Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - среда, 13 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

П

Архіеп. Павелъ Лебедевъ († 1892 г.)
Слово въ недѣлю православія и въ день восшествія на всероссійскій престолъ Благочестивѣйшаго Государя Императора Александра Николаевича, Самодержца Всероссійскаго
[1].

Вѣра (православная) вселенную утверди (Послѣд. православія).

Такъ, за десять еще вѣковъ до нашего времени, православная церковь греческая, совершая въ первый разъ торжество православія надъ разнообразными ересями, и въ частности надъ ересью иконоборческою, торжественно исповѣдывала присущую православію силу утверждать царства. И какъ было церкви греческой не исповѣдывать эту силу, какъ было не прославлять ее, когда она, съ такою поразительною ясностію, открылась въ судьбахъ вселенной, какъ называли обыкновенно царство греко-римское сыны его? Надъ пропастью стояла эта вселенная, готовая низринуться въ нее, когда ученіе Богочеловѣка начало совершать возсозданіе человѣчества. Народы, входившіе въ составъ ея, не соединяясь между собою и съ нею никакими твердыми, внутренними, нравственными узами, напротивъ питая глубокую вражду и ненависть къ ней, одинъ за другимъ возставали противъ власти владыкъ ея и стремились расторгнуть всякую связь съ нею. Варвары-сосѣди смотрѣли, какъ на легкую добычу для себя, на окраины царства. Власть верховная и господствующій народъ, обезсиленные нравственнымъ растлѣніемъ, не находили въ себѣ достаточно силъ для побѣдоносной борьбы съ врагами царства, внутренними и внѣшними. Да и что могла бы сдѣлать самая сильная власть для предотвращенія разложенія имперіи, охватившаго всѣ ея части? Усилія нѣсколькихъ властителей, отличавшихся неоспоримыми дарованіями, спасти царство отъ паденія — видимо оставались безплодными: это тѣло изъ металла, но съ глиняными ногами (Дан. 2, 31-34), готово было пасть и изчезнуть съ лица земли. Но великій Константинъ пріемлетъ вѣру христіанскую, дѣлаетъ ее господствующею въ греко-римской имперіи, и — паденіе царства на цѣлое тысящелѣтіе отсрочивается. Даже единство вѣры, соединившее и сдружившее между собою и съ царствомъ многіе, входившіе въ составъ его, народы, доселѣ враждебные, сдѣлало греко-римскую вселенную, на нѣсколько вѣковъ послѣ принятія ею христіанства, на столько крѣпкою, что церковь съ торжествомъ указывала на сію крѣпость, какъ на плодъ зиждительной и утверждающей царства силы православія: Вѣра православная вселенную утверди.

Если такова, братія, зиждительная и утверждающая царства сила православія; если эта сила можетъ продолжать на цѣлое тысящелѣтіе жизнь царствъ уже отжившихъ, почти воскрешать царства умершія и даже давать имъ не мало дней славныхъ и великихъ: то какъ же блаженно любезное отечество наше, наша дорогая Россія, еще въ колыбели своего политическаго существованія ввѣренная Промысломъ нравственному пѣстунству св. церкви православной и воспитываемая въ духѣ православія! Какимъ могуществомъ и силою должно обладать, какое высокое и славное мѣсто въ средѣ народовъ должно занять, по предназначенію Промыслителя, царство русское, если только оно будетъ устроять всестороннюю жизнь свою на незыблемыхъ началахъ православія и будетъ стараться всегда и во всемъ оставаться вѣрнымъ ему! Въ православіи, — въ его духѣ и началахъ, — для нашего отечества несомнѣнные залоги твердости, благосостоянія и преспѣянія. Все, что только изойдетъ изъ животворнаго духа и чистаго источника православія, будетъ, — мы въ томъ увѣрены, — всегда сопровождаться благодѣтельнѣйшими послѣдствіями для царства русскаго. Не ждемъ ли всѣ мы, — за чѣмъ далеко искать примѣровъ? — съ увѣренностію самыхъ благихъ плодовъ для своей страны отъ тѣхъ новизнъ настоящаго царствованія, въ которыхъ намъ старина наша родная — православная слышится? Не ждемъ ли мы великихъ благъ для отечества отъ возвращенія его къ нѣкоторымъ древнимъ, выработаннымъ, подъ осѣненіемъ православія, народною жизнію, порядкамъ и учрежденіямъ, — отъ возвращенія, совершающагося по манію вѣнценоснаго Вождя Россіи, восшествіе Котораго на прародительскій престолъ такъ многознаменательно празднуется нерѣдко вмѣстѣ съ торжествомъ православія?

