Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 25 iюля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

П

Митр. Питиримъ Окновъ († 1919 г.)
Слово въ день Срѣтенія Господня.
Отрадныя чаянія христіанина.

Да умру отнынѣ, понеже видѣхъ лице Твое (Быт. 42, 30).

Тяжкихъ испытаній переполнена была благочестивая и добродѣтельная жизнь ветхозавѣтнаго патріарха Іакова; много горя перенесъ онъ, многія тяжкія обстоятельства жизни не разъ до глубины потрясали душу его: смерть любимой Рахили, гнусное преступленіе старшаго сына, оскорбительное поведеніе другихъ дѣтей, потеря Іосифа — все это лишь немногія прискорбныя событія, слѣдовавшія въ жизни Іакова одно за другимъ. Въ особенности тяжелою была для него мысль о потерѣ сына; сниду къ сыну моему, сѣтуя, во адъ, говорилъ онъ. Болѣе 20 лѣтъ томила его эта мысль о потерѣ сына. — Но были и минуты радости для патріарха, по полученіи которыхъ онъ ничего уже лучшаго не ожидалъ для себя и считалъ возможнымъ спокойно умереть. Такую радость, такое счастіе испытывалъ онъ, когда узналъ, что любимый сынъ его Іосифъ живъ. Какова же была радость его, когда увидѣлъ онъ того, кого считалъ давно погибшимъ; слезами радости орошая старческое лице свое, онъ обнималъ, онъ цѣловалъ его; растроганный до глубины души, онъ не въ состояніи былъ говорить много: да умру отнынѣ, понеже видѣхъ лице твое, еще бо ты еси живъ, сказалъ онъ.

И въ самомъ дѣлѣ, какой большей радости могъ онъ ожидать для себя, какъ не той, что сынъ его спасенъ, что онъ живъ, и что этотъ сынъ его сослужилъ великую службу — спасъ отъ голодной смерти не своихъ только, но и всю землю Египетскую. И это такъ утѣшило благочестиваго старца, что, получивъ чаемое, и не ожидая ничего большаго, считалъ возможнымъ умереть спокойно.

