Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 27 мая 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 7.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

П

Прот. Петръ Делицынъ († 1863 г.)
Бесѣда на недѣлю Ваій.

Изъ словъ евангелиста Іоанна гл. 12 стих. 1-6.

Въ чтенномъ нынѣ Евангеліи описывается произшествіе, которое имѣло весьма вредное дѣйствіе на одного изъ учениковъ Христовыхъ и случилось на вечери въ Виѳаніи въ домѣ, по свидѣтельству другихъ Евангелистовъ (Матѳ. 26, 6; Марк. 14, 6), у Симона прокаженнаго, въ послѣдній день предъ торжественнымъ вшествіемъ Іисуса Христа въ Іерусалимъ. На вечери со Іисусомъ, кромѣ Апостоловъ и другихъ, возлежалъ Лазарь, незадолго предъ тѣмъ воскрешенный изъ мертвыхъ. А сестры Лазаревы, и по обычаю времени и изъ уваженія къ Господу, не раздѣляли съ Нимъ земной трапезы; впрочемъ не преминули при столь благопріятномъ случаѣ, какъ отъ себя принести Подателю вѣчныхъ благъ хотя малую лепту усердія и признательности, такъ и отъ Него насладиться духовными снѣдями. Одна изъ нихъ — Марѳа прислуживала при трапезѣ, а другая — Марія, припавъ къ ногамъ Іисусовымъ, мазала оныя мѵромъ, и отирала своими волосами.

У Іудеевъ почиталось принадлежностію угощенія, чтобы гостю во время стола умастить голову масломъ. Такъ Пророкъ, желая изобразить все богатство благости и милости къ нему Божіей, представляетъ, что Богъ, въ подобіи друга и друга могущественнаго, удостоиваетъ его трапезы Своей предъ глазами враговъ его; а чтобы сильнѣе выразить къ нему благоволеніе Божіе, описываетъ подробности сей трапезы, и обращаясь къ Богу, восклицаетъ: уготовалъ еси предо мною трапезу сопротивъ стужающимъ мнѣ; умастилъ еси елеомъ главу мою; и чаша Твоя упоявающи мя, яко державна (Псал. 22, 5).

Усердіе Маріи не удержалось въ предѣлахъ народнаго обыкновенія. Предъ нею былъ Тотъ, Кто недавно, при воскрешеніи истлѣвающаго уже брата ея, и словомъ и дѣломъ засвидѣтельствовалъ о Себѣ: Азъ есмь воскрешеніе и животъ (Іоан. 11, 25). Итакъ Марія беретъ не общеупотребительный елей, но драгоцѣнное мѵро, возливаетъ оное не только на главу Іисуса (Матѳ. 26, 7), но и на ноги Его; даже въ избыткѣ любви и благоговѣнія припадаетъ къ ногамъ Его, и кромѣ своихъ власовъ, — этой чести и украшенія для женщины, ничего не находитъ достойнаго, чтобы отереть оныя. Іисусъ Христосъ, не возгнушавшійся нѣкогда принять подобную честь отъ жены грѣшницы, и простившій грѣхи ея многіе, яко возлюби много (Лук. 7, 47), безъ сомнѣнія тѣмъ съ бóльшимъ благоволеніемъ взиралъ на усердіе Маріи, о которой и прежде сказалъ, что она избра благую часть (Лук. 10, 42). И надлежало ожидать, что подобно благоуханію отъ мѵра, наполнившему весь домъ, благоуханіе вѣры и любви Маріиной наполнитъ сердца всѣхъ присутствующихъ, что вмѣстѣ съ Маріею къ стопамъ Сына Божія припадутъ не одни ученики его, явные и тайные, но и тѣ изъ Іудеевъ, которые пришли не Іисуса ради токмо, но да и Лазаря видятъ, его же воскреси изъ мертвыхъ (Іоан. 12, 9). И дѣйствительно Евангелистъ говоритъ, что многіе изъ Іудеевъ приходили и вѣроваху во Іисуса (Іоан. 12, 11).