Отличительную черту православія, отличающую его отъ всѣхъ другихъ вѣроисповѣданій христіанскихъ, составляетъ непоколебимая вѣрность его истинѣ Христовой, храненіе ея во всей первобытной чистотѣ и неповрежденности. На эту черту указываетъ самое имя православія (ὀρθοδοξία) означающее съ греческаго: правомнѣніе, правоученіе, правовѣріе. Эту черту, по требованію безпристрастной исторіи, безпрекословно усвояютъ православію и всѣ добросовѣстные изслѣдователи церковныхъ древностей, даже непринадлежащіе къ православному стану. Самъ Промыслъ Божій, разнообразными знаменіями и чудесами, постоянно свидѣтельствуетъ о томъ, что именно церковь православная есть истинная церковь Божія, что она именно есть истинная хранительница, столпъ и утвержденіе истины (1 Тим. 3, 15). По этому своему характеру, — потому именно, что хранитъ истину Христову во всей ея первобытной чистотѣ и неповрежденности, — православіе и хранитъ въ себѣ залоги твердости, благосостоянія и преуспѣянія нашего отечества.

Когда бываютъ прочны и тверды царства человѣческія? Тогда, когда, если и не всѣ, — что невозможно на землѣ, — то громадное большинство членовъ царства благонамѣренны, честны, трудолюбивы и добросовѣстно исполняютъ свой долгъ; когда власть сильна, но не только не употребляетъ своего могущества и своей силы во зло, на притѣсненіе и угнетеніе подвластныхъ, но и пользуется ею во благо подвластныхъ; когда подвластные въ свою очередь, пользуясь потребною для благоуспѣшной дѣятельности свободою, не только не дозволяютъ себѣ преступнаго своеволія, но и пользуются свободою во благо общее; когда государство владѣетъ учрежденіями, не только не стѣсняющими правильнаго хода и развитія жизни, но и содѣйствующими благоустроенію жизни народной; когда и власти и подвластные одушевлены любовію къ государю, готовою на всѣ пожертвованія для него; словомъ: когда всѣ члены государства съ любовію соединяются около государя, какъ спасительнаго средоточія своего. Подобное государство можетъ не только не бояться попытокъ къ ниспроверженію и разрушенію его со стороны враговъ внутреннихъ и внѣшнихъ, но и быть увѣрено въ общихъ усиліяхъ къ поддержанію существованія его. Какая же сила можетъ привести государство въ такое, благопріятное для прочности его, состояніе? Истина и проистекающая изъ нея правда. Вѣрное и точное пониманіе природы человѣческой вообще, и особенностей извѣстнаго народа въ частности, основательное знаніе нуждъ и потребностей его и средствъ къ удовлетворенію ихъ помогаетъ предержащей власти сообщать прочность царству. Оно — это знаніе и пониманіе помогаетъ правителямъ государства давать наилучшія учрежденія народамъ, наилучшимъ образомъ воспитывать ихъ для служенія благу общему и направлять дѣятельность всѣхъ членовъ государства на пользу общую, располагая ихъ часто къ великимъ пожертвованіямъ и полному самоотверженію въ пользу государства. Оно — это знаніе и пониманіе находитъ средства къ предотвращенію, часто повидимому никакими силами неотвратимыхъ, опасностей для цѣлости и благосостоянія государства. При такомъ важномъ значеніи истины для твердости царствъ, какъ безмѣрно — много можетъ содѣйствовать твердости царства Русскаго православіе! Какой великій залогъ незыблемой твердости царства хранится въ немъ! Православіе въ своемъ вѣроученіи хранитъ и для отечества нашего и для всего человѣчества самую чистую, неповрежденную истину о человѣкѣ, — истину, принесенную съ неба воплотившимся Единороднымъ Сыномъ Божіимъ. Оно хранитъ и сообщаетъ народу русскому самое чистое, истинное