Іосифъ — свѣтъ и радость Іакова — прообразъ Христа Спасителя — свѣта во откровеніе языковъ, этой славы всего Израиля. Какова же должна была быть радость для людей увидѣть Христа Господня, эту жизнь и спасеніе для всѣхъ людей. «Изгнаніе изъ рая прародителя нашего, говоритъ Григорій Двоесловъ, произвело бѣдствіе слѣпоты и отчужденія» отъ Бога, которое тяготѣло надъ людьми. Съ тѣхъ поръ во тьмѣ блуждало человѣчество, даже до времени пришествія Христова, этого свѣта во откровеніе языковъ. Не исполнялись обѣтованія Божіи народу Израильскому, пока не явился Христосъ — кончина закона (Рим. 10, 4), и пророковъ; погибель ожидала всѣхъ, доколѣ не возсіялъ Онъ — свѣтъ и спасеніе всѣхъ. Но это отъ вѣка опредѣленное спасеніе людей должно было совершиться не вдругъ: къ принятію его нужно было подготовить человѣчество. И понятно съ какимъ нетерпѣніемъ, съ какимъ благоговѣйнымъ трепетомъ слѣдили нѣкоторые избранники Божіи за всѣми малѣйшими признаками пришествія Искупителя. Къ числу такихъ избранниковъ принадлежалъ и старецъ Симеонъ, человѣкъ праведный и благочестивый, обиталище Духа Святаго. Симъ Духомъ Святымъ обѣщано было Симеону не видѣть смерти прежде чѣмъ не увидитъ онъ Христа Господня. И чаялъ старецъ этой утѣхи Израиля, онъ слѣдилъ за признаками пришествія Христова. Зналъ ли онъ о радости, возвѣщенной Ангеломъ пастырямъ, слышалъ ли о поклоненіи волхвовъ родившемуся Господу, — неизвѣстно; но онъ вѣрилъ, что вѣра его станетъ видѣніемъ, онъ надѣялся увидѣть Ожидаемаго всѣми, дожить до времени пришествія Мессіи. Давно исполненный дней, давно пережившій далеко за обычный, даже крайній предѣлъ жизни людей, давно убѣленный сѣдиною, симъ знакомъ жизненнаго опыта и мудрости, онъ окрыленъ юношескимъ желаніемъ дожить до времени, ему обѣщаннаго. Какова же была радость его, когда, получивъ новое откровеніе отъ Бога, пришелъ онъ въ церковь для встрѣчи Христа. Забывая свою старость, быстро поспѣшаетъ онъ, напрягаетъ одряхлѣвшія мышцы свои и, радуясь духомъ и поклонившись, воспринимаетъ на старческія руки Богомладенца отпусти, зовый, раба, Владыко, ибо очи мои видѣста спасеніе Твое. Радость и счастье его настолько велики, что ему нечего было болѣе ожидать на землѣ. Прежде желалъ онъ жить, чтобы увидѣть Господа, теперь желаніе его исполнилось, — онъ видѣлъ Его своими глазами, принялъ Его на руки свои. Радость, которую онъ чувствовалъ при видѣ Младенца, обняла все существо его. Онъ понималъ, что сей держимый имъ Младенецъ есть Самъ Вседержитель, содержащій вся рукою своею, съ пришествіемъ Котораго толикія блага низойдутъ на всѣхъ людей. Мало этого. Вся рѣчь его, приводимая Евангелистомъ, ясно показываетъ, что онъ видѣлъ не то только, что было предъ его глазами, но провидѣлъ и будущее сего Младенца, и даже отдаленное будущее, судьбу вѣрующихъ и невѣрующихъ въ Него. Держа на рукакъ Божественнаго Младенца, онъ пророческимъ взоромъ въ то же время стоялъ у креста, провидѣлъ, какъ на крестѣ сей Младенецъ отдаетъ душу свою за грѣхи людей, видѣлъ вѣру въ Спасителя въ однихъ, въ другихъ — невѣріе, видѣлъ даже безутѣшную скорбь Богоматери при страданіяхъ своего Божественнаго Сына, видѣлъ пречистую кровь, истекающую изъ прободеннаго ребра Искупителя, омывающую грѣхи людей. Посему не страшится онъ и самой смерти, этого общаго удѣла земнородныхъ, — онъ держитъ на рукахъ своихъ Источника жизни и спасенія всѣхъ. И какъ желаніе патріарха Іакова вознаграждено было радостью объ обрѣтеніи сына, такъ чаяніе праведнаго Симеона вознаграждено тѣмъ, что онъ увидѣлъ ожидаемое имъ спасеніе.

Итакъ спасеніе — предметъ чаянія праведнаго Симеона, какъ и всей лучшей части народа Божія. Симеонъ зналъ ветхій завѣтъ, приготовлявшій людей къ принятію Мессіи, онъ зналъ, въ чемъ дѣйствительная слава Его. Мессія долженъ сообщить человѣку, такъ могъ разсуждать онъ, высшія блага, которыхъ не въ состояніи дать земля, какимъ Онъ и изображенъ въ пророчествахъ и прообразахъ, — этотъ Мессія-Властелинъ, Богъ крѣпкій, Отецъ будущаго вѣка. Онъ — Творецъ неба и земли, Царь и Владыка Ангеловъ, Онъ — великаго совѣта Ангелъ — Самъ Богъ во плоти. Такъ, хотящу Симеону, скажемъ словами пѣсни церковной, отъ нынѣшняго вѣка преставитися прелестнаго, Господь Іисусъ вдался, яко Младенецъ тому, но познался ему и Богъ совершенный, Неприступнаго бо, яко Бога, зряше всѣмъ приступнаго человѣка, и потому поражался неизреченной премудрости Божіей. Онъ ясно видѣлъ вѣрою, что самъ высокій Богъ на земли явися смиренный человѣкъ для того, чтобы привлещи всѣхъ къ высотѣ, на небо. Сего Спасителя людей онъ ожидалъ, сего примирителя людей съ Богомъ; началу сего дѣла спасенія теперь радуется.

