Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 25 сентября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 24.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

П

Митр. Питиримъ Окновъ († 1919 г.)
Грѣхопаденіе человѣка и его искупленіе.
Слово въ день Рождества Христова.

Благовѣствую вамъ радость велію, яже будетъ всѣмъ людемъ (Лук. 2, 2).

Радость возвѣщаетъ Ангелъ пастырямъ въ нынѣшній день, радость великую и не для нихъ только и не для ихъ времени только, радость великую для всѣхъ людей всѣхъ временъ. Это радость о великомъ истинно-всемірномъ событіи Рождества Христова, которое произвело рѣшительный переворотъ въ исторіи всего рода человѣческаго и которое свѣтло празднуетъ весь міръ христіанскій. Великою благочестія христіанскаго тайною именуетъ и Св. Апостолъ Павелъ то свѣтло празднуемое нами событіе, когда Богъ явился во плоти, и — трудно сказать, въ которомъ изъ двухъ истинно-всемірныхъ событій проявилось болѣе благодѣяній Божіихъ къ роду человѣческому: въ великомъ ли событіи созданія міра, или въ преславномъ событіи искупленія человѣка. Апостолъ Павелъ ясно свидѣтельствуетъ, что благодать Божія и даръ благодатію единаго человѣка Іисуса Христа во многихъ преизлишествова множае паче, чѣмъ потеряло человѣчество чрезъ Адама (Рим. 5, 15).

Остановимся хотя немного мыслію на указанныхъ двухъ велицихъ событіяхъ и вникнемъ во всемірно-историческое значеніе того и другого, чтобы яснѣе видѣть намъ, какую радость велію для всѣхъ людей возвѣщалъ Ангелъ пастырямъ.

