица, и звукъ голоса, и другія тѣлесныя качества, бывшія отличительными признаками Іисуса Христа во время земной Его жизни, сохранились въ Немъ и по воскресеніи; въ противномъ случаѣ, ученики Христовы не могли бы узнать и признать Его за своего Учителя. Правда, въ началѣ явленій Его по воскресеніи, они и подлинно не вдругъ узнавали Его; но это происходило не столько отъ измѣненія Его вида (которое, впрочемъ необходимо должно было произойти въ нѣкоторой степени послѣ такихъ переворотовъ для тѣлеснаго состава, какъ смерть и воскресеніе), сколько отъ другихъ различныхъ обстоятельствъ. Такъ, когда Іисусъ Христосъ явился Маріи Магдалинѣ, заботливо искавшей Его тѣла и горько плакавшей о Немъ, при гробѣ Его въ саду Іосифа аримаѳейскаго: то она сначала почла Его за вертоградаря; но это, безъ сомнѣнія, произошло отъ того, что Марія, въ своей скорби и по женской скромности, не обращала на Него своихъ взоровъ, а притомъ, вѣроятно, темнота и самая одежда, въ которой явился ей Спаситель, препятствовали ей разсмотрѣть Его. Но какъ скоро Воскресшій назвалъ ее по имени, и чрезъ это обратилъ на Себя ея вниманіе: то она, услышавъ знакомый голосъ и взглянувъ на Іисуса Христа, тотчасъ узнала Его, и радостно воскликнула: Раввуни — Учитель (Іоан. 20, 11-16)! И два ученика, разговаривавшіе съ Воскресшимъ на пути въ Эммаусъ, долго не узнавали Его; но это происходило отъ того, какъ замѣчаетъ евангелистъ, что очи ихъ, по особенному дѣйствію Божію, держастѣся, да Его не познаета (Лук. 24, 15-16): т. е. Господу угодно было, чтобы ученики не узнавали Его до времени — по той причинѣ, какъ я думаю, дабы они имѣли случай долѣе бесѣдовать съ Нимъ, для укрѣпленія колебавшейся ихъ вѣры (Лук. 24, 21-25), и, считая Его постороннимъ человѣкомъ, могли лучше убѣдиться въ томъ, чтó Онъ говорилъ имъ о Себѣ самомъ (Лук. 24, 26-27). Когда же эта цѣль была достигнута, когда сердце учениковъ сихъ, охладѣвшее отъ унынія и недоумѣнія о Спасителѣ, возгорѣло опять, отъ животворныхъ словесъ Его, вѣрою и любовію къ Нему (Лук. 24, 32): то имъ отверзостѣся очи, и они познаста Спасителя (Лук. 24, 31). При этомъ нельзя не замѣтить съ евангелистомъ, что ученики познали Іисуса Христа въ преломленіи хлѣба (Лук. 24, 35), вѣроятно, потому, между прочимъ, что Воскресшій совершилъ оное такимъ же образомъ, какъ обыкновенно совершалъ его во время земной своей жизни. А все это показываетъ, что Іисусъ Христосъ воскресъ изъ мертвыхъ тѣмъ же человѣкомъ, въ отношеніи тѣла, какимъ жилъ и умеръ.

Впрочемъ, хотя тѣло Іисуса Христа, по воскресеніи, было въ сущности своей то самое, какое Онъ имѣлъ во время земной жизни; но въ свойствахъ его произошло великое измѣненіе. Это не было уже грубое, перстное тѣло, какое мы нынѣ носимъ на себѣ, — но совершенно отличное, о которомъ мы, въ настоящемъ состояніи нашемъ, не можемъ имѣть надлежащаго понятія. Намъ извѣстно только то, что оно имѣло всѣ качества того духовнаго тѣла, о которомъ говоритъ Апостолъ Павелъ въ посланіи къ коринѳянамъ, описывая оное по образу воскресшаго Господа Іисуса, какъ это видно изъ связи словъ его (1 Кор. 15, 42-49). Именно: 1) Оно было нетлѣнно и безсмертно, т. е. не имѣло въ себѣ ничего такого, что могло бы разлагаться на части и обращаться въ персть, въ чемъ собственно состоитъ смерть всякаго земнаго тѣла; ибо Апостолъ говоритъ, что Христосъ, воставъ отъ мертвыхъ, ктому уже не умираетъ, смерть Имъ ктому не обладаетъ (Рим. 6, 9). 