Но если праведный Симеонъ вѣровалъ въ грядущаго Мессію — Богочеловѣка, то Христіанинъ вѣруетъ уже въ пришедшаго; если онъ чаялъ увидѣть Спасителя міра, то Христіанинъ вѣруетъ уже и въ то, что симъ Спасителемъ дѣло спасенія людей уже совершено. Христіанинъ знаетъ Христа не воплотившагося только и вочеловѣчившагося, но и пострадавшаго за людей и погребеннаго; знаетъ Его смертію своею поправшаго смерть и воскресшаго въ третій день по писаніемъ; знаетъ Его восшедшаго на небо и сѣдящаго одесную Бога и Отца. Христіанинъ не боится силы дѣйствующаго въ немъ грѣха: Христосъ Іисусъ осудилъ во плоти своей грѣхъ, отнялъ у грѣха силу, и насъ сдѣлалъ побѣдителями его. Сынъ Божій совершилъ это дѣло тѣмъ, что, предавъ на смерть свою безгрѣшную плоть за грѣхи міра, далъ намъ возможность получать прощеніе совершенныхъ нами грѣховъ, и тѣмъ, что явилъ въ себѣ безгрѣшную плоть и, учредивъ таинства въ основанной Имъ святой Церкви для общенія съ Собою, далъ намъ возможность, далъ намъ силу побѣждать грѣхъ, чтобы не дѣлать другихъ грѣховъ. Что же можетъ смущать христіанина, когда упраздненъ даже послѣдніи врагъ его, когда онъ, живя въ общеніи съ Господомъ, чрезъ то самое владѣетъ такимъ сокровищемъ. Не должно ли это всегда служить источникомъ радости для христіанина? Прощеніе грѣховъ, сила противостоять грѣху и другіе начатки Духа (Рим. 8, 23), по Апостолу, какъ-то: миръ совѣсти, сыновнее дерзновеніе къ Богу, а въ иныхъ и особые дары Святаго Духа, особенно въ первенствующей Церкви Христовой, — все это такія блага, о которыхъ не-христіанину и судить невозможно, какъ нельзя слѣпому видѣть свѣта. Но это не все. Христіанинъ знаетъ Христа, одесную Бога и Отца сѣдящаго. Тамъ на небесахъ и наше житіе, говоритъ Апостолъ. Оттуда и Спасителя ждемъ Господа Іисуса Христа, Иже преобразитъ тѣло смиренія нашего, яко быти ему сообразну тѣлу славы Его (Флп. 3, 21). «Пусть нѣкоторые не вѣрятъ будущему, говоритъ св. Златоустъ, но они ничего не могутъ сказать противъ благъ, уже дарованныхь (христіанину), какъ то: давней Божіей любви, оправданія, славы». Христіанину дано многое, многое, а обѣщано еще больше: надѣясь, терпѣніемъ ждетъ (Рим. 8, 25) онъ, по Апостолу, этого лучшаго. И это будетъ, когда придетъ великій день къ живущимъ на землѣ. Не потеряли значенія слова Господа: будите, яко же раби, чающіе Господа своего; нельзя подражать тѣмъ, которые говорятъ: не абіе пріидетъ Господь. Не то, конечно, важно, чрезъ десятки ли, сотни, или тысячи лѣтъ придетъ Онъ, чаяніе наше, — важно то, что онъ придетъ, что мы должны ожидать Его пришествія, какъ совершенія Его царства, что мы должны жить въ постоянномъ памятованіи, въ вѣрѣ и надеждѣ этого будущаго. И самое начало Церкви Христіанской — не въ великомъ ли созерцаніи будущаго? Она искуплена въ надеждѣ и поэтому самому направляетъ всю настоящую дѣйствительность къ будущему міру. Таковы радости Христіанина, таковы его надежды. Такая вѣра и такая надежда побуждаютъ Христіанина ежечасно взывать къ Господу: ей, гряди, Господи Іисусе! и самая кончина такого Христіанина не можетъ быть исполнена смущенія и страха: она и бываетъ безбоязненною, непостыдною, мирною, съ надеждою дать добрый отвѣтъ и на Страшномъ Судѣ Христовомъ, о чемъ такъ усердно всегда молится и св. Церковь. Да, это великая награда за вѣру въ Господа, надежду на исполненіе обѣтованій Божіихъ и любовь къ Богу и ближнимъ; это награда и въ то-же время залогъ того, что вѣрность Богу до смерти дастъ Христіанину вѣнецъ жизни на небесахъ. Что же, поэтому, невѣріе въ Господа нашего Іисуса Христа? что же, поэтому, сомнѣніе въ истинахъ св. вѣры, происходящія отъ гордости и кичливости ума, отъ упорнаго нежеланія вѣровать для того, чтобы отдаваться наслажденію благами только этого міра? Такого рода людямъ не найти ни здѣсь на землѣ, ни тамъ въ загробной жизни и малѣйшей доли того, что находитъ душа праведника.

