Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 27 iюля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 16.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Н

Архіеп. Николай (Зіоровъ) (†1915 г.)
Поученіе на четвертую недѣлю Великаго Поста.
Объ исцѣленіи бѣсноватаго отрока по вѣрѣ его родителя (Марк. 9, 17-31).

Въ нынѣшнюю недѣлю св. Церковь предлагаетъ нашему вниманію евангельское повѣствованіе объ исцѣленіи бѣсноватаго отрока по вѣрѣ его родителя, а въ стихирахъ и другихъ богослужебныхъ чтеніяхъ и пѣснопѣніяхъ представляетъ намъ — въ лицѣ Преподобнаго Іоанна Лѣствичника — примѣръ, достойный подражанія... Память препод. Іоанна Лѣствичника положено праздновать 30 марта, но св. Церковь, кромѣ этого, еще нарочитыми стихирами воспоминаетъ его и въ четвертую недѣлю Великаго Поста... И если въ уставахъ св. Церкви и ея чинопослѣдованіяхъ нѣтъ ничего такого, что было бы внѣ порядка и смысла, то, безъ сомнѣнія, и нынѣшнее воспоминаніе преп. Лѣствичника наряду съ воспоминаніемъ объ исцѣленіи бѣсноватаго должно имѣть свой смыслъ... Онъ, дѣйствительно, и усматривается во многомъ... Во-первыхъ, самое Евангеліе о бѣсноватомъ должно раскрыть намъ, что наша брань не только къ плоти и крови, но и къ духовомъ злобы поднебеснымъ, — и что чѣмъ выше подвигъ и усиленнѣе стремленіе къ добру, тѣмъ злѣе врагъ нашъ — діаволъ; что, поэтому, подвизающимся молитвою, постомъ и покаяніемъ — надобно быть особенно бдительными, дабы не впасть во искушеніе... Для сего и указываются въ самомъ евангельскомъ сказаніи и средства для борьбы съ діаволомъ... А такъ какъ преп. Іоаннъ Лѣствичникъ не только побѣдилъ своею жизнію этого врага, но еще оставилъ всѣмъ руководство какъ его побѣждать, — въ своемъ твореніи, извѣстномъ подъ именемъ «Лѣствица»; то Церковь и совокупляетъ память о немъ въ сію недѣлю, дабы его примѣромъ ободрить всѣхъ и укрѣпить въ борьбѣ указаніемъ возможности побѣды...

Выслушаемъ же еще разъ сіе евангельское повѣствованіе и вникнемъ глубже въ его содержаніе...

Во время оно приступль ко Іисусу единъ отъ народа и рече: учителю, приведохъ сына моего къ Тебѣ имуща духа нѣма: и идѣже колиждо иметъ его, разбиваетъ его, и нынѣ тещитъ, и скрежещетъ зубы своими, и оцѣпенѣваетъ. И рѣхъ ученикомъ Твоимъ, да изженутъ его, и не возмогоша.