Но одинъ изъ учениковъ Его, Іуда Симоновъ Искаріотъ, который послѣ предалъ Его, сказалъ: чесо ради мѵро сіе не продано бысть на трехъ стѣхъ пѣнязь, и дано нищимъ! Ежели бы Евангелистъ и не наименовалъ ученика, произнесшаго слова сіи; то можно бы было угадать, что оныя выговорены ученикомъ-предателемъ. Ибо сатана, хотя не вошелъ еще тогда въ Іуду, впрочемъ такъ перестроилъ органъ души его, что въ сихъ, по видимому, евангельскихъ звукахъ, ясно выражаются, какъ сатанинская хитрость, такъ и гнусность души Іудиной.

Мысль о предательствѣ западала уже въ сердце Іуды; сатана видѣлъ въ немъ корень зла, къ которому удобно было привить ее. Однакожъ Іудѣ хотѣлось, вѣроятно, чѣмъ нибудь и сколько нибудь оправдаться и предъ своею совѣстію. А онъ не могъ прибѣгнуть къ тому, чѣмъ прикрывается иногда наше невѣріе. Не могъ сказать, что чудеса Іисусовы или не столь очевидны или не столь поразительны, чтобы не признать въ нихъ Божіей силы. И теперь за однимъ столомъ съ Іудою возлежалъ Лазарь, который недавно умеръ, четыре дня лежалъ во гробѣ, не только преданъ былъ землѣ, но сталъ уже обращаться въ землю. И сей Лазарь живъ, живъ по одному слову его Учителя! Можно ли еще сомнѣваться, что сей Учитель обладаетъ не человѣческими силами, что Онъ Тотъ самый, Кѣмъ исповѣдалъ его Петръ, — Сынъ Бога живаго? И многіе изъ Іудеевъ приходили видѣть Лазаря, и вѣроваху во Іисуса.

Но Іуда, при содѣйствіи діавола, усиливается побороть въ себѣ и сіе непреоборимое доказательство о Божествѣ Іисуса Христа. И сколько хитръ духъ-искуситель! Для него достаточно одного фунта мѵра, возліяннаго на ноги Іисусу, чтобы вооружить Іуду противъ Спасителя, чтобы изъ ученика сдѣлать предателя, изъ Апостола — сына погибели. Ибо, какъ свидѣтельствуетъ другой Евангелистъ, именно послѣ произшествія, теперь описываемаго, одинъ изъ двѣнадцати, называемый Іуда Искаріотъ, пошелъ къ первосвященникамъ, и сказалъ: что ми хощете дати, и азъ вамъ предамъ Его (Матѳ. 26, 14)?