понятіе о происхожденіи, природѣ и назначеніи человѣка, о его первобытномъ состояніи и паденіи со всѣми его послѣдствіями, о его возстановленіи Іисусомъ Христомъ, о свободѣ, ея предѣлахъ, правахъ и обязанностяхъ, о властяхъ, какъ орудіяхъ Промысла къ устроенію судебъ народныхъ, — о всемъ, о всемъ, что только касается человѣка. Изъ этой богатой своей сокровищницы истинъ, касающихся человѣка, оно естественно можетъ почерпать и сообщать другимъ самый вѣрный взглядъ на потребности и нужды человѣка и указывать самые лучшіе способы къ удовлетворенію имъ. Въ своемъ нравоученіи оно излагаетъ самое чистое, неповрежденное ученіе Іисуса Христа, св. пророковъ и апостоловъ, какъ о всѣхъ вообще обязанностяхъ христіанина, такъ въ частности и обязанностяхъ къ государству и другъ къ другу всѣхъ членовъ государства, стоящихъ на различныхъ ступеняхъ лѣствицы государственной жизни. Это ученіе не можетъ ли помочь государству въ воспитаніи для себя добрыхъ, благонадежныхъ членовъ? Въ устройствѣ церкви по началамъ и понятіямъ православія, въ тѣхъ отношеніяхъ, правахъ и обязанностяхъ, которыя указываются въ немъ разнымъ членамъ церкви, — въ духѣ дѣйствованія ихъ, — государство можетъ найти совершеннѣйшій, Божественною рукою Владыки вселенной начертанный, образецъ для своего собственнаго устройства, и многое устроить, по этому образцу, въ своей области, ко благу членовъ своихъ. Не облегчаетъ ли все это для государства, — къ услугамъ котораго всегда готово все богатство истинъ православія, — возможность и давать народу наилучшія учрежденія, и приготовлять для себя наилучшихъ дѣятелей, и направлять ихъ дѣятельность ко благу общему, и отвращать почти все, что только грозитъ опасностями государству? Не можетъ ли оно, — если только захочетъ употребить во благо свое всѣ сокровища православія, — сдѣлать и себя пребывающимъ во вѣкъ, какъ пребываетъ во вѣкъ правда Господня и истина Господня (Псал. 110, 3; 116, 2), и неодолимымъ ддя всѣхъ враговъ своихъ, какъ во вѣкъ не одолѣютъ церковь Христову самыя врата адовы (Матѳ. 16, 18)? И исторія народа русскаго, воспитываемаго православіемъ, представдяетъ не мало поразительныхъ доказательствъ присущей православію силы утверждать царства, указывая на тѣ тяжкія для царства русскаго годины, когда оно выдержало побѣдоносно самыя тяжелыя испытанія для своей прочности и твердости. Она указываетъ на многочисленные опыты дѣятельности и православныхъ Вѣнценосцевъ и православнаго народа, представляющіе несомнѣнныя ручательства прочности царства. Когда православный народъ неоднократно приноситъ все свое достояніе на алтарь отечества, для спасенія царства: неужели такой народъ не соединенъ самыми твердыми узами съ царствомъ и допуститъ до паденія свое царство? Когда православный Самодержецъ посвящаетъ всѣ попеченія и труды свои на устроеніе благосостоянія своихъ подданныхъ и на дарованіе имъ благодѣтельныхъ учрежденій, удовлетворяющихъ самымъ насущнымъ потребностямъ ихъ; когда постоянно дѣйствуетъ въ духѣ человѣколюбія и мидосердія: не видимъ ли мы въ лицѣ Его власти православной, утверждающей царство на самыхъ прочныхъ основаніяхъ? Когда, наиболѣе проникнутые духомъ православія, — слуги Самодержца являются наилучшими истолкователями и исполнителями Его державной воли о дарованіи народу благодѣтельныхъ для него учрежденій: не представляетъ ли это очевидныхъ доказательствъ того, что православіе можетъ даровать государству и наилучшихъ слугъ, и наилучшія учрежденія, и что потому оно владѣетъ въ высокой степени силою утверждать царства?

