Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 11 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 28.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Н

Протопресв. Николай Сергіевскій († 1892 г.)
Слово на поминовеніе исторіографа Россіи, Н. М. Карамзина, по случаю столѣтней годовщины дня его рожденія
[1].

Достоинъ дѣлатель мзды своея (1 Тим. 5, 18).

Царствіе Божіе, по извѣстной евангельской притчѣ, есть закваска, проникающая всѣ силы жизни человѣчества (Лук. 13, 21). А такими силами обыкновенно признаютъ: семейство, государство, право, искусство, науку, — и больше дѣйствительно нельзя указать ничего, что еще въ качествѣ подобной, самостоятельной силы управляло бы ходомъ движенія жизни человѣчества. Слѣдовательно, нѣтъ ни единой исторической силы, которая могла бы, во всемъ объемѣ своего дѣйствія, уединиться отъ вліянія высшей всѣхъ ихъ, всеобъемлющей, всепроникающей силы Царствія Божія; равно какъ, съ другой стороны, и сама эта сила ни къ одной изъ прочихъ не остается равнодушною или нечувствительною, но своимъ наитіемъ освящаетъ каждую въ ея внутреннемъ истинномъ началѣ, дабы каждая, — дѣйствуя въ свойственномъ ей кругѣ, свойственнымъ ей образомъ, въ мѣру своей свободы, — дѣйствовала однако къ конечному достиженію верховной цѣли человѣчества, Верховною Силой управляемаго.

Не такъ ли въ міровой системѣ дѣйствуетъ всеуправляющая сила тяготѣнія на всѣ вторичныя силы природы, и не такъ ли эти силы, каждая въ своемъ кругѣ, дѣйствуютъ въ отношеніи къ своей средоточной силѣ, подъ ея наитіемъ, къ ея конечной цѣли? По истинѣ, это величественный и поучительный образъ идеала жизни, предначертанный въ мірѣ необходимости для высшаго міра свободы, для дѣятельности ея силъ, — насколько высшихъ, настолько совершеннѣе долженствующихъ осуществлять совершеннѣйшую закономѣрность въ своемъ движеніи и дѣйствіи!

Если же таково должное отношеніе естественно-человѣческихъ силъ жизни и благодатно-спасительной силы Царства Божія, то понятно, что для Церкви въ ея земномъ образѣ, какъ носительницы Царствія Божія на землѣ, вѣрные ея члены и вмѣстѣ добрые дѣятели на естественныхъ путяхъ жизни человѣческой сочувственны не только по прямому единенію Вѣры, но еще по самому роду ихъ особливаго служенія, насколько оно болѣе или менѣе, хотя и посредственно, споспѣшествуетъ достиженію ея верховной цѣли, — спасенія человѣчества. Особенно близко къ цѣли Церкви служеніе знанію, особенно близки ея сердцу труждающіеся въ словѣ и ученіи: ибо сама она есть вселенское училище Верховной Истины.

Съ такимъ значеніемъ можно представлять нынѣшнее церковное торжество въ память столѣтней годовщины дня рожденія нашего незабвеннаго художника-лѣтописца. Достоинъ дѣлатель мзды своея! — Данный ему отъ Господа талантъ, прозорливо, какъ бы непосредственно чувствовать все высокое, прекрасное, благое и истинное, онъ принесъ на алтарь своего отечества, — подвигомъ добрымъ подвизался въ изысканіи и художественномъ изображеніи его минувшихъ судебъ, и послужилъ такимъ образомъ началу великаго дѣла — самосознанія народнаго. И что особенно важно, это было въ такое время, когда другіе служители мысли и слова роднаго недуговали сомнѣніемъ о своемъ народѣ, его значеніи и назначеніи. Геній Карамзина внутреннимъ чувствомъ постигъ величіе Россіи; удѣлъ другихъ строгою мыслію опредѣлить это величіе, его сущность и значеніе, дабы завершилось наконецъ дѣло нашего самосознанія или знанія о своемъ истинномъ призваніи. Кто совершитъ это, о томъ въ свое время посреди церкви исповѣдятъ: достоинъ дѣлатель мзды своея!

Имѣть самосознаніе значитъ имѣть свѣтъ въ себѣ; и не имѣть сего свѣта значитъ ходить во тьмѣ, — а ходяй во тьмѣ не вѣсть, камо идетъ!.. Грустно смотрѣть и на одинокаго слѣпца, когда онъ идетъ по незнакомому пути и посохомъ испытываетъ мѣсто для каждаго своего шага, не вѣдая, чтó его ожидаетъ, на чтó онъ набредетъ въ самомъ ближайшемъ будущемъ. Ужасно представить такимъ слѣпцомъ цѣлый народъ, идущій и ведомый во тьмѣ невѣдѣнія, — невѣдѣнія о томъ, куда идутъ, куда ведутъ?!.. Такъ важно дѣло самосознанія народнаго, и по сей важности цѣнится подвигъ послужившаго, въ своей мѣрѣ, сему дѣлу свѣта. Достоинъ дѣлатель мзды своея!