Невозможно представить умомъ человѣческимъ, что было прежде сотворенія міра; но мы знаемъ, что ни неба, ни земли, ни всего того, что видимъ мы нынѣ, не было прежде, чѣмъ всемогущимъ мановеніемъ Божіемъ не призвано все къ бытію. Какъ созданіе, такъ и устройство міра есть дѣло верховнаго разума и всемогущества Божія и непостижимо не для насъ только, но и для высшихъ духовъ, также по мановенію Божію призванныхъ къ бытію. «Отдалимся мысленно отъ нашей солнечной системы и посмотримъ, какъ огромныя тѣла небесныя быстро вращаются вокругъ солнца то по одиночкѣ, то съ своими спутниками; какъ само солнце имѣетъ и свое движеніе вокругъ своего солнца и также со многими подобными себѣ солнцами; какъ, наконецъ, и эти всѣ солнца движутся вокругъ общаго всѣмъ солнца. Окинемъ затѣмъ мысленнымъ взоромъ все это заразъ, пробѣжимъ мыслію съ востока на западъ, съ сѣвера на югъ, съ высшей точки до низшей по всѣмъ направленіямъ, и тогда на этомъ необъятномъ пространствѣ, предѣловъ котораго и мыслію опредѣлить невозможно, мы увидимъ безчисленное множество тѣлъ, движущихся въ разнообразныхъ направленіяхъ: одни вращаются вокругъ другихъ то отвѣсно, то подъ угломъ, пересѣкая свои пути; другія мчатся то рядомъ, то поперекъ; третьи — напротивъ одно другому, и, однако, не мѣшая другъ другу и не заграждая взаимно путей, а двигаясь въ стройныхъ сочетаніяхъ и соотношеніяхъ». Какая это огромная, сложная, премудро устроенная, неподвижно стоящая и живо-движущаяся въ себѣ машина! Восторженное впечатлѣніе вынесъ изъ подобнаго созерцанія св. пророкъ Давидъ: Господи, Господь нашъ! восклицаетъ онъ: яко чудно Имя Твое по всей земли, яко взятся великолѣпіе Твое превыше небесъ. Яко узрю небеса — дѣла перстъ Твоихъ, луну и звѣзды, яже Ты основалъ еси. Что есть человѣкъ яко помниши его (Псал. 8, 2)? И не удивительно, ибо, когда сотворены были звѣзды, тогда и сами Ангелы небесные не могли воздержаться отъ хвалебныхъ восклицаній Творцу вселенной (Іов. 38, 7) и Богу всяческихъ. Созерцая такое устройство міра звѣзднаго, мы исповѣдуемъ безпредѣльное всемогущество Божіе, по которому Онъ столь необъятный міръ создалъ однимъ своимъ словомъ. Велико дѣло устройства этого міра! — Если разсматривать творенія по частямъ, то и здѣсь видимъ тоже величіе, премудрость Божію. Поражающее впечатлѣніе вынесъ Василій Великій изъ такого разсматриванія тварей. «Одна травка, или одна былинка, говоритъ онъ, достаточна занять всю мысль разсмотрѣніемъ искусства, съ какимъ она произведена» Творцомъ: прикрѣпленная къ землѣ, она находитъ себѣ все нужное здѣсь — и живетъ; маленькое насѣкомое, на листѣ рождающееся и на немъ умирающее, на немъ находитъ и все необходимое для своей жизни; вотъ животныя рождаются слабыми дѣтенышами, но матерямъ ихъ вложена неотразимая забота о нихъ, не дающая имъ покоя, пока не воспитаютъ дѣтей. Великое дѣло окружить тварь такою попечительностію! И открывающіяся въ этомъ величіе Божіе и премудрость Его видны въ мірѣ всюду. — Наконецъ, если разсматривать самого человѣка, для котораго созданъ этотъ видимый міръ, и если вспомнить, что человѣку самъ Богъ усвоилъ преимущество, въ нѣкоторомъ отношеніи напоминающее Его собственное свойство, и тѣмъ самымъ установилъ то подобіе между Собою и человѣкомъ, какое должно существовать между верховнымъ Владыкою тварей и Его лучшимъ созданіемъ на землѣ, тогда еще очевиднѣе будетъ для насъ все величіе дѣла сотворенія міра и человѣка. Чудное впечатлѣніе производитъ размышленіе о человѣкѣ. Душа его, надѣленная божественными свойствами мысли, воли и чувства — вотъ преимущества человѣка предъ прочимъ твореніемъ. Душа въ человѣкѣ есть возможно точный отпечатокъ уподобленія его Божеству, по душѣ человѣкъ только малымъ чимъ умаленъ отъ Ангелъ (Псал. 8, 6); одаренный душою, онъ могъ простирать владычество свое на все окружающее. Человѣкъ былъ окруженъ всеобщимъ миромъ, разрушительное вліяніе смерти не касалось живыхъ существъ. Образныя черты безусловнаго счастія первосозданнаго человѣка на землѣ прекрасно изобразилъ пророкъ Исаія, когда описывалъ нравственное состояніе будущаго христіанства: волкъ жилъ вмѣстѣ съ ягненкомъ и барсъ лежалъ вмѣстѣ съ козленкомъ; и теленокъ, и молодой левъ, и волъ — могли бытъ вмѣстѣ, и малое дитя могло водить ихъ; и корова могла пастись съ медвѣдицею, и дѣтеныши ихъ могли лежать вмѣстѣ, и левъ какъ волъ могъ ѣсть солому; и младенецъ могъ играть надъ норою аспида, и дитя могло протягивать руку на гнѣздо змѣи (Ис. 11, 6-8). И видѣ Богъ вся, елика сотвори: и вся добра зѣло (Быт. 1, 31).