Когда это было и кто это былъ за человѣкъ, приведшій съ собою своего сына — больнаго? Если обратить вниманіе на внутреннюю связь событій, то это было на другой день Преображенія Господня. Съ Іисусомъ Христомъ было на горѣ Ѳаворѣ только три ученика: Іоаннъ, Петръ и Іаковъ; прочіе же оставались у подошвы горы. Къ нимъ же прежде всего и обратился несчастный отецъ съ просьбою объ исцѣленіи сына... Кто былъ этотъ отецъ и какое чувство привело его сюда — изъ Евангельскаго сказанія невидно; можно думать, что это былъ человѣкъ изъ разряда обыкновенныхъ людей, невыдающихся ни особымъ благочестіемъ, ни особеннымъ нечестіемъ, — человѣкъ, какихъ всегда и вездѣ очень много... Вѣроятно, онъ слышалъ, что явился въ Галилеи необыкновенный пророкъ, исцѣляющій всякъ недугъ и всяку язву, — вотъ почему и устремился сюда, узнавъ отъ народа о его мѣстопребываніи... Безъ сомнѣнія, его влекла сюда нестолько вѣра, сколько обыкновенный расчетъ: дай-ка, попробую-де обратиться еще къ этому пророку, авось поможетъ..., т. е. такое же чувство, съ какимъ очень часто и многіе изъ христіанъ во время своихъ болѣзней обращаются къ врачевствамъ духовнымъ... Врачи не помогаютъ, — дай, попробую еще отслужить молебенъ такому-то угоднику, или предъ такой-то чудотворной иконой, авось поможетъ... И идетъ человѣкъ, — служитъ молебенъ, и очень огорчается, когда ничего изъ этого не выходитъ... А между тѣмъ не разсуждаетъ такой человѣкъ, что его обращеніе къ Богу не есть въ собственномъ смыслѣ съ сердцемъ сокрушеннымъ исповѣданіе своей немощи и крѣпкая увѣренность въ силу Божественной помощи, а просто искушеніе Бога, — обыкновенный житейскій расчетъ...

Ученики Спасителя хотя уже и получили власть наступать на скорпію и исцѣлять больныхъ, тѣмъ не менѣе, при видѣ этого больнаго, вѣроятно усумнились въ своей силѣ, — подобно тому какъ и Петръ, шедшій по водамъ, усумнился: а посему и не исцѣлили... Но можно думать и пначе: можно думать, что слишкомъ большая самонадѣянность на свою чудодѣйственную силу была причиною неуспѣха въ дѣлѣ исцѣленія: во всякомъ случаѣ, несомнѣнно то, что у нихъ еще не было той твердости и закаленности въ вѣрѣ, какою они стали отличаться уже по воскресеніи Господа и по сошествіи на нихъ Святаго Духа...

Эта неудача апостоловъ вызвала, безъ сомнѣнія, злобныя насмѣшки со стороны присутствовавшихъ здѣсь книжниковъ, и они съ злорадствомъ, вѣроятно, указывали народу на это, — быть можетъ, унижая и авторитетъ Самого Божественнаго Учителя... Но въ эту самую минуту подошелъ Самъ Христосъ Спаситель, — еще съ слѣдами ѳаворской славы, — и вопросомъ: о чемъ спорите? — прекратилъ шумъ и вызвалъ на отвѣтъ человѣка, приведшаго съ собою больного мальчика...

Несчастный отецъ прежде всего объясняетъ болѣзнь своего сына, а затѣмъ говоритъ о томъ, что ученики не возмогли исцѣлить больного.