Какимъ же образомъ Маріино мѵро претворилось для Іуды въ желчь христоненавидѣнія? — Вслушаемся въ сказанное Іудою. Чесо ради мѵро сіе непродано бысть на трехъ стѣхъ пѣнязь, и дано нищимъ? говоритъ онъ. Упрекъ, по видимому, обращенъ на одну Марію; ее одну укоряетъ Іуда въ безполезной, по его мнѣнію, утратѣ того, что могло быть употреблено для общей пользы. Но какъ метко, хотя скрытно и со стороны, направленъ ударъ въ самаго Іисуса Христа! — Пусть Марія была бы такая женщина, которая не знаетъ ни Іисуса, ни ученія Его, разсуждаетъ Іуда! Напротивъ, она всегда была ревностною послѣдовательницею Христовою; она, когда есть только къ тому случай, не отходитъ отъ ногъ Христовыхъ; ей надобно быть проникнутою духомъ ученія евангельскаго. И при всемъ томъ она поступаетъ безразсчетно, даже въ глазахъ своего Учителя, и что еще важнѣе, поступокъ сей касается самаго Учителя. Что же Учитель? Онъ не запрещаетъ Маріи, не изъявляетъ Своего негодованія, не вразумляетъ, слѣдовательно одобряетъ. Но въ другихъ не осудилъ ли Онъ строго не только дѣла, но и не высказанныя ими помышленія ихъ? Онъ всегда охуждалъ расточительную роскошь, и ученикамъ Своимъ предписалъ такую ограниченность въ самыхъ необходимыхъ потребностяхъ жизни, чтобы они не имѣли ни двухъ одеждъ, ни сапоговъ, ни посоха въ дорогѣ. Онъ всегда осуждалъ любочестіе, и неоднократно повторялъ, что желающій быть больше другихъ долженъ быть всѣмъ слугою. Но теперь попускаетъ расточительность, роскошь не въ пищѣ, не въ одеждѣ, не въ обуви, но въ томъ, чтó и у роскошныхъ называется роскошью и расточительностію; позволяетъ женщинѣ умащать Его ноги мѵромъ такой цѣны, что на оную можно бы исправить многія нужды многихъ бѣдныхъ и на многіе дни; безъ отвращенія взираетъ на женщину, которая ползаетъ у ногъ Его, и отираетъ оныя волосами, тогда какъ многіе изъ Іудеевъ пришли и смотрятъ на то? А все, сіе думалъ Іуда, не ведетъ ли къ тому заключенію, что и въ Учителѣ и въ ученіи Его есть тоже самое, чтó видимъ во всякомъ человѣкѣ и во всемъ человѣческомъ?

Но чтобы въ глазахъ Іуды еще болѣе унизить Учителя и показать его невѣрнымъ Своему ученію, — искуситель, такъ сказать, ослѣпляетъ Іуду, совокупивъ въ одну точку, что есть блистательнѣйшаго въ ученіи Христовомъ. Чтобы язвительнѣе высказать хулу свою на единаго истиннаго Нищелюбца, Который насъ ради обнища, богатъ сый, да мы нищетою Его обогатимся (2 Кор. 8, 9), сатана самъ, устами Іуды, проповѣдуетъ нищелюбіе. И сей намекъ о нищелюбіи, такъ лукаво внушенный искусителемъ, такъ дерзко высказанный Іудою, не остался недѣйствительнымъ. По словамъ Евангелиста Марка, нѣкоторые, а по словамъ Евангелиста Матѳея, даже ученики Іисусовы вознегодовали на поступокъ Маріинъ, и говорили между собою: чесо ради гибель сія бысть (Матѳ. 20, 8; Марк. 14, 4)?