2) Оно было крѣпко и сильно, непричастно болѣзнямъ и утружденіямъ: это само собою слѣдуетъ изъ понятія о его нетлѣнности и безсмертіи, и видно изъ того, что оно, имѣя на себѣ крестныя язвы, не чувствовало отъ нихъ ни малѣйшей боли и не обнаруживало никакого изнеможенія (сн. Іоан. 20, 27; Лук. 24, 15. 28). 3) Оно было весьма легкое и тонкое, — иначе сказать, духовное, небесное тѣло, въ которомъ не было ничего грубаго и чувственнаго, свойственнаго нынѣшнему душевному тѣлу нашему, какъ о семъ должно заключать изъ того, что воскресшій Спаситель мгновенно являлся въ различныхъ мѣстахъ, могъ дѣлаться невидимымъ и вознесся на небо (Лук. 24, 13-31. 34. 36. 51; Іоан. 20, 14. 19. 26). Наконецъ, 4) по всей вѣроятности, оно было величественно, прекрасно и свѣтозарно: такое качество необходимо предположить въ немъ не только потому, что Апостолъ именуетъ его славнымъ тѣломъ (Флп. 3, 21), Но и по чудному преображенію его на Ѳаворѣ; ибо если тогда, еще во время земнаго уничиженія Сына Божія, оно могло такъ преобразиться, въ знаменіе будущаго прославленія Его по исходѣ изъ сей жизни (Лук. 9, 30-32; сн. Марк. 9, 9), что лице Іисуса Христа, по свидѣтельству евангелистовъ, просвѣтися яко солнце, и самыя ризы Его, вѣроятно — отъ исходящаго изъ тѣла Его свѣта, быша бѣлы яко снѣгъ (Матѳ. 17, 2): то какъ это пречистое тѣло должно было сіять по воскресеніи, когда Іисусъ Христосъ вошелъ въ славу свою и облекся во всю лѣпоту (Лук. 24, 26; Псал. 92, 1)? Правда, евангелисты, повѣствуя о явленіяхъ Спасителя по воскресеніи изъ мертвыхъ, не упоминаютъ о свѣтозарности Его тѣла; но это потому, конечно, что Воскресшій утаевалъ предъ Апостолами блескъ прославленнаго тѣла своего, какъ сокрывалъ предъ ними, во время земной жизни, лучи Божества своего, обитавшаго въ Немъ тѣлеснѣ (Кол. 2, 9). Думаемъ, что Онъ и долженъ былъ дѣлать это потому, что плотскія очи учениковъ Его, едва выносившія предъизображеніе славы Его на горѣ Ѳаворской (Марк. 9, 6; Лук. 9, 33), не могли бы вынести полнаго блеска ея по воскресеніи. Притомъ, цѣль явленій, Іисуса Христа по воскресеніи была не та, чтобы показать ученикамъ Божественную свою славу, въ которой они не могли сомнѣваться, увѣрившись въ Его воскресеніи изъ мертвыхъ, но та, чтобы увѣрить ихъ въ истинѣ воскресенія; а для сего, очевидно, Онъ долженъ былъ являться имъ такимъ человѣкомъ, какимъ они знали Его во время земной жизни, — долженъ былъ показывать имъ свои пронзенныя руцѣ и ребра, а не лучи прославленнаго тѣла, отъ блеска коихъ могли быть незамѣтны Его язвы, свидѣтельствовавшія о Его воскресеніи.

Итакъ тѣло воскресшаго Господа Іисуса Христа въ сущности своей было то самое, какое Онъ носилъ на Себѣ во время земной жизни, а по свойствамъ — совершенно отличное: изъ душевнаго оно сдѣлалось духовнымъ, изъ земнаго — небеснымъ (сн. 1 Кор. 15, 40. 44). Съ подобными тѣлами и мы воскреснемъ, братія, если только, по своимъ дѣламъ и нравственнымъ качествамъ, удостоимся прославленія въ будущей жизни. Въ этомъ должно увѣрить насъ не только ясное свидѣтельство Апостоловъ, которые говорятъ, какъ мы выше видѣли, что во второе пришествіе Іисуса Христа мы подобни Ему будемъ, и наше тѣло будетъ сообразно тѣлу славы Его (Іоан. 3, 2; Флп. 3, 21); не можетъ убѣдить и простое разсужденіе. Именно: если Іисусъ Христосъ, который, какъ Богъ, не имѣлъ нужды въ тѣлѣ человѣческомъ, воскресъ съ тою плотію, которую Онъ принялъ на Себя ради нашего спасенія; то тѣмъ паче намъ необходимо воскреснуть съ настоящимъ тѣломъ нашимъ, которое составляетъ существенную принадлежность нашей природы, такъ что безъ него мы не можемъ назваться и человѣками. Если Іисусъ Христосъ воскресъ не съ иною, но именно съ тою