Изъ описанія болѣзни видно, что это была падучая болѣзнь, соединенная съ лунатизмомъ и бѣснованіемъ. Бѣсъ, вселившійся въ отрока, отнялъ у него рѣчь и слухъ... Болѣзнь ужасная! — Невѣрующіе, отрицающіе бытіе злыхъ духовъ и стремящіеся видѣть во всемъ естественное явленіе, объясняютъ эту болѣзнь просто нервнымъ разстройствомъ и говорятъ, что никакого бѣса въ больномъ не было, — что это только суевѣрный народъ могъ объяснять такія болѣзни присутствіемъ въ больномъ нечистой силы... Съ невѣрующими спорить не станемъ, ибо ихъ ничѣмъ не убѣдишь; а вѣрующимъ скажемъ, что въ данномъ случаѣ одно не исключается другимъ, а напротивъ, — еще болѣе объясняется. Что приведенный для исцѣленія былъ нервно разстроенный мальчикъ, — это несомнѣнно; что онъ, вслѣдствіе этого, подвергался эпилептическимъ припадкамъ — и это безспорно; но несомнѣнно также и то, что все это растройство въ организмъ этого мальчика внесъ діаволъ своимъ присутствіемъ... Злой духъ, или діаволъ, есть представитель лжи, всякаго безпорядка и нестроенія... Чему же тутъ удивляться, если онъ своимъ присутствіемъ въ человѣкѣ вызываетъ въ его душевныхъ и тѣлесныхъ силахъ — полнѣйшее разстройство?! Здѣсь мѣсто не столько удивленію, сколько признанію естественности въ теченіи явленій... Болѣзнь нервовъ явилась слѣдствіемъ присутствія въ мальчикѣ начала всякаго зла и разстройства... Но тутъ является другой вопросъ: если злой духъ приближается къ человѣку только тогда, когда человѣкъ самъ удаляется отъ Бога — чрезъ свою грѣховную жизнь, — если онъ не можетъ вселяться въ добраго человѣка, то какъ могло случиться, что онъ вошелъ въ ребенка, въ которомъ не могло еще быть сильной склонности ко грѣху, — котораго воля еще не могла такъ уклоняться отъ добра, чтобы самъ діаволъ могъ возобладать ею... Въ данномъ случаѣ возможны два объясненія: или на этомъ дитяти тяготѣли грѣхи его родителей или вообще предковъ, — или, если здѣсь не были виновны ни онъ ни родители его, то и надъ нимъ, какъ и надъ слѣпорожденнымъ, допущено было промысломъ Божіимъ дѣйствіе злаго духа — да явятся, впослѣдствіи, надъ нимъ дѣла Божія... Что за грѣхи родителей наказываются дѣти — этому много есть примѣровъ; и самый главный изъ нихъ — примѣръ всего рода человѣческаго, когда за грѣхъ прародителей проклятіе и смерть тяготѣли надъ всѣмъ родомъ человѣческимъ. Не станемъ испытывать о семъ волю Божію, всегда благую и совершенную, но, въ чувствѣ смиренія и страха, преклонимся предъ неисповѣдимыми путями Промысла Божія, направляющаго и зло людей къ ихъ благополучію, — и будомъ лучше бдительнѣе въ отношеніи себя, чтобы своими грѣхами не навлечь гнѣва Божія на своихъ дѣтей.

Онъ же отвѣщавъ ему, глагола: о, роде невѣренъ, доколѣ въ васъ буду? доколѣ терплю вы? приведите его ко Мнѣ.

Спаситель съ упрекомъ относится къ окружающимъ. — Этотъ упрекъ у Евангелиста Матѳея выраженъ еще рѣзче; тамъ родъ сей названъ лукавымъ и прелюбодѣйнымъ, т. е. погруженнымъ въ чувственность и страсти и неразумѣющимъ, не смотря на явленныя въ немъ силы, знаменія и чудеса, — яже Божія, остающимся по прежнему, если не совсѣмъ невѣрнымъ, то, по крайней мѣрѣ, маловѣрнымъ... Этотъ упрекъ, надобно полагать, относился сколько къ приведшему больного, столько же и къ окружавшему народу, не исключая и самихъ учениковъ, оказавшихся въ этомъ случаѣ маловѣрными.

И приведоша его къ Нему; и видѣвъ Его, абіе духъ стрясе его: и падъ на землю, валяшеся пѣны теща. И вопроси отца его: колико лѣтъ есть, отнелѣже сіе бысть ему; онъ же рече: издѣтска. И многажды во огнь вверже его, и въ воды, да погубитъ его: Но аще что можеши, помози намъ, милосердовавъ о насъ...

Въ этомъ объясненіи болѣзни сына — особенное вниманіе останавливаютъ на себѣ слова: но аще что можеши, помози намъ, милосердовавъ о насъ... Здѣсь слышится не полная вѣра во всемогущество Божіе, не крѣпкая увѣренность въ томъ, что стоящій предъ нимъ есть небесный Цѣлитель, — нѣтъ, здѣсь слышится еще раздвоенность и мысли и чувства, — и вѣра и сомнѣніе: но аще что можеши, помози намъ...

Господь видитъ и слышитъ все это; а потому прямо и не обинуяся ставитъ его вѣру на оселокъ испытанія, заставляя этого человѣка въ нѣсколько мгновеній пережить сильную душевную борьбу, отъ результата которой должно было зависеть все...