Но чтó въ другихъ произвело минутное негодованіе, тó въ Іудѣ воспламенило геенну; потому что въ сердцѣ его тлѣлся уже геенскій огонь, — и это была гнусная страсть сребролюбія. Конечно и Іуда могъ бы подавить въ себѣ хульныя мысли, внушенныя сатаною. Ибо три года обращавшійся съ Іисусомь Христомъ долженъ былъ знать, что фунтъ мѵра и честь отъ женщины ничего не значатъ предъ Тѣмъ, Кто повелѣваеть стихіями, воскрешаетъ мертвыхъ, заставляетъ повиноваться Себѣ бѣсовъ, отпущаетъ грѣхи, но всему есть Владыка всего видимаго и невидимаго. Но Іудѣ нѣкогда сообразить, все это въ умѣ своемъ. Іудѣ нѣкогда разсудить, что Марія, помазывая Іисусу Христу ноги мѵромъ, свидѣтельствуетъ тѣмъ благодарность свою Воскресителю ея брата, который столько былъ для нея дорогъ, что за жизнь его она пожертвовала бы не только фунтомъ мѵра, и даже всѣмъ своимъ имуществомъ, но и самою жизнію. Іудѣ нѣкогда размыслить, что Учитель его, Своею неукоризненностію заграждавшій уста и самымъ врагамъ Своимъ, конечно не безъ особенной причины не отвергаетъ усердія Маріина. Іудѣ нѣкогда припомнить, что Іисусъ Христосъ свидѣтельствовалъ о Себѣ: Азъ и Отецъ едино есма (Іоан. 10, 29), что слѣдовательно честь и поклоненіе, воздаваемыя Отцу, должны быть воздаваемы и Ему. Іуду занимаетъ совершенно другой предметъ. И въ какіе же помыслы, спросите, погруженъ умъ Іуды? Онъ высчитываетъ число монетъ, за сколько бы можно было продать Маріино мѵро. Чесо ради мѵро сіе не продано бысть на трехъ стѣхъ пѣнязь? Такъ неудержимо въ словахъ Іуды вылилась вся сребролюбивая душа его, какъ ни старался сатана прикрыть ея недугъ нищелюбіемъ! Посему Евангелистъ Іоаннъ и дѣлаетъ такое замѣчаніе на слова Іудины: сіе же рече, не яко о нищихъ печашеся, но яко тать бѣ, и ковчежецъ имѣяше, и вметаемая ношаше. Ему хотѣлось, чтобы и сіи триста пѣнязь, за которыя онъ думалъ продать любовь Маріину, перешли, хотя на время, въ его ковчежецъ. А теперь они разсыпаны на ноги Іисусу Христу, разметены волосами Маріиными, безвозвратно погибли для сребролюбца Іуды; и онъ идетъ къ первосвященникамъ и говоритъ: что ми хощете дати, и азъ вамъ предамъ Іисуса?

Ежели Апостолъ, одинъ изъ двѣнадцати, три года опытно учившійся пренебреженію всего земнаго, палъ отъ того, что иногда видалъ у себя въ ящикѣ по нѣскольку монетъ, которыя даже не составляли его собственности, а принадлежали Церкви Христовой, и назначались или на потребы сей Церкви, или на вспомоществованіе убогимъ; ежели сіе такъ было гибельно для Іуды, что сперва заглушило въ немъ уваженіе къ Учителю, а потомъ содѣлало его орудіемъ діавола и ненавистнѣйшимъ изъ предателей; то не угрожаетъ ли великая опасность и всякому, кто прикасается къ сей тли безъ надлежащей осторожности, кто не прилагаетъ старанія предохранить себя и оградить отъ заразительности сребролюбія? Корень всѣмъ злымъ, говоритъ Апостолъ Павелъ, сребролюбіе есть, его же нѣцыи желающе заблудиша отъ вѣры, и себе пригвоздиша болѣзнемъ многимъ. Ты же, о человѣче Божій, сихъ бѣгай, гони же правду, благочестіе, вѣру, любовь, терпѣніе, кротость (1 Тим. 6, 10-11) А чтобы вѣрнѣе успѣть въ этомъ, собери все, чтó имѣешь у себя — и чтó дано тебѣ отъ природы, и чтó усовершилъ или пріобрѣлъ ты ученіемъ, трудами, подвигами, и чтó сообщено тебѣ и укоренено въ тебѣ благодатію Божіею; собери все сіе, и обмѣняй на благовонное мѵро любви ко Христу, воскресившему не брата только твоего, но и тебя самаго, сотлѣвшаго во грѣхѣ; и сіе мѵро любви, которое драгоцѣннѣе Маріина, принеси и излей на главу и ноги Іисусу.

Іисуса же Христа можешь найдти не только здѣсь — на сей святой вечери, но и вездѣ — на градскихъ стогнахъ, въ весяхъ, при путяхъ, въ больницахъ, въ темницахъ, и въ безмолвіи пустынь и среди мятежнаго міра — вездѣ, гдѣ есть хотя одинъ алчущій, или жаждущій, или странный, или нагій, или больный, или обложенный узами. Христосъ, по неизреченной любви Своей къ тебѣ, всякое добро, сдѣланное тобою ближнему, почитаетъ милостію и благодѣяніемъ для Него самаго. Аминь глаголю вамъ, увѣряетъ онъ, понеже сотвористе единому сихъ братій Моихъ меньшихъ, Мнѣ сотвористе (Матѳ. 25, 40).