Какая же награда нашему достойному дѣлателю? Наши хвалы его имени нужны теперь не ему, а намъ самимъ — для нашего и нашихъ потомковъ назиданія. Чтó же ему?

Первое. Можно домышлять, что онъ имѣлъ самую высшую награду въ томъ самомъ подвигѣ, которымъ подвизался, — отъ щедротъ того царствія, конечной цѣли котораго онъ служилъ, быть можетъ, самъ не отдавая себѣ отчета въ томъ. Говоримъ не о щедротахъ царствія земнаго, внѣшнихъ и преходящихъ, но о вѣчныхъ щедротахъ Царствія Божія, которыя изливаются внутрь человѣка, вѣдомо и невѣдомо для него. — Примѣчанія достойно, что по мѣрѣ того, какъ лѣтопись лѣтописца Русскаго шла дальше и дальше за расширяющимся и поднимающимся ходомъ событій исторіи, Русской исторіи, главная нить которой несомнѣнно есть нить Православной Вѣры, — видимо, самъ лѣтописецъ болѣе и болѣе возвышался къ вѣрѣ, чрезъ созерцаніе ея животворной силы въ жизни народной, проникаясь болѣе и болѣе благоговѣніемъ предъ ея путями, средствами и плодами...

Не дивитеся сему. Вѣра есть сила Духа, и исторія вообще есть свидѣтельство духа. Нынѣ въ свидѣтели противъ духа любятъ представлять кости, противъ истины Вѣры выставляютъ такъ называемыя естественно-научныя открытія. Что удивительнаго, что сухія кости не говорятъ, что прахъ и камень молчатъ, оставляя на полной свободѣ своихъ созерцателей построять зыблящіяся предположенія и выговаривать даже немыслимыя и невообразимыя числа противъ яснаго слова Откровенія, слова Вѣры, слова Духа? А стоитъ, поистинѣ, размыслить: отчего же свидѣтельство исторіи, историческое изслѣдованіе древности даетъ совсѣмъ другія заключенія о семъ самомъ словѣ? Повсюду почти очевидное оправданіе Священнаго Писанія; таковы изслѣдованія о древней Ниневіи, и новѣйшія изслѣдованія о Египтѣ. Отчего это? Отъ того, что исторія есть носительница и свидѣтельство духа. Наша же исторія, русская исторія по преимуществу есть такое свидѣтельство, — она, въ своей основѣ, можно даже сказать, есть священная исторія, есть свидѣтельство Духа Вѣры. Отсюда и первая награда достойному дѣлателю, — награда Вѣры.

Вторая — награда Любви Церкви Божіей. Апостолъ Павелъ представителю Церкви Ефесской пишетъ: прилежащіи добрѣ пресвитеры сугубыя чести да сподобляются, паче же труждающіися въ словѣ и ученіи (1 Тим. 5, 17-18). Примѣнительно къ сему наставленію, дерзаемъ сказать посреди Русской Церкви: «Прилежащіе добрѣ дѣлатели ради Царствія Божія, паче же труждающіеся въ словѣ и ученіи къ истинному просвѣщенію своихъ братій — сугубыя молитвы да сподобляются». Молитва вообще есть даръ любви, въ семъ случаѣ она есть долгъ любви за любовь.

Помолимся же сею молитвою о блаженномъ упокоеніи души приснопамятнаго брата нашего Николая, усопшаго въ надеждѣ воскресенія и жизни вѣчной, — да прославитъ его Господь Богъ въ совершеніи Своего Царствія истинною, вѣчною славою. Слава же сія есть слава совершенства тѣхъ же божественныхъ даровъ — Вѣры, Надежды, Любви; больше же всего — Любви. Выше сей награды уже нѣтъ ничего: ибо Самъ Богъ есть Любы.

Помолимся убо. Глаголетъ бо Писаніе: достоинъ дѣлатель мзды своея.

Примѣчаніе:
[1] Сказано въ церкви московскаго университета профессоромъ богословія, протоіереемъ Н. А. Сергіевскимъ 30 ноября 1866 года.

Источникъ: Прот. Н. А. Сергіевскій. Слово на поминовеніе исторіографа Россіи, Н. М. Карамзина, по случаю столѣтней годовщины дня его рожденія. // Журналъ «Православное обозрѣнiе». — М.: Въ Университетской типографіи. — 1866 г. — Томъ XX. — С. 385-389.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0