Iисусъ же рече ему: еже аще что можеши вѣровати, вся возможна вѣрующему. И абіе возопивъ отецъ отрочате, со слезами глаголаше: вѣрую, Господи: помози моему невѣрію...

Въ этихъ словахъ слышится уже смиренное исповѣданіе своей немощи и сердечный вопль о помощи къ Тому, Кто ждетъ отъ него появленія вѣры, какъ условія исцѣленія сына... Видно, что въ сердцѣ этого человѣка не угасла еще искра Божія, видно, что совѣсть въ немъ не совсѣмъ заглохла, а только дремала, — и теперь, при неожиданномъ толчкѣ со внѣ, все въ немъ воскресло и пробудилось къ жизни: опасность, что любимый сынъ, ради его невѣрія, останется неисцѣленнымъ, обреченнымъ на вѣчныя страданія, — все это расшевелило въ немъ лучшія стороны его духа и вызвало то безыскуственное исповѣданіе вѣры, которое поражаетъ насъ сколько своею живостью, столько же и глубиною смиренія...

Слово вѣры и вопль любви дошли до сердца Богочеловѣка... И вотъ, мановеніемъ царственнаго слова — изгоняется тотъ, противъ котораго, казалось, никто не могъ ничего сдѣлать...

Видѣвъ же Іисусъ, яко срищется народъ, запрети духу нечистому, глаголя ему: душе нѣмый и глухій, азъ ти повелѣваю: изыди изъ него, и къ тому не вниди въ него. И возопивъ, и много пружався, изыде: И бысть яко мертвъ, якоже мнозѣмъ глаголати, яко умре. Іисусъ же емь его за руку, воздвиже его: и воста.

Какое сильное обличеніе для тѣхъ, кто, видя въ вѣрѣ, только напряженіе духовныхъ силъ, — условіе исцѣленія, — стараются объяснить и чудеса евангельскія только чрезмѣрнымъ напряженіемъ духа исцѣлямыхъ, дѣйствующаго на нервы и сообщающаго парализованнымъ членамъ новую силу и новую жизнь [1]! Здѣсь, въ этомъ примѣрѣ, обличеніе и посрамленіе этой невѣрующей теоріи: ибо исцѣленіе совершено не по вѣрѣ самого больнаго, а по вѣрѣ другаго, — по вѣрѣ отца этого мальчика. Гдѣ же здѣсь собственное напряженіе духа больного?!

И вшедшу Ему въ домъ, ученицы Его вопрошаху Его единаго: яко мы не возмогохомъ изгнати его; и рече имъ: сей родъ ничимже можетъ изыти, токмо молитвою и постомъ.

Въ этихъ словахъ Спасителя открывается и тайна борьбы съ діаволомъ, и тайна побѣды надъ нимъ: только постъ и молитва, къ которымъ и Онъ прибѣгалъ въ теченіи сорока дней предъ общественнымъ служеніемъ, — только постъ и молитва могутъ дать побѣду надъ діаволомъ... Это, по выраженію Іоанна Лѣствичника, суть два крыла, посредствомъ которыхъ человѣкъ подымается отъ земли на небо: какъ объ одномъ крылѣ не летаютъ, такъ и объ одномъ постѣ, или объ одной молитвѣ — не возможно вполнѣ возвыситься надъ всѣмъ грѣховнымъ, а — равнымъ образомъ — и надъ виновникомъ зла, діаволомъ.

Благочестивые слушатели! повѣствованіе объ исцѣленіи бѣсноватаго — пусть служитъ каждому напоминаніемъ, что и онъ можетъ подвергнуться вліянію силы вражіей, если будетъ работать грѣху, а не Богу, — ибо всякій грѣхъ, удаляя насъ отъ Бога, съ тѣмъ вмѣстѣ приближаетъ къ діаволу, ибо кое общеніе свѣту ко тьмѣ? А помня это, — пусть каждый воздерживаетъ и свой духъ и свое тѣло отъ грѣховныхъ движеній постомъ и молитвою.