И такъ создано небо и земля и все украшеніе ихъ (Быт. 2, 1). Такъ совершилось великое событіе творенія міра. Для чего совершилось оно? Для чего созданъ человѣкъ? Не затѣмъ только, чтобы созерцать красоты райскія и красоты міра, и не затѣмъ только, чтобы охранять и воздѣлывать рай: уже вслѣдствіе того, что онъ былъ созданъ по образу и подобію Божію, дѣятельность и стремленіе къ порядку и устройству должны были стать неотъемлемою принадлежностію его природы. Нѣтъ, — человѣкъ созданъ былъ для жизни въ духѣ. Человѣкъ долженъ былъ знать Бога, все сотворившаго, все содержащаго и всѣмъ управляющаго, чувствовать свою зависимость отъ Него и необходимость угожденія Ему; и онъ это зналъ, доколѣ пребывалъ въ живомъ союзѣ и общеніи съ Богомъ, съ Нимъ онъ былъ покоенъ, какъ покойно дитя въ объятіяхъ матери. Предназначенная къ безсмертію душа его способна была къ усвоенію и проявленію высокихъ мыслей, святыхъ ощущеній и твердой воли; человѣкъ зналъ, что на немъ лежитъ долгъ думать объ этой душѣ, о просвѣщеніи и спасеніи ея. Но, увы! «Человѣкъ, выражаясь словами Григорія Богослова, поставленный среди вѣчно цвѣтущаго рая въ такомъ равновѣсіи между добромъ и зломъ, что онъ могъ по собственному выбору склониться къ тому и другому», не былъ «неослабнымъ дѣлателемъ Божіихъ словесъ». «Когда по ухищренію завистливаго человѣкоубійцы, внявъ убѣдительности женскаго слова, человѣкъ вкусилъ преждевременно сладкаго плода, и облекся въ кожаныя ризы — тяжелую плоть, и сталъ трупоносцемъ, тогда изшелъ онъ изъ рая на землю, изъ которой былъ взятъ, и получилъ въ удѣлъ многотрудную жизнь». Когда, послѣ грѣхопаденія людей, услышали они хорошо знакомый имъ голосъ Господа Бога, ходящаго въ раи по полудни (Быт. 3, 8), когда день склонялся уже къ вечеру, — голосъ, до этого времени такъ отрадно отзывавшійся въ ихъ сердцѣ, они уже убоялись идти на встрѣчу отеческому призыву. Какъ непослушное дитя прячется отъ матери, такъ поспѣшили укрыться и они — виновные подъ тѣнь райскаго дерева. Въ своей ограниченности они злосчастные готовы были думать, что подъ тѣнію дерева райскаго не увидитъ ихъ всевидящій Богъ. Такъ началась потеря совершенства разума человѣческаго, а вмѣстѣ съ тѣмъ и страхъ, присущій демону, показавшій, что уже порвана связь съ Богомъ; съ тѣхъ поръ преступниками стали прародители, а чрезъ нихъ преступникомъ стало и человѣчество. Трудно описать, ибо трудно и представить себѣ всѣ слѣдствія грѣхопаденія людей, если для заглажденія его потребовалось сошествіе на землю Слова Божія, — но тѣмъ болѣе выразилась и безконечная любовь Божія къ людямъ. Посмотрите, какъ изображаетъ Апостолъ Павелъ ниспаденіе затѣмъ всего человѣчества изъ прежняго его блаженнаго состоянія. Первая ступень ниспаденія людей состояла въ томъ, что они разумѣвше Бога, не яко Бога прославиша или благодариша. Не воспользовались люди знаніемъ Бога какъ надлежало, «не восхотѣли имѣть о Немъ достойныхъ Его мыслей», хранить должныхъ Ему сердечныхъ чувствъ и расположеній, какъ видно это на нашихъ прародителяхъ, задумавшихъ скрыться подъ деревомъ и не принесшихъ Творцу покаянія. Ниспало затѣмъ и на вторую ступень человѣчество, осуетившись помышленіями своими, когда люди обратились къ тварямъ и въ нихъ хотѣли найти то, что можетъ дать Единый Богъ, когда всѣ заботы и всѣ мысли, всѣ планы и цѣли жизни стали полагать въ томъ только, чтобы устроить свое земное счастіе въ чувственныхъ удовольствіяхъ, когда сами стали искать необходимаго для себя, — какъ и прародители наши, сшивая листвіе смоковное и устрояя себѣ препоясанія (Быт. 3, 7). Омрачилось далѣе и неразумное сердце ихъ, стала заглушаться совѣсть, прогонялся страхъ Божій и мысль о Богѣ уже не занимала людей; истинное понятіе о Богѣ забывалосъ, какъ и понятіе о самомъ человѣкѣ, его значеніи и цѣляхъ его жизни, пока не водворился внутри полный мракъ; такъ и прародители забыли, для чего были созданы. Но хуже четвертая ступень, на которую ниспало человѣчество. Человѣчество объюродѣло, считая себя мудрымъ; оно стало самонадѣянно и самоувѣренно и въ то же время безъотчетно трусливо, «мечтая о себѣ много и не восхотѣвъ идти путемъ, какой предписанъ Богомъ, оно погрязло въ помыслахъ неразумія. Какъ тотъ, кто въ безлунную ночь отправляется неизвѣстною дорогою или пускается въ морское плаваніе, не только не достигаетъ цѣли, но чаще губитъ себя, такъ и язычники, по выраженію Златоустаго, подверглись ужаснѣйшему кораблекрушенію, когда, предпринявъ идти путемъ, ведущимъ къ небу, лишили самихъ себя свѣта, безтѣлеснаго ища въ тѣлахъ и неописуемаго въ образахъ», — пока не достигли и не установились на пятой и послѣдней ступени — идолопоклонствѣ. Здѣсь, скажемъ словами Григорія Богослова, люди «по навѣтамъ злобнаго врага уже совсѣмъ отвлеклись отъ небеснаго Бога, и злобный врагъ обратилъ взоры человѣка на звѣздное небо, сіяющее свѣтозарными красотами, и на изображенія людей умершихъ», чтобы тѣмъ легче низвести его потомъ и къ самому крайнему идолопоклонству.