плотію, въ которой Онъ родился, жилъ и умеръ на землѣ: то, очевидно, и намъ надлежитъ воскреснуть не съ какимъ либо инымъ, но съ настоящимъ нашимъ тѣломъ, и это потому болѣе необходимо, что, по воскресеніи, всѣмъ намъ явитися подобаетъ предъ судищемъ Христовымъ, да пріиметъ кійждо, яже съ тѣломъ содѣла, или блага, или зла (2 Кор. 5, 10). Если въ воскресшемъ тѣлѣ Іисуса Христа сохранились не только естественныя отличія его, какъ-то: ростъ, голосъ, черты лица, — но даже и случайныя принадлежности, именно — язвы гвоздинныя, по которымъ Апостолы узнавали воскресшаго Спасителя; то необходимо допустить, что и въ нашемъ тѣлѣ, по воскресеніи, сохранятся не только существенныя его качества, но и всѣ особенности, которыми оно теперь отличается отъ другихъ тѣлъ человѣческихъ: въ противномъ случаѣ, его нельзя было бы назвать исключительно нашимъ тѣломъ. Наконецъ, если Іисусъ Христосъ, нашъ Глава и начатокъ изъ мертвыхъ, первообразъ воскресенія нашего (Кол. 1, 18), воскресъ съ обновленнымъ — духовнымъ и прославленнымъ тѣломъ; то, конечно, и мы воскреснемъ съ такимъ же тѣломъ, какъ члены Его, дабы между Имъ и нами могло быть сходство и общеніе, и чтобы намъ можно было обитать купно съ Нимъ въ горнихъ обителяхъ, среди блаженныхъ духовъ, гдѣ, очевидно, не можетъ быть ничего грубаго и чувственнаго. Имѣя это въ виду, и Апостолъ свидѣтельствуетъ, что наше тѣло должно измѣниться при воскресеніи, по образу воскресшаго Господа. Плоть и кровь, говоритъ Онъ, царствія Божія наслѣдити не могутъ, ниже тлѣніе нетлѣнія наслѣдствуетъ. Поэтому подобаетъ тлѣнному сему тѣлу нашему облещися въ нетлѣніе, и мертвенному сему облещися въ безсмертіе. При смерти оно сѣется въ тлѣніе, востаетъ въ нетлѣніи: сѣется не въ честь, востаетъ въ славѣ: сѣется въ немощи, востаетъ въ силѣ: сѣется тѣло душевное, востаетъ тѣло духовное. — Тако и писано есть: бысть первый человѣкъ Адамъ въ душу живу, послѣдній Адамъ въ духъ животворящъ. — Первый человѣкъ отъ земли, перстенъ: вторый человѣкъ, Господь съ небесе. Яковъ перстный, таковы и перстніи: и яковъ небесный, тацы же и небесніи: и якоже облекохомся во образъ перстнаго, тако да облечемся и во образъ небеснаго (1 Кор. 15, 50. 53. 41-49).

Вотъ въ какомъ славномъ видѣ явимся мы, братія, по воскресеніи изъ мертвыхъ, если, по своимъ дѣламъ и нравственнымъ качествамъ, будемъ достойны небесной славы! Вмѣсто сего грубаго, тяжелаго и тлѣннаго тѣла, которое мы носимъ теперь на себѣ, и которое, подобно узамъ, обременяетъ духъ нашъ, привязываетъ насъ къ землѣ, подвергаетъ разнымъ болѣзнямъ и уподобляетъ животнымъ, — вмѣсто такого тѣла, мы будемъ имѣть, по воскресеніи, другое — лучшее, нетлѣнное и безсмертное, непричастное болѣзнямъ и утружденіямъ, легкое и тонкое, красивое и свѣтозарное. Облекшись въ это тѣло, праведницы, говоритъ Спаситель, просвѣтятся яко солнце, и будутъ уподобляться Ангеламъ Божіимъ (Матѳ. 13, 43; 22, 30). Представляя такое славное состояніе, уготованное намъ, вѣрующимъ въ Сына Божія, не должны ли мы, братія, отъ души радоваться, и благодарить Господа за то, что Онъ предъизобразилъ намъ это состояніе въ самомъ Себѣ, воскресши изъ мертвыхъ въ обновленномъ тѣлѣ? Радуйтеся всегда о Господѣ: и паки реку, радуйтеся! Аминь.

Источникъ: Платонъ, архіепископъ Рижскій и Митавскій. Радуйтеся! Христосъ воскресе. Слова на святую Пасху. I-VI. // «Странникъ», духовно-литературный журналъ, издаваемый прот. Василіемъ Гречулевичемъ. — СПб.: Типографія духовнаго журнала «Странникъ», 1864. — Томъ II. — С. 42-49.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0