По ученію св. Отецъ и воспоминаемаго нынѣ преподобнаго Іоанна Лѣствичника, діаволъ дѣйствуетъ въ человѣкѣ — съ одной стороны — чрезъ дурные помыслы, а съ другой — чрезъ плотскія похотѣнія... Посему, надобно бороться съ дурными помыслами молитвенною настроенностью, а съ тѣлесными похотями — воздержаніемъ въ пищѣ и питіи, и во всемъ, что вызываетъ сладострастіе и чувственность. Далѣе, пусть для каждаго изъ родителей это повѣствованіе служитъ предостереженіемъ, что грѣхи ихъ могутъ дурно отозваться на судьбѣ ихъ дѣтей, а посему, — пусть, воспитывая дѣтей въ страхѣ Божіемъ, и сами не ослабѣваютъ въ вѣрѣ, а напротивъ, при всѣхъ несчастіяхъ съ дѣтьми — въ болѣзняхъ-ли ихъ, или въ чемъ другомъ, — съ вѣрою притекаютъ къ Врачу душъ и тѣлесъ, Христу Спасителю, и, подобно сему отцу, просятъ съ упованіемъ и въ смиреніи исцѣленія и помощи... Пусть это повѣствованіе служитъ для всѣхъ побужденіемъ чаще и чаще очищать свою совѣсть отъ грѣховъ и освящать свою душу и тѣло пріобщеніемъ Пречистыхъ Тѣла и Крови Христовыхъ, ибо въ нихъ сила и немощная врачующая и оскудѣвающая восполняющая...

А что чудеса есть и теперь, въ доказательство этого прошу выслушать одинъ изъ многихъ разсказовъ объ исцѣленіяхъ, совершающихся и нынѣ въ св. Церкви и по молитвамъ притекающихъ съ вѣрою не только къ самому Спасу душъ нашихъ, но и къ Его святымъ угодникамъ...

(Слѣдуетъ чтеніе изъ «Дух. Вѣстника Грузинскаго Экзархата» повѣствованія объ исцѣленіи больнаго мальчика Новоторжскимъ Угодникомъ Ефремомъ, по молитвамъ родителей предъ ракою угодника. — См. ниже приложеніе).

Помолимся преподобному Іоанну Лѣствичнику, да поможетъ онъ намъ не только своими писаніями, но и своими св. молитвами, взойти на ту высоту нравственности, на которую онъ самъ взошелъ, и на которой стоятъ всѣ любящіе Господа. Аминь.

7-го Марта 1893 года. г. С.-Франциско.       



Приложеніе.

Чудесное исцѣленіе
отрока Василія при ракѣ преподобнаго Ефрема Новоторжскаго чудотворца.

Въ 1889 году, на Пасхѣ, единственный сынъ крестьянина Новоторжскаго уѣзда села Хвошни, — Селище тожъ, — Ильи Андреева и жены его Марѳы Ивановной, по имени Василій, имѣющій отъ роду около семи лѣтъ, играя на улицѣ, упалъ, и отъ этого паденія послѣдовало, по объясненію врачей сильное сотрясеніе головнаго мозга. Мальчикъ съ того времени такъ сильно захворалъ, что всякій шорохъ ходьбы или даже разговоръ причиняли ему невыносимую головную боль. Пищевареніе у него было настолько разстроено, что употребленіе пищи сдѣлалось какъ бы невозможнымъ, самая легкая пища извергалась вонъ отъ сильнаго головокруженія. Это невыносимо-тяжкое положеніе мальчика заставило родителей его обратиться къ помощи врачей. Три Новоторжскіе врача въ одно слово признали болѣзнь весьма тяжкою и неблагонадежною къ излеченію. Осмотръ больнаго происходилъ 10-го іюня 1889 года; и утромъ 11-го числа, — въ самый праздникъ преподобнаго Ефрема Новоторжскаго чудотворца, — взято было лекарство въ аптекѣ.