Присущая православію сила утверждать царства несомнѣнна: судьбы царства русскаго краснорѣчиво говорятъ о ней. Болѣе пререканій, повидимому, встрѣтитъ то утвержденіе, что въ православіи хранится залогъ благоденствія царствъ. Бóльшая часть христіанскихъ народовъ, воспитанныхъ не въ духѣ и не по началамъ православія, пользуются въ настоящее время, повидимому, бóльшимъ благосостояніемъ, чѣмъ православный народъ русскій: справедливо ли послѣ сего усвоять православію особенную силу и способность устроять благосостояніе царствъ и народовъ?

Православіе отнюдь не составляетъ единственной силы, исключительно устрояющей судьбы Россіи: наряду съ нимъ дѣйствуютъ и благотворной дѣятельности его противодѣйствуютъ и другія силы, имѣющія часто, при всей ихъ зловредности и гибельности, преобладающее вліяніе на судьбы царства, — силы темныя, силы неправды и беззаконія, во всѣхъ его видахъ и проявленіяхъ, силы невѣжества и заблужденія въ разнообразныхъ видоизмѣненіяхъ. Очевидно, что подвергать отвѣтственности за слабое развитіе благосостоянія русскаго народа именно православіе, когда благосостояніе сіе обусловливается дѣятельностію многихъ силъ, несправедливо. Православію должно быть приписываемо то, что прямо и естественно вытекаетъ изъ его духа; а въ этомъ случаѣ оно, какъ чистая, неповрежденная истина, является силою въ высшей степени благодѣтельною. На благосостояніе государствъ и народовъ имѣютъ весьма важное вліяніе чистота намѣреній, цѣлей и дѣятельности членовъ ихъ, — миролюбіе и мирная жизнь, кротость власти и благопокорливость подвластныхъ, милосердая и благоплодная дѣятельность, безпристрастіе и дѣятельность нелицемѣрная, чуждая коварства и хитрости. Все это вмѣстѣ необычайно оживляетъ дѣятельность народную и влечетъ за собою высокое развитіе и этой дѣятельности, и благосостоянія народнаго. Еслижъ все это такъ важно для народнаго благосостоянія; то православіе должно считаться силою, въ высшей степени содѣйствующею благосостоянію народовъ. Оно можетъ внести и постепенно вноситъ въ жизнь народную всѣ, указанныя нами, условія благосостоянія, потому что оно есть премудрость свыше сходящая и, по этому своему качеству, оно «чисто, мирно, кротко, послушливо, исполнено миролюбія и добрыхъ плодовъ, безпристрастно и нелицемѣрно» (Іак. 3, 17). И трудно ли доказать такое именно вліяніе православія на жизнь русскаго народа? Православіе никогда не позволяло и не позволяетъ себѣ въ области Вѣры и въ нѣдрахъ церкви примѣси къ цѣлямъ религіозно-нравственнымъ цѣлей нечистыхъ, мірскихъ; никогда не позволяло себѣ пользоваться затрудненіями государства для пріобрѣтенія преобладанія надъ нимъ, а тѣмъ болѣе не рѣшалось, какъ дѣлаетъ это римская церковь, на искаженіе истины Христовой и на извращеніе нравственности для пріобрѣтенія земныхъ выгодъ: послѣ сего, очевидно, оно и словомъ и примѣромъ можетъ воспитывать и воспитываетъ въ истинныхъ чадахъ своихъ чистоту цѣлей, намѣреній и дѣйствій и въ области жизни государственной. Мирны и миролюбивы отношенія православія и къ чадамъ церкви, и къ заблуждающимъ; несвойственъ ему духъ нетерпимости; несродно ему нравственное насиліе: этотъ же духъ миролюбія и терпимости, отвратившій конечно много бѣдствій и кровопролитій отъ нашего отечества, воспитываетъ оно и въ гражданахъ православныхъ. Кроткое въ своей іерархіи, благопокорливое — въ паствѣ, оно и въ членовъ государства вливаетъ духъ кротости и благопокорливости. Милосердое ко всему человѣчеству, чуждое духа непримиримой вражды и фанатической ненависти къ врагамъ своимъ, отличающаго церковь римскую, благоухающее святостію и добродѣтелію лучшихъ членовъ своихъ, оно и въ членахъ государства воспитываетъ тотъ же духъ милосердія, и дѣлаетъ ихъ способными къ плодоношенію дѣлъ добрыхъ. Безпристрастное и нелицепріятное и въ раздаяніи своихъ духовныхъ сокровищъ вѣрующимъ, и въ своемъ судѣ надъ ихъ дѣятельностію, и нелицемѣрное какъ въ своемъ благочестіи, такъ и въ отношеніяхъ къ земной власти, — оно тотъ же духъ безпристрастія и нелицемѣрной правоты воспитываетъ и въ членахъ общества гражданскаго. При такомъ духѣ и правилахъ, ужели православіе не можетъ имѣть весьма важное вліяніе на благосостояніе царства русскаго? Оно и доселѣ весьма много содѣйствовало благосостоянію его, и несомнѣнно сдѣлаетъ еще больше для его блага, если только государство захочетъ воспользоваться его духовными сокровищами.