Отъ дѣлъ любви и милосердія никто отречься не можетъ, хотя бы и самъ жилъ въ скудости. Христосъ не требуетъ, чтобы мы непремѣнно удовлетворили всѣмъ нуждамъ бѣднаго. Обаче отъ сущихъ дадите милостыню, говоритъ онъ фарисеямъ (Лук. 11, 41). Любовь наша къ Нему измѣряется не цѣнностію, не количествомъ издерживаемаго паки для братій Христовыхъ, но радушіемъ и усердіемъ, съ какими спѣшимъ къ нимъ на помощь. Чтобъ быть истиннымъ нищелюбцемъ, не только не нужно имѣть собственнаго богатства, но даже и ящика Іудина, въ которомъ бы носить опускаемое для нищихъ. Отъ имѣній твоихъ твори милостыню. Яко же тебѣ будетъ по множеству, твори отъ нихъ милостыню; аще мало тебѣ будетъ, по малому да не боишися творити милостыню (Тов. 4, 7-8).

И сколько снисходителенъ къ тебѣ Христосъ! Не требуя отъ тебя бóльшаго, Онъ и за не многія капли мѵра любви, если ты больше принесть Ему не въ состояніи, прощаетъ тебѣ всѣ твои грѣхи. Огнь горящь угаситъ вода, и милостыня очиститъ грѣхи, говоритъ премудрый (Сир. 3, 30). Но вода, останавливая разрушительное дѣйствіе огня, не можетъ возстановить истребленнаго имъ. Напротивъ того дѣлами милосердія можешь привлечь къ себѣ благодать Божію, уготовать себѣ сокровище на небѣ, слѣдовательно пріобрѣсти больше того, чтó погублено грѣхомъ. Милостивый, хотя бы сгаралъ грѣхомъ, не долженъ отчаяваться въ помилованіи. Блажени милостивіи, говоритъ Іисусъ Христосъ, яко тіи помиловани будутъ (Матѳ. 5, 7). И хочешь ли знать, сколь высоко Христосъ цѣнитъ твое нищелюбіе? Въ тотъ грозный день, когда Онъ пріидетъ во славѣ Своей, и всѣ святые Ангелы съ Нимъ, когда Онъ сядетъ на престолѣ славы Своея, и соберутся предъ Нимъ всѣ народы, не спроситъ Онъ тебя ни о постѣ, ни о бдѣніяхъ, ни объ умерщвленіи плоти, ни о другихъ подобныхъ подвигахъ, а спроситъ только о томъ, сколько капель мѵра любви возлито тобою на члены Его. Сіе не значитъ, чтобы все прочее было для тебя излишнимъ и безполезнымъ; показываетъ же, что всѣ прочія добродѣтели совершенствуются одною любовію ко Христу; безъ сей любви, сколько бы ни совершилъ ты подвиговъ, ни за одинъ не будешь увѣнчанъ.