Христіанинъ! къ тебѣ слово. Страшись унижать Божественное лицо Христа Спасителя твоего, бойся уничтожать дѣло Его, потому что это было бы признакомъ того, что Онъ, Спаситель твой, послужилъ къ твоему паденію; напротивъ, вѣруй въ Него отъ чистаго сердца, твердо стой за исповѣданіе твоей вѣры, чтобы Онъ былъ возстаніемъ для тебя. Храня неослабно эту живую вѣру въ Него, всегда живаго, крѣпко надѣйся на Него, зная, что съ Нимъ, и только съ Нимъ, укрѣпляющимъ тебя Іисусомъ, не тяжелы никакія скорби и жизненныя трудности: слабый Младенецъ, Симеономъ руконосимый, есть въ то же время Богъ всемогущій, любящимъ Котораго, по Апостолу, все служитъ ко благу, какъ и показала это жизнь св. Апостоловъ, мучениковъ и всѣхъ подвижниковъ вѣры. Не бойся прошлаго, задняя забывая, — оно заглажено; не страшись настоящаго — оно измѣнится въ свѣтлое будущее. И такая радостная увѣренность въ Него обезопасила бы многихъ, многихъ отъ чувства унынія, тоски, которымъ такъ страдаетъ наше время; отъ неумѣнія дорожить драгоцѣннымъ временемъ, даннымъ намъ, удалила бы отъ многихъ мысль о безполезности нашихъ трудовъ, и, вмѣсто обычнаго: «все безполезно, даже безцѣльна самая жизнь», поселила бы охоту къ труду и заставила бы знать, что не напрасны труды наши о Господѣ. Всѣ загадки жизни каждаго отдѣльнаго человѣка разрѣшились бы проще; всѣ темные пути, которыми ведетъ насъ Господь, освѣтились бы, если бы человѣкъ всегда пребывалъ въ той мысли, что наступитъ такой день, въ который все прояснится, такое время, когда на обновленной землѣ будетъ радость, миръ и правда Божія. Да, мысль о томъ, что придетъ судъ, что придетъ день, въ который судитъ Богъ землю правдою, должна бы, кажется, потрясать сердца людей и пробуждать отъ сна равнодушнаго и даже презрительнаго отношенія къ христіанству, этому чудному учрежденію на землѣ Святѣйшаго Тріѵпостаснаго Бога. Въ вѣрующихъ она и производитъ истинное терпѣніе упованія, терпѣніе въ страданіяхъ, бодрость и отвагу въ борьбѣ съ врагами нашего спасенія, вѣрность въ нашихъ дѣлахъ и отношеніяхъ къ другимъ, и придаетъ больше увѣренности въ побѣдѣ во всѣхъ многоразличныхъ нашихъ нуждахъ.

Такъ ясно представляя себѣ это будущее, Христіанинъ, живя еще на землѣ, предвкушаетъ уже блага небесныя, ихъ же око не видѣ, и ухо не слыша, и на сердце человѣку не взыдоша, по Апостолу. И когда услышитъ такой Христіанинъ голосъ, призывающій его отсюда, онъ идетъ спокойно, радостно, какъ дитя на зовъ любимаго отца, туда, гдѣ Христосъ — его сокровище.

Не боится онъ и смерти тѣлесной, ибо вѣрою уже видѣлъ лицо Его и дѣло искупленія, совершеннаго Имъ; онъ знаетъ Его, Бога не мертвыхъ, но Бога живыхъ, и терпѣніемъ чаетъ жизни будущаго вѣка съ Нимъ, Господомъ своимъ, какъ вѣрный рабъ, по слову Его: идѣже есмь Азъ, ту и слуга Мой будетъ. Аминь.

Источникъ: Архимандритъ Питиримъ. Отрадныя чаянія христіанина. (Слово въ день Срѣтенія Господня.). // «Странникъ», духовный журналъ. — СПб.: Типографія С. Добродѣева, 1894. — Томъ I. — С. 29-35.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0