Что сказать, наконецъ, о значеніи православія для постоянно большаго развитія русскаго народа и для всесторонняго преуспѣянія царства русскаго? Народъ русскій въ своемъ развитіи и преуспѣяніи въ различныхъ отношеніяхъ замѣтно отсталъ отъ другихъ христіанскихъ народовъ: не заключается ли вина этого, во-первыхъ, въ православіи?

Да; нѣкоторая часть вины въ медленности развитія и преуспѣянія русскаго народа падаетъ и на долю православія, но часть такая, которая относится къ чести православія и говоритъ о благотворномъ значеніи его для развитія народовъ. Православіе, какъ истина чистая, полная и всесторонняя, не можетъ такъ легко усвояться народомъ и совершать его развитіе, какъ истины, содержащія въ себѣ примѣсь лжи и страдающія односторонностію. Оно, какъ истина цѣльная и всеобъемлющая, должно сначала проникнуть въ различныя области души и утвердиться въ ней многими корнями для того, чтобы надлежащимъ образомъ открыться въ развитіи и преуспѣяніи жизни народной. Притомъ оно, какъ это свойственно истинѣ, всего ждетъ отъ себя самаго; успѣха ожидаетъ отъ своей силы надъ умами и сердцами человѣческими, и для доставленія успѣха себѣ не любитъ обращаться къ мѣрамъ искуственнымъ, къ пособію насилія и обмана. Понятно, что развитіе и преуспѣяніе народа подъ его вліяніемъ не можетъ не совершаться медленно, когда оно совершается прочно, правильно, всесторонно. Что вся вина православія въ медленности развитія русскаго народа заключается именно въ этомъ, что православіе хранитъ въ себѣ залоги преуспѣянія народнаго — неистощимаго, всесторонняго и прочнаго, если только это преуспѣяніе будетъ совершаться правильно: за это ручаются многія явленія въ области православной церкви. При полномъ согласіи въ истинѣ основной, какое разнообразіе въ пониманіи и изъясненіи истины Христовой представляютъ творенія отцовъ и учителей церкви православной, — эти лучшія основы для философіи христіанской! При единствѣ въ коренномъ, какое разнообразіе представляетъ устройство церквей православныхъ въ средѣ разныхъ народовъ, — разнообразіе, допускаемое въ предѣлахъ законности, безъ вреда для церкви! Не свидѣтельствуеть ли это о необычайномъ богатствѣ содержанія ученія и устройства церкви православной, и не обѣщаетъ ли неистощимаго развитія царству православному, когда оно будетъ устроять жизнь свою по началамъ православія и образцамъ, представляемымъ православіемъ? Точно также, какъ устройство церкви, — и нравственная жизнь по началамъ православія представляетъ зрѣлище величайшаго разнообразія и всеудовлетворяющей полноты. Между тѣмъ, какъ вѣроисповѣданія, именующія себя евангельскими, не допускаютъ осуществленія въ жизни христіанской совѣтовъ евангельскихъ, назначаютъ для всѣхъ одинаковую по своему строю, отличающуюся только силою внутреннею, жизнь, воспрещая все выходящее изъ уровня обычной жизни, и стѣсняя свободу воли и чувства христіанскаго въ отношеніи къ устроенію своей жизни: православіе допускаетъ величайшее разнообразіе и своеобразіе жизни и подвиговъ. Оно высоко цѣнитъ истинно христіанскую жизнь обыкновенную, для всѣхъ обязательную, но вмѣстѣ съ тѣмъ поощряетъ и жизнь по совѣтамъ евангельскимъ, радостно привѣтствуетъ и восхваляетъ дѣйствительное возвышеніе жизни избранниковъ Божіихъ надъ общимъ уровнемъ и строемъ жизни христіанской, открываетъ полный просторъ, даетъ полную свободу благочестивому чувству и намѣренію осуществляться въ своеобразной, удовлетворяющей его потребностямъ, жизни, лишь бы дѣлалось это съ благословенія Божія и церковнаго. Сонмы преподобныхъ: постниковъ, затворниковъ, дѣвственниковъ, столпниковъ, юродивыхъ Христа ради, наряду съ сонмами св. святителей, князей и другихъ мужей и женъ, прославившихся святостію въ обыкновенной жизни — это представители и свидѣтели полноты, богатства и разнообразія церковной жизни въ области православія, свидѣтели той свободы, которою пользуется здѣсь христіанинъ для своеобразнаго устроенія своей жизни во Христѣ. Это — ручательства въ той свободѣ, разнообразіи и своеобразіи жизни членовъ государства, которыя сами собою явятся въ царствѣ русскомъ, когда оно вполнѣ проникнется духомъ православія. Недостаточно ли указанныхъ нами явленій въ православной-церковной жизни для убѣжденія въ той истинѣ, что начала православія въ высшей степени благопріятны для развитія и всесторонняго преуспѣянія народной жизни? Залогъ наилучшаго преуспѣянія народа — въ сихъ началахъ.

Важное, весьма важное и благотворное вліяніе имѣетъ и должно имѣть православіе на твердость, благосостояніе и развитіе царства русскаго. Какимъ сильнымъ, счастливымъ и славнымъ было бы оно, если бы все въ немъ исходило изъ духа и началъ православія, и если бы всѣ члены его въ своей дѣятельности руководились его духомъ и началами! Какимъ благосостояніемъ и крѣпостію пользовалось бы оно, если бы тѣ члены его, которые больше всего имѣютъ вліянія на судьбы его, — всѣ люди мыслящіе, юные и свѣжіе силами, — всегда и во всемъ оставались вѣрными православію, а не измѣняли ему тайно или явно, и не вносили въ жизнь народа русскаго опаснѣйшей розни — розни религіозной, въ тѣло народное — сѣмянъ нестроенія и разложенія. Что до насъ, — постараемся всѣ исполнить свой священнѣйшій долгъ къ отечеству и къ Августѣйшему Виновнику настоящаго торжества, высказавшему при восшествіи своемъ на престолъ державную волю Свою о процвѣтаніи Вѣры православной въ землѣ русской: будемъ и словомъ и дѣломъ, примѣромъ и разнообразнымъ вліяніемъ, содѣйствовать осуществленію въ народной жизни началъ православія. Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Произнесено въ смоленскомъ Богоявленскомъ соборѣ, 21 Февраля 1865 года.

Источникъ: Слова и рѣчи Павла, Епископа Ладожскаго. — СПб.: Печатано въ Типографіи Департамента Уделовъ, 1869. — С. 25-36.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0