И не такъ еще удивительно было бы, что человѣкъ сталъ поклоняться дереву, серебру и золоту или изображеніямъ людей, славныхъ своими мерзостями (по крайней мѣрѣ людей), но онъ поклонялся четвероногимъ и гадамъ и приносилъ имъ богатыя жертвы; мало того — благоговѣйнаго служенія отъ людей удостоивались даже лукъ и чеснокъ, по выраженію одного языческаго писателя, который говорилъ: «счастливы народы, у которыхъ полные огороды боговъ»; словомъ, почитали все, кромѣ Самого Бога.

Нужно ли говорить о нравахъ людей при такомъ ниспаденіи ихъ отъ истиннаго боговѣдѣнія! — Да не возглаголютъ уста моя дѣлъ человѣческихъ, восклицалъ Давидъ; Самъ Богъ засвидѣтельствовалъ, что растлѣся земля предъ Нимъ и наполнися земля неправды (Быт. 6, 11). Апостолъ говоритъ о родѣ человѣческомъ, что всѣ согрѣшили и лишени суть славы Божія (Рим. 3, 23): злоба, зависть, гордость, клевета, пьянство, убійство, всякая неправда и проч., и проч.; и кто могъ бы подумать, что такому страшному безобразію самъ себя подвергъ человѣкъ, созданный по образу и подобію Божію? А проклятіе, тяготѣвшее надъ родомъ человѣческимъ, за которымъ слѣдовали всѣ несчастія? Ярость и гнѣвъ, скорбь и тѣсноту (Рим. 2, 9), — вотъ что, по Апостолу, навлекъ на себя человѣкъ. Что же осталось отъ сотворенія міра? гдѣ то доброе дѣло въ немъ изъ всего того, что создано было таковымъ?

И вотъ, когда дошло человѣчество до такого страшно бѣдственнаго состоянія и своими собственными силами не могло уже управиться съ собою и стать на правый путь, тогда Самъ Богъ вступился за свое погибающее созданіе, за дѣло рукъ своихъ; эту-то чрезвычайную и для ума непостижимую помощь свою и послалъ Богъ въ послѣдокъ дній, — въ этомъ и велія благочестія христіанскаго тайна — Богъ явися во плоти (1 Тим. 3, 16). Какъ по полудни произнесено грозное проклятіе, такъ тихому молчанію содержащу вся, и нощи въ теченіи своемъ преполовляющейся, всемогущее Слово (Божіе) съ небесъ отъ престоловъ Царскихъ въ средину погибельныя земли сниде (Прем. 18, 15-16), какъ жестокъ ратникъ, ополчающійся противъ исконнаго врага Божія и врага рода человѣческаго — діавола, для спасенія людей. — Это второе всемірно-историческое событіе — явленіе Бога во плоти для возсозданія падшаго человѣка. Если непостижимо для ума человѣческаго сотвореніе человѣка, то еще непостижимѣе для ума великое дѣло возсозданія человѣка, его искупленія и введенія паки въ заключенныя небеса. О глубина богатства и премудрости и разума (Рим. 11, 33) и любви Божіей къ намъ! воскликнемъ съ Апостоломъ; и радость великая для людей, возвѣщенная Ангеломъ, ибо отнынѣ древнее проходитъ, и наступаетъ все новое (2 Кор. 5, 17). Ужасная болѣзнь — грѣхъ теперь показана, но вмѣстѣ съ тѣмъ дано и средство къ излеченію отъ болѣзни; роду человѣческому указанъ путь къ небу и для достиженія этого неба дана всесильная благодать, пособствующая человѣку переносить всѣ трудности жизни, презирать даже самую смерть, ради полученія грядущихъ благъ. Вотъ что содѣлано Христомъ. Тамъ, гдѣ прежде совершались богомерзкія куренія идоламъ, тамъ Богу истинному стали приносить жертвы духовныя, тамъ сердцемъ сокрушеннымъ и въ духѣ смиренія возносятся усердныя молитвы вѣрующихъ, а за спасеніе людей проливается Богу жертва безкровная. Тамъ, гдѣ прежде была тьма лжи и лесть бѣсовская, — возсіялъ свѣтъ истинной Церкви Христовой. Таковъ и еще плодъ пришествія Христова. Христіане омылись отъ сквернъ грѣховныхъ, освятились и освящаются въ таинствахъ церковныхъ именемъ Господа нашего Іисуса Христа и Духомъ Бога нашего и имѣютъ уже не возможность только дерзновенно приступать къ Богу, а въ самой дѣйствительности примиреніе съ Богомъ и приведеніе имамы къ Богу, какъ поетъ святая Церковь. И — это содѣлалъ Христосъ. Не тяготѣетъ уже и проклятіе надъ родомъ человѣческимъ: Христосъ искупилъ насъ отъ клятвы законныя, бывъ по насъ клятва. «Пламенное оружіе», нѣкогда заграждавшее входъ въ рай, теперь, съ пришествіемъ Христовымъ. «шлещи намъ даетъ», по выраженію пѣсни церковной, обратилось въ бѣгство, и мы смѣло вступаемъ въ отверстое для насъ небо. Какъ посему вмѣстѣ съ Ангелами не воспѣвать намъ славу въ вышнихъ Богу за примиреніе наше съ Нимъ и Его столь чудное благоволеніе къ людямъ.

Христіанинъ, воздай же славу Богу, воздай благодареніе дражайшему Спасителю, Который призвалъ тебя изъ тьмы въ чудный свой свѣтъ (1 Петр. 2, 9). Съ волхвами потщись принести Ему какъ чистое золото — добродѣтель, вмѣсто ливана — усердныя молитвы благодаренія и вмѣсто смирны благовонной — нелицемѣрную вѣру. Аминь.

Источникъ: Архимандритъ Питиримъ. Грѣхопаденіе человѣка и его искупленіе. Слово въ день Рождества Христова. // «Странникъ», духовный журналъ. — СПб.: Калашниковская типографія А. Л. Трунова, 1893. — Томъ III. — С. 632-639.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0