Изъ дому родители больнаго мальчика Василія поѣхали въ Торжокъ единственно для того, чтобы побывать въ обители Преподобнаго и отслужить молебенъ ему при его мощахъ объ исцѣленіи несчастнаго сына своего; но пріѣхавши въ городъ, они сначала отправились къ докторамъ; и въ обитель попали тогда только, когда уже совершалась божественная литургія, — и по весьма многочисленному стеченію народа не только не могли отслужить Преподобному молебенъ, но не могли даже съ больнымъ своимъ сыномъ подойти подъ раку святыхъ мощей, при обнесеніи ихъ вокругъ собора. Помолившись, стоя вдалекѣ, преподобному, они со скорбію въ сердцѣ и съ упреками совѣсти возвратились съ больнымъ сыномъ своимъ домой.

По прибытіи домой, они стали пользовать своего сына лекарствами, взятыми по совѣту врачей изъ аптеки; но съ принятіемъ лекарствъ съ сыномъ ихъ сдѣлалось такъ тяжко, что онъ окончательно впалъ въ безпамятство, и оставался въ такомъ положеніи болѣе двухъ дней. «Находясь безотходно при больномъ, аки мертвомъ, — говорила мать, — скорбя объ немъ материнскимъ сердцемъ, будучи безъ пищи и сна, я наконецъ, сидя при больномъ, впала въ тонкій сонъ. Во снѣ я вижу монаха, который повторилъ укоризну мою, что ѣздили къ Угоднику, а молебна ему не отслужили. Эта укоризна не покидала меня со времени возвращенія домой съ больнымъ сыномъ отъ Преподобнаго. Мы поѣхали изъ дому съ цѣлію побывать у Преподобнаго и отслужить молебенъ; но своего обѣщанія не исполнили. И вотъ, когда явился мнѣ во снѣ монахъ и сказалъ свои слова, я сама себя стала укорять и осуждать за такое неисполненіе своего обѣщанія. «Были у Угодника, а не отслужили ему молебна», — звучало у меня въ сердце. Открывши глаза, — продолжала она, я никого не видѣла около себя, кромѣ одного больнаго сына».

«Опять началъ тяготить меня сонъ, — продолжаетъ она, — и я какъ бы невольно погружаюсь въ него. Мнѣ представляется видѣнное на яву зрѣлище, при обнесеніи мощей преподобнаго Ефрема вокругъ собора: я съ больнымъ сыномъ стараюсь приблизиться къ св. мощамъ; но народомъ отдаляютъ меня съ больнымъ на лѣвую сторону собора, — туда, гдѣ стоятъ памятники погребенныхъ у собора архимандритовъ. Придя въ себя, я разсказала все видѣнное во снѣ мужу; и мы положили — непремѣнно ѣхать въ Торжокъ къ преподобному Ефрему чудотворцу съ больнымъ сыномъ, при первой же возможности къ тому, и отслужить у раки святыхъ мощей его молебенъ».