Замѣть также, что какъ прочія твои добродѣтели, такъ и самыя дѣла милосердія, тогда только содѣлаются достойными мзды своей, когда будуть основаны на любви ко Христу. Онъ хочетъ, чтобы ты Его одного возлюбилъ отъ всего сердца твоего, и отъ всея души твоея, и всею крѣпостію твоею, и всѣмъ помышленіемъ твоимъ (Лук. 10, 27). Но поелику знаетъ, что для тебя трудно любить Бога, Котораго не видишь, то приходитъ къ тебѣ въ лицѣ нищихъ братій твоихъ; и хотя Самъ ни въ чемъ не имѣетъ нужды, однакоже простираетъ руку за твоимъ подаяніемъ, желая доставить тебѣ случай засвидѣтельствовать предъ Нимъ любовь свою и признательность. Хотя Онъ неистощимъ въ дарахъ Своихъ, хотя питаетъ птицъ небесныхъ, такъ что онѣ не имѣютъ нужды ни сѣять, ни жать, ни собирать въ житницы; хотя и полевую траву, которая сегодня растетъ, а завтра брошена будетъ въ печь, одѣваетъ такъ, какъ и Соломонъ не одѣвался во всей славѣ своей; впрочемъ, по безмѣрной любви Своей къ тебѣ, прибѣгаетъ къ твоему пособію, проситъ, чтобы ты удовлетворилъ нуждамъ ближняго своего. Или думаешь, что Тотъ, Кто Своею кровію пріобрѣлъ для него блаженную вѣчность, небесное царство, не силенъ и безъ тебя даровать ему всѣ земныя блага? Нѣть; Онъ домогается отъ тебя единой любви твоей. Онъ безконечно возлюбилъ тебя. И поелику, какъ Святый, можетъ любить одно только совершенное, то употребляетъ всѣ мѣры, чтобы и ты могъ стать совершеннымъ, чтобы и ты могъ уподобляться Ему въ благости. Для того Онъ терпитъ въ мірѣ нищету, посылаетъ бѣдствія, чтобы ты имѣлъ возможность удобнѣе достигнуть совершенства. А потому и приглашаетъ тебя къ Себѣ сими словами: аще хощеши совершенъ быти, иди, продаждь имѣніе и даждь нищимъ, и гряди въ слѣдъ Мене (Матѳ. 19, 21). Христосъ богатъ, а потому желаетъ, чтобы и ты обогатился. И поелику ты, какъ прахъ и пепелъ, ничего не имѣешь у себя, кромѣ праха, — ибо что иное всѣ твои сокровища? то смотри, какое изобрѣлъ Онъ для тебя легкое и вѣрное средство, — самое тлѣнное обращать въ нетлѣніе. Христосъ устроилъ для тебя такое горнило, въ которомъ каждая глыба земли переплавляется въ столь чистое золото, что и самые Ангелы восхищаются безсмертною красотою его. Это горнило — руки нищихъ. Иди, продаждь имѣніе твое, и даждь нищимъ: и имѣти имаши сокровище на небеси.

Но опять повторяю, что прежде всего надобно тебѣ снабдить себя драгоцѣннымъ мѵромь любви ко Христу. Безъ сея любви, хотя будетъ кто именовать себя нищелюбцемъ, всѣмъ, и вездѣ проповѣдывать о нищелюбіи, даже собственными дѣлами показывать свое нищелюбіе; впрочемъ, о чемъ страшно и подумать, при всемъ этомъ можетъ быть близкимъ къ тому, чтобы стать Іудою — сыномъ погибели. Ибо чтó говоритъ Апостолъ? Аще раздамъ вся имѣнія, и аще предамъ тѣло мое, во еже сжещи е, любве же не имамъ, никая польза ми есть (1 Кор. 13, 3).

Итакъ будетъ молить Іисуса Христа, чтобы Онъ послалъ намъ духа любви, и каждый изъ насъ могъ сказать съ Апостоломъ: извѣстихся, яко ни смерть, ни животъ, ни Ангели, ни начала, ниже силы, ни настоящая, ни грядущая, ни высота, ни глубина, ни ина кая тварь возможетъ насъ разлучити отъ любве Божія, яже о Христѣ Іисусѣ, Господѣ нашемъ (Рим. 8, 38-39), Который есть Богъ надъ всѣмъ благословенный во вѣки. Аминь.

Источникъ: Бесѣда на недѣлю Ваій. // Журналъ «Прибавленiя къ изданію твореній Святыхъ Отцевъ, въ русскомъ переводѣ» за 1860 годъ. — М.: Въ Типографiи В. Готье, 1860. — Часть XIX. — С. 83-94.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0