Хотя послѣ описаннаго сновидѣнія болѣзнь сына ихъ не ослабѣвала, и онъ страдалъ по прежнему, но онъ таки остался живъ; тогда какъ они ожидали смерти его съ часу на часъ. Наконецъ, недѣли чрезъ двѣ собрались и поѣхали въ Торжокъ съ больнымъ сыномъ. Матери пришлось держать больнаго всю дорогу на своихъ рукахъ, чтобы какъ-нибудь не толкнуть его при ѣздѣ въ телѣгѣ. Въ даръ монастырю предположено было взять одну мѣру ржи, что они и исполнили. По прибытіи въ городъ, мужу нужно было съ лошадью остановиться, недоѣзжая нѣсколько саженъ до монастыря, въ кузницѣ; а ей, — матери, предстояло нести и рожь и больнаго сына и притомъ подняться на высокую гору. Но — дивное милосердіе Божіе! Мальчикъ проситъ у матери позволенія идти до монастыря самому. Вѣруя въ чудесную силу всемогущества Божія, заступленіемъ великаго угодника и чудотворца преподобнаго Ефрема, мать дозволила ему идти и сама пошла съ нимъ, неся на плечахъ мѣру ржи, и въ душѣ радуясь облегченію болѣзни сына своего. Когда они пришли къ соборному храму, рожь была сдана; но въ то же время сынъ упалъ; и у него возобновилась прежняя болѣзнь. Время было еще до начала поздней обѣдни. Тотчасъ при возобновленіи болѣзни вышелъ изъ собора монахъ, въ которомъ она узнала того самаго монаха, который являлся ей во снѣ. Онъ посовѣтовалъ ей взойти въ соборъ вмѣстѣ съ больнымъ ея сыномъ; и чтобы никому не мѣшать, то сѣсть не у раки Преподобнаго Ефрема чудотворца, а на лѣвой сторонѣ, противоположной ракѣ: — затѣмъ — во время обѣдни причастить больнаго сына, и потомъ отслужить Преподобному молебенъ. По совѣту добраго старца-монаха все это было исполнено. Больной къ святому причастію подошелъ на своихъ ногахъ; отъ сказаннаго старца-монаха получилъ просфору, и спокойно, безъ всякихъ страданій, кушалъ ее; затѣмъ во время пѣнія молебна съ дѣтскою простотою молился Преподобному. «По окончаніи молебна приложились мы, — говоритъ мать, — къ святымъ мощамъ Преподобнаго Ефрема чудотворца; а затѣмъ больной прошелъ подъ раку мощей Преподобнаго; и въ восторгѣ дѣтской души своей сказалъ мнѣ: «мама! У меня теперь головка не только не болитъ, — по какъ бы и никогда не болѣла»; и въ радости спѣшно понуждалъ идти къ отцу; и когда пришелъ къ нему, то съ радостію объявилъ, что онъ здоровъ; просилъ у него ситнаго, т. е. бѣлаго хлѣба, потому что ему очень хотѣлось ѣсть».

«Мы возвратились съ радостію домой; и съ того времени сынъ нашъ не чувствуетъ уже никакой боли; и теперь отданъ въ школу, и учится грамотѣ».

Все это мать бывшаго больнаго, а нынѣ здравствующаго мальчика разсказала 6-го ноября 1891 года настоятелю Новоторжскаго Борисоглѣбскаго монастыря о. архимандриту Макарію, при духовномъ отцѣ своемъ, священникѣ села Хвошни-Селищева, Іоаннѣ Яковлевичѣ Постниковѣ, который подтвердилъ ея разсказъ, и при монахѣ Борисоглѣбскаго монастыря Ефремѣ. Почтенный настоятель, о. архимандритъ Макарій составилъ актъ о такомъ чудесномъ испѣленіи, скрѣпилъ этотъ актъ своею собственноручною подписью, а также подписями священника села Хвошни-Селищева Іоанна Яковлевича Постникова и монаха Ефрема, — и представилъ этотъ актъ на благоусмотрѣніе досточтимаго архипастыря нашего Высокопреосвященнѣйшаго Саввы, архіепископа Тверскаго и Кашинскаго, съ дозволенія котораго и помѣщается этотъ разсказъ въ Епархіальныхъ Вѣдомостяхъ — во славу Господа Бога и въ похвалу преподобному отцу нашему Ефрему, Новоторжскому чудотворцу.

Подлинный актъ находится въ дѣлахъ Консисторіи.

Примѣчаніе:
[1] Такъ, между прочимъ, изъясняетъ еванг. исцѣленія пресловутый Докторъ Шарко.

Источникъ: Проповѣди Преосвященнаго Николая, Епископа Алеутскаго и Аляскинскаго. — Нью-Іоркъ: Типографія «Православнаго А. Вѣстника», 1897. — С. 108-121.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0